nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Отчет D.V.K.15 при V румынском корпусе

NARA T-311 R-271 F-0284/0288

А) Отчет о боевых действиях
Около 7.00 утра 20.11 расположение командования V румынского корпуса в Перелазовском было атаковано с севера 12-16 танками и пехотой на примерно 20 грузовиках. Для обороны села с немецкой стороны D.V.K.15 направил только что прибывшую крепостную строительную роту (из Fest.Pi.Stab.5) под командованием подполковника Брэннле (Broennle). Со стороны румын приняли участие подразделения корпусного штаба, в т.ч. полевая полиция.
В Перелазовском также находился немецкий 678-й полевой лазарет, в котором было примерно 50 немецких и 200 румынских нетранспортабельных раненых и больных. Всех немецких и часть румынских раненых удалось эвакуировать на грузовиках. Оставшиеся раненые румыны попали в плен к русским и возможно были убиты.

Начальник D.V.K.15 и обер-лейтенант Клонк (Klonk), также как и начальники штаба и оперативного отдела V румынского корпуса, поддерживали связь с обеими дивизиями и находящимися в тылу немецким штабом при 3-й румынской армии и XXXXVIII танковым корпусом, пока телефонная связь у Перелазовского не была нарушена.
К этому моменту русская пехота уже заняла северную часть Перелазовского, а танки окружили село с востока и запада. Подполковнику Тешу (Tesch) и обер-лейтенанту Клонку вместе с двумя последними писарями удалось увезти два заправленных легковых автомобиля D.V.K.15 на юг, после чего в последний момент сжечь документацию командования, секретные бумаги и карты с условными пунктами.
Все прочие акты, учебная материальная база, инструкции и оборудование, а также личные вещи, пришлось бросить, поскольку в распоряжении D.V.K. не было ни одного грузовика.
Все приданные D.V.K.15 группы радиосвязи (войсковые, авианаводчики и группа начальника связи авиации) вследствие важности их оборудования и независимо от их принадлежности, незадолго до этого были направлены маршем на юг.
У фермы №4 (15 км юго-западнее Перелазовского) подполковниками Тешем и Зикерманном (Sickermann) около 9.00 были остановлены отступавшие в панике из Перелазовского толпы, приведены в порядок и направлены в оборону на обратные скаты высот 1 км северо-восточнее фермы №4. После этого подполковники Теш и Зикерманн в 11.00-13.00 уехали для получения следующего приказа в Петровку к командиру XXXXVIII танкового корпуса генерал-лейтенанту Гейму. В это время все оставшиеся румынские офицеры (включая генерала Ионаску) бросили заградительную позицию у фермы №4 и бежали в Калачев (за исключением отправившегося на личную разведку в направлении Перелазовкого и позднее пропавшего полковника Партаску), поэтому оставшиеся у фермы сборные части снова рассеялись.
Переданный подполковником Тешем приказ гласил: все собранные у фермы №4 немецкие и румынские подразделения, бежавшие из Перелазовкого, направить на Липовский, где выставить заслон по линии пунктов 564-555-553.
Организация этого заслона из-за наступившей темноты и того, что север Липовского уже был занят русскими, была невозможна.
Для изучения в Липовском на разведку лично направился начальник штаба V румынского корпуса полковник Лупеску.
С наступлением темноты марширующие на Липовский части достигли Голбинского и выставили там на ночь (с 20 на 21.1) охранение у брода через Куртлак фронтом на север и восток.
С одобрения начальника оперативного отдела XXXXVIII танкового корпуса командный пункт V румынского корпуса был перенесен на 21.1 в Калачев.
21.11 для прикрытия переправ через Куртлак у Голбинского и на Калачев XXXXVIII танковый корпус выделил по одной зенитной батарее.
Направленная в Голбинский зенитная батарея вскоре после занятия позиции была обстреляна вражескими танками со стороны фермы №4 и успешно нанесла ответный удар, таким образом втянувшись в бой. В это же время вражеские танки перешли через Куртлак в другом месте. Около 17.00 в наступившей темноте эта батарея с тыла с ближней дистанции была обстреляна вражескими танками и после понесенных тяжелых потерь отошла на юг. После такого же обходного маневра, предпринятого противником около 21.00 на северной и западной окраине Калачева, командир дивизиона отвел в тыл также и вторую батарею.
Для местного пехотного охранения и прикрытия зенитных батарей в Голбинском и Калачеве V румынский корпус выделил по одному пехотному взводу. Кроме этого еще 15 немецких солдат, собранных D.V.K.15 были направлены в первую линию охранения села для прикрытия командования V румынского корпуса. Это пехотное прикрытие отступило вместе с зенитными батареями.
Около 20.00 после того, как телефонная связь с Голбинским отсутствовала в течение трех часов. а с Петровкой и Рябухиным в течение получаса, командный пункт V румынского корпуса (с D.V.K.15) с согласия XXXXVIII танкового корпуса переместился на Озерский.
В течение 20, 21 и до 4.00 утра 22.11 через приданные к D.V.K.15 радиогруппы и румынскую радиогруппу поддерживалась устойчивая связь 5-й, 6-й пехотными и 1-й танковой дивизиями, обеспечивалась передача приказов и донесений между фронтом, XXXXVIII танковым корпусом и штабом немецких советников.
В 4.00 утра 22.11 корпусное командование (включая D.V.K.15) переехало из Озерского на Рябухин, куда прибыло в 6.30. Немедленно по прибытии подполковник Теш получил от генерал-лейтенанта Гейма приказ все немецкие и румынские радиогруппы передать ему, поскольку 5-я, 6-я пехотные и 1-я танковая дивизия теперь подчиняются XXXXVIII танковому корпусу.
Генерал Зон (Son), командир V румынского корпуса, оставался в Рябухине. После радиограммы подполковника Теша полковнику генерального штаба Шоне (из штаба военных советников), генерал Зон отправился в Морозовскую в штаб 3-й румынской армии, где получил приказ вместе со своим штабом прибыть в Милютинскую, где собрать отступившие румынские войска и организовать новый фронт по Чиру.
Подполковник Теш сначала выбыл с должности начальника D.V.K.15, получив приказ полковника Шоне сосредоточить в Рябухине все боеспособные румынские и немецкие силы для обороны села и по возможности установить соединение с подполковником Вильде в Чистяковке и немецкими частями в Кутейникове.
Сначала у него в подчинении было 6 немецких офицеров и 34 унтер-офицеров и солдат, еще 1 румынский офицер и 23 солдата после того как к Рябухину приблизился вражеский артиллерийский обстрел со стороны Чернышевской, возможно по приказу одного румынского майора отступили.
У 40 немецких офицеров, унтер-офицеров и рядовых кроме винтовок и карабинов или пистолетов не было другого вооружения. Высланный в направлении Чернышевской разведчик установил, что дорога Чернышевская-Морозовская находится под артиллерийским огнем, канонаду которого и было слышно в Рябухине. Со стороны Чернышевской слышались сильные пулеметные очереди и выстрелы танковых орудий. Другой разведчик доложил, что линия Чернышевская-Руска-Русаков занята противником.
В 9.45 артиллерийский обстрел с направления Чернышевской значительно усилился, а потом снова пошел на убыль.
Поскольку в направлении Чернышевской никакое продвижение не было возможным, подполковник Теш попытался из Варламова на северо-запад достигнуть Кутейникова. Карты 1:100000 и 1:300000 показывали ложные сведения. На них не были обозначены дороги Чернышевская-Морозовская и Варламов-Кутейниково. Проложенный подполковником Тешем маршрут вел сначала на запад, и там упирался в ручей, текущий с севера на юг, который шел западнее Чернышевской и приводил примерно к 5 км севернее села. Непроходимость этой дороги и наступившая темнота сделали движение по нему невозможным. Машины с радиостанцией были отправлены через Варламов-Грчязновский и Гусинку на Артемов, тогда как подполковник Теш вернулся обратно в Рябухин, где доложил по телефонной связи о событиях дня в штаб немецких советников (подполковнику Хёрсту). Также было запланировано встретиться с начальником тыла 22-й танковой дивизии и XXXXVIII танкового корпуса, транспорт которых должен был прибыть в Грязновский или район южнее.
Ночь с 22 на 23.11 была проведена в Артемове. Утром 23.11 подполковнику Тешу поступил приказ из штаба военных советников (в Золотовском) принять командование D.V.K.15 при V румынском корпусе и прибыть в Милютинскую.
23.11 V румынский корпус, собравший отступившие рассеянные румынские части убыл на фронт на Чире на участок Gren.Rgt.354.
В) Выводы:
1) Недостаточная подготовленность румынских офицеров, унтер-офицеров и рядовых по сравнению с немецким Вермахтом, слабая дисциплина и обращение с оружием, особенно тяжелыми пехотными орудиями, противотанковыми пушками и артиллерией, делает желательным использование румынских частей в обороне при следующих условиях:
а) размещение в тылу румынских дивизий немецких подразделений огневой поддержки, таких как тяжелый противотанковый дивизион или пулеметный батальон;
b) размещение минимум через каждые две румынские дивизии одной немецкой дивизии с дополнительной задачей обеспечить выбор, расположение и связь позиций этих румынских дивизий для их поддержки в единой системе обороны;
с) оба варианта а) и b) одновременно.
Если бы восточнее 6-й румынской дивизии и западнее 5-й румынской дивизии стояли немецкие части, или же IV и II румынские корпуса занимали фронт обороны по Дону, то русским скорее всего не удался бы столь крупный прорыв в большой излучине.
2) Грузовой транспорт снабжения V румынского корпуса имел 90 тонн моторизованных и 45 тонн гужевых средств. Этого было достаточно для обеспечения обычной суточной потребности, однако совершенно недостаточно для переходного периода, когда транспорт был также занят перемещением артиллерии, боеприпасов и строительных материалов для оборудования укреплений. Этот недостаток не мог быть полностью закрыт с помощью немецкого автотранспортного полка Trsp.Rgt.602, приданного 3-й румынской армии. Из-за этого процесс оборудования укрепленных позиций в основном своем объеме не имел желательной скорости.
3) Румынский солдат (людской материал) следует признать хорошим, нетребовательным, быстро приспосабливающимся к местности и легко переносящим военные условия в целом и сложности русской зимы в частности. Не имея сравнимого с немцами культурного и духовного уровня, он по своей природе храбр и при грамотной подготовке и руководстве может стать выдающимся солдатом. Слабыми местами являются совершенно полная нехватка унтер-офицеров, очень слабая боевая подготовка (особенно уровень боевого духа), и недостаточный уровень ответственности офицеров.
Перед отправкой на фронт требуется проводить ускоренные курсы (по возможности на местности) по обучению взводных и ротных командиров, через которые в идеале должен пройти каждый румынский офицер или унтер-офицер. Эти курсы сначала нужно проводить под руководством немецких инструкторов.
В дальнейшем нужно организовать школы унтер-офицеров по немецкому образцу.
4) В ходе боев 15-25.11 в большой излучине Дона из отступивших и рассеянных румынских частей, а также личного состава обозов, были сформированы боевые группы, выдвинутые на передовую между немецкими подразделениями. В их составе вооружение имело от половины до двух третей личного состава. Переданные винтовки были выведены из строя небрежным уходом и бессмысленной эксплуатацией. Автоматического и тяжелого противотанкового вооружения полностью не хватало, также как и прочей артиллерии, средств связи, обозов, полевых кухонь и т.д.
Личный состав был ослаблен паникой, а также голодом из-за многодневного отсутствия продовольственного снабжения, его боевая ценность было около нуля и только после помощи с немецкой стороны мог дать какую-то значимую поддержку.
Представляется целесообразным собирать румын из многочисленных разбитых частей в тылу, после чего проводить там переформирование, перевооружение, дополнительную подготовку, пока они не обретут нудный уровень боеспособности. Также следует их обеспечить новым транспортом снабжения. Многочисленных рассеянных по местности румын следует собирать с помощью немецких полицейских подразделений в специальные лагеря. V румынский корпус организует такие сборные лагеря в Милютинской, Маньково, Кутейниково и Каменске.
Большая часть рассеянных румын будет размещена в этих лагерях, после чего они примут дальнейшее участие в зимних боевых действиях.
Подписано: Теш
Tags: rum.aok.3, ноябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments