nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

22-я танковая дивизия. Формирование

Источник: Rolf Stoves «22 Panzer-Division, 25 Panzer-Division, 27 Panzer-Division und 233 Reserve-Panzer-Division. Aufstellung, Gliederung. Einsatz»

22-я танковая дивизия
Формирование


Осенью 1941 года во Франции в рамках удвоения немецких танковых дивизий началось формирование 22-й танковой дивизии. Одновременно 1-я кавалерийская дивизия, которая после потерь лета и осени 1941 года в России в составе 2-й танковой группы Гудериана была отведена на отдых, была переформирована в 24-ю танковую дивизию. Проводилось изучение опыта боев против крупных танковых сил противника. Из 2-го и 21-го кавалерийских полков при поддержке танковой школы в Вюнсдорфе/Цоссене был сформирован 24-й танковый полк. Формирование же 22-й танковой дивизии в составе оперативного командования «Запад» пошло другим путем, как это установлено из журнала активности первого командира 22-й танковой дивизии.

Планируя летом 1941 года формирование новых танковых дивизий, ОКХ рассчитывало, что в выделить для них из состава старых соединений по одному кадровому стрелковому полку и одному мотоциклетному батальону. Там произошло с 2-й и 5-й танковыми дивизиями, которые в мае-июне 1941 года находились на отдыхе в Германии после Балканского похода (позже они были в резерве ОКХ во Франции и у Берлина). Поздним летом из состава 2-й танковой дивизии был выделен новый 129-й стрелковый полк (штаб полка и 4 батальона). Его пополнение, а также заполнение прочего штата новой 22-й стрелковой бригады, производилось за счет стрелковых рот из расположенных на западе пехотных частей, поскольку за счет только 2-й танковой дивизии это было сделать невозможно. Часть людей пришла из полков охраны побережья, позднее также прибыло молодое пополнение. В 204-м танковом полку часть первоначального состава представляла собой солдат старших возрастов, признанных в августе 1941 года непригодными для действий в пехоте.
Танковые полки новых дивизий были подготовлены в 100-йи 101-й танковых бригадах, оснащенных трофейными французскими танками. 100-я танковая бригада (Хаарде) была создана 1 марта 1941 года решением оперативного командования «Запад», вскоре после этого - был сформирован штаб 101-й танковой бригады. Последнему в июле 1941 года приказом ОКХ был подчинен 204-й танковый полк. Кроме него в составе бригады до декабря был 203-й танковый полк и несколько размещенных во Франции и Бельгии специализированных тяжелых танковых батальонов.
Штабу 101-й танковой бригады (командир - полковник Эльстер) а начале лета 1941 года был подчинен 204-й танковый полк (позднее ставший ядром 22-й танковой дивизии). Он стал четвертым самостоятельным танковым полком, вооруженным трофейными танками. Поскольку в конце сентября штаб 101-й танковой бригады стал штабом 23-й танковой дивизии (командир - генерал-майор фон Бойнебург-Ленгсфельд), командование сформированными в районе Парижа танковыми полками принял штаб 100-й танковой бригады (генерал-майор Хаарде).
Основой 204-го танкового полка (как и 201-го и 203-го) стали четыре усиленных танковых роты старых танковых полков (по указанию OKХ/In6 прибывших из запасных танковых частей военных округов V-VI/IX, XII-XIII). Его база находилась в Версале (лагерь Сартори). Штаб и полковые подразделения 204-го танкового полка прибыли из 1, 7 и 25 запасных танковых батальонов, личный состав для штабов батальонов, штабных рот и легких колонн (включая ремонтные моторизованные взводы) - из 7, 11 и 35 запасных танковых батальонов. Командиром полка был назначен подполковник Коппенбург (в 1938-1940 - командир танковой роты, позднее командир батальона в 1-м танковом полку). Танковые роты полка сначала были оснащены трофейной французской материальной частью (танки типа «Сомуа»и «Гочкисс»). После отправки 203-го танкового полка в группу армий «Север», началось ускоренное переоснащение подразделений 204-го танкового полка (располагавшихся между Ниортом и Ла-Рошелью) на немецкие танки и тип «Шкода» 38t - сначала I-го батальона майора Эшенбаха. За ним был перевооружен II-й батальон майора Урбанса. Легкие роты обоих батальонов в основном получили танки «Шкода» 38t (пушка 3,7-см и два пулемета). К концу 1941 года из резерва сухопутных сил (военные округа V/XII) прибыла 204-я танкоремонтная рота (два легких моторизованных взвода и эвакуационный отряд с 18-тонными тягачами и погрузчиками). Также после нового года началось устранение острой проблемы с грузовиками в полку (представленными в основном трофейными французскими «Бауартами»). В процессе были успешно преодолены все трудности организационного, технического и персонального характера. Это было достигнуто в значительной мере усилиями первого командира полка - подполковника Коппебурга, имевшего значительный служебный и боевой опыт, а также хорошие связи в инспекции ОКХ. Он имел полную поддержку со стороны своих офицеров, полкового адъютанта гауптманнаКеттенаккера (погибшего в Крыму) и всех солдат старых танковых дивизий. В конце октября-начале ноября 1941 года 204-й танковый полк был передан под командование вновь формируемой 22-й Рейн-Пфальцской танковой дивизии (генерал-майор фон Аппель).
Состав 22-й танковой дивизии летом 1941 года был запланирован следующим: а) 204-й танковый полк (подполковник Коппенбург) с шестью танковыми ротами (из 100-й танковой бригады); б) 129-й мотострелковый полк (подполковник Михалик) из четырех стрелковых батальонов (из 2-йтанковой дивизии); с) 24-й мотоциклетный батальон (подполковник Шмидманн) (в августе 1941 переформирован в XVIIвоенным округе из 5-го танко-разведывательного батальона (Pz.A.A.5), части 2-го мотоциклетного батальона (Kradsch.Btl.2) и 3-й батареи 38-го противотанкового дивизиона (3./Pz.Jg.Abt.38) (обер-лейтенант Фогелер, убит в мае 1942 года).
Формирование дивизии завершилось к концу сентября 1941 года (на основании приказа ОКХ №20691/41). Вновь сформированные части временно оставались при своих изначальных дивизиях и бригадах под командованием XVIIармейского корпуса в Вене.
16 сентября 1941 года ОКХ зафиксировал окончание формирования 22-й танковой дивизии. Первым днем ее существования было назначено 25 сентября 1941 года. В первый состав вновь сформированной дивизии вошли следующие части и подразделения:
Управление и штаб дивизии (без группы разведки Ic и картографического пункта); 204-й танковый полк (штаб полка, ремонтная рота и два танковых батальона – в каждом штабная рота, две роты легких и одна рота средних танков); 129-й стрелковый полк (четыре мотострелковых батальона, штаб полка, полковые подразделения; 24-й мотоциклетный батальон (разведбатальон дивизии – штаб и штабная рота (с взводом тяжелых бронеавтомобилей), три мотоциклетных роты, рота бронеавтомобилей, тяжелая мотоциклетная рота); усиленный 140-й противотанковый дивизион (три моторизованных противотанковых взвода из прежнего 38-го дивизиона); 140-й дивизионный обоз (две малых и две больших колонны грузовиков и две колонны топливозаправщиков (50 куб.м); дивизионная продовольственная служба; санитарный транспортный взвод; полевая почта и позднее группа фельджандармерии.
Для всех вновь сформированных подразделений было выделено лишь несколько недель на подготовку, при этом вооружения, транспортных средств и имущества очень не хватало, как докладывал об этом командир стрелкового полка. Дивизия, которая несмотря на хаотическое обеспечение грузовиками из трофеев Дюнкерка и Сен-Валери, изначально оснащалась современным вооружением, и готовилась по передовой методике подготовки танковых частей, к началу 1942 года все еще имела ограниченные возможности и могла совершать только короткие марши и переброски подразделений. Горючего было очень мало.
В целях маскировки район формирования дивизии в сентябре был перемещен в группу армий «Центр» (Смоленск, бывшее расположение 2-й танковой дивизии). Там с 26 сентября находился прибывший на Восточный фронт дивизионный командир – генерал-майор Вильгельм фон Аппель (до этого командир 9-й стрелковой бригады), который оттуда управлял подготовкой своей дивизии на базе 81-й пехотной дивизии в районе Ниорта (юго-запад Франции), где фактически и находился дивизионный КП. В Ниорте был начальник оперативного отдела (Ia), майор генерального штаба Шульц. Они вдвоем изначально приложили необходимые усилия, чтобы создать дееспособный дивизионный штаб, подготовить переброску и размещение ожидавшихся подразделений и начать первый, самый важный этап подготовки. Основная масса солдат и офицеров дивизионного штаба прибыла с Восточного фронта и в считанные недели влилась в новую танковую дивизию. Штаб дивизии начал работу в течение недели, затем прибыл 2-й офицер генерального штаба – начальник тыла (Ib), который с января принял командование стрелковой бригадой.
Главный задачей штаба 22-й танковой дивизии сначала было принять управление над тремя полками и небольшими отдельными подразделениями, а также проводить формирование остальных частей новой дивизии. Он непосредственно подчинялся 7-й армии в Бордо (генерал-полковник Доллманн), территориально же (включая вопросы снабжения) относился к главному командованию I.IXв Пуату. Снабжением войск сначала занимался начальник тыла 81-й пехотной дивизии, пока не были готовы отдел квартирмейстера и 140-й обоз 22-й танковой дивизии. В начале октября 1941 года пришло указание штабу мотострелкового полка принять командование над четырьмя мотострелковыми батальонами, выделяемыми из своих изначальных дивизий, и продолжить их подготовку. Для этого из старых танковых дивизий прибыли кадры опытных командиров, которые должны были вести учебный процесс: полковник Кютт (до этого – командир мотоциклетного батальона 8-й танковой дивизии), который стал командиром 129-го мотострелкового полка, подполковник Михалик (прежний командир 30-го противотанкового дивизиона, а до этого, в 1940 г., – командир стрелкового батальона), который был назначен командиром 140-го панцергренадерского полка. Полковник Кютт одновременно принял ответственность за формирование и работу штаба 22-й стрелковой бригады, поскольку назначенный на это место офицер пока еще оставался на Восточном фронте, командуя 2-й стрелковой бригадой вместо выбывшего в начале октября командира, и должен был прибыть только через месяц.
Главным вопросом в подготовке новых мотострелковых рот (личный состав которых большей частью пришел из пехоты), было их обучение быстрым и основательным действиям в качестве моторизованных войск, изучение нового вооружения и непрерывные тренировки на транспортных средствах, для которых, однако не было сначала достаточного горючего, поскольку они относились к пехотной дивизии. После донесения и долгого обсуждения с генерал-полковником Доллманном, эта проблема все же была решена. Однако как много дней активной боевой подготовки из-за этого было потеряно! Похожие проблемы имели место с вооружением и имуществом, а также с грузовиками, которые не подходили для тренировок. Утрясывание всех этих проблем периодически усложнялась (до полного тупика) необходимостью дивизионного штаба выполнять все требования новых документов по боевой подготовке, которые были получены очень поздно, когда дивизия в целом уже была сформирована. Эти документы учитывали опыт Восточной кампании и меняли некоторые изначальные моменты. Однако все эти проблемы в итоге были урегулированы. В результате, как докладывал командир дивизии, войска будут полностью готовы после получения нового вооружения к Рождеству 1941 года. С конца октября началось переоснащение 204-го танкового полка с французских танков на немецкие Pz.IVи «Шкода» 38t. Майор Коллин стал командиром I-го батальона 204-го танкового полка. В конце октября 1941 года прибыли новые заместители в службу тыла дивизии – после майора Хюбнера (24.10), дивизионный врач (27.10) и дивизионный инженер (29.10). Все они прошли Восточный фронт. Таким образом, с конца этого месяца у майора Шульца (Ia) в распоряжении оказалась полностью дееспособная служба тыла со всеми своими частями. Группа 3-го офицера генерального штаба (разведки, Ic) появилась тремя месяцами позже, в начале 1942 года.
С 3 по 8 ноября в Париже были проведены учебные курсы для всех командиров и важных должностных лиц от батальонного уровня новых танковых дивизий, на которых им было рассказано о задачах и способах боевого применения подвижных войск. В них также принял участие и генерал-майор фон Аппель, долгое время бывший командиром «Подвижной дивизии» в австрийской армии (с 1934 по 1938), с 1938 по 1940 – командиром 11-го моторизованного стрелково-кавалерийского полка(в 4-й легкой, потом в 9-й танковой дивизии), а в последнее время – командиром 9-й стрелковой бригады на Восточном фронте (в мае 1941 он был удостоен Рыцарского креста в качестве бригадного командира в австрийской 9-й танковой дивизии). После окончания учебных курсов, командир, начальник оперативного отдела, а также все командиры уже дееспособных частей 22-й танковой дивизии, были переданы в распоряжение оперативного командования «Запад» (генерал-фельдмаршал фон Витцлебен). Управление 22-й танковой дивизии в середине ноября 1941 года располагало, кроме боевой группы 204-го танкового полка, по одному сводному мотострелковому батальону в каждом из формируемых полков, основными силами мотоциклетного батальона и тяжелым IIIдивизионом 140-го артиллерийского полка (III./Pz.A.R.140). Назначаемые каждую неделю армией или группой армий учебные командирские курсы также приносили определенные сложности в боевой подготовке, особенно в мотострелковых полках в последнем квартале 1941 года. Временами едва ли не половина ротных командиров находилась на курсах, поэтому сначала боевая подготовка в стрелковой бригаде особенно не продвигалась. Протесты в войсках особого успеха не имели. Нехватка вооружения имущества, особенно топлива, а также отсылки многочисленных команд в Рейх, не могли улучшить этого положения. Войска старались проводить подготовку в меру своих сил. В дневнике 22-й танковой дивизии отмечается особый упор на подготовку подразделений 204-го танкового полка, который полностью обеспечен материальной частью, по сравнению со стрелками. В период с 30.10 до 7.11 II-й танковый батальон (майор Урбан), а с 8 до 16.11 I-й танковый батальон (майор Коллин) провели учебные стрельбы на полигоне в Барбецо(Barbezieux) усиленных рот легких танков. На них, вместе с дивизионными командиром и офицерами (до командиров взводов включительно), присутствовал в качестве заинтересованного наблюдателя командующий армией генерал-полковник Доллманн.
Согласно приказа организационного управления ОКХ (OKH/AHA) от 5 ноября 1941 года, дивизия получила окончательную организационно-штатную структуру. В стрелковых полках должны были быть сформированы 8-я (тяжелая) и 9-я (тяжелых пехотных орудий) роты. Кроме этого, прибывший в середине ноября из России артдивизион II./A.R.44(mot) был переформирован во IIдивизион артиллерийского полка дивизии (II./Pz.A.R.140). Этот испытанный в боях дивизион был вооружен легкими гаубицами le.F.H.18, оснащен новыми тягачами и был полностью отдохнувшим. Также в эти дни прибыла рота связи (с моторизованными радио- и телефонными взводами), а также несколько подразделений снабжения и обеспечения. Начальник оперативного отдела, вместе со своим заместителем по технике и вооружению, а также дивизионным инженером был командирован в ОКХ для прояснения некоторых вопросов формирования. В их отсутствие в середине месяца из управления кадров группы армий в Бордо прибыл гауптманнХассельт для обсуждения вопросов по пополнению офицерским составом. Вскоре после него в 22-ю танковую дивизию нанес визит генерал-майор Брейт (генерал подвижных войск в верховном командовании сухопутных войск), который обсудил организационные вопросы и варианты их быстрого решения. Командир дивизии решил вооружить одну легкую стрелковую роту (6-ю роту 129-го полка, командир которой во 2-й танковой дивизии командовал бронетранспортерным подразделением) прибывающими в декабре 1941 года средними бронетранспортерами (m.SPW).
На начало декабря было назначено формирование 140-го батальона связи (Pz.Nachr.Abt.140) и нескольких тыловых подразделений (кроме санитарной службы). К концу месяца прибыл картографический пункт. С такой радостью ожидавшийся приказ о переформировании в 140-м стрелковом полку 6-й роты в легкую бронетранспортерную и оснащении ее средними БТР (Sd.Kfz.251), снова был отменен. Большую озабоченность вызывала нехватка вооружения и техники для оснащения современной танковой дивизии, а также ограниченность боевой подготовки стрелков на их местных маленьких полигонах. Получение необходимого вооружения из 7-й армии сначала шло с трудом, поскольку его приходилось передавать из других дивизий – другого варианта не было! Командировка заместителя по технике и вооружению (W.u.G.)обер-лейтенанта Киля в ОКХ, затем в командование XIIармейского корпуса, а позднее в службу выдачи техники, имела полный успех, в результате его трехнедельного путешествия все подразделения 22-й танковой дивизии до конца года были оснащены практически всем необходимым имуществом и вооружением.
Оба стрелковых полка в декабре 1941 года совершили марш на полигоны Барбецо и Суге (Souge), где были проведены ротные строевые смотры. Показанная при этой переброске (на расстояние 150-200 км) эффективность, как было установлено дивизионным командиром и командирами подразделений, показала недостаточность проведенной 8-недельной подготовки войск. Генерал-майор фон Аппель также участвовал в этом многодневном марше смешанного подразделения. На одном ротном строевом смотре присутствовал он, а также специально прибывший командующий армией генерал-полковник Доллманн. По его результатам 22-й танковой дивизии было выделено затребованное количество топлива и один полигон. 7-я армия назначила на январь 1942 года еще одну переброску 22-й танковой дивизии в смешанных боевых группах на полигон Коткудан (Coetquedan) в Бретани.
В середине декабря была сформирована одна саперная рота на БТР, позднее она была включена в состав 50-го саперного батальона (Pz.Pi.Btl.50) в качестве 3-й роты. Из организационного отдела ОКХ была получена информация, что в феврале 1942 года 22-я танковая дивизия будет направлена на Восточный фронт. Поэтому 22-й танковой дивизии был придан уже готовый 50-й саперный батальон с двумя ротами, который находился на отдыхе. До 6 января в расположение дивизии прибыла 140-я рота снабжения (Nachschub-Kp.140). Четырьмя днями позднее 7-я армия передала, что ОКХ определило датой полной боевой готовности дивизии 1 марта 1942 года! Приказом ОКХ через командование «Запад»/7-ю армию в 22-ю дивизию были переданы 11-я и 12-я малые транспортные колонны, которые были изъяты из 24-й танковой дивизии (пока еще находящейся на формировании). В середине января вся нехватка вооружения и средств связи была полностью закрыта. Только прибытие грузовиков из-за «вагонного кризиса» еще задерживалось. Из-за этого готовность всех подразделений не могла быть достигнута к назначенному сроку. Дивизия доложила, что для выполнения срока боевой готовности к 1 марта необходимо срочно ускорить прибытие нехватающих грузовиков. Об этом говорилось еще в отчете о состоянии дивизии за последний квартал 1941 года!
Несмотря на все сложности, 22-я танковая дивизия, которая все еще числилась как «находящаяся на формировании» и «не имеющая основной части батальона связи», была с января 1942 года передана в группу армий «D» для прикрытия побережья Канала против вражеских десантов в секторе 15-й армии, севернее Seine, а также для обороны Бретани в секторе 7-й армии. Проводилась необходимая рекогносцировка.
В соответствии с «Отчетом о состоянии дивизии на 22 января», 22-я танковая дивизия в середине января 1942 года считалась полностью боеготовой отдельными частями. Запланированное на январь продолжение боевой подготовки снова оказалось под угрозой срыва из-за нехватки топлива! Дивизия с 8 января по 7 февраля 1942 года направила маршем на полигон Коткудан в Бретани две смешанные боевые группы, которые продолжили там боевое слаживание: сначала боевую группу Шпитта(Spitta) (129-й стрелковый полк, II-й батальон 204-го танкового полка и II-йдивизион 140-го артиллерийского полка, под командованием командира 129-го полка) с 8 по 23 января. За ней последовала боевая группа Михалика (Michalik) (140-й стрелковый полк, I-й батальон 204-го танкового полка, I-й дивизион 140-го артиллерийского полка) – с 24 января по 7 февраля. Колесная техника осуществляла этот марш в боевом походном порядке. Для взаимодействия с артиллерией была выделена группа воздушных разведчиков Финека (Vinek). Ее командир организовал тренировку командиров частей и подразделений боевых групп по взаимодействию с частями непосредственной поддержки Люфтваффе. Из-за нехватки топлива марш танковых рот осуществлялся железнодорожным транспортом.Танкисты таким образом отработали упражнения по маршу и готовности к выгрузке на железной дороге. После этого снова быстрая загрузка в приближенных к боевым условиях. С 12 по 14 января генерал-полковник Доллманн посетил полигон Коткудан, позднее он присутствовал на смотре одной из рот 24-го мотоциклетного батальона, который с 5 по 14 января переместился со своих местных полигонов в учебный центр Барбецо. Переподготовка 140-го артиллерийского полка проводилась с 5 по 31 января на учебных курсах танковой артиллерии недалеко от Ниорта.
Двигалось дело и в 22-й стрелковой бригаде. 2 февраля наконец-то прибыл назначенный еще три месяца назад командир бригады полковник ЭберхардтРодт, который, командуя в мае 1940 года моторизованнымразведбатальоном получил Рыцарский крест. Родт заменил тяжелораненого на Восточном фронте командира 2-й стрелковой бригады и участвовал в тяжелых зимних боях северо-восточнее Сычевки-Ржева до прибытия ее нового командира. Он принес с собой на юго-запад Франции важный боевой опыт.
3 февраля 22-я танковая дивизия через 7-ю армию получила указания из организационного управления ОКХ о перевооружении 3-й роты мотоциклетного батальона на легкие БТР (37 Sd.Kfz.250/1). Четырьмя днями позднее оперативное командование «Запад» сообщило, что дивизия оснащается одним бронетранспортерным батальоном из трех рот средних БТР и одной роты тяжелых БТР. Генерал-майор фон Аппель решил после совещания со стрелковой бригадой переформировать в бронетранспортерный II-й батальон 129-го стрелкового полка. Гауптманн Риттер фон Пошингер, прибывший из 2-й танковой дивизии, имел необходимый опыт. Была организована быстрая переподготовка нового подразделения.Фон Пошингер в 1940-1941 гг. принимал участие в Западном и Балканском походах в качестве командира роты БТР, позднее был адъютантом 2-й стрелковой бригады, в которой было несколько бронетранспортерных рот. В 140-м стрелковом полку бронетранспортерами оснащалась только одна рота.
Вскоре прибыла учебная команда водителей из 1-го запасного стрелкового батальона (Веймар), в котором с 19 января по 7 февраля было проведено обучение для всех будущих водителей БТР 22-й танковой дивизии. 7 февраля доложили о своем прибытии из Ганновера командиры 2-й и 3-й ремонтных рот 140-го ремонтного батальона. Их прибытие было очень нужно. Вечером того же дня начальник штаба 7-й армии сообщил генерал-майору фон Аппелю, что в скором времени 22-я танковая дивизия будет отправлена на Восточный фронт и должна быть к этому полностью готова!

Tags: 1941, 22 pz.d
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments