nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я танковая дивизия. Июль 1942

Источник: Wolfgang Werthen: Geschichte der 16.Panzer-Division 1939-1945

Сражение в большой излучине Дона

Подготовка к сражению


В то время, как 16-я танковая дивизия сражалась на Донце, Бурлуке и Осколе, фронт от Курска до Таганрога удерживался пятью германскими армиями; дополнительно к ним прибывали по одной румынской, венгерской и итальянской армии. Цель летнего наступления: Волга на 400 км участке от Саратова до Сталинграда и нефтяные поля Кавказа, после ее достижения предполагалось соединиться с Африканским корпусом в Персии и наступать вдоль Волги на тыловые районы Москву.
Пока 16-я танковая прибывала в Макеевку, началось наступление – сначала на северном участке (4-я танковая армия Гота). Русский фронт от Орла до Изюма должен был быть прорван стремительным натиском. 28-го июня операция началась.
5 июля пал Воронеж. Однако перейти Дон на широком фронте не удалось, был образован только плацдарм между Воронежем и Острогожском. От цели Саратов пришлось отказаться.
11 июля южнее Харькова в наступление перешла 1-я танковая армия фон Клейста. Авангарды обеих танковых армий двинулись на юг и прокатились через зимние позиции русских и их тыл почти на 300 км. «Узкими плечами» двигавшийся вдоль Дона восточный клин достиг 13.7 Чира, 15.7 – Морозовской, 17.7- Цимлянской, 4.8 – Ворошиловска (Ставрополь) в предгорьях Кавказа. Западный клин двигался через Ровеньки и Старобельск, 14.7 пересек Донец, 24.7 во второй раз взял Ростов и 9.8 стоял у Краснодара.
В это время 16-я танковая готовилась принять частичное участие в боях. Прибывали новые танки и автомашины, обучался батальон рекрутов. Стрелки танковых дивизий были переименованы в панцергренадеров.
Первый бой новое формирование дивизии приняло у Артемовска, вместе с 3-й и 60-й моторизованной дивизиями XIV танкового корпуса генерала фон Виттерсгейма.
8 июля, без артиллерийской поддержки, одна треть дивизии выдвинулась вперед, имея задачу пройти 50 км и образовать плацдарм через Донец. Боевой группой, состоящей из Pz.A.A.16, 2/Pz.Rgt.2, 2/Pi.16 и двух батальонов пехоты, командовал майор фон Вицлебен (v.Witzleben).
Этот майор приказал наступать напрямую через минное поле. Танки понесли большие потери. Враг оказал сильное сопротивление. Операция провалилась. Следующим утром неприятель отошел и группа вышла южнее Лисичанска к Кагановичу на Донце. Под прикрытием тяжелых зениток началось строительство моста.
Основная масса дивизии в это время проследовала по асфальтовой дороге из Макеевки через Горловку на север к Артемовску, где и перешла через Донец. Следующие 300 км пути лежали на восток до Чира, оттуда направление движения свернуло на юг. С организованным сопротивлением пришлось столкнуться только в большой излучине Дона. Предполагалось его быстро преодолеть. Танки проехали по подводному мосту через Донец, и, двигаясь на северо-восток через Боровское, вошли в долину Айдара. Здесь еще оставались окруженные части противника. Как только полковник Зикениус (Sieckenius) оказался на восточном берегу Донца, он тут же объехал на своем кюбельвагене всю колонну своей боевой группы и дальше двинулся во главе ее. Вдруг бойцы увидели столб взрыва – дым и пламя! Машина командира наехала на мину. С невероятным везением, полковник выпрыгнул из горевшего автомобиля, и со злостью топнул ногой – рядом из песка выглядывала еще одна русская мина! У Капитаново дивизия получила крещение огнем; роты прорывались через кустарник левее дороги; там боевая группа Крумпена 13 июля взяла 678 пленных. В этот же день 1-я танковая армия повернула у Боковской на юг к Чиру.
Часть дивизии достигла без боя Беловодска и остановилась там. До 17 июля дивизия находилась в резерве OKW в районе Бараниковка-Мейсеевка.
Потом 16-я танковая дивизия была передана 4-й танковой армии, которая вместе со 2-й и 6-й (Паулюс) полевыми, одной венгерской и одной итальянской армиями входила в группу армий Б (фельдмаршал барон фон Вейхс).

Битва за большую излучину Дона


После короткого отдыха в районе Камышовой, дивизия двинулась вперед по бездорожью. Ни деревьев, ни кустарников, могущих дать немного тени, ни единого укрытия, никаких ориентиров! По кажущейся бесконечной пустыне под жгучим голубым небом. Солнце разогревало воздух как в духовке. Это были донские степи.
На пути иногда встречались отдельные группы противника, однако в небе над однообразными холмами безраздельно господствовала наша авиация. При малейшем сопротивлении, приданный каждому танковому подразделению офицер-авианаводчик (Flivo-Fliegerverbindungsoffizier) звонил в свою эскадрилью (Staffel). Тактические бомбардировщики и «штуки» проносились прямо над головами танкистов и обрушивались на противника с сиренами, бомбами и всем бортовым вооружением; танки проезжали по перекопанным позициям сокрушенного врага. Ошеломленные русские бежали перед такой слаженной работой техники, они считали ее колдовством и включили ее в свой сборник мифов о непобедимости германской армии.
22 июля 16-я танковая дивизия остановилась в Боковской на Чире. За 10 дней было пройдено 300 км. Впереди была большая излучина Дона, 150 км по прямой до перешейка между Доном и Волгой, 200 км до Сталинграда!
Сильные пехотные и танковые части противника закрепились на хорошо оборудованных и укрытых позициях по общей линии Басковский-Болш.Осиновский-Калмыков-Рошко-Киселев-Лобакин-Суровикино-Чир-Дон.
Целью германской операции было прорвать эту линию обороны по прежнему рецепту танковых клиньев, продвинуться до Дона, подавить сопротивление на западном берегу по флангам, перерезать русским дивизиям пути отхода через реку и организовать им котел.
Приказ: XIV танковый корпус наступает на восток через Лиску до Дона, там поворачивает направо и продвигается на юг в промежутке между Лиской и Доном. 24-я танковая и 297-я пехотная дивизия двигаются ему навстречу с плацдарма Рыжов. Встреча обоих клиньев – западнее Калача. С запада русских поджимают пехотные дивизии – 100 li.I.D., 376, 305, 113 и 44 I.D.
С левым флангом по Чиру покатилась 16-я танковая на юго-восток через Чистяковку и Чернышевскую до Аржановской. Готовность! Саперы налаживают переправу и строят временный мост через Чир. Вражеский самолет пытается его разрушить.
23 июля четыре боевых группы дивизии пошли на прорыв вражеской обороны на высотах западнее Рошки (Roshka).
Произошел тяжелый бой. Боевая группа Латтмана (Lattmann) была отброшена обратно одной русской добровольческой дивизией. Стрелки батальона Мюса (Mues) под прикрытием артиллерии достигли вражеских окопов и бункеров; их пулеметы прижали противника к земле, гренадеры поспрыгивали с бронемашин, и, используя ручные гранаты, выкурили русских из их укрытий. Русские оборонялись упорно и использовали новейшие противотанковые гранаты. Передвижение по полю боя осложнялось минными полями. Однако к вечеру эти оборонительные позиции были прорваны.
Боевая группа фон Вицлебена вошла в прорыв на юго-восток через Ново-Сергиевский и 24 июля достигла реки Лиска у Острова, в 20 км от Калача.
Боевая группа Латтмана (танковый батальон Штрахвица, панцергенадерский батальон 16 Мюса, артиллерийский дивизион Цинтша (Zientsch) и мотоциклисты (К.16)) двигался на восток и утром 24 июля вошел в Врхне-Бузиновку, на второй оборонительной линии русских западнее Калача.
Танки находились под сильным артиллерийским обстрелом. Батальон Фондерманна (Fondermann) атаковал село с фронта. Одновременно танковые роты Фрайтага (Freitag) и Фольмерга (Volmerg) сбили противника с флангов. Стремительным натиском была уничтожена 21-см батарея и враг обращен в бегство. Артиллерия обстреливала убегающие толпы. В середине дня Верхне-Бузиновка была захвачена. Через несколько часов боевая группа приступила к прдусмотренному развороту направо, по западному берегу Лиски достигла Суханова и зачистила село.
Части 3-й и 60-й моторизованных дивизий в это время достигли Дона в 15 км севернее Калача и образовали фронт на юг по линии Липа-Лебедевский-Еруслановский между Доном и Лиской. Боевые группы Витцлебена и Латтмана развернулись на запад и образовали фронту Еруслановского и Суханова.
Немецкие части находились в тылу русской обороны и приготовились к отражению наступления со стороны Калача. Русские были настроены любой ценой удержаться на западном берегу Дона, их танковые войска сохранили возможность свободно передвигаться в большой излучине. Множество танков атаковало немецкие позиции с юга и юго-запада, а также воспрепятствовало соединению с двигавшейся с юга 24-й танковой дивизией. Безостановочно переправлявшиеся у Калача и Клетской танки Т-34 предпринимали попытки перерезать пути снабжения XIV танкового корпуса с востока и севера, взять его в окружение и уничтожить.
Боевая группа Райниша (Reinisch), прикрывавшая северный фланг у Рошки, вела тяжелые бои на русской оборонительной линии у Калмыкова и Манойлина. 27 июля русские перешли в наступление у Манойлина армадой в 200 танков. В безумной схватке 77 из них было уничтожено. Боевая группа Крумпена прорвалась севернее Калмыкова у Больш.Осиновский. Русские перебросили свои силы с севера и окружили ее. Все имевшиеся в наличии резервы дивизии были брошены на опасный участок. Появились перебои в снабжении. День был очень трудный! Боевые группы Латтмана и Витцлебена снабжались горючим с воздуха с бомбардировщиков Хе-111. Под давлением 45 танков, боевая группа Витцлебена вынуждена была отступить от Острова к Гурьеву и Еруслановскому. Пока не подошли пехотные дивизии, противник атаковал еще и с запада.
На севере бушевала артиллерийская гроза. Там у Верхней Бузиновки сражалась боевая группа Крумпена. К концу 27 июля окруженный отряд наконец то был разблокирован и следующим утром через Рыбинский и Цимков выдвинулся на юго-восток, на прорыв к группе Латтмана у Суханова. На мосту на юго-западной окраине Верхней Бузиновки возникла заминка. Русский полк с 11 танками подошедший к селу с запада, с ходу атаковал находившийся здесь Inf.Rgt.50 из 100-й легкопехотной дивизии, и прорвал его оборону. Пришлось вмешаться боевой группе Крумпена. Первая атака была отбита. Крумпен приказывает занять оборону. В наступившей темноте вновь слышится громкое русское «Ура!»; совместным огнем натиск в целом остановлен. В 22.30 русские вышли на огневые позиции 5./Art.Rgt.16.
С рассвета противник безостановочно атакует на фланге боевой группы. По телефону принимается дивизионный приказ: немедленное сосредоточение всех частей в районе Суханов! Одновременно приходит донесение – 24 вражеских танка на подходе к Верхней Бузиновке с севера и северо-востока. Уход в этот момент невозможнее. Хотя группа Райниша прибилась к Суханову и Осиновскому, она еще не установила соединение с другими частями дивизии.
С обеих сторон фронта наступали большие танковые силы. Они совершали маневры и обходили друг друга, пытаясь взять в окружение. Поле битвы составляло 100х100 км. Здесь не было линии фронта. Как миноносцы или крейсера в море, танки сражались в песках степи, меняя огневые позиции, стараясь зажать неприятеля, цепляясь считанные часы или дни за хутора, погибая, разворачиваясь и атакуя неприятеля обратно. Пока танки истребляли друг друга среди разросшейся травы, в воздухе Люфтваффе вела тяжелые бои в безоблачном донском небе, поражая противника в укрытиях в балках, охотясь за транспортом снабжения и сжигая колонны с горючим.
В ситуации с 16-й танковой противнику казалось, что он достиг успеха. Никогда еще положение дивизии не было столь критическим. Связь с другими соединениями отсутствовала. В ночь на 30 июля батальон II/64 Мунда (Mund) (позднее- Батше (Batsche)) решился на прорыв. Дорога по донесениям была свободной от неприятеля. Внезапно выскочивший из балки русский танк в упор открыл огонь по колонне батальона. Обе-лейтенант Кляйнхольц (Kleinholz), командир роты Pz.Jg.16, погиб. Часть колонны собралась вместе для отражения русской атаки, другая часть прорвалась к группе Латтмана в Суханов.
Теперь полковник Крумпен получает приказ организовать оборону на запад и север и дожидаться подкрепления.
В районе Суханова ситуация ухудшилась. На юге был оставлен Еруслановский. 30 июля противник атаковал из Еруслановского мотоциклетный батальон К.16 гауптманна Дорнеманна (Doernemann). На севере русские танки появились у Нижне-Бузиновки. Танковый батальон Штрахвица и 2 рота 16-го панцергренадерского батальона (2/Pz.Gren.Btl.16) подбили в контратаке 16 танков, взяди 28 пушек и 600 пленных.
Восточнее Суханова часть группы Райниша укрепилась у Осиновского. Между высотами 187,7 и 225,1 противник наступал без каких-либо пауз. На восточном краю опорного пункта саперная рота 1/Pi.16 лейтенанта Гримберга (Grimberg) отбила атаку батальона противника. Семь русских танков были подбиты тяжелыми зенитками.
Как и саперы, самостоятельная боевая группа Штрельке (Strehlke) укрепляла свою оборону фронтом на восток. 1 августа на ее позиции вышла русская колонна. Группа саперов лейтенанта Гюнтера Шмитца (Schmitz) опрокинула прорвавшегося врага и осуществила его преследование. 2 противотанковых пушки и 4 автомашины были уничтожены.
Днем ранее происходили события в боевой группе Крумпена. Часть 60-й моторизованной дивизии перешла в наступление на Верхне-Бузиновку с юго-запада. Она была остановлена в 2 км от села, не сумев перейти ручей. Противник отвлекся. 40 танков Крумпена, находившиеся в засаде, атаковали село. 9-я танковая рота (9/Pz.Rgt.2) обер-лейтенанта Блюхера (Bluecher) прорвала сильную оборону пехоты и танков противника. Враг отступил на окраину села. Вечером Верхне-Бузиновка была взята, однако враг продолжал сражаться. Сибиряки, прибывшие с Дальнего Востока, сражались врукопашную за каждую стрелковую позицию. Однако их упорство не смогло предотвратить воссоединение 16-й танковой. Враг был повержен. Прикрываясь пешими арьегардами, три вражеских дивизии отошли на северо-восток к Дону.
Уже ночью боевая группа Крумпена прибыла к Суханову. Ее роты были сразу же направлены на укрепление дрогнувшего фронта на юге у Еруслановского.
Утром 31 июля начали наступать 40 русских танков. Атака была остановлена, 8 танков подбито. В 7.25 на вражескую пехоту у Майорова и Еруслановского совершили налет Хеншели и Ю-88. Враг понес тяжелые потери и отступил. Один высотный разведчик Фокке-Вульф сбросил ящик с шоколадом и запиской: «Собрано для всех вас вашими товарищами из авиаразведки». В этот же день 16-я дивизия пережила налет семи русских бомбардировщиков.
В вечерние часы противник предпринял еще одну попытку наступления. Танковая рота Мюллера (Mueller) подбила 8 танков. Кровь капала на мотоциклы через пробоины в Т-34, и, атака вражеской пехоты также была отбита. «Штуки» атаковали Майоров. Мины и артиллерийские снаряды взрывались одновременно с тяжелыми бомбами. Противник повернул обратно. Его танки в Скворине пережили вечером еще один налет «штук» и враг потерял любое желание наступать снова.
Дни 29, 30 и 31 июля были днями наивысшего напряжения в сражении в излучине Дона. Генерал Хубе все время находился на поле боя и высоко оценил заслуги своей смелой дивизии.
Tags: 16 pz.d, июль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments