nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

100-я егерская дивизия. Август 1942 г. (1)

1 августа бои велись только в южной части полосы дивизии. 369-й пехотный полк (das I.R.369) должен был наступать для улучшения своих позиций. Но командир дивизии отказался, так как не оговаривались никакие соответствующие местности преимущества, и он хотел избежать ненужных потерь. Он настолько проникся своим мнением, что атака не состоялась. Хорваты до сих пор несли такие потери, что полк пришлось свести до одного батальона. Пополнение из Хорватии еще не прибыло. Другим подразделениям дивизии, напротив, в этот и на следующий день пришло пополнение. Истаявшие роты егерей благодаря этому показали до некоторой степени приемлемое состояние. Разведывательный батальон получил полноценный 3-й эскадрон. Он прибыл уже сколоченным с родины, силой 220 человек, и имел совсем молодой личный состав, 17-19 летних.
III -й батальон 227-го полка (dаs III./227) был сменен III-м батальоном 577-го пехотного полка (305-я пехотная дивизия) (das III./I.R.577(die 305 I.D.) и заступил на новые позиции дальше к северу. Дивизии были подчинены 536-й и 673-й пехотные полки (оба из 384-й пехотной дивизии) (das I.R.536.und I.R.673. (beide von der 384 I.D.), а также дивизион тяжелой артиллерии и три зенитных батареи.
На следующий день в зоне действия III-го батальона 227-го полка (dаs III./227) произошло небольшое продвижение русских. Оно потерпело неудачу уже под огнем артиллерии и минометов. На юге русские усилено атаковали стоявшие там части 536-го и 673-го пехотных полков, но точно так же были с потерями отбиты.
3 августа противник снова попытал своего счастья на южном участке. Но, казалось, речь шла только о разведке боем, так как хорваты смогли относительно легко отбить атаку.
4 августа, в 5.00, русские наступали на участке 54-го полка (Jäger-Rgt. 54.) силами батальона, поддерживаемого тремя танками, но без особенных усилий были отбиты. Больше там в этот день ничего не происходило.
Точно так же вскоре после восхода солнца были атакованы хорваты. Два стрелковых батальона и шесть Т-34 продвигались точно на стыке с правым, западным соседом, 536-м пехотным полком. Это был, собственно говоря, не стык, а огромная брешь шириной 1-2 км, которая не была занята по неустановимым сегодня причинам. Поэтому для противника было легко проникнуть в этот разрыв, повернуть направо и атаковать позицию хорватов с фланга. Роте, находившаяся на крыле, бывшему II-му хорватскому батальону, пришлось отходить назад, также и 3-я рота, бывший III-м батальоном дрогнула. Танки смяли две противотанковых пушки, но и сами потеряли четыре танка из-за попаданий противотанковых снарядов.
Между тем передовой отряд был поднят по тревоге и выступил из Манойлина против прорвавшегося неприятеля. С воодушевлением они смогли отбросить противника, хорваты между тем тоже собрались и присоединились к атаке. Около полудня положение было восстановлено. 186-м стрелковым полком (das Schützenregiment 186) было взято 130 пленных, было захвачено 20 пулеметов и четыре миномета. В передовом отряде был только один раненый, потери 369-го оказались меньше, чем было доложено сначала.
На следующий день участок хорватов с 3.30 находился под вражеским артиллерийским огнем, в 5.30 стали видны танки и пехота. Но атака не состоялась. Дивизия подняла по тревоге передовой отряд, он направился из Манойлина на позицию, расположенную на расстоянии всего трех километров и оставался там, так как русские пока что не показывали намерений атаковать. Правда, было установлено, что все больше и больше красноармейцев подкрадывалось в высокой степной траве к позициям 369-го. Тогда в 17.00 немедленно вышел приказ передовому отряду, отогнать противника.
В 19.00 началось. Хотя передовой отряд сразу же был накрыт сильным артиллерийским, минометным и противотанковым огнем, ему удалась зачистка местности до наступления темноты. Правда, цена была высока: одиннадцать погибших. Было взято в плен 54 русских, захвачено десять пулеметов и три противотанковых ружья. Передовой отряд затем снова отошел в свой район ожидания.
6-го вскоре после восхода солнца появились два танка с десантом пехоты у Калмыкова, в пяти километрах западнее Манойлина. Просочились ли они через известную брешь во фронте или еще откуда-то пришли, не могло быть установлено. Когда их обстреляли, они поспешно исчезли на местности.
Во второй половине дня дивизия была заменена и направилась на восток, чтобы присоединиться к наступлению по замыканию Калачевского котла.
7 августа шло наступление в общем юго-восточном направлении. Целью было большое шоссе, ведущее с запада на Калач. Справа налево были задействованы: 673-й пехотный полк (das IR.673.), 369-й пехотный полк (das IR.369.) (силой одного батальона), 54-й полк егерей (das Jäger-Rgt. 54.) , а также только что приданная боевая группа Крумпена (Kampfgruppe Krumpen) (64-й панцергренадерский полк (das Pz.-Gren.-Rgt.64.)). 227-й полк егерей (das Jäger-Rgt. 227.) был подчинен 305-й пехотной дивизии (die I.D.305.)и оставался на своих позициях у Венцов. Правым соседом была 305-я пехотная дивизия, левым – 16-я танковая дивизия (die Panzer-Division 16.).
Полки хорошо двигались вперед, только 369-му приходилось тяжело, так как их сосед через короткое время застрял. Потом все-таки дело пошло, и в поздние часы второй половины дня была достигнута цель наступления, поселок Плесистовский. Этот день принес дивизии 2190 пленных.
На следующий день наступление продолжилось. Из-за все еще открытого фланга левое крыло 100-й дивизии егерей (die Jäger-Division 100.) немного отставало, что не однако не имело никаких отрицательных последствий. Дальше на востоке между тем окончательно замкнулся Калачевский котел.
9-го августа, наконец, и 305-я пехотная дивизия (die I.D.305.) включилась в наступление, так что дивизия теперь с обеих сторон имела связь с соседями. Ночью на 10-е имели место - похоже на то, как было в Харьковской битве – сильные попытки окруженных русских вырваться. При этом одна русская батарея, которая уже прорвалась через немецкую пехоту, натолкнулась на огневую позицию 11./83. Оба противника стреляли каждый из одного орудия – русские молниеносно сняли орудие с передка и привели в огневую готовность – друг в друга, но не попадали. Во вспыхнувшей перестрелке погиб молодцеватый командир 11-й батареи, обер-лейтенант Клаузиг (Oblt. Klausig), от выстрела в голову, когда он набросился на противника.*(Доказано показаниями очевидцев. Общепринятая версия, что обер-лейтенант Клаузиг, стоявший в прицепе для зенитной установки, был убит взрывом ручной гранаты, является неправильной.)*
Новый день протекал с новыми ожесточенными попытками советских окруженных частей вырваться из котла. Как и накануне ночью, неприятель врывался на позиции, был отброшен или уничтожен. На стыке между 673-м пехотным полком (das IR.673.) и 305-й пехотной дивизией (die I.D.305.) прорвались части 33-й гвардейской стрелковой дивизии (die 33. Gardeschützendivision), перешли дорогу на Калач и обосновались в Карагичевой балке, приблизительно в 5-6 км южнее Плесистовского. Расположенный в этом населенном пункте передовой отряд был введен в бой для контрудара. Для этого ему были подчинены батарея штурмовых орудий и рота истребителей танков с шестью противотанковыми орудиями 7,5-см на самоходных лафетах (SFL).
После продолжительных и ожесточенных боев передовой отряд вышел к дороге. Молодой 3-й разведэскадрон 100-й дивизии (die 3./AA. 100), получивший здесь «огненное крещение», отлично при этом дрался.
Командир 2-го эскадрона со своими людьми захватил два неповрежденных Т-34, которые застряли в трясине. Сопротивление противника было ошеломляюще упорным, так как здесь была задействована рота курсантов - кандидатов в офицеры. Также и дивизионный штаб бился почти до последнего человека. После окончания боя передовой отряд захватил свыше 800 пленных, среди которых офицер Генерального штаба. Но этот успех был куплен дорогой ценой: 19 убитых и 22 раненых было насчитано в передовом отряде. Вскоре пришло радиосообщение с поздравлениями от генерала-командующего LI-м армейским корпусом (das LI. AK), однако оно не смягчило горечь от болезненных потерь.
10-го 369-й (das IR.369.) и 54-й (das Jäger-Rgt. 54.) полки провели наступление с ограниченной целью для улучшения позиций. 54-й полк егерей (das Jäger-Rgt. 54.) занял Кастолинскую, в 15 км южнее Верхней Бузиновки, у хорватов это получилось только со второй попытки. На следующую ночь дошло еще до различных перестрелок на прорезанной бесчисленными балками местности, так как русские пытались прокрасться через охранение. При этом хорватами был застрелен советский генерал-майор и без единого ранения захвачен полковник.
Утром 12 августа шум утих. Танковое сражение у Калача было закончено. В самом котле было «всего» 35 000 пленных, как это разочарованно заметил военный дневник верховного главнокомандования. 6500 из них захватила 100-я дивизия егерей (die Jäger-Division 100.). Потери были высоки, как никогда прежде, дивизия записала в список за двухнедельные бои свыше 600 погибших и более чем вдвое большее число раненых. Несмотря на дополнительное пополнение в людях и материалах (мотоциклетная команда, наконец, вернулась, пулеметы MG 42 – временно только для рот тяжелых пулеметчиков – пополнялись и пополнялись и т.д.), дивизия до своей гибели в Сталинграде не показывала такой силы, как во время перед началом весеннего наступления в мае 1942 года.
Tags: 100 le.id/jd, август 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments