nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Отчет о боевых действиях 11-й румынской пехотной дивизии

NARA T-312 R-271 F-0299/0303
В течение 6 недель, когда 11-я пехотная дивизия занимала оборону против русского плацдарма, противник атаковал ее позиции то силами слабых штурмовых групп, то силой 1-2 батальонов.
Из показаний захваченных пленных было известно, что неприятель в полосе дивизии производил усиление, его офицеры и комиссары говорили в войсках, что с началом зимы произойдет крупное наступление, которое решит судьбу Сталинграда. Также из показаний пленных было установлено прибытие крупного кавалерийского соединения (1-го кавкорпуса) и отдельных танков, однако в полном объеме масштаб русского наступления, которое началось 19.11, определить не удалось.
Внимание дивизии было сосредоточено на правом фланге, отход которого мог создать угрозу для всей системы обороны. Возможность вражеского прорыва с высоты 226,7 в тылы дивизии была совершенно понятна и для противодействия за правым флангом были сосредоточены сильный резервы с противотанковыми орудиями. Позиции дивизии были хорошо оборудованы и приспособлены к местности, оснащены заграждениями из колючей проволоки и минными полями на угрожаемых участках.

По показаниям многочисленных пленных, крупное наступление русских должно было начаться 7 ноября, в день 25-й годовщины коммунистической революции. Внимание дивизии было повышено, однако этот день прошел спокойно, хотя новые вражеские перемещения свидетельствовали о возможном скором наступлении.
С 15 по 17.11 в полосе дивизии все было спокойно. Имели место только отдельные вылазки вражеских разведгрупп, слабые перестрелки из стрелкового оружия и минометов, а также одиночные артиллерийские налеты.
18.11 сильные части противника атаковали соседа справа. Для его подкрепления были выделены дивизион I./26 и еще один артдивизион. Сильные атаки на соседа справа в течение недели повторялись неоднократно, поэтому атаке в этот день никто не придал большого значения.
19.11 После необычайно мощной четырехчасовой артиллерийской подготовки противник атаковал правый фланг дивизии силой 7-9 батальонов. Эта атака была отражена. Дивизионный резерв за участком I.R.3 был приведен в готовность. Новые атаки противника в 7.30, 9.15 и 13.30 также были отражены с большими для него потерями. Под прикрытием «сталинских органов» неприятель смог приблизиться на 300 м до передовых позиций I.R.3, где и начала окапываться.
Около 9.00 пришло сообщение из 9-й пехотной дивизии, что вражеские танки прорвались на ее правом фланге и вошли в Большой. Поскольку было известно, что в районе Перелазовского находятся части 22-й немецкой танковой дивизии, готовые перейти в наступление, то положение рассматривалось вполне оптимистически.
20.11 Этот день прошел без дальнейших вражеских атак, однако при повышенной огневой активности врага из всех видов оружия.
В середине дня стало известно, что правый фланг 9-й пехотной дивизии разгромлен, а вражеские танки готовы войти в Блиновский. Для прикрытия правого фланга в Горбатово был направлен ударный резерв в составе батальона II./2, орудия ПТО 7,5-см и батареи 6./21.
Во второй половине дня пришло сообщение (как было позднее установлено из 9-й дивизии), что 60 немецких танков находятся в 15 км восточнее Котовского, а еще 100 танков вошли в Большой. Эта информация обнадежила и еще больше укрепила оптимистический взгляд на обстановку.
В начале ночи стало известно, что левый фланг 9-й дивизии с тяжелыми боями фронтом на восток оставил большой участок местности. Ударный резерв был переброшен к отметке 211,5 в 7 км восточнее Горбатово и там ночью вступил в соприкосновение с противником.
21.11 утром стало понятно, что никакого существенного продвижения 22-й танковой дивизии ждать не стоит, а также, что левый фланг 9-й дивизии после потери всей артиллерии и значительной части пехоты не может оказать длительного сопротивления.
Правый фланг дивизии оказывался открытым, что делало необходимым его немедленный отвод на высоты западнее речки Krisaja (Кривая?).
Также командир дивизии в 7.00 решил перенести свой командный пункт в отделение №3 у высоты 171,2.
В 9.00 утра пришел приказ корпуса удерживать свои позиции, выставив охранение справа и в тылу. На основании этого приказа командир дивизии в 10.00 приказал командиру правого участка полковнику Лазареску, оставить прежние позиции полка и занять оборону на высотах западнее долины Krisija между Дубовской и южной окраиной Бахмуткина. Начало смены позиции – в 15.00, нужно успеть до темноты. Смена позиций была проведена по плану. Одна гаубица из II./26 была взорвана, поскольку орудия было повреждено попаданием.
В 23.00 отступившее из Горбатово охранение вступило в бой со слабыми вражескими силами, поддержанными легкими танками.
В течение всего дня в полосу 11-й дивизии поступали беспорядочные неуправляемые войска 9-й дивизии.
Работа и настроение штаба: обстановка в этот день стала оцениваться очень пессимистично. Основаниями для этого были: 1) потеря хорошо подготовленных зимних позиций и укрытий; 2) недостаточное понимание ситуации в 9-й дивизии, которое еще более усугублялось слухами отступивших из ее полосы солдат; 3) кризис в снабжении боеприпасами, усугубленный большим собственным расходом и передачей части боеприпасов в 9-ю дивизию; 4) согласно корпусного приказа началась подготовка перемещения тылов в Ниж.Яблоковский; 5) продолжающиеся штурмовые авианалеты на район командного пункта; 6) беспокойство за правый фланг, соседа с юга не было, что происходит южнее Горбатово было неизвестно; 7) прояснение ситуации в 9-й дивизии прибывшим позднее ее начальником штаба.
Исходя из этого, уверенность в том, что можно успешно обороняться, существенно снизилась. Штаб был близок к панике и был готов грузиться на найденный около 17.00 танковый тягач.
В этой ситуации положительное влияние было оказано уверенными действиями D.V.K. Паника в штабе была предотвращена энергичным прибытием дивизионного командира и начальника D.V.K.
То, что еще осталась воля к сопротивлению, является в первую очередь заслугой командира дивизии, который, несмотря на общий пессимизм, принял решение держать оборону новых позиций любой ценой. Также и другие командиры, такие как полковник Лазареску (командир I.R.3) и полковник Станеску (командир A.R.21), со всей точностью исполнившие приказ фюрера, сыграли немалую роль в том, что боеспособность войск была сохранена. С прибытием указанных личностей, кризис в штабе был быстро преодолен и всем пришлось столкнуться с реальностью. Работа штаба существенно была облегчена хорошей проводной и радиосвязью. Сложности в работе штаба были связаны с отсутствием связи с 9-й пехотной дивизией, неизвестностью нахождения ее штаба и обстановкой в этой дивизии.
В 19.00 прибыл в 11-ю дивизию начальник штаба 9-й дивизии. Он сообщил: его дивизия в ходе боев была разбита. Он оценивал ее нынешнюю численность примерно в 2000 человек, полностью деморализованных. Все орудия, кроме 6 пушек и 2 гаубиц были потеряны, также не было тяжелого пехотного вооружения и большей части прочих видов оружия. Об обозах и тыловых службах ничего не было известно. Войска остались без боеприпасов и продовольствия.
Около 21.00 прибыл командир 9-й дивизии со своим штабом, который подтвердил сведения своего начальника штаба. С ним было согласовано, что 9-я дивизия, примыкая к I.R.3 займет высоты западнее Krisaja от Дубовского до группы Хааса и будет их удерживать. Начальник штаба 9-й дивизии был в крайнем отчаянии от этого мероприятия и на вопрос командира 11-й дивизии о том, что будет с его войсками утром, ответил: «Они сбегут!».
22.11 около 5.00 противник силой 2-х рот атаковал позиции у отм.208,4. Атака была отражена.
В 8.00 противник силой как минимум усиленного полка атаковал позиции I.R.2. В 9.30 ему удалось вклинение глубиной 800 м на правом фланге, правофланговый взвод полка был отрезан и окружен. Враг применил огнеметы. В результате шести последовательных контрударов в ближнем бою враг был отброшен и к 19.00 все позиции полка снова находились в наших руках.
В течение первой половины дня неприятель перебрасывал крупные силы с востока к долине Krisaja. В то время, как все атаки дивизией были отражены, возрастало беспокойство за правый фланг. Там к 11-й дивизии должна была примыкать 9-я дивизия. Ее первые подразделения в середине дня прибыли полностью дезорганизованными, не имея средств связи. Ее штаб не имел проводной связи и не мог управлять обстановкой. Между тем неприятель проникнул в балку западнее Дубовской, обошел правый фланг 9-й дивизии и в 11.30 достиг высоты 183,8 (5 км западнее Горбатово).
11-я пехотная дивизия вынуждена была перебросить все свои наличные резервы (A.A.11, 1./19, Pi.19, 1./I.R.3, II./2, вначале направленные для охранения восточнее Горбатово), на угрожаемый фланг.
Незадолго до того, как эти резервы вышли в назначенный район, атакованный оборонительный фронт рухнул и в 16.45 остатки I.R.40 под натиском слабого неприятеля без попытки сопротивления бежали на северо-запад.
Бегущие были остановлены у Отделения №3 командиром I.R.3 и в течение ночи из них была организована оборона на северной окраине балки, идущей от Дубовского на запад. Правый фланг дивизии снова был открыт. Вечером было принято несколько донесений, что вражеская кавалерия южнее Дубовского вышла к Верх.Грушки. Эти донесения подтвердились на следующий день, когда охранение 62-й пехотной дивизии было атаковано точно восточнее Верх.Лучки.
В 15.00 прибыл приказ I армейского корпуса: держаться, даже под угрозой окружения. Удерживать северный и восточный фронт, организовать новый фронт обороны на юг между Дубовской и высотой 197,2 (7 км западнее Дубовской). Оттуда до Верх.Грушки 9-я пехотная дивизия.
23.11 в 2.00 из-за облегчения ситуации на юге, командный пункт дивизии был перемещен на Верх.Кручилин. Противник производил атаки в нескольких местах на северном и восточном фронтах слабыми силами. Южнее полосы дивизии враг наступал против охранения 62-й пехотной дивизии вплотную восточнее Верх.Лучки. Эти атаки были отбиты. Для отражения толп противника боеприпасов в дивизии было совершенно недостаточно. Снарядов и мин было очень мало, ручных гранат не было вообще. Однако с помощью срочных мер корпусного и дивизионного D.V.K. удалось начальнику тыла дивизии закрыть важнейшие потребности.
В первой половине дня в штаб дивизии прибыл командир I.R.190 майор Кинаст (Kynast) с целью обсудить общие вопросы взаимодействия. В середине дня было совещание с участием командира 62-й пехотной дивизии полковника фон Ройсса, в котором командир 11-й пехотной дивизии попросил продлить вновь прибывшими частями фронт на юг. Эта просьба была не удовлетворена, поскольку вновь прибывшие части предназначались для наступления в долине Кривой. В XXIX армейский корпус была направлена просьба выделить в распоряжении дивизии два итальянских батальона в Ниж.Токине. Командир корпуса приказал передвинуть эти два батальона на Ниж.Максай, оставив при этом командование ими за собой. Этот приказ, однако, ночью был изменен, из этих двух батальонов был сформирован итальянский заградительный отряд.
Вражеская авиация в течение всего дня подвергала очень сильным бомбовым и штурмовым налетам войска, позиции, укрытия и передвижения по дорогам. В этот день работа D.V.K. в основном была сосредоточена на организации взаимодействия с 62-й пехотной дивизией и 179-м гренадерским полком, а также на обеспечении продовольствием и боеприпасами.
24.11 После того, как ночь прошла спокойно, в 6.00 противник силой полка атаковал позиции I.R.19. Атака была отражена огнем перед позициями полка. В 7.30 и 8.15 враг предпринял новые атаки. В 8.15 имела место очень сильная атака, минимум силами полка, на участке I.R.3 между Дубовской и 2 км севернее Рубашкин. I.R.3 удалось, с большими потерями и сложностями отразить эту атаку. Положение с боеприпасами в этот день стало особенно натянутым. Ручных гранат не было, стрелковые и минометные боеприпасы заканчивались. На левом фланге противнику удалось вклиниться превосходящими силами. В 12.00 успешная атака врага была остановлена. В 13.00 была предпринята мощная атака силой не менее одного полка против I.R.2. Врагу удалось прорваться на обоих флангах. Крупные силы противника проникли в балку юго-западнее Ягодный. Эта атака поставила полк в очень тяжелое положение, он и так был ослаблен боями последних дней. Боеприпасы не доставлялись. Последние резервы были переброшены для прикрытия правого фланга. Сам командир полка не единожды собирался выдвигаться с резервной группой. С фронта, который и так был занят очень малыми силами, никаких резервов выделить было невозможно. Продвинувшись на обоих флангах, врагу удалось на правом фланге обойти и окружить 6-ю роту. Так как в это же время полки I.R.3 и 19 не подвергались атакам, они смогли выделить с фронта по одному взводу. Этим слабым силам, после многочисленных контратак, часто в штыковом бою, удалось отбросить врага обратно с позиций.
Поскольку в дивизии не оставалось больше резервов, сам I.R.2 смог выделить только 40 человек из разных подразделений (без оружия) и роту полиции на грузовике.
Враг, как и прежде, подвергал оборону обстрелу в большей степени минометным, в меньшей степени артиллерийскому обстрелу.
Как и вчера, сильная вражеская авиация наносила удары по войскам, укрытиям и передвижениям.
С помощью D.V.K. удалось забрать у итальянской дивизии «Сфорцеска» 3000 ручных гранат.
В 18.00 в дивизию прибыл командир 179-го гренадерского полка полковник фон Альберти. Были обсуждены вопросы взаимодействия по районам ожидания и наступлению.
Противник в течение дня подтягивал к полосе дивизии новые силы. Пленные показали, что после подвода новых сил и техники, в ночь с 24 на 25.11 будет предпринято новое наступление. Дивизия была в ожидании новой сильной атаки. Особенно настоятельным был вопрос с боеприпасами. После того, как утром 25.11 прибыла первая колонна с боеприпасами, по просьбе D.V.K. некоторое количество было передано 7-й пехотной дивизии.
25.11. Ночь с 24 на 25.11 прошла спокойно. В 4.00 неприятель силами батальона атаковал I.R.2 с направления северной части Бахмуткина. Атака была отражена.
В 6.00 от 7-й дивизии пришло сообщение, что вражеская колонна из 100 грузовиков с пехотой из Лабяжинского переправилась через Дон в направлении Рыбного и прибыла в балку южнее этого населенного пункта. Из-за этого в 9.00 был принят новый приказ I армейского корпуса, о том, что нужно ждать атаки с севера и подготовить соответствующую оборону. Резервы пока не трогались, да их и не было у дивизии. Дивизион III./A.R.21 был размещен в районе Семеновского для стрельбы в направлении на север.
Собственная артиллерия в течение дня, пользуясь хорошим обзором, обстреливала наблюдавшиеся перемещения противника. В 10.00 на КП дивизии прибыл начальник штаба XXIX армейского корпуса полковник фон Мерц, которому была доложена обстановка в полосе 11-й дивизии.
Весь день очень сильная вражеская авиация наносила бомбовые и штурмовые удары по позициям, передвижениям и укрытиям войск.
В конечном счете нужно признать, что войска в тяжелых и упорных боях смогли удержать свои позиции против всех вражеских атак и выдержали тяжелое оборонительное сражение.
Подписано: Эндресс (Endress), гауптманн и начальник D.V.K.
Tags: rum.aok.3, ноябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments