nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

27-я танковая дивизия. Формирование (1)

Источник: Rolf Stoves «22 Panzer-Division, 25 Panzer-Division, 27 Panzer-Division und 233 Reserve-Panzer-Division.Aufstellung, Gliederung. Einsatz»

27-я танковая дивизия
Формирование


В отдельных военных источниках, таких, например, как журнал боевых действий ОКХ (1942-1943 гг), упоминается 27-я танковая дивизия. Однако в ее существовании и участии в боях на Восточном фронте сомневаются не только старые ветераны танковых войск, но и некоторые опубликованные военные исследования. Например, в зале славы павшим немецким танкистам 1939-1945 гг в танковом училище в Мюнстере в ноябре 1984 года появился камень в память о павших из войск СС, однако там и нет камня в память о 27-й танковой дивизии. Над ее формированием и деятельностью в период 1942-1943 гг должна быть открыта завеса неизвестности.

Поздним летом 1941 года в южной Франции (район Бордо-Ниорт) был сформирован 140-й моторизованный стрелковый полк, который в начале 1942 года возглавил полковник Михалик (Michalik). В сражении на Керченском полуострове он принимал участие в составе 22-й танковой дивизии (11-й армии фон Манштейна). Таким образом, в Крыму для этого полка, для поддерживавших его батарей 140-го танко-артиллерийского полка и всех остальных частей 22-й танковой дивизии генерал-майора фон Аппеля, произошло первое крещение огнем на Восточном фронте. III-й батальон 204-го танкового полка (гауптманн Меркс – Merx) (это было последнее танковое подразделение дивизии, сформированное в февраля 1942 года у Парижа на базе 100-й танковой бригады и до мая 1942 года прибывшее в 11-ю армию), в числе прочих был направлен командиром 22-й танковой дивизии в наступление XXX армейского корпуса у Феодосии, западнее Керчи. В начале мая у Симферополя были проведены крупные учения с боевыми стрельбами, поддержку танкистам оказывали переброшенные из Вюнсдорфа инструктора и специалисты по танковой стрельбе (из Путлоса), в результате действия этого батальона опровергли мнение командира корпуса, генерал-лейтенанта Фреттер-Пико, о недостаточности подготовки этого молодого подразделения. Части этого танкового батальона успешно приняли участие в финальной фазе сражения 11-й армии за Севастополь.
В июне-июле 1942 года, после вывода 22-й танковой дивизии из Крыма в район южнее Харькова (группа армий «Юг»), на основании указания ОКХ в распоряжении 1-й танковой армии (генерал-полковник Клейст) в районе Краматорск-Славянск находилась танковая боевая группа Михалика (усиленный 140-й панцергренадерский полк). На ее основе было запланировано сформировать новую 27-ю танковую дивизию (как позже это стало известно Эберхарду Родту, летом 1942 года командиру 22-й панцергренадерской бригады). Для этих целей под руководством полковника Михалика были собраны следующие части: часть штаба 22-й панцергренадерской бригады, штаб, полковые подразделения (без зенитной роты) и I-й батальон 140-го стрелкового полка (майор Фридрих); III-й батальон 204-го танкового полка (гауптманн Меркс, штабная и три танковых роты); I-й (смешанный) дивизион 140-го танко-артиллерийского полка; части 140-й службы снабжения (включая роту технического обслуживания).
В конце июля 1942 года все эти части окончательно были исключены из состава 22-й танковой дивизии (которая в те дни наступала в секторе 6-й армии (Паулюс) группы армий «Б» (фон Вейхс)в направлении на переправы через Дон у Калача. Об этом написано в истории 22-й танковой дивизии.
«Бригада Михалика», как по имени командира 140-го панцергренадерского полка начало летом именоваться новое танковое соединение, с августа 1942 года являлась оперативным резервом группы армий «Б» в секторе 2-й немецкой армии (фон Зальмут – v.Salmuth), которая вела тяжелые и наступательные оборонительные бои между Тимом и Воронежем на Дону. Вскоре между 6-й армией (северо-восточнее Миллерово) и 2-й армией (южнее Воронежа) вклинились легкие пехотные дивизии 2-й венгерской армии (фон Яны – v.Jany), которые совершили марш от своих станций выгрузки в районах Курска и Киева. Танковая боевая группа Михалика (усиленный 140-й панцергренадерский полк) оказывала поддержку нашей тяжело сражавшейся пехоте, противостоявшей в те недели мощным русским контратакам с многочисленными танками и штурмовой авиацией. В августе-сентябре 1942 года в ходе успешной «третьей оборонительной битвы южнее Воронежа» она была подчинена 323-й пехотной дивизии VII армейского корпуса.
В сентябре-октябре 1942 года 27-я танковая дивизия занимала полосу обороны западнее Воронежа на Дону (в распоряжении группы армий «Б» и в качестве резерва ОКХ в секторе 2-й армии). После окончания успешных, но кровопролитных боев на Дону, танковая боевая группа Михалика в сентябре начала переформирование в танковую дивизию (по штату`42). Она формировалась по сокращенному штату танковой дивизии, которому фактически соответствовали многие старые танковые соединения осенью 1942 года… Журнал боевых действий 27-й танковой дивизии (1.10-31.12.1942) (BA/MA-RH27-27/1) отмечает следующее (с незначителными сокращениями):
«1 октября 1942 г. Прежняя танковая боевая группа Михалика согласно последнему приказу ОКХ от 1.9.1942 переименовывается в 27-ю танковую дивизию. В ней остаются:
1) 140-й панцергренадерский полк (сначала без II-го батальона и 10-й (зенитной) роты); 2) III-й батальон 204-го танкового полка (штаб, штабная рота, две роты легких и одна рота средних танков, к ним один легкий взвод 204-й танкоремонтной роты); 3) I-й (смешанный) дивизион 140-го танко-артиллерийского полка (три батареи легких и тяжелых гаубиц FH18 на моторизованной тяге); 4) ремонтная рота 1./140, малая автоколонна (на 30 тн) 3./140, пять санитарных автомобилей 1./140. Эти части передаются из состава 22-й танковой дивизии.
В новую 27-ю танковую дивизию будет включен 260-й моторизованный саперный батальон, также предусмотрено дальнейшее усиление соответствующими частями снабжения и артиллерией.
Состоящий из трех танковых рот III-й батальон 204-го танкового полка будет усилен еще одной танковой ротой из 22-й танковой дивизии, а также личным составом (ранее предназначенным для 22-й танковой дивизии) из 100-го учебного танкового батальона (Шветцинген). Для штаба 140-го панцергренадерского полка позже должна прибыть новое подразделение связи (с группами радио- и проводной связи). Для целей маскировки 27-я танковая дивизия пока продолжает носить название «танковое подразделение Михалика».
Для доформирования 27-й танковой дивизии приказом ОКХ от 20.9.1942 приказано сформировать и доставить: 1) сокращенный дивизионный штаб (командование резервов ОКХ – OKH/BdE); 2) роту легких танков; 3) смешанную моторизованную роту связи (с группами радио- и проводной связи).
В дальнейшем будут включены и переименованы:
Войсковой 677-й артиллерийский полковой моторизованный штаб специального назначения (Artl.Rgt.Stab.z.b.V.677 (mot) (He.Trpn)) – в штаб 127-го танко-артиллерийского полка; II-й дивизион 51-го артиллерийского моторизованного полка – во II-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка; 560-й противотанковый моторизованный дивизион (часть подчинения VII армейского корпуса) – в 127-й противотанковый дивизион; 260-й саперный моторизованный батальон (две саперных роты и одна легкая саперная автоколонна) – в 127-й ианко-саперный батальон.
Также переименовываются: III-й батальон 204-го танкового полка (из 22-й танковой дивизии) – в 127-й танковый батальон (штаб и четыре танковых роты); I-й дивизион 140 танко-артиллерийского полка – в I-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка.
Для пополнения 27-й танковой дивизии приказом ОКХ от 1 октября 1942 года назначается XII военный округ.
Для формирования новой дивизии на основе штаба танкового подразделения Михалика (части штабов 140-го панцергренадерского полка и 22-й панцергренадерской бригады) создается рабочий штаб 27-й танковой дивизии, который начинает свою деятельность с 1 октября.
27-я танковая дивизия на 1 октября 1942 года имеет следующую численность:
боевой состав – 53 офицера, 9 чиновников, 362 унтер-офицера, 1848 рядовых;
на довольствии (с прикомандированными) - 73 офицера, 23 чиновника, 523 унтер-офицера, 2636; рядовых;
боевой состав приданных частей – 526 и 96 человек;
Общий боевой состав 27-й танковой дивизии – 2894 человека.
Место расположения штаба 27-й танковой дивизии – Избище (юго-западнее Воронежа).
Командиром 27-й танковой дивизии согласно радиограмме (из управления кадров ОКХ) назначается полковник Михалик (прежний командир 140-го панцергренадерского полка). Новым командиром 140-го панцергренадерского полка назначается подполковник Мэмпель (Maempel) из автотранспортного училища сухопутных войск в Ганновере. Гауптманн Бауэрнштэттер, адъютант 140-го панцергренадерского полка, с курсом подготовки штабных офицеров, принимает обязанности начальника оперативного отдела 27-й танковой дивизии.»
В течение всех немногих недель, отведенных на подготовку и формирование, в октябре-ноябре 1942 года, 27-я танковая дивизия (танковое подразделение Михалика) продолжала являться резервом ОКХ в секторе 2-й армии, который решением командования группы армий «Б» (барон фон Вейхс) мог быть введен в бой при возникновении неожиданных критических ситуаций на среднем Дону и у Воронежа. Из-за этого 2-я армия ее часто своекорыстно использовала: в период с 9 октября по 5 ноября 1942 года большая часть находившейся на формировании молодой 27-й танковой дивизии по д командованием VII армейского корпуса принимала участие в успешных оборонительных боях у Воронежа. В начале ноября 1942 года II-й батальон 140-гопанцергренадерского полка (гауптманн Линднер) по приказу группы армий «Б» окончательно перешел в состав 27-й танковой дивизии. Потом была замена одной усиленной смешанной батареи 140-го артиллерийского полка на батарею I-го дивизиона 127 (140)-го артиллерийского полка и 10-ю (зенитную) роту 140-го панцергренадерского полка.
Для молодой танковой дивизии было отведено совсем немного времени на формирование и боевую подготовку вблизи фронта, поэтому ей была передана часть личного состава из 22-й танковой дивизии (восстанавливавшейся в середине сентября-начале ноября 1942 года в районе Маньково-Чертково-Кантемировка) и из частей армейского и войскового подчинения, находившихся в районе Воронежа. Таким, например, был 560-й противотанковый дивизион (часть подчинения VII армейского корпуса), направленный для быстрого формирования 127-го противотанкового дивизиона. Другие недостающие части для 27-й танковой дивизии поступали из сражающихся в районе Воронежа частей армейского подчинения, например первые части 127-го батальона связи или службы снабжения дивизии. Кроме того, командование резерва ОКХ направило из Рейха другие подразделения и части, среди них 127-ю усиленную танко-разведывательную роту (три взвода легких БТР и взвод тяжелых 8-колесных бронеавтомобилей), которая была сформирована на базе 3-го учебного танко-разведывательного батальона в Штансдорфе в конце ноября и направлена в декабре во 2-ю армию для 27-й танковой дивизии. Она была пополнена личным составом из 22-й танковой дивизии (мотоциклетный взвод из 24-го мотоциклетного батальона и взвод средних бронеавтомобилей из 140-й танко-разведывательной роты).
4 ноября 1942 года 2-я армия поставила в известность 127-ю танковую дивизию, что ей подчиняется только что сформированное 700-е войсковое танковое подразделение. Это был усиленный войсковой танковый батальон, который должен был состоять из штаба, бронеавтомобильной роты, трех рот легких танков «Шкода» 38t, одной роты средних танков (Pz.III и IV), легкого танкоремонтного взвода. Танкоремонтники были из 10-й моторизованной дивизии, а также из 11-й и 19-й танковых дивизий, каждая из которых осенью 1942 года располагала тремя танковыми батальонами в танковом полку. Танковые роты 700-го танкового подразделения должны были быть укомплектованы личным составом из 14-й и 24-й танковых дивизий (в этих дивизиях 6-й армии также было по три танковых батальона). ОКХ планировало, что после окончания формирования этого 700-го танкового подразделения, оно возможно будет передано 16-й моторизованной дивизии (в сектор 1-й танковой армии в район Элисты).
Первые части 700-го танкового подразделения начали прибывать в 27-ю танковую дивизию 9 ноября по железной дороге через Курск. Они перебрасывались в район Нижне-Ведуга (северо-восточнее Касторного) и приступали к окончательному доформированию, находясь в распоряжении 2-й армии. В тот же день прибыла передовая команда 201-го батальона штурмовых орудий (который также должен был войти в состав дивизии). Штаб 27-й танковой дивизии в эти дни занимался подготовкой мест расположения для новых частей и теплых укрытий для автомобилей (их должна была соорудить 57-я пехотная дивизия, но они фактически появились только двумя неделями спустя, когда 11-я танковая дивизия совершала марш на Миллерово). В рабочий штаб 27-й танковой дивизии в те недели одно за одним быстро поступали указания из ОКХ и 2-й армии, в том числе приказы о вводе в бой на фронте под Воронежем. Так, в октябре, одновременно с информацией о том, что в Касторное прибыли девять тяжелых самоходных ПТО для 127-го противотанкового дивизиона, в 27-ю танковую дивизию поступил приказ немедленно направить усиленный I-й батальон 140-го панцергренадерского полка (с один зенитным взводом 10-й роты) в полосу 337-йпехотной дивизии, где намечалось опасное наступление противника у Медвежьей (18 км южнее Землянска, северо-западнее Воронежа), и там находиться в ожидании распоряжений 2-й армии.На следующий день полковник Михалик, вместе с командиром 11-й танковой дивизии генерал-майором Бальком, прибыл на совещание на армейский командный пункт, где ему было предложено «направить все танки к Дону»… Это были предупредительные меры армии, если противник вдруг перенесет свою наступательную активность на участок XIII армейского корпуса… 7 октября дивизия получила радиограмму 2-й армии, где было сказано, что в Кайзерслаутерне началось формирование дивизионного штаба, который, после проверки XII военным округом, к 15 октября должен быть полностью готов к полевой работе. Потом еще в одной радиограмме ОКХ было указано, что усиленный 127-й батальон связи (штаб, 1-я (радиосвязи) рота, 2-я (проводной связи) рота, легкая автоколонна связи) будет сформирована за счет средств 2-й армии.
В эти дни вернувшийся из поездки в ОКХ дивизионный адъютант (IIa) гауптманн Леонарди рассказал полковнику Михалиу о результатах своего общения в управлении кадров, в командовании резерва и в XII военном округе в Висбадене: по полученной там информации, предназначенный сначала на должность начальника оперативного отдела дивизии подполковник фон Гравенитц (v.Graevenitz) заболел, когда узнал об этом, и кто будет вместо него совершенно неизвестно! 6 октября в Касторное из распоряжения группы армий «Б» прибыла 239-я ремонтная моторизованная рота, которая приступила к работе в Ясенках (вблизи от дивизионного КП). Группа армий «Б» ставит в известность об ускорении прибытия частей из 140-й службы снабжения (22-й танковой дивизии) – прибывают малые автоколонны 8. и 9./140, а также колонная автоцистерн для топлива 12./140, взвод 140-й роты снабжения и два санитарных автовзвода 3./140.
Согласно последнему приказу ОКХ (организационного управления), штат 127-го противотанкового дивизиона должен был выглядеть следующим образом: штаб и штабная рота (с двумя взводами 2-см зениток на моторизованной тяге), одна рота с 7,5-см самоходными тяжелыми ПТО (s.Pak.40/Sfl), одна рота с 7,5-см тяжелыми ПТО на моторизованной тяге и одна легкая стрелковая рота на легких БТР.
До 10 октября для 27-й танковой дивизии из Шветцингена, из 100-го учебного танкового батальона, на станции Куркатово и Касторное прибыла новая 3-я рота 127-го танкового батальона (сначала предназначавшаяся для 204-го танкового полка рота легких танков, без танков). Прежняя 3-я рота была переименована в 4-ю роту (средних танков). Далее в службе снабжения были переименованы: 239-я ремонтная рота – в ремонтную роту 2./127, ремонтная рота 1./140 – в ремонтную роту 1./127. У служб технического обслуживания и ремонтных рот в те дни было много работы, чтобы сделать мобильными поступающие автотранспортные средства.
С 9 октября 1942 года основная часть боеспособных частей 27-й танковой дивизии приказом 2-й армии была подчинена VII армейскому корпусу (генерал-лейтенант Хелль – Hell), с задачей быть в готовности к немедленному отражению контрударами вражеского крупного наступления на плацдарм на Дону в Воронеже, которое ожидалось разведотделами группы армий «Б» и 2-й армии. С этой целью из 27-й танковой дивизии и 11-й панцергренадерской бригады полковника Бака (Back) (из состава находившейся в районе Касторной 11-й танковой дивизии), была создана танковая боевая группа 27-й танковой дивизии, которая должна была с 9.00 10 октября выступить маршем на Воронежский плацдарм в район точно западнее города. В состав группы вошли: штаб, полковые подразделения и один смешанный батальон 140-го панцергренадерского полка, 127-й танковый батальон, I-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка, основная часть 127-го танко-саперного батальона, одна моторизованная зенитная батарея Люфтваффе и части 127-й службы снабжения. Группа расположилась под прикрытием лесопосадок у Малышево. Люди начали оборудовать позиции и огневые точки в глубине плацдарма. Пока танковая боевая группа 27-й танковой дивизии находилась вблизи Воронежа, 127-й танко-артиллерийский полк (командир майор Кресс), без двух батарей, был переброшен в полосу обороны 75-й пехотной дивизии VII армейского корпуса. Также туда отправились зенитки. В отчете о состоянии 27-й танковой дивизии от 10 октября 1942 года написано, что «дивизия выполняет наступательные задачи с ограниченными целями, может быть использована для обороны и действий штурмовыми группами». Также в этот день 2-я армия сообщила 27-й танковой дивизии, что для ее оснащения направлена батарея 8,8-см зениток на моторизованной тяге и рота средних бронетранспортеров!
Пока танковая боевая группа 27-й танковой дивизии находилась на Воронежском плацдарме (под командованием командира 140-го панцергренадерского полка подполковника Мэмпеля) и там занималась строительством укреплений (при этом 140-й панцергренадерский полк и одна танковая рота по находились в резерве VII армейского корпуса при проведении наступательной операции «Рихард»), формирование дивизии шло своим ходом: в середине октября 127-й противотанковый дивизион выслал личный состав 3-й роты в командование резерва ОКХ для принятия имущества стрелковой роты на БТР – 3-я рота получила легкие бронетранспортеры. 21 октября для 127-го танкового батальона по железной дороге поступили семь танков Pz.III (с 5-см орудием L-60). 22-я танковая дивизия предупредила о том, что в Кантемировке после окончания ремонта 204-й танкоремонтной ротой будет передана рота танков «Шкода» 38t. Приказом организационного управления ОКХ в группу армий «Б» для ремонтной роты 1./127 был направлен взвод ремонта вооружения, который должен был полностью прибыть до 15 ноября. 23 октября дивизия получила информацию о направлении к ней дивизионной продовольственной службы, вклчая хлебопекарный и мясницкий взводы. Также до 15 ноября должны были поступить вновь сформированные группа фельджандармерии и полевая почта.
25 ноября в рабочий штаб 27-й танковой дивизии прибыли семь офицеров и чиновников и 15 рядовых из передовой команды сформированного в XII военном округе штаба 27-й танковой дивизии. Одновременно 3-й офицер генерального штаба (Ic, начальник разведки), командированный для подготовки в штаб 2-й армии, принял в Нижне-Ведуге обязанности начальника разведки и коменданта штаб-квартиры. Там же находились начальник обоза и начальник отдела IVа со своим заместителем. Первый ордонанс-офицер (О1) исполнял обязанности начальника тыла (Ib), обязанности же O1 принял второй ордонанс-офицер (О2). Заместителем начальника разведки стал лейтенант Виттманн (прежний третий ордонанс-офицер (О3) в штабе 45-й пехотной дивизии).
27 октября прибыла рота выздоравливающих из XII военного округа (примерно 185 солдат из танковых и панцергренадерских подразделений 22-й танковой дивизии, переданных на формирование 27-й танковой дивизии). Они сначала были размещены в Новой Ольшанке (возле штаб-квартиры и службы тыла).
Далее до конца октября прибыли: большая колонна автоцистерн для топлива (4./127, бывшая 10./140), один взвод 127-й роты снабжения (из 140-й роты снабжения), третий взвод санитарных автомобилей (1./127, прежний 140). Таким образом , подразделения снабжения и санитарная рота 1./127 были полностью собраны.
Техническое состояние всех поступавших автотранспортных средств, по донесениям дивизионного инженера, было очень плохим. Обмен запчастями и специалистами не давал результатов, новые автомобили также были в нелучшем состоянии, возникал риск, что подразделения снабжения не смогут иметь необходимую мобильность для обслуживания танковых частей. Вследствие этого немедленно пришлось обращаться за помощью в дивизионные и армейские ремонтные мастерские и ускоренно проводить там необходимое техническое обслуживание. Этот вопрос был решен техническими чиновниками из V отдела на уровне заместителей начальников штабов армии и группы армий.
28 октября прибыл гауптманн барон фон Людингхаузен (бывший батальонный командир из 1-го панцергренадерского полка), который был назначен исполнять обязанности начальника оперативного отдела дивизии (в отсутствии пока не назначенного на эту должность офицера генерального штаба). Прежний исполняющий обязанности Ia, адъютант 140-го панцергренадерского полка гауптманн Бауэрнштеттер, после передачи дел и должности своему преемнику, прибывшему из района тяжелых боев у Ржева и Сычевки, был переведен в штаб 11-й танковой дивизии.
4 ноября все части 27-й танковой дивизии вышли из подчинения VII армейского корпуса и совершили марш в прежнее месторасположение 11-й танковой дивизии (Старая Ведуга-Старая Ольшанка, район размещения резервов группы армий «Б» у Касторной). 11-я танковая дивизия генерал-майора Балька была переброшена севернее – в сектор 2-й танковой армии (район размещения резервов ОКХ у Рославля). 27-я танковая дивизия, будучи резервом группы армий, продолжала подчиняться 2-й армии (по текущим вопросам – XIII армейскому корпусу, который занимал участок обороны севернее Касторной). В новом районе расположения 201-й батальон штурмовых орудий(у Ниж.Ведуги) и 700-е танковое подразделение (в Избище) оперативно подчинялись 2-й армии, а по текущим вопросам – 27-й танковой дивизии. 140-йпанцергренадерский полк до 5 ноября прибыл в новый район расположения у Горяйново, 127-й танковый батальон расположился в Избище. Все подразделения немедленно приступили к оборудованию зимних укрытий для танков и автомобилей. Поскольку, по словам одного русского пленного, в день великой русской революции или сразу после него, могло произойти генеральное наступление противника, для усиленного 127-го танкового батальона (Меркс) была приказана повышенная боевая готовность. До 8 ноября в новый район расположения (в Долго-Маховатку) с Воронежского плацдарма также прибыли II-й дивизион 127-го танко-артиллерийского полка и 127-й танко-саперный батальон. Таким образом, переброска танковой боевой группы 27-й танковой дивизии была завершена. Новый командный пункт дивизии расположился в старой Ольшанке (там же был отдел квартирмейстера).

Tags: 27 pz.d, август 1942, ноябрь 1942, октябрь 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments