nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Отчет о боевых действиях 24-й танковой дивизии (1)

24-я танковая дивизия в боях за Сталинград (14.9.1942-2.2.1943 г.)
Генерал-майор Арно фон Ленски

Предисловие
1. 11 сентября 1942 г. я был назначен командиром 24-й танковой дивизии вместо тяжело раненого генерал-майора Риттер фон Хауэншильд. До сего времени я был начальником «училища подвижных войск» и на фронт выезжал лишь два раза в командировку. Когда я явился в управление кадров Сухопутных войск в Берлине, начальник 1-го отдела генерал-лейтенант фон Драбих-Вэхтер сообщил мне конфиденциально, что командование главного штаба вооруженных сил намеревается в ближайшее время снять 24-ю танковую дивизию со Сталинградского направления и использовать ее совместно с какой-либо моторизованной дивизией для наступления (рейда) на Баку.

14 сентября я принял 24-ю танковую дивизию. Поэтому свой отчет о боевых действиях дивизии я начинаю с этой даты. Сведения о предыдущих боях содержатся в журналах боевых действий штаба дивизии, которые были захвачены Красной Армией (я предполагаю в сбитом самолете). Они, по-видимому находятся в советском Генеральном Штабе. Об этом мне сообщил один русский генерал танковых войск при моем опросе в Красногорске 27 января 1943 года (видимо, ошибка в дате).
Далее я позволю себе обратить Ваше внимание на то, что по прошествии 6 лет я не могу точно воспроизвести в памяти все события этого периода. Поэтому не исключено, что между журналами боевых действий и моим докладом имеются кое-какие расхождения. Это особенно касается цифровых данных и дат. Я прошу брать за основу данные, указанные в журналах боевых действий.
2. При разборе моей темы я сознательно отошел от той формы, в какой обычно пишутся боевые отчеты в соединениях немецкой армии. Обычное перечисление дат и событий, а также простое описание отдельных боевых операций не может дать ничего нового человеку, сведующему в этих вопросах. Поэтому я ставлю перед собой более широкую задачу – оттенить те моменты, которые позволят военному специалисту глубже разобраться в вопросах управления немецкой танковой дивизией, а также описать такие боевые ситуации, которые могут быть поняты лишь при учете причин психологического порядка.
3. Названия населенных пунктов в русской транскрипции даны в соответствии с планом города Сталинграда (масштаб 1:20000), а также с картой генерального штаба Красной Армии (!:100000). В тексте сокращения К-38-100, 5606 обозначает: карта генерального штаба, М-38-100, координаты: по вертикали 56, по горизонтали 06.
Сокращение Pz.Div.=танковая дивизия.


Глава 1
14 сентября 24-я танковая дивизия вела наступление с запада на восток между железнодорожной линией Воропоново-Сталинград и рекой Царица. Она овладела высотами 147,5 и 126,6 к северо-востоку от Верх.Ельшанки и к вечеру подошла к рубежу (см. схему №1): фабрика-группа домов, расположенных северо-восточнее-южная оконечность большой балки, которая простирается западнее слова «Яблоновская» (см.план города квадрат М-4 с севера на юг).


Дивизия имела своей задачей овладеть железнодорожной станцией Сталинград-юг с тем, чтобы:
а) оказать поддержку 4-й танковой армии (Гот), наступающей с юга и юго-запада, затем повернуть в северном направлении и пробиться к р.Царица с целью
б) облегчить наступление 71-й пехотной дивизии, происходившее по обе стороны р.Царицы с запада на восток. В то время 24-я танковая дивизия подчинялась 48-му танковому корпусу, входящему в состав 4-й танковой армии. Дивизия располагала тогда боевым составом, равным 60% нормального состава танковой дивизии. См. приложения «А» и «Б».
На южном фланге дивизии наступление развивалось довольно успешно со сравнительно небольшими потерями, наступление же , происходившее по главной дороге, идущей от Карповки, к вечеру застопорилось. Особенно большие потери были в танках, попавших на искусно подготовленное минное поле (см.схему №1). Советская оборона была здесь чрезвычайно усилена противотанковыми пушками. Для нашей артиллерии она была недосягаема.
Моей разведкой было установлено, что вдоль железной дороги имеется узкая тропинка, проходимая для отдельных танков.
К полотну железной дороги почти вплотную подходили с обеих сторон крутые глубокие балки. Крое того, было еще неизвестно, в каком состоянии нам достанется деревянный железнодорожный мост, расположенный к западу от разветвления железной дороги (план города Н-4), так как там находилось русское пулеметное гнездо. С наступлением темноты часовой был бесшумно, без единого выстрела снят нашей ударной группой. Я отдал приказ о прекращении наступления на северном фланге дивизии и под покровом темноты выдвинул вперед в рассредоточенном порядке один танковый батальон. К середине дня 15.9 железнодорожная станция была в наших руках. Командный пункт дивизии был перенесен в стрелочный пост. Таким образом фаза 1а была закончена.
Затем с железнодорожной станции выступили мотоциклетно-стрелковый батальон и танковый батальон для наступления в северо-западном направлении («Красная казарма» на высоком холме); один стрелковый полк должен был обеспечивать прикрытие с севера и востока. Другой стрелковый полк находился еще на позиции у дороги из Карповки и производил демонстративные мероприятия. К вечеру 15.9 удалось овладеть «Красной казармой» и облегчить, таким образом, наступление 71-й пехотной дивизии с западного направления. Закончилась фаза боев 1б.
В течение 16.9 дивизия вела наступление в северо-восточном направлении и подошла к Царице по обе стороны от железнодорожного моста, где она соединилась с передовыми частями 71-й пехотной дивизии, которая позже пробилась к Волге. Во время этой фазы боев (1в) 24-я танковая дивизия понесла значительные потери от флангового огня с восточного направления, так как наступление 371-й пехотной дивизии, происходившее с юга, развивалось лишь медленным темпом.
В ночь 16/17.9 дивизия была снята с этого участка фронта и переброшена в район: участок №5, участок №6, опытная станция, МТФ, СТФ, ПТФ Бабаево (см.карту генерального штаба М-38-113, 58-00, 56-98) для подготовки к выполнению новой боевой задачи. С этого момента дивизия перешла в подчинение 51-го армейского корпуса (генерал артиллерии фон Зейдлитц), входящего в состав 6-й армии.


Глава 2
17.9.1942 г. 24-я танковая дивизия получила приказ – во взаимодействии с 100-й егерской дивизией подготовить наступление на Мамаев курган (высота 102,0).

18 и 19.9 производилась разведка и распределение участков наступления. Выдвижение войск на исходные позиции происходило в ночь с 19/20.9 без каких-либо помех. Наступление началась, насколько я помню, рано утром 20.9. Расстановку войск и направление наступления см. в схеме №IIa.


24-я танковая дивизия имела своей задачей обеспечить прикрытие северного фланга 100-й егерской дивизии и предпринять попытку обойти Мамаев курган с севера. Однако, воздушная разведка показала, что от обоих водохранилищ на высоте 102,0 тянется длинный противотанковый ров в северо-западном направлении, который доходит почти до большой балки, простирающейся с северо-востока на юго-запад (см. план города квадрат III 3-7,6). Таким образом, наступление танков могло происходить лишь по узкой полосе, которая находилась между вышеназванной балкой и балкой, проходившей около 1000 м южнее с востока на запад.
Кроме того, аэродром, через который должны были проходить танки, был виден на ладони с высоты 102,0.
Командный пункт дивизии находился на 2-м этаже самого крайнего северо-восточного здания бывшей школы летчиков (план города квадрат 3-5).
После 2-х часовой артиллерийской и минометной подготовки 51-го армейского корпуса и при мощной поддержке авиации (пикирующих бомбардировщиков) пехота начала наступление. Танкам, выступившим с исходных позиций, расположенных к западу от Татарского вала, удалось под прикрытием дымовой завесы без потерь пройти через аэродром.
Потери появились лишь, когда танки натолкнулись на восточной окраине аэродрома на минное поле. В минном поле был сделан проход. Отдельным танкам удалось пробиться через него и прорвать с запада и северо-запада оборону Мамаева кургана. Потеряв около 20% введенных в бой танков, 100-й егерской дивизии удалось во второй половине дня после ожесточенных боев овладеть высотой 102,0.
Когда пехота 100-й егерской дивизии подошла к водохранилищам на Мамаевом кургане, 24-я танковая дивизия получила от 51-го армейского корпуса следующий приказ: «24-я танковая дивизия должна в ночь с 20/21.9 оторваться от противника и на следующий день овладеть высотой 107,5 с тем, чтобы оказать поддержку 79-й и 305-й пехотным дивизиям , ведущим наступление с запада и северо-запада. Позиция на Мамаевом кургане, захваченная 24-й танковой дивизией, была передана частям 100-й егерской дивизии или какому-то резервному батальону 79-й пехотной дивизии. Этого я точно сейчас не помню. Стрелковые полки 24-й танковой дивизии были сосредоточены в районе к юго-западу от бывшей летной школы, где местность изобиловала оврагами (квадрат плана И-4). Артиллерия под покровом темноты заняла позиции в небольшом лесу «Блюментопф» (Цветочный горшок) и в балке, расположенной к северо-западу или к западу от него (квадрат плана И-5), после того как частям 79-й пехотной дивизии удалось пробиться еще несколько сот метров за железную дорогу к югу от поселка Красный Октябрь в восточном направлении (см.схему IIб).


После короткой мощной артиллерийской подготовки удалось овладеть высотой 107,5. Затем танки пробились до северо-восточной окраины населенного пункта, расположенного к северу от высоты 107,5. Пехота заняла рубеж высота 107,5-северо-восточная окраина вышеуказанного населенного пункта (квадрат плана Е-7). Затем через этот рубеж выступила пехота 79-й и 305-й пехотных дивизий в восточном направлении: наступление этих дивизий происходило при поддержке танков. Однако ввиду сильного сопротивления Красной Армии наступление пехоты застопорилось , примерно на линии шоссейной дороги «Репина» (квадрат плана Е, III-7). Сейчас я не могу точно припомнить, 2 или 3 ночи 24-я танковая дивизия оставалась на этом участке, знаю лишь, что она непрерывно вела бои за улучшение своих позиций, а также отбивала русские контратаки.
Между тем наступление немецкой пехоты вдоль реки Мечетка развивалось медленным темпом, так как противник вел мощный фланговый огонь из района к северу от Мечетки.
24-й танковой дивизии была поставлена задача овладеть поселком Баррикады, повернуть на восток, и, во взаимодействии с 14-м танковым корпусом (16-я и 14-я танковые дивизии), наступавшим с севера и северо-запада на Рынок и поселок Спартаковка, сбросить Красную армию в Волгу.


Глава 3
Схема III
Эта наступательная операция проводилась без какой-либо артиллерийской подготовки. Артиллерия дивизии предназначалась лишь для наблюдения за наступлением. Однако, дивизии была обещана поддержка соединения бомбардировочной авиации.

В связи с тем, что дивизия еще во время наступления 16.9 от железнодорожной станции Сталинград-юг в направлении на Царицу испытала на себе бомбардировку собственной авиации, я отдал распоряжение о том, чтобы наши машины (танки) были обозначены для этой операции немецкими флажками (см.схему III). Кроме того, со штабом воздушного флота была достигнута договоренность, что при приближении наших самолетов наши войска будут сигнализировать лиловыми ракетами.


В первой половине дня 24 или 25.9 (точно не помню), когда танки дивизии, двигаясь маршевыми колоннами на увеличенных интервалах, преодолели плоскую лощину к юго-западу от поселка Баррикады и покрытую кустарниками и деревьями в рост человека, и подошли передовыми частями к северной окраине кладбища (квадрат Д-7), с востока последовал налет нашего соединения пикирующим бомбардировщиков. Я находился в своем командирском танке на северной окраине группы домов в квадрате плана Е-7. Вдруг я увидел, что передовой бомбардировщик пикирует на танковую колонну. Тот же маневр повторили еще 4-5 самолетов; между танками начали рваться бомбы. Я немедленно бросил сигнальную ракету (сигнал для передовой линии) и только благодаря этому удалось задержать остальных бомбардировщиков (около 10).
Потерь в танках не было, так как все бомбы упали мимо. Но в дальнейшем дивизия охотно отказалась от непосредственной поддержки бомбардировочной авиации.
Затем танки достигли домов, расположенных к северо-востоку от силикат (квадрат плана Д-8), повернули в юго-восточном направлении , пробились через северную часть завода Баррикады и подошли к Волге. Однако, на следующую ночь они вынуждены были снова отойти, так как стрелковые полки дивизии насчитывали лишь 50% своего прежнего боевого состава и не могли удерживать участок лишь своими глубокими флангами. Пехота 305-й и 389-й пехотных дивизий к тому моменту еще не подошла.
Передовая линия, переходившая много раз из рук в руки, проходила позже примерно у восточной окраины завода Баррикады и оттуда загибалась на юго-запад и северо-запад (см.схему III). Обстановка осложнилась тем, что 100-я егерская дивизия снова потеряла Мамаев курган.
Таким образом, Красная армия имела возможность вести оттуда наблюдение в тылу и на глубоких флангах нашей позиции. Тогда я не знал еще, что этот успех был завоеван 13-й гвардейской стрелковой дивизией генерала Родимцева.
После окончания этапа подвижных маневренных боев командный пункт дивизии был перемещен в район высоты 144,3 к юго-востоку от цементного завода Разгуляевка (см.карту генерального штаба М-38-113, 62-02).
На этом участке фронта дивизия вела бои в течение всего октября до 19.11.1942 г. При этом нужно отметить следующее:
а) В предшествующих боях тотальные потери дивизии в танках были незначительны. В этот же период времени потери возросли до 50% и более так, что дивизия насчитывала лишь около 25% нормального состава танкового парка. Эти потери объясняются тем, что дивизия должна была неоднократно выделять по 4-5 танков в распоряжение различных пехотных дивизий, где они использовались при операциях ударных групп вместо выведенных из строя штурмовых орудий. Мои заявления о том, что такой вид боевого использования танков противоречит уставу и накопленному опыту и что командиры пехотных полков, батальонов и рот почти никогда не могли достигнуть желаемых результатов при такого рода применении танков, находили поддержку со стороны моего непосредственного начальника – командира 51-го армейского корпуса. Однако, все оставалось по-прежнему, что вело к совершенно бессмысленным потерям.
Обычные потери стрелковых полков происходили главным образом от огня снайперов и неприятных Катюш и достигали в среднем ежедневно до 10 человек во всей дивизии. Таким образом, можно было легко подсчитать, когда дивизия потеряет всю свою пехоту.
Во избежание этого, командир корпуса предложил вообще дивизию отвести в тыл, пополнить и держать наготове в качестве подвижного резерва. Это предложение, поддержанное командующим 6-й армии, также было отклонено, так как, о чем мне стало известно лишь много позже, главный штаб вооруженных сил непрерывно отдавал приказы как можно скорей любой ценой овладеть Сталинградом.
Как показали события 19.11.1942 г., этот шаг оказался неверным.
Дальнейшее ослабление пехоты явилось следствием того, что дивизия вынуждена была отдать свои 2 (из трех) саперные роты , которые совместно с саперными ротами других дивизий, были использованы для формирования саперного полка, переброшенного на другой участок фронта. Из этих особенно хорошо подготовленных саперов ни один не вернулся больше в распоряжение дивизии. Затем началась эпидемия лихорадки, которая также причинила большие потери.
б) Для того, чтобы хоть немного пополнить стрелковые полки, пришлось тщательно причесать штабы и тыловые службы. Отобранный личный состав прошел краткосрочную боевую подготовку и был направлен в стрелковые полки.
Указание командования 6-й армии об использовании излишних танковых экипажей в качестве пехоты не было мною выполнено, что сыграло положительную роль в событиях 19.11. Мне было сообщено, что по окончании боев под Сталинградом 24-я танковая дивизия будет переброшена на Кавказ. Поэтому дивизия была заинтересована в сохранении технически подготовленного личного состава. Этот личный состав (танкисты) был распределен по ремонтным ротам, которым удалось ценой большого труда отремонтировать к 19.11 около 50-60 танков.
в) В качестве промежуточных районов расквартирования при переброске дивизии в Кавказскую армию были указаны следующие два района: 1) населенные пункты Бузиновка на Донской Царице, Рубежный и Верхне-Царицынский (см. карту генерального штаба М-38-124); 2) Сальск и окрестности.
В оба района дивизия выслала передовые команды (квартирьеры), так как блуждающие по району «учетные команды» («Ерфасунгскомандос»), а также «одиночные организаторы» немецких и румынских войсковых частей , разграбили все, что плохо лежит. Кроме того, эти промежуточные квартиры служили связывающими звеньями с ремонтной ротой, которая находилась в Ростове-на-Дону и распоряжение которой была выделена одна радиостанция 24-й танковой дивизии. Здесь производился ремонт таких танков, которые не могли быть отремонтированы в обеих фронтовых ремонтных ротах.
Отправка танков происходила с железнодорожной станции Гумрак. Сюда же поступали о отремонтированные танки.
В Бузиновке находились главные тыловые службы: скотобойня, мельница, хлебопекарня, вещевой склад, полевой лазарет, дом отдыха и полевая почта.
г) Во второй половине октября дивизия получила из Германии пополнение в количестве 1000 человек. Пополнение складывалось из 1/3 выздоровевших солдат и из 2/3 новобранцев, которые еще ни разу не были во фронтовых условиях. Уровень их боевой подготовки был недостаточен. Для улучшения боевой подготовки дивизия организовала в Бузиновке специальные курсы и попросила разрешения не вводить пока в действие это единственный контингент пополнения. Но, к сожалению, его пришлось по приказу командования 6-й армии еще до окончания курса усовершенствования боевой подготовки распределить по боевым частям в первой половине ноября.
Tags: 24 pz.d, октябрь 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments