nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Отчет о боях группы Ласкара (в особенности 15-й пехотной дивизии)

Начинаем публикацию отчетов D.V.K. (Deutsches Verbindungs-Kommando немецкое командование связи – группа военных советников) при румынских дивизиях 3-й армии за операцию "Уран"

NARA Т-311 R-271 F-0280/0283

19.11 началось генеральное русское наступление с сильными танковыми частями у Клетской. 13-я дивизия была отброшена на юг и юго-запад. 15-я дивизия располагалась на 2-й линии обороны, на хорошо укрепленных позициях. В середине дня была потеряна господствующая высота 186, ее перешли с юго-востока сильные танковые части в сопровождении пехоты и ПТО. Некоторые танки из их числа были подбиты, точное количество установить невозможно. О потере высоты сообщил майор Ноффре Шульд. Предложение начальника D.V.K.() отбить высоту пока там только русские танки, а пехота еще не подошла, не было поддержано. Оборона теперь проходила по линии 188,1-193,7. Позиции на этой линии были предварительно подготовлены. 6-я и 5-я дивизии в этот день удержали свои позиции. В течение всего дня на всем фронте этих дивизий шли тяжелые атаки с танковой поддержкой. Единственным средством для поражения танков противника являлись тяжелые противотанковые орудия, однако боеприпасов для них не было в достаточном количестве, и они не доставлялись. Ночью русские попытались танковой атакой овладеть господствующими высотами 188 и 193. Небольшое вклинение на фронте в темноте было устранено контрударом.

20.11 весь день шли тяжелые атаки всего фронта, частично с танками, особенно против правого фланга 15-й дивизии и левого фланга 5-й дивизии. Атаки были отбиты. Во второй половине дня противник попытался овладеть высотой с отметкой 140. Сначала она была потеряна, но затем контрударом снова возвращена. Дивизионный командир еще раз был уведомлен начальником D.V.K. о необходимости удержания этой высоты, поскольку в случае ее потери, всю оборону дивизии пришлось бы переместить в тыл. Из-за крупных скоплений противника в долине Куртлака, батальон, ранее занимавший район 2 км южнее высоты 122 фронтом на север, был перемещен к высотам 197,4 и 184,7, где занял оборону фронтом на юг и юго-запад. Дивизионный КП в ночь с 19 на 20.11 был перемещен к высоте 197,4. Все штабные машины дивизии были сгруппированы севернее этой высоты. Части 13-й дивизии, все тяжелое вооружение которой находилось на позициях севернее 197 и севернее 184,7, вели оборонительный огонь с хорошим результатом. Было доложено о новых крупных скоплениях противника в Громках. Противник попытался отсюда через захват высоты 193,7 прорвать оборону дивизии. Все его атаки в этот день, частично силой до батальона при поддержке танков, были отбиты. Особенно отличился в этот день полковник Канутеску из Ja.Rgt.10. примерно с такой же силой в этот день противник атаковал и другие две дивизии. В полосе 6-й дивизии неприятель снова пытался овладеть высотой 131 севернее Распопинской, а в полосе 5-й дивизии – высотой 121,8. Все атаки были отражены. Создавалось впечатление, что пехота преодолела свою танкобоязнь. Местами были попытки уничтожать танки в ближнем бою. Средства для этого были недостаточными. В 5-й дивизии один лейтенант обезвредил русский танк с помощью топора – обрубив пулемет и повредив орудийный ствол. Успешная оборона существенно подняла боевой дух войск. Однако офицеры, особенно высшего командования, которые понимали общее положение лучше, не были исполнены столь победоносно. Со стороны D.V.K. еще раз возникла необходимость убедить в необходимости и далее удерживать позиции в полном объеме. Начальники D.V.K. 115 и 107 (майор фон Хохенхаузен) установили связь в Головском. Майор фон Хохенхаузен рьяно стремился контролировать всех офицеров своей дивизии. Он попытался связаться с вышестоящим командованием по радио и доложить обстановку, поскольку румынские радиостанции были недостаточно работоспособны.
21.11 последовали новые сильные атаки по всему фронту против всех упомянутых господствующих высот. Несмотря на небольшое количество боеприпасов, все эти атаки были отбиты. Продовольствие не доставлялось. Необходимо сказать, что румынские солдаты, а также часть офицеров, сражались очень храбро. Тем временем во все дивизии прибыли парламентеры, частью с подписанными евреями предложениями о сдаче и сообщениями командирам румынских дивизий: «Вы должны понимать, что немцы бросили вас в беде». Все эти попытки были отклонены. Майор фон Хохенхаузен запросил сбросы с воздуха продовольствия и боеприпасов.
22.11 около 9.30 прилетел «Физелер-Шторх», который приземлился у Головского. Настроение, подавленное из-за последних дней, этим событием было сильно приподнято. Гауптманн-летчик привез приказ командующего армии держаться, пока не придет подмога. После этого летчику показали площадки для посадки и сбросов, и он улетел в Морозовскую. Вскоре после этого появился русский истребитель, а по месту, где садился «Шторх» начался сильный артиллерийский обстрел. Командир дивизии, который готовился осуществить прорыв на юго-восток, отменил свой план и решил держать оборону дальше. Продовольствие не доставлялось, боеприпасов оставалось совсем мало, особенно в 5-й дивизии. Через мгновение после того срока капитуляции, о котором говорили парламентеры, начался сильный артиллерийский обстрел всего фронта, особенно сильный по левому флангу дивизии. В то время, как в полосах 15-й и 6-й дивизии атаки были относительно слабыми, по левому флангу 5-й дивизии сначала началась сильная пехотная атака, после чего высота 176,7 была занята русскими, а левый фланг был вынужден отступить, а после этого последовало сильное танковое наступление. Атака с юго-запада вышла в своем развитии ко всем полковым командным пунктам и привела к развалу обороны дивизии. Соответствующие донесения были приняты на КП 15-й дивизии. На запрос майора фон Хохенхаузена начальник D.V.K.115 доложил, что левый фланг 6-й дивизии отступает на юго-восток. Генерал Зион (Sion), которому начальник D.V.K. задал вопрос, что он собирается предпринять, сделал следующее предложение: линию фронта на юге и востоке оставить как прежде, 5-ю и 6-ю дивизии отвести на восток, где занять оборону при правом фланге 15-й дивизии по линии высота 131-центр Распопинской-ручей Избушинский-высота 163,8-высота 180-высота 184,7.
Во второй половине дня принят звонок от генерала Ласкара, который вызывал генерала Зиона на совещание в Головский. С ним отправился начальник D.V.K. Также там присутствовал генерал Масарин (Massarin). Преобладало настроение отчаяния. После короткого совещания три генерала приняли следующее решение: 6-я и 15-я дивизии прорываются двумя колоннами на юго-запад, присоединив остатки 5-й дивизии; 6-я дивизия справа по маршруту Головский-высота 205-высота 136,7-высота 148,9-зимний лагерь и далее на Чернышевскую; 15-я дивизия слева по маршруту высота 184,7-высота 165,2-полевой лагерь-высота 199,4-2 км севернее Бол.Донщинской-далее в направлении Чернышевской.
При осуществлении этого прорыва требовалось избегать населенных пунктов. Начало движения – в 19.30. Этот срок не мог быть соблюден, особенно в 6-й дивизии. Тем временем танки в полосе 5-й дивизии не остановились, а продолжили свое продвижение на Головский, которого вместе с пехотой достигли в 16.00. Незадолго перед этим начальник D.V.K.115 еще раз сделал предложение продолжить обороняться на упомянутых позициях. Его предложение было отклонено генерал Масарином, который аргументировал тем, что войска больше слушаются своих командиров и что не будет возможности ночью собрать подразделения. Беспорядок транспортных средств (моторизованных и гужевых) был неописуемым. Никто не знал, где его место в колоннах, офицеры самоустранялись. Основные силы 5-й и 6-й дивизии, а также все транспортные средства, двинулись в сторону 15-й дивизии. Из-за этого начало назначенного марша в 19.30 не состоялось. Маршрут движения в целом был выбран верно, также правильным было построение. Поэтому части 15-й дивизии удалось прорваться до расположения танкового корпуса Гейма. К этим колоннам без приказа также присоединились некоторые подразделения других дивизий.
Из-за пересеченной местности все грузовики и тяжелые виды вооружения остались брошены на обочинах, тяжелая артиллерия, из-за нехватки бензина, - на своих позициях.
Начальник D.V.K. немедленно доложил об удачном прорыве командиру танкового корпуса и попросил поддержки для частей, которые не смогли прорваться. Для этого в северо-восточном направлении была переброшена одна танковая рота. Одна смогла помочь небольшому количеству отступавших подразделений. Основные силы дивизий далее к северо-востоку были уничтожены или пленены на марше русскими танками. Примерно 4000 офицеров, унтер-офицеров и рядовых смогли выйти к группе Гейма, остальным это не удалось.
По приказу генерала Гейма прибывшие части были разобраны подивизионно и, один ограниченно боеспособный батальон 15-й дивизии был направлен в Бол.Донщинку для обороны фронтом на север. Все остальные были собраны южнее. Было приказано подготовить каждый дом к обороне против русских танков и пехоты. В течение всей ночи русские пытались силами трех танков и некоторой пехоты овладеть селом. Все их попытки были отражены. Около 5.00 началась сильная пехотная атака при поддержке танков. Эта атака была отбита к 8.30.
В 7.30 русские попытались прорваться в село с востока. Начальнику D.V.K. при поддержке одного тяжелого пулемета удалось уничтожить танковый десант автоматчиков и обратить танк в бегство. В ходе этой атаки начальник D.V.K. был ранен. Несмотря на это, он отдал еще несколько распоряжений по обороне, находясь под сильным танковым обстрелом, а также попросил генерала Зиона запросить у генерала Гейма помощь окруженным в селе с трех сторон румынским войскам. Генерал Гейм отдал приказ на танковую атаку в направлении Бол.Донщинки. Вследствие этого стало возможным отвести основные румынские силы к группе Гейма. Генерал Зион, который проявил себя как храбрый солдат и энергичный командир, отличившийся в боях, не отступил и по сей день считается пропавшим без вести.
Особенно следует отметить, что все солдаты дрались храбро, чего нельзя сказать об основной массе офицеров.
Румынские части вместе с группой Гейма согласно приказа далее отступали в направлении Чернышевской. Румынские кавалеристы с пистолетами атаковали галопом два русских грузовика, устроили охоту за разбежавшимися пассажирами и захватили их в плен.
В ходе боев румынские солдаты бывало атаковали без боеприпасов, с криками «Ура» и уничтожали врага.
В ходе боев особенно отличился капитан генерального штаба Ангелеску (начальник разведки 15-й дивизии). Он вместе с начальником D.V.K. организовал оборону села и принудил некоторых офицеров, о которых ранее было сказано, к исполнению своих обязанностей с помощью дубинки.
Tags: rum.aok.3, ноябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments