nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

22-я танковая дивизия. До расформирования (2)

24-25 февраля 1943 года последние боевые группы 22-й танковой дивизии со своими обозами первой очереди сосредоточились в районе Красноселье-Сенежское, где штаб 22-й танковой дивизии и приступил к приказанной 10 февраля их реорганизации. Танковая боевая группа Баке (усиленный 11-й танковый полк) уже участвовала в успешных боях у Успенки с боевой группой фон Пошингера и боевым отрядом Баумунка (204-й танковый полк). Разве нужно было что-то еще, чтобы лучшим образом исполнить указание 1-й танковой армии? Однако это не осуществилось, поскольку 20 февраля 6-я танковая дивизия была передана в 4-ю танковую армию (Гот) и отведена в район Сталино. Боевые группы 22-й танковой дивизии остались сражаться восточнее Миуса – «огневой мошью» армейской группы, как и месяцами до этого.

Полковник Родт снова получил приказ из XVII армейского корпуса (фон Холтитца) сформировать танковую боевую группу 22-й танковой дивизии. Эта группа, как было установлена на общем совещании командиров и адъютантов, собранная из всех остатков дивизии, могла соответствовать «слабой бригаде». Учитывая обстановку и состояние войск, это было боеспособное танковое соединение, которое, как указывалось в последнем распоряжении корпуса, могло решать самостоятельные задачи. В эту боевую группу (в XVII армейском корпусе ее кратко именовали 22-й танковой группой), были включены (дополнительно к батальону штурмовых орудий):
-полковой штаб и штабная рота II-го батальона 204-го танкового полка (гауптманн Баумунк), боевой танковый отряд 204-го танкового полка (смешанная усиленная танковая рота и танко-стрелковая рота) и рота БТР;
-24-й мотоциклетный батальон (майор фон Пошингер, штаб батальона, усиленная мотоциклетная рота, танко-разведывательная рота – на бронеавтомобилях и легких БТР, бронетранспортерная рота (3-я мотоциклетная рота, усиленная стрелками из батальона II./129) и 5-я (тяжелая) мотоциклетная рота);
-боевая группа 140-го противотанкового дивизиона (обер-лейтенант Ботманн, усиленная 3-я (зенитная) рота, рота стрелков-противотанкистов с тяжелыми русскими ПТО, рота «штурмовых танков» - 8 тяжелых 15-см самоходных пехотных орудий);
-усиленная 140-я танко-саперная рота (примерно 20 легких саперных БТР и 1-2 моторизованных саперных взвода);
-смешанная рота связи и рота бронеавтомобилей;
-три смешанных гаубичных батареи 140-го танко-артиллерийского полка, на моторизованной тяге;
-части снабжения (по одному взводу обслуживания, снабжения и санитарному, взвод санитарных автомобилей и смешанная автоколонна, а также усиленная 140-я танкоремонтная рота).
25 февраля полковник Родт в присутствии дивизионного инженера подполковника Ипсена и гауптманна Баумунка доложил генерал-лейтенанту фон Холтитцу (который знал 22-ю танковую дивизию с декабря 1942 года) о планируемом переформировании. Согласно ЖБД 22й танковой дивизии (1943):
«Командир корпуса утвердил запланированное переформирование. В связи с этим полковник Родт еще раз поднял вопрос об окончательном решении относительно расформирования 22-й танковой дивизии. Он рассказал генерал-лейтенанту фон Холтитцу, что в разговорах с вышестоящим начальством со времени получения «приказа о разгроме дивизии» 10 февраля, все они были против этой идеи. Несмотря на это, «тихое» расформирование постепенно происходило. Из дивизии были забраны начальники оперативного отдела и тыла, дивизионный интендант, танковые командиры и другие важные для продолжения существования дивизии офицеры, а также целые подразделения. Получается, что полковник Родт в одиночку вынужден будет вести свою 22-ю танковую дивизию в оборонительные бои между Миусом и Донцом!
При этом теперь 22-я танковая дивизия, как и в тяжелые дни ноября-декабря 1942 года, снова считается полноценным танковым соединением, и ей ставятся соответствующие задачи! Это дает очень сильную нагрузку на пока еще несломленное чувство долга, а также боеготовность дивизии и не может длиться долго!
Полковник Родт попросил командира XVII армейского корпуса доложить эту неприемлемую ситуацию командованию группы армий «Дон» и ОКХ. В качестве альтернативы (если расформирование не будет продолжено), командир 22-й танковой дивизии предложил генерал-лейтенанту фон Холтитцу и его начальнику штаба, - переформировать ее в самостоятельный моторизованный панцергренадерский полк на БТР с сильной танковой компонентой. Кадровый состав при этом можно пополнить из числа танкистов, принадлежавших к разгромленным в Сталинграде частям.
25-26 февраля дивизионный штаб, служба тыла, 140-й танко-артиллерийский полк, а также противотанковая группа Ботманна, были отведены в Красный Кут и на дорогу Петровский-Кр.Кут-Красный Луч. Покров снега достигал нескольких метров, в качестве транспортных средств можно было использовать только сани и тягачи.
Главные силы 140-го танко-артиллерийского полка (под командованием гауптманна Рохлитца – командира II-го дивизиона), снова были направлены на фронт и там оказывали поддержку одной боевой группе из 3-й горной дивизии. Остатки русского 8-го гвардейского кавалерийского корпуса предприняли новую попытку прорыва в районе южнее Мал.Юрьевки. 26 февраля здесь решающий удар нанесли части пикирующих бомбардировщиков-«штук». Вражеское наступление захлебнулось.
Так называемая «штурмовая рота» 129-го панцергренадерского полка (численностью около 100 человек, при поддержке пяти средних БТР, трех 2-см самоходных зениток и трех «штурмовых танков» - 15-см самоходных орудий) вместе с боевой группой егерей Гольтца (3-я горная дивизия) приняли участие в зачистке оврага «Редкира» (Redkira), вблизи Петрово-Красноселье. Остатки разбитого 8-го русского гвардейского кавалерийского корпуса были рассеяны. Штаб 22-й танковой дивизии до конца месяца ничего больше не слышал о расформировании, однако судьба дивизии продолжала оставаться в тумане. Штаб дивизии был перемещен в Софино-Бродское, там же находились штаб и подразделения 140-го танко-артиллерийского полка. Там было завершено переформирование в соответствии с планом, представленным XVII армейскому корпусу. То, что осталось от 204-го танкового полка (гауптманн Баумунк), вместе с 204-й танкоремонтной ротой и дивизионной ремонтной мастерской, две недели работали не покладая рук, «организуя» нехватающие запчасти, и теперь танковый боевой отряд к началу марта снова насчитывал от 18 до 20 полностью боеготовых Pz.III и IV/lg, а также несколько командирских танков, «Шкода» 38t и Pz.II. 204-я танкоремонтная рота также отремонтировала несколько трофейных русских танков, которые были направлены для охраны в тыловой район дивизии. 140-й запасной батальон проводил учебные курсы для унтер-офицеров и ближнего танкового боя.
1 марта 1943 года полковник Родт наконец-то получил долгожданный приказ 1-й танковой армии относительно судьбы 22-й рейнско-пфальцской танковой дивизии: на основании распоряжения группы армий «Дон», 1-я танковая армия отменяла свой приказ от 9 февраля (о передаче 22-й танковой дивизии в 6- танковую дивизию), однако в отношении других мероприятий не вносила никаких изменений. Новый приказ 1-й танковой армии гласил:
«Сформировать из боеспособных частей 22-й танковой дивизии «боевую группу танковой дивизии свободной формы». 140-й танк-артиллерийский полк становится войсковым моторизованным 140-м артиллерийским полком и передается в распоряжение армейской группы (с середины марта – переименованной в 6-ю армию). Основная часть служб снабжения передается в 79-ю пехотную дивизию нового формирования. Избыточный личный состав-танкистов направляется в запасные части (в 100-й запасной танковый батальон в Шветцинген/Версаль).»
Около 15.00 того же дня генерал-лейтенант фон Холтитц переда по радио: «Танковая боевая группа 22-й танковой дивизии продолжает существование». Дивизионный штаб согласно приказа еще раз представил «Обзор сил» (наличие личного состава, вооружение и имущество), штатное расписание офицеров и унтер-офицеров по состоянию на 28 февраля, а также расписание после передачи назначенных частей (личный состав, вооружение и имущества).
Остатки подразделений 22-й танковой дивизии продолжали и дальше сражаться на фронте обороны 1-й танковой армии между Миусом и Донцом. В 5.30 2 марта 140-й танко-артиллерийский полк (гауптманн Рохлитц) силой одного смешанного дивизиона выступил маршем в 294-ю пехотную дивизию, которая сражалась в район Куйбышев-Сенежское. По прибытии в этот район полк стал именоваться 140-м моторизованным артиллерийским полком. Там он подтвердил свое доброе имя.
На следующий день, 3 марта, на КП боевой группы 22-й танковой дивизии прибыл майор Хуго Бургсталер (Burgsthaler) (бывший командир батальона в уничтоженном в Сталинграде 24-м танковом полку). Это был толковый штабной офицер старой австрийской школы (после 1939 года он показал себя как искусный танковый командир в 6-й вестфальской и 24-й восточно-прусской танковых дивизиях), по распоряжению группы армий «Дон», в соответствии с ранее обсужденными планами, должен был принять командование над боевой группой 22-й танковой дивизии. Эта нелегкая задача, принять командование от прежнего начальника – полковника Эберхарда Родта, была выполнена безукоризненно, с чувством юмора и рыцарским отношением. Последним приказом штаба 22-й танковой дивизии был создан «штаб ликвидации 22-й танковой дивизии» (начальник – командир 140-й группы снабжения гауптманн Штрикснер, его помощник по 204-му танковому полку – лейтенант Зенхольдт). «Штаб ликвидации» (подчиненный майору Бургсталеру) начал работу 6 марта. В его первый день работы прибыл подполковник Георг, посланный сюда полковником фон Оппельном за личным составом. Полковник фон Оппельн командовал 11-м танковым полком в 4-й танковой армии, подполковник Георг был его полковым адъютантом. Георг некоторое время был в резерве боевого отряда 204-го танкового полка, а потом в начале года был переведен в 1-ю танковую дивизию. Он погиб в начале 1944 года в должности командира I-го батальона 1-го танкового полка у Умани.
5 марта 1943 года дивизионный штаб 22-й танковой дивизии выступил маршем на Чистяково. Здесь командир дивизии передал боевую группу и «штаб ликвидации» 22-й танковой дивизии майору Бургсталеру. В дневном приказе от 5 марта полковник Эберхард Родт попрощался с солдатами его 22-й танковой дивизии. После краткого обзора тяжелых боев прошедшей зимы, командир почтил память всех убитых, пропавших без вести, умерших от ран или болезней. Теперь полковник Родт и его штаб окончательно распрощались с дивизией и прекратили все действия по управлению и расформированию. Из сводок ОКХ потом стало известно, что последний командир дивизии в июне принял командование над сформированной из остатков «Африканского корпуса» панцергренадерской дивизии на Сицилии. В составе этой, осенью получившей название 15-й панцергренадерской дивизии, был вновь сформированный 129-й панцергернадерский полк…
С 10 марта боевая группа 22-й танковой дивизии совершила марш на правый фланг группы армий «Юг» (прежняя «Дон»), где сначала находилась в армейском резерве. В журнале боевых действий ОКХ есть запись от 16 марта 1943 года: «6-я армия (генерал пехоты Холлидт) устранила на своем правом фланге одно старое вклинение противника…».
Боевая группа 22-й танковой дивизии (майор Бургсталер) также приняла участие в этих боях. В марте 1943 года крупные силы русского 4-го гвардейского танкового корпуса глубоко вклинились в немецкий фронт на Миусе у Степановского-Матвеева Кургана. Участок Миус-Донец прикрывал фланг проводившегося тогда немецкого контрудара фон Манштейна под Харьковом-Белгородом (4-я танковая и части 1-й танковой армии). 6-я армия (начальник штаба полковник Венк) направила в XXXX танковый корпус (Хейнрици) все резервы, которые удалось найти. Части русского 4-го гвардейского танкового корпуса были остановлены и заблокированы 156-м панцергренадерским полком, после чего корпус нанес контрудар частями 16-й моторизованной, 17-й танковой и боевой группы 22-й танковой дивизии (Бургсталер) в овраге Федеренко, окружил и после тяжелого боя разгромил противника. Это были последние успешные бои солдат 22-й танковой дивизии в составе XXXXX танкового корпуса. В конце марта они были отведены в район Чистяково. В начале марта все работы по расформированию остатков боевой группы 22-й танковой дивизии (майор Бургсталер) были завершены. Майор Бургсталер и «штаб ликвидации» 5 апреля доложили о расформировании 22-й танковой дивизии. Ее солдаты были направлены в другие соединения, находившиеся на восстановлении, или на родину, для новых формирований.
Почему же 22-я танковая дивизия все-таки была расформирована? Ведь в приказах, и во мнениях фронтовых командиров, она постоянно упоминалась как эффективное танковое соединение с храбрыми солдатами. Она не была разгромлена в боях. Однако к этому привели важные сопуствующие обстоятельства.
В конце февраля 1943 года должность генерал-инспектора танковых войск занял вернувшийся в строй активный генерал-полковник Гудериан. Он был ответственен за развитие танковых войск и их соединений, а также за следующее решение Гитлера: с марта 1943 года в зоне оперативного командования «Запад» восстановить три разгромленных в Сталинграде танковых дивизии – 14-ю, 16-ю и 24-ю. За ними должны были последовать 3-я, 29-я и 60-я панцергренадерские дивизии (прежде моторизованные) – в эти соединения должны были войти: танковый батальон, танко-разведывательный батальон, панцергренадерский батальон, танко-саперный батальон на БТР, противотанковый дивизион (или батальон штурмовых орудий), танко-артиллерийский самоходный дивизион и зенитный дивизион. Летом 1943 года в Италии происходило восстановление двух из пяти танковых или панцергренадерских дивизий (15-яи 90-я панцергернадерские), выведенных в мае из Туниса из состава Африканского корпуса. Одновременно в марте 1943 года во Францию на отдых и пополнение была отведена из «котла у Белого» 1-я танковая дивизия (из района севернее Ярцево, 9-я армия). В Норвегии шло формирование 25-й танковой дивизии (до конца 1943 года). Во Франции, в секторе 1-й армии, из 23-й пехотной дивизии производилось формирование 26-й танковой дивизии, а также 9-й, 10-й и 12-й танковых дивизий СС и моторизованной бригады Люфтваффе для танковой дивизии «Герман Геринг» (до конца 1943 года)!
Для Восточного фронта ОКХ (службы оснащения и пополнения) в марте проводило полное восстановление 3-й, 11-й, 13-й, 17-й танковых дивизий, и частичное восстановление 2-й, 4-й, 5-й, 18-й, 19-й, 23-й, а также 9-й танковых дивизий (с частями 2-й танковой армии и 9-й армии). Позже за ними должны были последовать 12-я и 20-я танковые дивизии. Далее на 1943-1944 гг было запланировано формирование восьми тяжелых танковых батальонов на Pz.VI (Тигр) и восьми-десяти танковых батальонов на Pz.V (Пантера). Эта программа поглотила все резервы личного состава и заставляла работать промышленность на полную мощность, чтобы без задержек обеспечить нужное количество вооружения и транспортных средств! И это не считая программы перевооружения дивизий (в т.ч. «Великая Германия» и танкового корпуса СС), предназначенных для летнего наступления 1943 года (операция «Цитадель»), а за ними и всех прочих танковых войск! Таким образом выжившие опытные солдаты 22-й танковой дивизии были направлены на пополнение «счастливчиков», старых, или же лучше выглядевших в глазах ОКХ танковых соединений (как сказал автору этих строк в плену один немного озлобленный ветеран 22-й танковой).
Все эти мероприятия и решения, которые организационный отдел ОКХ проводил совместно с ОКВ, были направлены на улучшение сложившейся ситуации и были лучшим решением в той обстановке. ОКХ и группы армий в марте 1943 года хотели переломить ход войны, и солдаты должны были принять в этом участие.
Есть старая истина, которую знает любой фронтовой солдат последней большой войны в Европе: представления высшего командования и фронтовых штабов в силу различных причин никогда в своем развитии и результатах не соответствуют фактическому положению, оно может быть и лучше, и хуже. То же и с точки зрения обычного наблюдателя. Основания для этого лежат на поверхности и не требуют глубокого анализа. Кто зажигает огонь, должен оберегаться пламени, как говорят философы! Если кто-то хочет удержать оборону против упорного, часто превосходящего, фанатично атакующего противника, должен правильно организовать оборону и предусмотреть неприятности. И все силы направить на это! В противном случае вскоре придется размышлять о кто виноват и где произошел сбой. Слишком много мелких деталей в те годы скрывалось за передвижениями флажков на картах. В истории же остаются только победные или катастрофические донесения. Фрагменты дошедших документов и радиограмм – это ключ к пониманию фактов и решений. То, что остается в памяти и воспоминаниях простых участников событий, очень часто свидетельствует совершенно о другом.!...
Таким образом, марте-апреле 1943 года 22-я танковая дивизия (как и находившаяся в армейской группе Фреттер-Пико боевая группа 27-й танковой дивизии) была расформирована и распределена по другим соединениям. Исходя из военной необходимости такое решение принял командующий группой армий «Дон/Юг» генерал-фельдмаршал фон Манштейн (по предложению ОКХ/In6). О результатах этого мероприятия есть записи в приложении к ЖБД 22-й танковой дивизии, а также в хронике 23-й танковой дивизии:
«К 6 апреля 1943 года в районе Мал.Чистяково в «сестринскую» 23-ю танковую дивизию переданы: остатки 24-го мотоциклетного батальона – в 23-й мотоциклетный (танко-разведывательный) батальон; часть 1-й (самоходной) роты 140-го противотанкового дивизиона и одна зенитная рота (2-см орудия самоходные и на моторизованной тяге) – 128-й противотанковый дивизион; смешанная рота связи – в 128-й батальон связи; смешанная танковая рота 204-го танкового полка (10 Pz.III lg, 4 Pz.IV kz, 4 Pz.IV lg) - в I-й батальон 201-го танкового полка (с октября 1943 – 23-й танковый полк); смешанная панцергренадерская группа на БТР (три роты БТР) – в 128-й панцергренадерский полк; смешанная 140-я легкая танкоремонтная рота (с легким танкоремонтным взводом) – в 128-ю службу ремонта и обслуживания.
Позднее на основе II-го батальона 129-го панцергренадерского полка (моторизованные стрелковые роты под командой гауптманн Шлэггера) осенью 1943 года был сформирован 128-й танковый полевой учебный и запасной батальон (командир – гауптманн Шлэггер).
Также в 23-ю танковую дивизию была передана и рота «штурмовых танков» (семь тяжелых пехотных орудий 15-см на шасси Pz.IV) обер-лейтенанта Гетца фон Шваненфлисса.
Остатки 204-го танкового полка (штаб и полковые подразделения, штабы и штабные роты двух танковых батальонов с личным составом) были транспортированы в 100-й и 18-й танковые учебные и запасные батальоны. Эти кадры позднее были обращены на формирование III-го батальона 24-го танкового полка и 509-го тяжелого танкового батальона («Тигров»).
Остатки 129-го панцергренадерского полка (штаб и полковые подразделения, штабы и штабные роты двух панцергренадерских батальонов) летом 1943 года в южной Италии составили основу для переформирования из панцергренадерского полка «Сицилия-3» нового 129-го панцергренадерского полка 15-й панцергренадерской дивизии (командир – генерал-майор Родт).
Остатки 140-го панцергренадерского полка (бывшие с августа-октября 1942 года в боевой группе 27-й танковой дивизии) 3 марта 1943 года были переданы в 7-ю танковую дивизию (в качестве нового II-го батальона 7-го панцергренадерского полка).
Основная масса обозов и частей снабжения в апреле 1943 года были переданы в южной России во вновь формируемую 79-ю пехотную дивизию («сталинградское соединение», ее штаб был вывезен из котла по воздуху, примерно 30% ее частей 19-22 ноября 1942 года оказались за пределами русского окружения 6-й армии).
140-й танко-артиллерийский полк (без наблюдательной батареи и трех батарей легких гаубиц) стал 140-м войсковым артиллерийским полком.»
Майор Бургсталер, который руководил расформированием боевой группы 22-й танковой дивизии в марте 1943 года, в октябре был назначен в штаб оперативного командования «Запад» и погиб в июне 1944 года в Нормандии (будучи подполковником и начальником оперативного отдела в командовании танковой группы «Запад»). Лейтенант резерва Ланкхорст (бывший при фон Оппельне и Бургсталере командиром взвода и роты моторизованных тяжелых пехотных орудий) пережил войну. Со своими друзьями Финком (кавалером Рыцарского креста из 17-й танковой дивизии) и майором резерва Грюневальдтом ((кавалером Рыцарского креста из 23-й танковой дивизии), а также другими ветеранами-танкистами, он вел жаркие дискуссии в танковом училище в Мюнстере относительно действий в войну 1941-1945 гг дивизий «Великая Германия», «Дас Рейх», «Викинг», 22-й, 25-й и 27-й танковых, и других. Он такой же храбрый танкист, как и другие!
Майор Баумунк в 1944-1945 гг был командиром тяжелого танкового батальона, майор Риттер фон Пошингер – в 1944 году командиром учебного 902-го панцергренадерского полка, обер-лейтенант Кордье (ордонанс –офицер(О3 и О1)в штабе 22-й танковой дивизии) продолжил военную службу и стал командиром танковой бригады в бундесвере. Полковник доктор Полак в 1944 году стал командиром 29-й панцергренадерской дивизии в Италии. Это только немногие имена храбрых солдат 22-й рейнско-пфальцской танковой дивизии. Вспоминаются солдаты, прибывшие поздним летом 1941 года из австрийской 2-й танковой дивизии. Они все честно исполнили свой долг, как солдаты Германии. Гауптманн резерва Грюневальдт и гауптманн Шлэггер (как командиры в 23-й танковой дивизии), майор Риттер фон Пошингер (как командир боевой группы танковой учебной дивизии) и генерал-майор доктор Полак (как командир тюрингско-гессенской 29-й панцергренадерской дивизии) позднее были отмечены Рыцарским крестом.

Tags: 22 pz.d, февраль 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments