nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

27-я танковая дивизия. Январь 1943 (1)

В корпусной тыл северо-восточнее Старобельска прибыла 127-я бронетранспортерная рота, которая оттуда была переброшена к Криничной и там прикрывала район сосредоточения 27-й танковой дивизии. Здесь гауптманн Зоммер (опытный офицер бронетранспортерных частей, прикомандированный к 27-й танковой дивизии для штабной подготовки) принял командование над легкой стрелковой ротой (34 легких БТР).

Пока 31 декабря 1942 года 27-я танковая дивизия маршировала с мест успешных жестоких боев на юге на новое место дислокации, ее отход своими контрударами обеспечивал 127-й танковый батальон. Его танки и приданные тяжелые самоходные 7,62-см ПТО из противотанкового дивизиона «В» у высот 166,5 и 209 подбили пять вражеских танков, сопровождавшая их русская пехота залегла и вынуждена была отступить! После этого 127-й танковый батальон до вечера устранил вражеское вклинение у боевой группы Эрлера (части 385-й пехотной дивизии) – при этом 10 Т-34 были уничтожены танками, зенитками и саперами. Утром 31 декабря в батальоне было 8 боеготовых танков, перед ночным отходом на юго-запад оставалось всего один командирский танк и две «Шкоды» 38t. Несколько Pz.II прикрывали отход.
До 24.00 2 января 1943 года 27-я танковая дивизия подчинялась командиру 385-й пехотной дивизии. Марш дивизии в новое место расположения с участка фронта у Новой Калитвы также производился до 2 января. Это была открытая и ничем не прикрытая местность северо-западнее Новой Марковки и Ясиновки (где держал оборону усиленный II-й батальон 3-го полицейско-пехотного полка СС боевой группы Фегеляйна) примерно 45 км юго-западнее Новой Калитвы на Дону и 35 км северо-восточнее Старобельска (где был КП 8-й итальянской армии). На этом закончился первый этап боевых действий 27-й танковой дивизии.


Оборонительное сражение северо-западнее и северо-восточнее Старобельска и Айдара

Наступление русского Юго-Западного фронта 16 декабря на Дону, у Богучара и Новой Калитвы, привело 8-ю итальянскую армию в полный беспорядок и рассекло ее правый фланг. В течение двух дней участок фронта южнее Новой Калитвы на Дону был прорван. Генерал Голиков ввел в этот прорыв 450-500 танков и многочисленные сильные моторизованные корпуса, направив их на Тацинскую западнее Морозовской. Сильные танковые клинья до конца декабря вышли в тыл фронта на Чире и вынудили к отходу стоявших там сил на заслон Дон-Донец. Деблокирующий удар танковой группы Гота в конце месяца не дошел до окруженной 6-й армии 48 километров и был отменен. Группы армий «А» и «Дон» с боями отступали к Ростову и на Кубань. Отвод группы армий «А» на север и группы армий «Дон» на запад вынудил верховное руководство создавать новый неустойчивый фронт.
До начала 1943 года командование группы армий «В» и генерал Фреттер-Пико лихорадочно пытались усилить плацдармы на Дону. Здесь сражались северо-восточнее Каменска боевая группа СС Шульдта и части прибывающей из Франции 7-й танковой дивизии (фон Функ). В район юго-западнее Миллерово перебрасывались передовые батальоны 304-й пехотной дивизии из Дьеппа. У Донского вела бои тревожная боевая группа фон дер Ланкена, а севернее Ворошиловграда у Тиновки – боевая группа Нагеля (тревожные подразделения из одной полевой учебной дивизии). Между ними оборонялись отошедшие остатки семи итальянских дивизий, прорвавшиеся румынские части и окруженная в Кантемировке 298-я пехотная дивизия. В район южнее и юго-восточнее Старобельска в конце декабря 1942 года была переброшена 19-я танковая дивизия из группы армий «Центр», усиленная присланным из Берлина 901-м учебным панцергренадерским полком Шольце. Эти части точными местными контрударами небольших бронегрупп в районе Стрельцовка-Беловодск сформировали первый заслон у Старобельска и южнее Марковки! С севера к нему примыкал заслон у Ясиновки, который представлял собой цепь опорных пунктов импровизированных боевых групп XXIV танкового корпуса, в тылу которого тянулась железная дорога Миллерово-Чертково-Россошь-Воронеж. Сюда группа армий «Б» направляла тревожные команды Люфтваффе, боевую группу батальона сопровождения фюрера из «Великой Германии», а также 27-ю танковую дивизию. Перед этой завесой прикрытия у Ясиновки-севернее Марковкив начале января 1943 года русский Юго-Западный фронт (генерал Рыбалко) сосредоточил новую ударную группу. Она должна была осуществить окончательный прорыв в области Донца и Миуса, в районе северо-западнее Чертково (где сражалась группа Гёллера) и северо-западнее Кантемировки (где была 298-я пехотная дивизия с боевой группой Мэмпеля из 27-й танковой дивизии). 8-я итальянская армия (генерал Гарибольди) с конца декабря 1942 года подчинялась немецкому штабу связи, который старался в районе между Старобельском и Новой Калитвой на Дону (участок XXIV танкового корпуса и итальянского Альпийского корпуса) установить новый фронт обороны вместо тонкой завесы прикрытия и предотвратить дальнейший прорыв русских сил на запад, пока существующий разрыв фронта между Миллерово/Донской и районом восточнее Старобельска не будет закрыт окончательно. В последние дни декабря к Старобельску прибывала усиленная 19-я танковая дивизия (генерал-лейтенант Шмидт, с учебным 901-м полком), которая прямо с разгрузочных рамп (в районах Старобельск-Купянск) сразу же перешла в наступление на участок вклинения противника восточнее Старобельска-Беловодска. Там сражалась боевая группа Полманна (основная масса батальона сопровождения фюрера из дивизии «Великая Германия») и две-три тревожные боевые группы сухопутных сил и Люфтваффе, усиленные моторизованными зенитными дивизионами 4-го воздушного флота. Немедленно организованный удар танковой боевой группы 19-й танковой дивизии, в ходе которого была попытка внезапно деблокировать гарнизоны в Чертково, Талом (остатки итальянского II корпуса) и Кантемировке, провалилась! После этого до 2 января проводилось укрепление и усиление обороны у и восточнее Старобельска по линии Беловодск-северо-восточнее Старобельска/Новопсков-Айдар-Ровеньки. Результатом было то, что русские были остановлены вдоль линии железной дороги Миллерово-Россошь-Воронеж и не смогли продвинуться далее на запад в треугольник Оскол-Донец! Это дало время XXIV танковому корпусу продлить его правый фланг далее на юг и усилить его импровизированными боевыми группами. Быстро формировались новые немецкие тревожные подразделения из отпускников и полевых учебных частей сухопутных войск и Люфтваффе, которые сразу отправлялись на фронт. По словам очевидцев, рассеянные у Вешенской и Богучара итальянские и румынские войска в те же дни отводились в тыл на запад, за ожидаемый немецкий заслон на Донце.
Под номинальным командованием 8-й итальянской армии группа Гёллера до начала января успешно удерживала узел шоссейных и железных дорог в Чертково (35 км южнее Кантемировки, 30 км восточнее Беловодска), отражая в окружении все попытки противника начиная с 20 декабря овладеть находившейся там базой снабжения группы армий «Б». Здесь также сражались остатки итальянских дивизий «Пасубио» и «Торина»). Под общим управлением 298-й пехотной дивизии немецкие тревожные бои группы обороняли «крепость Кантемировку». Здесь до самого прорыва функционировал крупный фронтовой аэродром, через который были эвакуированы крупные материально-технические запасы и все тяжелораненые. Его защитники – примерно 750 солдат сухопутных сил и Люфтваффе в первые дни января успешно 1943 года успешно совершили отход к самым южным опорным пунктам XXIV танкового корпуса в районе Марковка-Куликовка. Здесь уже находилась после собственного прорыва из Талого в конце декабря 1942 года боевая группа СС Фегеляйна (части усиленного II-го батальона 3-го полицейско-пехотного полка СС Лике Lieke). Сама Новая Марковка (западнее железной дороги Миллерово-Россошь) была отбита до 1 января усиленным передовым отрядом 19-й танковой дивизии и прикрывалась стационарным разведдозором 19-го танко-разведывательного батальона (с самоходными тяжелыми ПТО). В районе восточнее Беловодска-юго-восточнее Старобельска вел бои 901-й панцергренадерский учебный полк (полковник Шольце) при поддержке 901-й учебной батареи штурмовых орудий (гауптманн А.Мюллер). Они отбили все атаки противника.
27-я танковая дивизия (генерал-майор Трёгер) с 3 января 1943 года сосредотачивалась в районе северо-западнее Марковки-Куликовки для отдыха вблизи фронта по плану группы армий «Б»… В течение этого дня прибывшие из района южнее Россоши маршевые группы дивизии заняли новое место расположения. Дивизионный КП расположился в Бондерово, резерв (II-й батальон 14-го полицейского пехотного полка СС) рядом. Для взаимодействия с боевой группой СС Лике (частью боевой группы Фегеляйна) II-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка был развернут на огневых позициях у Куликовки. Основные силы 127-го танко-артиллерийского полка с помощью тягачей 127-го танкового батальона и дивизионной ремонтной роты, а также 127-я бронетранспортерная рота (гауптманн Зоммер) и остатки 127-го противотанкового дивизиона (обер-лейтенант Кёлер) были переброшены к Бондерово. II-й батальон 14-го полицейского пехотного полка с одним взводом саперов с 5 января был передан для усиления боевой группе Полманна.
На новом месте 127-й танко-саперный батальон (гауптманн Молфентер) занял правый фланг 27-й танковой дивизии у Новой Марковки-Куликовки, за левым флангом 73-го панцергренадерского полка (из 19-й танковой дивизии – соседа справа) и сразу же выслал рекогносцировочные группы для изучения всех дорог и мостов на предмет их танкопригодности. Левее него (соответственно севернее, в тылу обороны батальона сопровождения фюрера) расположился 140-й панцергренадерский полк (майор Фридрих). Поскольку 27-я танковая дивизия, согласно последнему указанию группы армий «Б» имела задачу закрыть еще остающийся разрыв фронта на участке XXIV танкового корпуса между Новой Марковкой (в южной части этого вытянутого села стояли посты тревожных команд Люфтваффе, подчиненные 19-й танковой дивизии) и районом Посюковки (где был опорный пункт боевой группы СС Лике), пока что прикрытый только разведдозорами, - дивизия была вынуждена выдвинуть на передовую значительные силы, которые без артиллерии были бы неполноценны…
В таких условиях запланированный отдых был только иллюзией. 27-я танковая дивизия (ее командир 1 января 1943 года получил знание генерал-майора) смогла выделить своим подразделениям только считанные дни относительного покоя для приведения себя в порядок, обслуживания техники и вооружения и пополнения.
Первым делом было собраны все средства борьбы с танками, объединенные под началом командира 127-го танкового батальона в боевую группу Меркса: штаб танкового батальона, часть 201-го батальона штурмовых орудий, три самоходных 7,62-см ПТО, моторизованный тревожный стрелковый взвод, группа передовых наблюдателей на легких БТР от 127-го танко-артиллерийского полка. Все имеющиеся тяжелые противотанковые пушки получили тягачи. Саперная группа Вальтера (усиленная танко-саперная рота на грузовиках Maultier, взвод самоходных 7,62-см ПТО из 127-го противотанкового дивизиона и 2-см самоходные зенитки Люфтваффе) прикрывала район Ганусовки (где с 6.1.43 располагался командный пункт 27-й танковой дивизии).
27-я танковая дивизия старалась использовать каждый день для улучшения своих фронтовых позиций. Усиленный батальон сопровождения фюрера (гауптманн Полманн) рано утром 4 января произвел ограниченную атаку при поддержке танков 27-й танковой дивизии на восток, с целью переместить свои опорные пункты и закрыть разрыв у Посюковки. К середине дня боевая группа Полманна захватила район Крутенький и заняла там круговую оборону. Выдвинутая немного позже далее на восток разведка донесла, что Терновка (севернее Новой Марковки, где стояли части 19-й танковой дивизии), занята неприятелем! На следующий день 27-я танковая дивизия приняла также опорные пункты на северном фланге боевой группы Кёлера (усиленный 73-й панцергренадерский полк 19-й танковой дивизии), чтобы, согласно указанию немецкого генерала-советника при 8-й итальянской армии генерала фон Типпельскирха, 19-я танковая дивизия смогла иметь сильный ударный резерв. Расположенные там же боевая группа люфтваффе Класс (командование и полевой батальон Люфтваффе «Дон», один тревожный егерский батальон Люфтваффе, три группы зениток 8,8-см на моторизованной тяге) на участке Новая Марковка-Гераськов (ранее в составе боевой группы Кёлера из 19-й танковой дивизии) и боевая группа Полманна (основная масса батальона сопровождения фюрера и II-й батальон 14-го моторизованного полицейско-пехотного полка) в районе южнее Куликовка-Крутенький, были в середине ночи на 5 января 1943 года подчинены 27-й танковой дивизии.
Командование XXIV танкового корпуса (генерал Вандель), на основании последних данных об изменении положения противника перед армией и группой армий, считало, что оборонительный заслон 27-й танковой дивизии (район севернее Куликовки-Новая Марковка/Терновка) предположительно может принять на себя главный удар неприятеля. Вследствие этого части боевой группы Полманна и усиленного двумя взводами БТР (из 127-й бронетранспортерной роты) 127-й танко-саперный батальон при поддержке всех батарей 127-го танко-артиллерийского полка, 5 января проводили улучшения линии фронта по удобной для обороны местности в восточном направлении. Внезапным ударом в середине дня была захвачена Терновка. Во второй половине дня противник предпринял против тут же организованной обороны села усиленную контратаку, которая была в основном сорвана эффективным заградительным огнем немецкой артиллерии. Усиленный 127-й танко-саперный батальон (гауптманн Молфентер) оборонял заслон у Терновки, усиленный II-й батальон 140-го панцергренадерского полка ночью был выдвинут правее (южнее) Терновки и вел бой на заслоне у Новой Марковки. В его тылу находились огневые позиции II-го дивизиона 127-го танко-артиллерийского полка. Соседом справа II-го батальона 140-го панцергренадерского полка были части 19-й танковой дивизии в направлении Марковского. 19-я нижнесаксонская танковая дивизия (генерал-лейтенант Шмидт) в начале января 1943 года образовывала так называемый северный фланг армейской группы Фреттер-Пико (командование XXX армейского корпуса).
Также 6 января 1943 года усиленный 127-й танко-саперный батальон (с частью сил 127-й бронетранспортерной роты) успешно отразил новые, внезапные, с быстро меняющихся направлений атаки сильных вражеских штурмовых групп с танками у Терновки. К нему были переброшены два отремонтированных дивизионной ремонтной ротой 2./127 самоходных тяжелых ПТО 7,62-см и одна самоходная зенитка 2-см. Саперы выставили дополнительный заслон из мин. Силы 27-й танковой дивизии (КП – Ганусовка/Бондеровка) были распределены следующим образом:
Справа, в районе Моровский-Нов.Марковка и северо-восточнее, – боевая группа Кёлера (части 19-й танковой дивизии), усиленный 127-й танко-саперный батальон (Молфентер) и часть сил II-го батальона 140-го панцергренадерского полка. Затем, У Крутенького, боевая группа Полманна (батальон сопровождения фюрера из «Великой Германии») и II-й батальон 14-го моторизованного полицейско-пехотного полка с частью сил 201-го батальона штурмовых орудий (его основная масса с 30 декабря была придана VII армейскому корпусу). Слева, у Куликовки, - боевая группа Лике (командир II-го батальона 3-го полицейско-пехотного полка СС с остатками боевой группы Фегеляйна). Сосед слева – части 387-й пехотной дивизии и Альпийского корпуса (в подчинении XXIV танкового корпуса). Во второй линии стояла боевая группа Фридриха (усиленный I-й батальон 140-го панцергренадерского полка, рота БТР, шесть 7,5-см ПТО на моторизованной тяге, часть II-го батальона 140-го панцергренадерского полка и часть боевой группы СС Фегеляйна). В дивизионном резерве (район Ганусовка-Бондерево-Каменка-север) были: 127-й танко-артиллерийский полк (без трех батарей) – район северо-западнее Терновки, III-й батальон 6-го полицейско-пехотного полка и главные силы 127-й роты БТР (гауптманн Зоммер). II-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка позднее был передвинут на центральные огневые позиции у Каменки-север. Боевая группа Меркса (усиленный 127-й танковый батальон) располагался в районе Бондерево-Каменка, 3-я рота 35-го танкового полка (при 127-м танковом батальоне) и 127-я танко-разведывательная рота – вблизи дивизионного КП.
После того, как положение в повой полосе действия 27-й танковой дивизии стабилизировалось, дивизионный штаб смог организовать некоторый отдых и материальное снабжение своим боевым группам. Прибывшая в полном составе 3-я рота 35-го танкового полка (обер-лейтенант Кэстнер) была сосредоточена у Бондарево (восемь полностью боеготовых Pz.III/lg, одна командирская «Шкода» и несколько Pz.II). Рота средних танков 127-го танкового батальона, согласно последней информации из XXIV танкового корпуса, должна была получить новые танки и, кроме этого, все отремонтированные танки Pz.III из Касторного (сектор 2-й армии, они на тот момент уже числились с отметкой «в пути»). Кроме того, тыловые подразделения 27-й танковой дивизии, еще остающиеся в Касторном, получили от начальника тыла дивизии радиограмму с приказом – немедленно прекратить все работы и до 15 января прибыть в дивизию. Дивизионная ремонтная рота 1./127 должна была организовать свою работу (включая техническое обслуживание) таким образом, чтобы до конца января вернуться в свою дивизию! Гауптманн Маркс в связи с этим еще раз направил 5-му офицеру Генштаба при 2-й армии просьбу ускоренно обеспечить эти переброски транспортом. В Россошь прибыл запасной маршевый батальон танковых войск «Гамбург», который был направлен в Старобельск для 27-й танковой дивизии (частично транспортом батальона снабжения XXIV танкового корпуса).
Боевая группа класса (Klass) (два полевых батальона Люфтваффе с частью сил II-го батальона 140-го панцергренадерского полка) 7 января приняла ответственность на участке у Новой Марковки и южнее Гераськова (там боевая группа Фюрбрингера). На новые огневые позиции в их тыл были перемещены 4-я и 6-я батареи 127-го танко-артиллерийского полка (на моторизованной тяге). Тягачей полка хватило только для одной батареи, помощь была оказана со стороны танкового батальона и дивизионной ремонтной роты.
На участке Марковский-Новая Марковка (юг) (боевая группа Кёлера из 19-й танковой дивизии) вклинившаяся ночью вражеская пехота была отброшена и положение полностью восстановлено. Наши саперы уплотнили там минные поля. В центре дивизионной полосы обороны, помимо беспокоящих обстрелов дорог и перекрестков, а также сбросов бомб с русских разведчиков и штурмовиков Ил-2, не было никаких заметных боестолкновений. С участка боевой группы Полманна было доложено о повышенной активности штурмовых групп обеих сторон. Вечером были разбиты отдельные штурмовые и партизанские группы противника, просочившиеся в район совхоза «Айдар» северо-западнее Марковки. Высланная разведка донесла, что в населенных пунктах (и между ними) вдоль железнодорожной линии на Россошь активизировалось перемещение людей, в т.ч. всадников.
Начальник штаба XXIV танкового корпуса полковник Хайдкэмпер вечером 7 января сообщил о плане 8-й итальянской армии разместить на главной корпусной трассе снабжения Старобельск-Нов.Россошь-Ганусовка и далее на север (которая имела важнейшее значение для27-й танковой дивизии) три снегоочистительные команды из сил тылового командования группы армий «Б». Начальник оперативного отдела корпуса позднее проинформировал, что на Ганусовку направлено 600 человек с полевой кухней и тремя повозками (часть маршевого батальона «Гамбург-2»). Кроме этого, вечером 7 января произошло еще одно важное событие: в середине дня на дивизионный КП из Старобельска прибыл майор фон Трота, новый командир 127-го танкового батальона (в 1937-1938 гг – командир 5-й роты 1-го танкового полка, потом командир батальона в 18-м танковом полку). Будучи в Старобельске, фон Трота по случаю пообщался также с новым начальником немецкого штаба при 8-й итальянской армии – генерал-майором доктором Хансом фон Шпайделем. Сам будучи всего как несколько дней в должности, он так описал общую обстановку новому командиру 127-го танкового батальона: армия видит большую угрозу для участка XXIV танкового корпуса в районе Беловодска на его стыке справа с северным флангом армейской группы Фреттер-Пико у Нов.Марковки. По приказу 8-й итальянской армии 127-й танковый батальон (без 3-й роты 35-го танкового полка и части сил 201-го батальона штурмовых орудий) в ночь на 8 января был переброшен в район Новопскова на Айдаре (севернее Старобельска), где должен был прикрывать важную переправу. Туда же из Касторного были направлены по железной дороге примерно 20 отремонтированных танков Pz.III и IV. 127-й танковый батальон (несколько Pz.III и «Шкода» 38t, две моторизованные стрелковые роты с легким вооружением) должен был до их прибытия имеющимися силами прикрывать важные мосты через Айдар у Новопскова, примерно в 30 км севернее прежнего местонахождения командного пункта группы армий. Также армия (после общения с начальником танковых войск группы армий) еще раз пообещала обеспечить быстрое перевооружение батальона на новые танки. 3-я рота 35-го танкового полка (обер-лейтенант Кэстнер) была напрямую подчинена штабу 27-й танковой дивизии, ее танки ночью были возвращены из Крутого (участка боевой группы Полманна) обратно в Бондарево.
Положение с противотанковыми средствами на 7 января 1943 года: полностью боеготовых танков Pz.III и IV нет!; два тяжелых самоходных 7,5-см ПТО; одно тяжелое самоходное 7,62-см ПТО (все полностью подвижны); два 7,5-см ПТО без тягачей. Также в боевых группах Класса и Полманна было по одной группе 8,8-см зениток на моторизованной тяге.
С 8 по 10 января из дивизионного и армейского ремонтного пункта также поступило еще некоторое количество отремонтированных тяжелых противотанковых орудий, однако для них не хватало внедорожных средств тяги. Пока еще было время, гауптманн Маркс прилагал все усилия, чтобы найти их, запрашивая стороннюю помощь. В эти дни перед полосой 27-й танковой дивизии заметно возросла интенсивность движения вражеских маршевых колонн, активизировались вылазки штурмовых и разведывательных групп противника вдоль линии железной дороги, особенно перед Новой Марковкой и Куликовкой. Перед опорным пунктом батальона сопровождения фюрера у Высочанова была отражена вражеская атака силой полка. Второй удар, на Крутенький, был сорван заградительным огнем всех батарей 127-го танко-артиллерийского полка (майор Кресс), после чего противник новых атак не предпринимал. Боевая группа Кёлера улучшила свои позиции у Марковского и утром 9 января отбила обратно Крицкое (Kriskoje) – позже сюда был подтянут один взвод средних ПТО (на моторизованной тяге) из ремонтной роты 2./127 (тягачи были самостоятельно «организованы» противотанкистами). 127-й танко-артиллерийский полк нанес удар по новому скоплению противника перед группой СС Лике (у Куликовки и Крутенького). Командир XXIV танкового корпуса, генерал артиллерии Вандель, во время своего визита на КП 27-й танковой дивизии сказал, что группа армий считает, что главный пункт обороны 8-й итальянской армии находится на правом корпусном фланге, у Марковки. Занятые здесь позиции нужно укрепить и безусловно удерживать! В дневном приказе от 9 января 1943 года, он особенно выделил участие 27-й танковой дивизии в успешной обороне корпуса у Нов.Калитвы и Россоши. Также был подчеркнут «успех 127-го танкового батальона и 201-го батальона штурмовых орудий, успех наступления 27-й танковой дивизии и батальона сопровождения фюрера в районе Валентоновки и Куликовки-юг»!
На основе последней полученной информации и собственных данных о противнике разведотделов дивизии и корпуса, 27-я танковая дивизия создала из части 127-й бронетранспортерной роты (два взвода БТР), трех самоходных тяжелых 7,5-см ПТО и примерно 85 стрелков-противотанкистов (под командованием командира 3-й роты, обер-лейтенанта Цимны – Zimny) новую подвижную штурмовую группу. В ночь на 9 января у Ганусовки была сформирована еще одна резервная боевая группа из прибывающих маршевых рот пополнения «Гамбург-2» (без специалистов связи). Для этого оставшаяся половина 127-й бронетранспортерной роты с приданными взводами саперов и противотанкистов была пополнена молодым пополнением. Командование ею принял прибывший днем ранее гауптманн Эккель (Oeckel) (новый командир II-го батальона 140-го панцергренадерского полка). Эта боевая группа Эккеля (дивизионный резерв в Бондарево) должна была исполнять роль школы ускоренной фронтовой подготовки молодого пополнения и в случае развития критической ситуации выполнять роль оперативного резерва. Как только молодое пополнение достигло бы необходимого уровня подготовки, его распределили бы по соответствующим подразделениям. Гауптманн Зоммер получил назначение в дивизионный штаб, начальником разведки (Ic).
9 января 1943 года о своем прибытии генерал-майору Трёгеру доложил подполковник фон Кронехльм (прежде командир артиллерийского дивизиона и полка в 7-й танковой дивизии), который на следующий день принял у майора Кресса управление артиллерийским полком. Майор Кресс снова вернулся в свой II-й дивизион. Вскоре после этого в 127-й танко-артиллерийский полк потупили ранее запрошенные в корпусе и группе армий артиллерийские тягачи для II-го дивизиона. Они преодолели изрядную Одиссею…Далее для 27-й танковой дивизии прибыли: 127-я моторизованная группа фельджандармерии (1 офицер и 31 унтер-офицеров и рядовых), дивизионный моторизованный картографический пункт и маршевая рота выздоравливающих (125 солдат). Они были приняты 127-м танковым батальном в Старобельске и грузовиками переброшены в Бондарево.
На следующие дни в штабе дивизии сложилось впечатление, что противник усиливается перед правым флангом XXIV танкового корпуса: ночами снимались минные поля, в районе восточнее железной дороги по ночам увеличилось движение грузовиков, часто с включенными фарами. Утром 10 января до 8.00 боевая группа Полманна отразила две сильные пехотные атаки на участке батальона сопровождения фюрера. При это во втором случае для окончательного восстановления положения пришлось привлекать части 127-й бронетранспортерной роты (обер-лейтенант Лукош Lukosz). Противник был отброшен обратно! Последние вражеские пулеметные точки были подавлены уже ночью. Боевая группа Полманна захватила 119 пленных и многочисленные трофеи. 127-я бронетранспортерная рота потеряла при этом четыре средних БТР.
Батальон сопровождения фюрера в этот день понес в этот день большие потери, поэтому генерал-майор Трёгер решил сократить участок обороны группы Полманна более чем на два километра. Расположенный в населенных пунктах за участком батальона сопровождения фюрера I-й батальон 140-го панцергренадерского полка 10 января принял примерно 100 человек пополнения, а следующей ночью еще 80 человек – в основном из боевой группы Эккеля. Гауптманн Эккель утром 11 января расположился западнее Куликовки, в тылу позиций боевой группы СС Лике (часть II-го батальона 3-го моторизованного полицейско-пехотного полка СС и две тревожных роты), где начал оборудовать вторую пехотную линию обороны. На правом фланге дивизии боевая группа Класса доложила о новых скоплениях противника севернее Марковки и роте ночных перемещений неприятеля от Россоховатой к фронту. Результативные удары по ним нанесли собственная артиллерия и штурмовая авиация. Новая разведывательная вылазка противника перед группой Полманна была остановлена огнем артиллерии.
В ночь на 12 января 27-я танковая дивизия усилила находящуюся возле штаба в Ганусовке 3-ю роту 35-го танкового полка тремя только что прибывшими тяжелыми самоходными 7,62 ПТО и одним моторизованным взводом саперов. Далее этот отряд был переброшен в тыл боевой группы Фридриха, сосредоточился у Мал.Яровки и приготовился к бою. Боевая группа майора Фридриха составляла главный оперативный резерв дивизии и была готова нанести контрудар по возможному вклинению противника на северо-восток (куда велась рекогносцировка), в направлении участков Полманна и Лике. Освободившийся заслон и опорные пункты I-го батальона 140-го панцергренадерского полка были заняты частями усиленного 127-го танко-саперного батальона, который в ночь на 13 января был усилен один гренадерским батальоном (примерно 600 человек) из 617-го полевого учебного полка. Подобные учебные части в секторе группы армий «Б» и 8-й итальянской армии не имели боевого опыта и исполняли в основном охранные функции, состоя обычно подразделений территориальной обороны и солдат старших возрастов. Это пополнение на грузовиках 127-го танкового батальона и 127-й (ранее 530-й) автотранспортной роты было переброшено на резервные позиции 27-й танковой дивизии. Генерал-майор Трёгер лично позаботился о размещении прибывшего личного состава, определив штаб этого батальона из 617-го учебного полка недалеко от КП 127-го танко-саперного батальона. Гренадерские учебные роты были встречены перед поселком проводниками из саперов и разспеределены по позициям группы Молфентера. То же самое произошло и в боевой группе Класса, которая была пополнена I-м батальоном 619-го полевого учебного полка из Старобельска. Для обеспечения 27-й танковой дивизии новым вооружением также было сделано все возможное. 12-13 января в полосе обороны 27-й танковой дивизии продолжился рост активности вражеских штурмовых групп. Заслон у Куликовки (опорные пункты боевых групп Полманна и Лике) отразил в эти дни несколько сильных русских атак. Активность многочисленных партизанских групп существенно возросла, она поддерживалась недружелюбным настроем местного украинского населения. Ночью начальник штаба XXIV танкового корпуса полковник Хайдкэмпер проинформировал начальника оперативного отдела 27-й танковой дивизии, что утром 12 января началось давно ожидаемое генеральное наступление русского Воронежского фронта (Москаленко) против центра 2-й венгерской армии (генерал-лейтенант фон Яны). 700-е танковое подразделение и основная масса 201-го батальона штурмовых орудий сражались левее итальянского Альпийского корпуса 8-й итальянской армии в районе юго-западнее Урыва на Дону, южнее немецкого Воронежского плацдарма.
Штаб 27-й танковой дивизии (командир – генерал-майор Трёгер, начальник оперативного отдела майор Эдлер фон дер Планитц) еще раз изучили свои возможности получить подкрепления и сформировать резервы. Боевая группа Полманна была ослаблена двухнедельными боями, постоянными обстрелами русской артиллерии и минометов и многочисленными обморожениями (особенно солдаты из II-го батальона 14-го полицейско-пехотного полка). В ночь с 13 на 14 январе ей было передано свыше 110 человек из молодого пополнения. Оставшаяся большая часть прибывшего пополнения, ранее состоявшая в боевой группе Эккеля, была включена в I-й батальон 140-го панцергренадерского полка. Остатки маршевой роты «Гамбург-2» пополнили II-й батальон 140-го панцергренадерского полка, чьим командиром и был назначен кавалер Рыцарского креста гауптманн Эккель. Ему досталось всего несколько часов, чтобы принять батальон, организовать работу штаба и познакомиться с новыми товарищами. Подполковник фон Кронхельм, старый опытный солдат, еще несколькими днями ранее описал ему неблагополучную обстановку на фронте у Старобельска и Айдара.
После обеда на дивизионный КП прибыл узел связи истребителей 4-го Воздушного флота. Этот узел связи, а также офицер связи Люфтваффе при 27-й танковой дивизии (Flivo) были проинструктированы и сразу же включены в дивизионную радиосеть. На дивизионном наблюдательном пункте восточнее дороги Ганусовка-Новопсков была установлена связь с воздушным флотом. «Третья битва на Дону», также как и генеральное русское наступление между Волгой, Доном и Чиром 19-20 ноября 1942 года, имела несколько последовательных фаз. Пока что перед правым флангом XXIV танкового корпуса (8-й итальянской армии) в полосе 27-й танковой дивизии, северо-восточнее Старобельска, а также перед 19-й танковой дивизией (Старобельск-Стрельцовка, северный фланг армейской группы Фреттер-Пико) не велось никаких существенных боевых действий, продолжались, как и прежде, артиллерийские обстрелы и вылазки разведывательных групп. Однако даже наносимые ими небольшие потери были очень чувствительны для условий января 1943 года!
Одна сильная атака русской пехоты на северном фланге 27-й танковой дивизии против центра танкового корпуса, была разбита перед линией обороны группы Полманна заградительным огнем усиленного 127-го танко-артиллерийского полка (подполковник фон Кронхельм, восемь батарей, отдельные батареи войсковой артиллерии и группы 8,8-см зениток Люфтваффе). Все опорные пункты и огневые точки к вечеру снова были в наших руках. В 3-й роте 35-го танкового полка (обер-лейтенанта Кэстнера) в середине дня снова были полностью боеготовы восемь Pz.III и IV/lg, и один командирский танк (еще пять Pz.III – ограниченно боеготовы из-за поломок ходовой части и двигателей, вооружение боеготово, они были нга противотанковом заслоне второй линии, сроки ремонта – от 2 до 5 дней). В отчете о состоянии 27-й танковой дивизии (генерал-майор Трёгер) от 1 января были указаны следующие силы:
Пехота – 2 слабых батальона (один 50% подвижности, другой полностью подвижен); приданные части – 3 средних батальона (частично моторизованных); танки – полностью боеготовы 10 Pz.III, 1 Bf.Pz, еще 4 Pz.III ограниченно боеготовы, в краткосрочном ремонте (до 5 дней) – 20 Pz.III и Pz.IV (отмечены как в пути из 2-й армии); противотанковые средства – 12 тяжелых самоходных ПТО, 2-3 тяжелых 7,5-см ПТО (без тягачей), примерно 40 БТР (из них 30 легких БТР в 127-й бронетранспортерной роте); артиллерия – 3 батареи легких гаубиц, батарея 10-см пушек (на моторизованной тяге, полностью подвижны), 2 батареи легких и 2 батареи тяжелых гаубиц (50% подвижности); танко-саперный батальон выдохшийся; батальон связи только что прибыл; слабый противотанковый батальон (часть в Миллерово); части снабжения сокращенные; в танковом батальоне (в Новопскове в подчинении 8-й итальянской армии) – 10-15 танков Pz.III и IV (частично ограниченно боеспособные и на краткосрочном ремонте), также несколько Pz.II «Шкода» 38t, 1 командирский Pz.III.
2-я армия и немецкий штаб при 8-й итальянской армии уверяли штаб дивизии, а особенно больше всех беспокоившегося начальника тыла, гауптманна Маркса, что железнодорожный транспорт под погрузку примерно 20 танков, нескольких самоходных орудий и средних БТР (I-го батальона 140-го панцергренадерского полка) будет подан на ремонтный пункт в Касторном будет подан в самые короткие сроки. В журнале боевых действий 27-й танковой дивизии нет никаких упоминаний, что хотя бы часть этой техники доехала через Купянск до 127-го танкового батальона в Новопсков на Айдаре. По всей видимости, во время русского танкового прорыва на Осколе, они были еще в пути…

Tags: 27 pz.d, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments