nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

27-я танковая дивизия. Январь-февраль 1943

В Новопскове/север боевые группы 27-й танковой дивизии (Трёгер) 189 января 1943 года отразили все попытки прорыва крупных вражеских сил на юг и юго-запад к Старобельску. Это дало возможность изготовиться к обороне 901-му учебному панцергренадерскому полку (полковник Шольце с тремя панцергренадерскими батальонами – частично с бронетехникой) и 901-й учебной батарее штурмовых орудий (двенадцать StuG.IV/lg гауптманна Мюллера). Подполковник Мэмпель, только что вышедший из котла у Чертково, уже 19 января возглавил одну небольшую боевую группу, после чего в районе северо-западнее Новопскова перехватил и отбросил крупные вражеские силы, продвигавшиеся на запад. Ему были подчинены: штаб и полковые подразделения 140-го панцергренадерского полка, одна панцергренадерская рота, усиленная 127-я противотанковая рота, часть I-го батальона 1-го полицейско-пехотного полка СС и тревожный пехотный батальон Петерса (из учебной части подчинения группы армий «Б»). Мэмпель нанес быстрый удар, продвинувшись до района Закатной, и оседлал проходившие там шоссе и дороги.

Боевые группы фон Трота и Эккеля, усиленные несколькими группами 8,8-см зениток из 2-й батареи 231-го зенитного полка Люфтваффе, 20-21 января вели оборонительные бои против новых вражеских атак в центре Новопскова. Противник там не продвинулся ни на шаг. Одно зенитное орудие 8,8-см удачным выстрелом уничтожило один опасный и очень выгодный русский наблюдательный пункт, находившийся на макушке одной старой церкви, после чего прежде очень точный огонь русской артиллерии перестал приносить неприятности! Боевая группа Фридриха (главные силы 27-й танковой дивизии) удерживали восточный участок дивизионной полосы обороны у Новопскова, опираясь справа на части 19-й танковой дивизии. Высланный к Новой Россоши от I-го батальона 140-го панцергренадерского полка офицерский разведдозор (на БТР), доложил, что поселок занят сильным противником и наблюдается скопление новых сил танков.
В середине дня 21 января 1943 года, генерал-майор Трёгер покинул 27-ю танковую дивизию, получив новое назначение. Он персонально перечислил все части и подразделения, а также поблагодарил всех бойцов за храбрость и мужество в боях. По пути в ОКХ, ему ночью на 22 января пришлось принять на несколько дней у Россоши командование XXIV танковым корпусом вместо смертельно раненого генерал-лейтенанта Айбла (Eibl). После боев на заслоне 2-й венгерской армии у Алексеевки этот корпус был принят генерал-лейтенантом Крамером (командиром корпуса специального назначения своего имени).
Генерал пехоты фон Типпельскирх, немецкий генерал при 8-й итальянской армии, подчинил боевую группу 27-й танковой дивизии (как она теперь стала называться) командиру 127-го танко-артиллерийского полка. На следующий день это назначение полковника фон Кронхельма было утверждено командующим группой армий «Б» генерал-полковником бароном фон Вейхсом, причем боевая группа 27-й танковой дивизии была оперативно подчинена командиру 19-й танковой дивизии генерал-лейтенанту Густаву Шмидту. Генерал Шмидт в тот же день проинформировал 27-ю танковую дивизию о плане группы армий «Б» направить остатки 8-й итальянской армии для обороны заслона армейской группы Фреттер-Пико на северном берегу Донца по линии Старобельск/юг-Сватово-Пролетарск. Важная переправа через Айдар у Новопскова должна была быть возвращена. Долее был план перерезать вражескую трассу снабжения Кантемировка-Сагайдоровка-Макартьево-Донбасс. В рамках этого плана 19-я танковая дивизия еще в тот же день направила свою боевую группу Кёлера через Старобельск в тыл опорных пунктов боевой группы фон Трота, где с 14.00 она должна была начать готовиться к контрудару по переправам через Айдар у Новопскова.
Усиленный 73-й панцергренадерский полк полковника Кёлера, усиленный боевыми группами фон Трота и Эккеля (усиленный II-й батальон 140-го пацнергренадерского полка, часть 127-го противотанкового дивизиона и три батареи 127-го танко-артиллерийского полка) внезапным ударом танков 27-й и 19-й танковых дивизий через Новопсков, смогли отбить переправы через Айдар (включая железнодорожный мост)! Ожесточенные уличные бои в северной части Новопскова продолжались до ночи и стоили больших потерь, особенно среди унтер-офицеров, которых в боевой группе 27-й танковой дивизии и так не хватало.
… Еще одна успешно начавшаяся наступательная операция в направлении на север ранним вечером была остановлена, когда генерал-лейтенант Шмидт получил приказ от немецкого штаба при 8-й итальянской армии вывести боевую группу Кёлера из Новопскова и перебросить усиленный 73-й панцергренадерский полк до 23 января в район Мостки, где и занять оборону. Там, в 30-35 км от Старобельска, который продолжал обороняться боевой группой 27-й танковой дивизии и 901-м учебным панцергренадерским полком, главные силы 19-й танковой дивизии должны были организовать заслон на разгромленном левом фланге армейской группы Фреттер-Пико (КП – Каменск) и прикрывать важные транспортные узлы между Айдаром и Донцом, необходимые для отвода сил группы армии «Дон». Гененрал-фельдмаршал фон Манштейн в те дни принял ответственность за импровизированную армейскую группу на северном берегу Донца, в районе севернее Ворошиловград-Каменск.
То, как воспринималось развитие обстановки командованием группы армий «Б», дает представление его донесение от 21 января в ставку фюрера. Там указано следующее (с небольшими сокращениями):
«Поскольку корпус Крамера можно считать одну слабую дивизию, а боевые группы XXIV танкового и Альпийского корпусов понесли большие материальные и людские потери, нужно сделать вывод, что группа армий более неспособна удерживать прежний район. На фронте между устьем Айдара и Старым Осколом – примерно 3000 км по прямой – боеспособность сохраняют только следующие силы генерал-полковника фон Вейхса:
а) южная группа, состоящая из ослабленных 19-й танковой и 320-й пехотной дивизий, остатков 298-й пехотной и 27-й танковой дивизий;
b) группа Крамера – силой примерно в одну слабую дивизию (из частей 385-й и 387-й пехотных дивизий);
с) дивизия «Великая Германия», которая находится на выгрузке и нуждается в отдыхе…
Южная группа находится в процессе вынужденного отступления на юг…»
В этот же день передовые танки русского Юго-Западного фронта появились перед плацдармом на Донце армейской группы Фреттер-Пико у Каменска-Ворошиловграда и в районе севернее Славянска. Они были еще раз отброшены от переправ через Донец, после чего армейская группа окончательно отошла в Донбасс, за «Донецкий барьер». В журнале боевых действий 27-й танковой дивизии об этом написано следующее (с небольшими сокращениями без потери смысла):
«21-22 января все вражеские атаки перед фронтом 27-й танковой дивизии были отражены. После перемещения КП 19-й танковой дивизии в Старобельск/юг, полковник фон Кронхельм приказал всем немоторизованным частям в ночь на 22 января 1943 года начать незамедлительный отход в район Сватово-восточнее Ровеньки. Полковник Мэмпель с сильным авангардом 27-й танковой дивизии (часть 140-го панцергренадерского полка, 127-я бронетранспортерная рота, усиленная 127-я противотанковая рота и боевая группа Класса) на следующий день прибыл в новый район – Меловатка-Сватово (северо-западнее Старобельска/юго-восточнее Ровеньки).
Боевая группа фон Трота (командование и основная масса 127-го танкового батальона, один тревожный батальон и часть 127-го танко-артиллерийского полка) при поддержке групп 8,8-см зениток Люфтваффе оборонял до 24 января заслон Новопсков-северная окраина Старобельска вместе усиленным 901-м учебным панцергренадерским полком (полковник Шольце) и тревожными подразделениями 8-й итальянской армии. 25 января она с боями отошла через Кабанья-Рубежная-Пролетарск на плацдарм III танкового корпуса на Лисичанке. (Корпус Брайта - Breith был первым соединением из состава отошедшей с Кавказа 1-й танковой армии, которое было направлена для обороны на Донце).
Боевая группа Фридриха (главные силы 27-й танковой дивизии, с дивизионным штабом и частями снабжения) шли следом за боевой группой Мэмпеля в новый район у Сватово-Меловатки. Там мойр Фридрих (с усиленным I-м батальоном 140-го панцергернадесркого полка, основной массой 127-й бронетранспортерной роты, усиленным 127-м танко-саперным батальоном, I-м дивизионом 127-го танко-артиллерийского полка и частями зенитной боевой группы Прентля – Prentl) занял оборону на заслоне остатков 8-й итальянской армии у Сватово и отбивал атаки крупных вражеских сил (ударные части Юго-Западного фронта), пытавшихся пробиться через Сватово-Ровеньки к переправам через Оскол. Обойденная с двух сторон, под сильным натиском с фронта, боевая группа 27-й танковой дивизии вынуждена была отойти к немецкому заслону южнее Купянска и здесь удлинить плацдарм через Донец севернее Славянска. Там I-й батальон 140-го панцергренадерского полка, после нескольких часов отдыха, был подчинен боевой группе фон Штайнкеллера (части 7-й танковой дивизии) и принял участие в тяжелом оборонительном сражении на заслоне на Донце у Славянска. После того, как двумя днями позднее, положение немного стабилизировалось, боевая группа Фридриха была возвращена в 27-ю танковую дивизию в район Лисичанск-Пролетарск…
Боевая группа Мэмпеля (часть сил боевой группы 27-й танковой дивизии) под командованием штаба 19-й танковой дивизии 24-25 января вела оборону на реке Красной у Меловатки. Левее, у Сватово, была боевая группа Фридриха… Соседом справа был усиленный 901-й учебный панцергренадерский полк с 901-й учебной батареей штурмовых орудий.
В ночь на 25 января, произведя замену на фронте передовыми подразделениями 320-й пехотной дивизии, штаб 27-й танковой дивизии, согласно полученного письменного приказа, переданного одновременно 320-й пехотной дивизии, вывел свои главные силы на юг, через Рубежную к Новой Астрахани и там к утру занял оборону на заслоне против замеченного продвижения противника к мостам через Донец. Согласно последнему указанию штаба 19-й танковой дивизии, 27-й танковой дивизии придавался 19-й мотоциклетный батальон, ранее высланный вперед к Новой Астрахани. Сразу же была проведена разведка в углу Айдар-Донец.
Штаб боевой группы 27-й танковой дивизии (КП – Варваровка) приказал службам сбыта и частям снабжения собраться в Пролетарске, где были сосредоточены боевые группы фон Трота и Фюрбрингера (тревожные пехотные роты из состава обозов 27-й танковой дивизии). У Меловатки с 5.00 начался марш моторизованных частей боевой группы Мэмпеля через Кабарье-Рубежная в индустриальный район Новой Астрахани вблизи берега Донца. Все немоторизовнные части группы Мэмпеля начали марш тремя часами раньше и потом были погружены на одну прибывшую автотранспортную клону. Новая Астрахань твердо удерживалась 19- мотоциклетным батальоном. В ходе марша на юг, в Донбасс, командир 19-й танковой дивизии через офицера связи сообщил, что 19-й мотоциклетный батальон сбит с заслона у Новой Астрахани и отступает в Михайловку! Полковник Мэмпель, двигавшийся в авангарде, был немедленно об этом проинформирован в середине дня. Боевая группа Мэмпеля в 14.00 достигла Михайловки. Две батареи 127-го танко-артиллерийского полка заняли огневые позиции в западной части Михайловки.»
Командир 19-й танковой дивизии прибыл на КП боевой группы 27-й танковой дивизии и приказал 26 января вернуть Новую Астрахань ударом боевой группы Мэмпеля и удерживать ее, пока отступающие остатки 8-й итальянской армии и части армейской группы Фреттер-Пико не отведут на южный берег Донца свое имущество и вооружение. Для этого ночью группа Эккеля (II-й батальон 140-го панцергренадерского полка, 127-й танко-саперный батальон и усиленная 127-я противотанковая рота Кёлера) автотранспортной колонной 140-го панцергренадерского полка и 127-й транспортной роты была переброшена в район сосредоточения у Новой Астрахани (район Михайловки).
Боевая группа Мэмпеля, начав в 2.30 обходной маневр против Новой Астрахани, при поддержке двух батарей 209-го батальна штурмовых орудий, внезапно в 7.30 атаковала Новую Астрахань с тыла и зачистила поселок от сильной русской пехоты. Разгромленный неприятель бежал на север, бросив многочисленные исправные тяжелые минометы. Также были захвачены: три немецких 15-см тяжелых пехотных орудия, одна 12,2-см русская пушка, два 7,62-см противотанковых орудия и четыре 4,5-см противотанковых орудия, все с внедорожными русским тягачами! Также трофеями стали восемь тяжелых противотанковых ружей, три тяжелых пулемета, три грузовика и многочисленные пленные. Собственные потери были невелики. Группа Мэмпеля заняла оборону на заслоне Новая Астрахань-Варваровка.
27-28 января боевая группа 27-й танковой дивизии (фон Кронхельм) отразила все вражеские вылазки против заслона Новая Астрахань-Варваровка, нанеся наступавшим большие потери. 127-я танковый сформировал батальон в Пролетарске 127-ю моторизованную ударную группу (3 офицера, 115 унтер-офицеров и рядовых, несколько легких танков Pz.II и «Шкода» 38t, которая у Варваровки поступила в распоряжение штаба боевой группы 27-й танковой дивизии. Этой группе были подчинены также ремонтный отряд и группа снабжения 127-й штабной роты.
28-29 января 1943 года боевой группой 27-й танковой дивизии с помощью 209-го батальона штурмовых орудий, были отражены новые сильные удары противника по заслону у Новой Астрахани. Небольшая группа танков 127-го танкового батальона с 127-й бронтранспортерной ротой (обер-лейтенант Лукош) при поддержке огня 127-го танко-артиллерийского полка ударила через Астрахань/юго-восток на Лозоватый, и таким образом улучшила позиции плацдарма у Новой Астрахани. Боевая группа Гшайдера (Gschaider) (стрелковая рота 127-го противотанкового дивизиона и пять тяжелых самоходных 7,62-см ПТО) отбила заслон у ппоповки-Варваровки и снова заняла на нем оборону. Сильные и эффективные атаки противника (часть наступавших была в гражданской одежды и без знаков различия, неотличимая от местного населения) 29 января 1943 года были успешно отбиты. Пять танков 127-го танкового батальона с несколькими средними БТР, взаимодействуя с тремя самоходными тяжелыми 7,62-см ПТО, устранили опасное вклинение.
Также 29-30 января 1943 года вражеские вклинения, произошедшие у Поповки, были заблокированы и позднее устранены. Еще один неприятельский удар на Поповку/юг был отбит до 10.30 группой Гшайдера с помощью трех самоходных тяжелых 7,62-см ПТО и поддержкой 127-й моторизованной ударной группы. После этого перед огневыми точками 27-й танковой дивизии у Новой Астрахани стало спокойнее, активность штурмовых групп противника пошла на убыль. В середине дня полковник Мэмпель доложил командиру 27-й танковой дивизии, что плацдарм у Новой Астрахани придется оставить – генерал артиллерии Фреттер-Пико отводит усиленную 19-ю танковую дивизию на южный берег Донца. Выдвинутыек вперед части дивизии должны были с наступлением темноты оторваться от противника и до середины ночи, следуя за 19-й танковой дивизией, отойти за Донец. На этом последние крупные бои частей 27-й танковой дивизии завершились. Боевая группа 27-й танковой дивизии совершила марш на юг через мост через Донец у Верх.Пролетарска и в ночь на 31 января заняла заслон в оборонительном районе у Березовского-Белогоровки с задачей прикрытия северного фланга 9-й танковой дивизии. Боевая группа Гшайдера (усиленная 127-я противотанковая рота) в качестве аръегарда оставалась на северном берегу Донца до 31 января, в 10.25 перешла на южный берег Донца и сосредоточилась вместе с 127-м танковым батальоном и боевой группой Фюрбрингера (тревожная пехотная рота из обозов 127-й танковой дивизии) в Артемовске (где находилась дивизионная служба тыла). 127-й танко-артиллерийский полк оказывал поддержку 19-й танковой дивизии с огневых позиций в Пролетарске/юг. Он разбил на следующий день вражеский отряд, продвигавшийся от Васильевки к Белогоровке.
Боевая группа 27-й танковой дивизии (КП – Золотаревка/восток, командир - полковник фон Кронхельм, начальник оперативного отдела – майор фон дер Планитц) о отчете о состоянии дивизии от 31 января 1943 года отчитались о следующих силах в своем распоряжении:
«-1 выдохшийся батальон (II./Pz.Gren.Btl.140); 1 слабый батальон (штаб, усиленная 3-я рота 127-го противотанкового дивизиона, часть 127-й бронетранспортерной роты, две тревожных стрелковых роты, часть полкового штаба, 9-й и 10-й рот 140-гопанцегренадерского полка, командир батальона – обер-лейтенант Битт);
-I-й батальон 140-го панцергернадерского полка находится в боевой группе фон Штайнкеллера;
-Выдохшийся батальон связи; слабый моторизованный танко-саперный батальон;
-127-й танко-артиллерийский полк: две легких и три тяжелых батареи (90% подвижности);
-127-я противотанковая рота – 6 тяжелых ПТО 7,5-см (в т.ч. 4 самоходных),4 7,62-см (русские, частично моторизованные, подвижность 50%);
- В 127-м танковом батальоне – несколько танков Pz.II и «Шкода» 38t ограниченно боеспособных;
Вывод: боевая группа 27-й танковой дивизии ограниченно пригодна к обороне».
В течение недели с 1-2 февраля 1943 года 27-я танковая дивизия (полковник фон Кронхельм) занимала оборону в полосе 19-й танковой дивизии юго-западнее Пролетарска и в районе у Золотаревки (там располагались КП и штаб 27-й танковой дивизии). Боевая группа Фридриха (усиленный I-й батальон 140-го панцергренадерского полка, 10 средних БТР 1-й роты, 4 средних русских ПТО и моторизованный саперный взвод) до ночи 2 февраля вернулась в свою дивизию и была размещена на участке боевой группы полковника Мэмпеля, командира 140-го панцергренадерского полка.
Боевая группа Эккееля (усиленный II-й батальон 140-го панцергренадерского полка) до 5 февраля в тяжелых боях отбивал сильные вражеские атаки западнее Золотаревки. Командный пункт боевой группы 27-й танковой дивизии с ночи 3 февраля был перемещен в Мазарош (Masarosch). Дивизионный резерв – 127-я моторизованная ударная группа с бронетранспортерной ротой. Позже штаб 27-й танковой дивизии переместился в Верх.Каменку.
3-4 февраля 1943 года усиленная 127-я бронетранспортерная рота (обер-лейтенант Лукош, с отдельными самоходными тяжелыми ПТО и несколькими легкими танками) ударом пробился к русской трассе снабжения в районе западнее-северо-западнее Золотаревки и перерезал ее. Саперы на некоторое время сделали ее непригодной для использования..
Ночью 3 февраля в 27-ю танковую дивизию вернулся подполковник Лахнитт с небольшой боевой группой своего 127-го противотанкового дивизиона (в т.ч. часть 127-го танко-саперного батальона и II-го дивизиона 127-го танко-артиллерийского полка). Боевая группа Фридриха, подчиненная усиленному 74-му панцергренадерскому полку (Брунс) 19-й танковой дивизии, 4-5 февраля, вместе со штурмовыми орудиями 209-го батальона и основной массой 127-й бронетранспортерной роты, отбросили обратно вклинившуюся в южную часть Золотаревки русскую пехоту. Командный пункт 27-й танковой дивизии был перемещен в Каменку/юг (резерв – 127-я моторизованная ударная группа с несколькими легкими танками).
В эти дни снова наступили сильные холода и снегопады, и командиры подразделений докладывали о затруднениях на дорогах, обрывах связи, обледенении вооружения и важных агрегатов автомашин. В случае возникновения кризисной ситуации только тяжелые самоходные установки еще могли оказать быструю помощь на опасном участке на занятой цепью опорных пунктов линии фронта! Несмотря на это, подчиненные тревожные подразделения достаточно быстро были обеспечены необходимым зимним обмундированием и имуществом. С большим сожалением 27-я танковая дивизия должна была отдать, по решению вышестоящего командования, храбрую боевую группу Люфтваффе Класса (три тревожных пехотных батальона и несколько небольших тревожных команд), а также временно подчиненную в январе 1943 года у Бондарево-Новопскова зенитную боевую группу Прентля (усиленный 8,8-см зенитный дивизион 4-го воздушного флота) в 320-ю пехотную дивизию у Меловатки-Сватово (юго-западнее Ровеньки/юго-восточнее Валуйки на Осколе).
Также 27-ю танковую дивизию покинули и последние солдаты боевой группы СС Лике (Lieke), которые сражались в ее составе с начала января. Эта небольшая боевая группа на Рождество 1942 года была отрезана у Талого (штаб II итальянского корпуса) от основных сил боевой группы СС Фегеляйна и оказалась там в окружении. Она состояла из части штаба кавалерийской бригады СС с тремя штурмовыми орудиями, II-го батальона 3-го полицейско-пехотного полка СС, одной батареи французских тяжелых гаубиц, одного моторизованного дивизиона тяжелых гаубиц, части II-го дивизиона 127-го танко-артиллерийского полка, части «зенитного полка фюрера» (Fhr.Flak-Rgt.) на моторизованной тяге и части 15-го полицейско-пехотного полка. 25 декабря командование группой принял гауптштурмфюрер Лике, и до конца декабря с боями отступал в районе Михайловка (Красный Молот)-Куликовка к железнодорожной ветке Миллерово-Ясиновка-Россошь. Там он смог удержать свои позиции против всех русских атак на запад! 5 января 1943 года XXIV танковый корпус подчинил боевую группу Лике 27-й танковой дивизии, 15 января храбрый усиленный II-й батальон 3-го полицейско-пехотного полка СС оказался в центре русского участка прорыва и вместе с боевой группой Полманна (из дивизии «Великая Германия») оборонял заслон у Куликовки. Часть этой группы пробилась на юго-запад к боевой группе Фридриха т27-й танковой дивизии, другая часть под угрозой охвата с двух сторон танками и сильной мотопехотой прорвалась через врага на север. Части боевых групп Лике и Полманна 19-21 января 10943 года сражались на немецком плацдарме через Оскол у Уразово-Валуйки. В дни зимы 1942-1943 гг. у фронтового командования и простых солдат не было никаких сомнений в том, что солдаты из тревожных команд, таких как боевые группы Лике или Класса или охранных батальонов из 617-го и 619-го учебных полков, являются хорошими и надежными товарищами. В те тяжелейшие три недели боев каждый солдат боевой группы 27-й танковой дивизии показал себя с лучшей стороны. Следует также отметить, что в тех условиях тревожные команды и подразделения были подготовлены, оснащены и обмундированы гораздо хуже, чем обычные войска, но, тем не менее, сыграли свою роль в сражениях между Донцом и Доном, у Воронежа и на фронте XXIV танкового корпуса…
Потери 27-й танковой дивизии, особенно в командирах и унтер-офицерах, были особенно тяжелы в те последние дни после 2 февраля. 3-4 февраля в тяжелых боях у Золотаревки были убиты два офицера. Еще двенадцать офицеров были тяжело ранены, среди них все офицеры 127-го танко-саперного батальона, включая батальонного врача. Подразделениями командовали обер-фенрихи и штабс-фельдфебели. Потом были тяжело ранены еще четыре офицера 140-го панцергренадерского полка, они, вместе с тяжело заболевшим командиром, полковником Мэмпелем, были эвакуированы по воздуху в полевой госпиталь у Сталино. Также из-за ранений выбыли: три офицера 127-й бронетранспортерной роты, три офицера 127-го танко-артиллерийского полка, а также по два офицера из танкового батальона и 127-го противотанкового дивизиона.
Численность боевого состава боевой группы 27-й танковой дивизии (пополненной вернувшимися из полевых госпиталей групп армий «Дон» и «Юг», обозниками и солдатами подразделений обеспечения), в те дни сильно снизилась.
В боевой группе Эккеля (усиленный II-й батальон 140-го панцергренадерского полка, со штабной полковой ротой) было 3 офицера и 45 рядовых и унтер-офицеров; в боевой группе Биера (стрелки-танкисты, противотанкисты и артиллеристы, тревожная рота из обозников, 9-я и 10-я роты 140-го панцергренадерского полка) – 4 офицера и 30 рядовых и унтер-офицеров; боевой группе 127-го танко-саперного батальона (без части сил при танковом батальоне) – 1 чиновник и 35 рядовых и унтер-офицеров; в боевой группе Зегера (панцергренадерская рота 19-й танковой дивизии) – 1 офицер и 21 рядовых и унтер-офицеров, приданные солдаты других частей не засчитаны; в боевой группе Фридриха (усиленный I-й батальон 140-го панцергренадерского полка, личный состав бронетранспортерной роты и часть сил противотанкистов и саперов) - 5 офицеров и 165 рядовых и унтер-офицеров; боевые группы фон Трота и Фюрбрингера (танковый батальон, рота стрелков-танкистов, тревожная пехотная рота из обозников) – данных нет, в их составе несколько легких танков и единиц тяжелого вооружения.
В Масароше (Masarosch), где находился штаб и КП 27-й танковой дивизии, начальник оперативного отдела «перехватил» один потерявшийся взвод тяжелых ПТО, из 901-го панцергренадерского полка, усилил его взводом стрелков-артиллеристов и незамедлительно направил для круговой обороны села. В Масароше также находился полевой госпиталь (санитарной роты 1./127), в котором скопилось много раненых, которых невозможно было эвакуировать из-за снежных заносов. Для эвакуации раненых, больных и обмороженных оттуда пришлось привлечь 18-тонные тягачи. Они, вместе с ранеными из Золотаревки, автомашинами 2-й санитарной роты были вывезены на корпусной пункт сбора раненых, а оттуда перегружены в санитарный поезд Немецкого Красного креста. Партизаны в те дни не обращали никакого внимания на Красный крест, поэтому начальник тыла дивизии при поддержке главного армейского врача обеспечил транспортировку раненых в Артемовск, с помощью всех собранных 18-тонных артиллерийских тягачей и под прикрытием групп стрелков-артиллеристов. 27-я танковая дивизия также выделила для этой цели свои тягачи.
Тяжелые бои у Лисичанска-Золотаревки продолжились далее, III-й танковый корпус удерживал свои позиции на Донце.
Ночью и рано утром 5 февраля крупные силы кавалерии и мотопехоты с танками танковой группы Попова (3-я гвардейская танковая армия) обошли Золотаревку с востока и северо-запада и устремились на юго-запад, нанося удар по заслону у Масароша. Майор фон дер Планитц усилил оборону села (где был штаб и полевой госпиталь дивизии) несколькими тяжелыми ПТО, для транспортировки которых из ремонтной роты 1./127 начальник тыла где-то нашел тягачи. В течение утра несколько вражеских атак на южный выезд из Масароша были остановлены и отбиты. В бой пошли все боеспособные солдаты с дивизионного КП, посыльные, телефонисты и тревожный взвод 127-го батальона связи. Прибывший чуть позже резерв в виде взвода стрелков-артиллеристов и ударной подвижной группы восстановил положение и отбросил противника обратно.
Находившиеся в Артемовске части дивизии – основные силы 127-го танкового батальона, обозная пехотная рота (часть боевой группы Фюрбрингера) и часть дивизионного штаба, были подняты по тревоге и переброшены под командованием майора фон Трота для усиления заслона у Никифоровки (боевая группа Шлехтвега – усиленный 511-й корпусной саперный батальон) на правом фланге III танкового корпуса. У Никифоровки были отражены все атаки сильного неприятеля – кавалерии, мотопехоты и танков. Майор фон Трота использовал даже свою штабную роту. Начальник тыла дивизии организовал снабжение последних боевых групп дивизии немногими оставшимися грузовиками.
6 февраля 1943 года, после затихания боев юго-западнее Пролетарска-Артемовска, командиру 140-го панцергренадерского полка полковнику Лахнитту было сообщено, что генерал-лейтенант Шмидт приказал передать командование над боевой группой Лахнитта (до этого - Мэмпеля) майору Хорсту (командиру 74-го панцергренадерского полка 19-й танковой дивизии). В тот же день произошла передача полосы боевой группы 27-й танковой дивизии со всеми находившимися на ней войсками майору Хорсту.

Tags: 27 pz.d, февраль 1943, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments