nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

27-я танковая дивизия. Первые бои

Первые бои – оборона на Дону

До 2 декабря 27-я танковая дивизия (Михалик) сосредоточилась в районе юго-западнее Россоши. Были проведены первые рекогносцировки. Последними транспортами также приехала 3-я рота 127-го противотанкового дивизиона (этот дивизион некоторое время назывался "127-м подвижным дивизионом" из-за его оснащения тяжелыми самоходными ПТО, самоходными зенитками и средними БТР с тяжелым вооружением). 5 декабря из командования группы армий "Б" в Старобельске прибыл новый назначенный командир 27-й танковой дивизии - полковник Ханс Трёгер (в декабре 1941 года он был командиром 103-го стрелкового полка 14-й танковой дивизии, затем - до ноября 1942 года - начальник школы батальонных и дивизионных командиров танковых войск, в ноябре 1941 года был награжден Немецким крестом в золоте за командование 64-м мотоциклетным батальоном). Наследующий день он принял командование над 27-й танковой дивизией.

Полковник Михалик, который командовал сначала 140-м панцергренадерским полком и вместе с ним участвовал 6 месяцев в тяжелых боях, а затем отвечал за формирование новой танковой дивизии, передал управление полковнику Трёгеру и убыл на новое назначение в группу армий "Север" (в штаб 18-й армии). Он уезжал с тяжелым сердцем, оставляя своих солдат в неизвестной обстановке. После прощания с ним, полковник Трёгер выпустил дивизионный приказ №1: "Маршевая готовность в течение двух часов!", а также разведать дороги и мосты в районе южнее и юго-западнее Россоши. Группа зениток из 3-й батареи 19-го моторизованного зенитного полка Люфтваффе заняла оборону на мосту на южном выезде из Россоши, после чего началась разведка местности вплоть до устья Черной Калитвы. Также 5 декабря в Россошь прибыл новый начальник оперативного отдела (Ia) майор генерального штаба Эдлер фон дер Планитц. Вскоре после этого на КП 27-йтанковой дивизии (Поповка у Россоши) на автотранспорте через Алексеевский (сектор 2-й венгерской армии) прибыли смешанная 127-я рота связи и дивизионный штаб. В этот же день начальник тыла дивизии (Ib) создал небольшой рабочий штаб снабжения. Ему были подчинены 1-я, 2-я, 3-я малые автоколонны и 4-я большая автоколонна (перевозки ГСМ), 127-й взвод снабжения, поступившая из 2-й армии 4-я рота 350-го автотранспортного полка и автоколонна Ангермюллера (из распоряжения группы армий "Б"). Уже 5 декабря полковник Трёгер посетил подразделения дивизии и составил впечатление о состоянии войск, их оснащении, подготовке, вооружении и наличии техники. 27-я танковая дивизия пока так и не смогла начиная с 28 ноября вывести часть автотранспорта и тяжелого вооружения из Касторного, также большие потери были понесены на марше. Из-за этого боеготовность дивизии очень снизилась относительно состояния от 20 ноября, даже несмотря на прибытие новой техники и вооружения! В эти дни 27-я танковая дивизия проводила все необходимые мероприятия по приведению себя в порядок. Полковник Трёгер сразу уже установил связь со всеми вышестоящими инстанциями и приложил все усилия для ускоренного вывоза всех оставшихся в секторе 2-й армии подразделений. Части и подразделения получили приказ постоянно докладывать состояние вооружения и боеготовности, а также подготовить прогноз по ним на 1 января 1943 года! После окончания первого знакомства с войсками, 8 декабря 1942 года на дивизионном КП состоялось общее командирское совещание (до уровня командиров отдельных подразделений), на котором командир и новый начальник оперативного отдела обсудили проводимые мероприятия и дальнейшие планы. Прямо в ходе этого совещания, около 15.20, поступил по радио приказ группы армий "Б" - с утра 9 декабря начать переброску 27-й танковой дивизии в район Богучар-Белый Колодезь-Писаревка (Кузьменков). Этот приказ был сразу же доведен всем собравшимся командирам, которые получили задачу до 20.00 сгруппировать свои войска следующим образом: 1-я боевая группа (командир - подполковник Мэмпель, 140-й панцергренадерский полк без I-го батальона и двух взводов 10-й зенитной роты, 201-й батальон штурмовых орудий и одна батарея легких гаубиц), 2-я боевая группа (командир - майор Фридрих, усиленный I-й батальон 140-го панцергренадерского полка с двумя зенитными взводами 10-й роты, а также ротой БТР, танковый батальон, два саперных взвода и одна легкая батарея), 3-я боевая группа (командир - подполковник Лахнитт, 127-й противотанковый дивизион без 3-й роты и III-й батальон 6-го полицейско-пехотного полка).
Дивизионный резерв - 127-й танко-артиллерийский полк (без двух батарей легких гаубиц), 127-й танко-саперный батальон (без трех взводов), 3-я рота (БТР) 127-го противотанкового дивизиона и усиленная группа зениток из 3-й батареи 19-го моторизованного зенитного полка Люфтваффе. Согласно радиограмме группы армий "Б", 27-я танковая дивизия (Трёгер) с 9 декабря подчинялась 8-й итальянской армии (Гарибольди) и получала задачу сосредоточиться в новом районе в готовности немедленно нанести контрудар по возможному крупному вклинению противника на участке XXXV итальянского корпуса (правый фланг армии), II итальянского корпуса (центр), а также Альпийского корпуса (левый фланг, примыкающий к VII венгерскому корпусу у Сагуны на Дону)
Маршевые группы 27-й танковой дивизии выступили в поход в 3.30 9 декабря и ко второй половине дня основной массой прибыли в новый район дислокации. Марш 127-гор танкового батальона опять проходил с многочасовыми задержками, поскольку дороги шли по обледенелым и занесенным склонам, а зимнее оснащение для техники так и не было получено, с помощью тягачей эвакуационного отряда 127-го ремонтного взвода... Сразу же в день прибытия боевые группы начали проводить разведку маршрутов и мостов по направлению к линии фронта на Дону. С расположенными там дивизиями была установлена связь. Полковнику Мэмпелю было получено прикрывать направление на итальянскую дивизию "Пасубио" и 298-ю немецкую пехотную дивизию (КП - у Богучара), майору Фридриху - на дивизию "Коссерия" (Белый Колодезь), полковнику Лахнитту (127-й противотанковый дивизион) - на дивизию "Равенна". Некоторые орудия II-го дивизиона 127-го танко-артиллерийского полка, оставшиеся без средств тяги, с помощью тягачей дивизионных ремонтных рот заняли позиции у Дубовикова и получили некоторую подвижность за счет выделенных начальником снабжения грузовиков (Форд-"Maultier"). По вопросу ведения огня они были сразу же подчинены начальнику артиллерии II итальянского корпуса (КП - севернее Талого). Генерал-майор Айбл (Eibl), командир размещенной на Дону у Новой Калитвы баварско-швабской 385-й пехотной дивизии, также10 декабря установил связь с 27-йтанковой дивизией. Он предоставил полковнику Трёгеру и майору фон дер Планитцу полную информацию об обстановке в секторе 8-й итальянской армии на Дону. Командный пункт 27-й танковой дивизии расположился у Белого Колодезя.
С 11 декабря в полосах итальянских дивизий "Пасубио" и "Равенно" очень заметно повысилась разведывательная и наступательная активность противника. Все вклинения были быстро устранены самими итальянскими полками при поддержке немецкой авиации - истребителей и штурмовиков! 27-я танковая дивизия пока находилась в резерве и усиленно проводила необходимую рекогносцировку и подготовительные мероприятия: 127-й танко-саперный батальон проверил все мосты и переправы в полосе действий, мост на западном выезде из Дащенково был усилен до грузоподъемности 30 тонн (для танков). Войсковые саперные взводы решали те же задачи в районах расположения своих частей. Утром 12 декабря 8-я итальянская армия объявила для всех подчиненных ей войск повышенную боевую готовность (конкретно для 27-й танковой дивизии - готовность к маршу в течение 30 минут. Немецкий связной штаб при 8-й итальянской армии сообщилштабу27-йтанковой дивизии, что в ближайшее время возможно крупное наступление русских! В излучине Дона у Верхнего Мамона начиная с 13 декабря не прекращались активные крупные перемещения. Также там были замечены и танки в больших количествах!.. После того, как одно русское вклинение у Дерезовки с большим трудом было заблокировано местной пехотой, 8-яитальянская армия приказала боевой группе Мэмпеля (без половины полкового штаба и полковых подразделений) переместиться в тыл обороны итальянской дивизии "Пасубио", а затем и дивизии "Равенна". Все атаки против немецких и итальянских опорных пунктов в районе Дерезовка-НоваяКалитва, были успешно отражены, вклинения устранены в течение дня. Однако количество атак численно превосходящего неприятеля с мощной танковой поддержкой из района излучины Дона у Верхнего Мамона увеличивалось прямо таки по часам. Армия и группа армий были об этом своевременно проинформированы.
12 декабря в 27-ю танковую дивизию прибыли 12 тяжелых самоходных ПТО 7,62-см (Pak-36/Sfl), которые были переданы во 2-ю роту 127-го противотанкового дивизиона (где также были четыре тяжелых ПТО из 3-й роты). Одновременно в дивизионный штаб поступила радиограмма из группы армий "Б", что до 16 декабря в 27-ю танковую дивизию поступит одна стрелковая рота на легких БТР. Усиленная мотоциклистами и бронеавтомобилями, она должна была напрямую подчиняться начальнику оперативного отдела дивизии.
14-15 декабря 1942 года 27-я танковая дивизия перебросила боевую группу Лахнитта (основные силы 127-го противотанкового дивизиона без 3-й роты, III-й батальон 6-го полицейско-пехотного моторизованного полка, взвод саперов и 2-см зениток) на заслон у Гадюще - с задачей установить преграду для ожидаемого русского танкового наступления из района Верхнего Мамона в западном и северо-западном направлении. Она установила взаимодействие с боевой группой Фридриха (в которой также была 1-я рота БТР 140-го панцергренадерского полка), располагавшейся в опорных пунктах у Дубовикова в готовности, если вражеские силы нанесут удар из Верхнего Мамона на юг или юго-запад, нанести контрудар танками с фланга! 127-й танко-артиллерийский полк (майор Кресс) усилил свою группировку у Дубовикова 5-й батареей, а затем и четырьмя пушками из 8-й батареи (обе были подчинены артиллерийскому командованию II итальянского корпуса). Начальник тыла дивизии(Ib) гауптманн Маркс отдал приказ начальникам дивизионного снабжения и ремонтного пункта у Касторной немедленно перебросить ремонтную роту 2./127 и танкоремонтный взвод 127-го танкового батальона в район расположения дивизии. Оставшаяся у Касторного ремонтная рота 1./127 должна была до 9 января 1943 года отремонтировать оставшиеся там сломанные грузовики.
С 15 декабря в районе Новая Калитва-Россошь преобладала ясная зимняя погода. В этот день все части докладывали об усиленном перемещении вражеского автотранспорта в излучине Дона у Верхнего Мамона; ночные атаки сильных вражеских штурмовых групп были отражены. Утром сильный противник прорвался в южном направлении через Дерезовку-Север к позициям 318-го пехотного полка 385-й пехотной дивизии. Обойденный с фланга и тыла примыкавший правее местный итальянский батальон обратился в бегство. Контратака итальянцев успеха не имела. Обстановка у правого соседа 385-й пехотной дивизии обострялась с каждой минутой! Солдаты 27-й танковой дивизии были готовы выдвинуться на угрожаемый участок. Одновременно в середине дня начальник оперативного отдела группы армий "Б" полковник генерального штаба Кинцель, по радио проинформировал начальника оперативного отдела дивизии ,майора фон дер Планитца, о том, что теперь 27-ятанковая и 385-я пехотная дивизии подчиняются непосредственно группе армий. Группа армий приказывает нанести немедленно контрудар силами 27-й танковой дивизии! Был ли об этом поставлен в известность немецкий генерал-советник при 8-й итальянской армии, в штабе дивизии осталось неизвестным.
Боевая группа Фридриха (127-й танковый батальон, I-й батальон 140-го панцергренадерского полка, рота БТР, взвода саперов и зенитчиков, я также 1-я самоходная батарея 127-го танко-артиллерийского полка) с 14.00 перешла в контрнаступление на участке вклинения. Она имела задачу через Орабинский захватить высоту 190,7, зачистить близлежащие рощи и занять оборону на занятом участке, пока в Орабинский не прибудет замена. Через два часа майор Фридрих докладывал: "Вышел в район 1 км южнее Орабинского. Продолжить наступления возможно с рассветом 16 декабря, когда сюда прибудут итальянцы и III-й батальон 539-го гренадерского полка о чем сообщил офицер связи 385-й пехотной дивизии". После того, как угрожающее вражеское вклинение у итальянцев у Орабинского было заблокировано, командир 27-й танковой дивизии создал у Дубовикова дивизионный резерв под командованием гауптманна Гримма из III-го батальона 6-го полицейско-пехотного полка: этот батальон, 3-я рота (тяжелые ПТО и БТР) 127-го противотанкового дивизиона и 3-я батарея 19-го зенитного полка. 127-й танковый батальон (без одной роты) был сосредоточен северо-западнее Дубовикова в распоряжении командира 27-й танковой дивизии.

Tags: 27 pz.d, декабрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments