nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

29-я моторизованная дивизия. Январь 1943 (4)

Далее приводится отрывок из доклада об участии в боевых действиях 29-го мотоциклетного батальона (das Kradsch.Btl. 29.) за период 27.12.1942 – 15.1.1943 его тогдашнего командира, майора фон Мутиуса (v.Mutius):
«На совещании командир дивизии сообщил, что в ближайшее время нечего рассчитывать на деблокаду. Предназначенные для этого силы пришлось перебросить на другой участок фронта из-за прорыва. Теперь серьезность положения понятна всем до последнего. Войска также должны быть поставлены в известность.

Это полное изменение ситуации прежде всего теперь коснется растущего напряжения со снабжением. Чтобы в любом случае сохранить «Крепость Сталинград» в теперешних границах, было приказано провести усиленное оборудование позиций. Хотя этот приказ был едва ли выполним, порции продовольствия пришлось еще больше урезать; теперь все получали только по 200 гр хлеба. Еще раз строжайшим образом был запрещен самовольный захват запасов продовольствия у гражданского населения. Было неприятно, что армия будет конфисковывать у и так бедного населения немногочисленных деревень, которое раньше уже отдавало свои запасы, последнее зерно, муку и скот. Особенно тяжелой была ситуация с древесиной и дровами. Так как в степи практически нет деревьев, все дерево приходится доставлять из населенных пунктов и, прежде всего, из разрушенного города Сталинграда. Из-за нехватки горючего дивизия взяла снабжение деревом в свои руки, используя мотодрезины на участке железной дороги на Сталинград.
29.12 командиром батальона была изучена вторая линия обороны непосредственно у ручья Червленая, а так же промежуточное пространство между позициями. Везде еще есть хорошо обустроенные позиции. 30.12 командир дивизии нанес визит на позиции батальона и убедился в выполнении приказа на их инженерное обустройство. После того, как дивизионный командный пункт был перенесен из поселка Карповская в овраг к востоку от него, батальонный КП переносится на прежнее место дивизионного.
В разгар этих приготовлений на долгую перспективу пришел предварительный приказ о предстоящей смене дислокации дивизии. В отданном приказе на новом командном пункте дивизии имеются следующие подробности: Дивизия принимает прежнюю полосу 376-й дивизии северо-западнее Дмитриевки, 376-я дивизия принимает прежнюю полосу 29-й моторизованной дивизии. Замена должна происходить поэтапно, побатальонно, начиная с 1.1.43. Она потребовалось, поскольку появились сведения о появлении сильных русских частей перед теперешней полосой 376-й дивизии. От 29-й моторизованной дивизии, как от еще самой боеспособной дивизии крепости, ожидается, что она сможет отразить предстоящее наступление. Мотоциклетный батальон должен сменить два батальона на участке по обеим сторонам от дороги Дмитриевка-Песковатка. Сосед справа – 15-й гренадерский полк, сосед слева – 71-й гренадерский полк. Прежний участок обороны батальона занимается частями 3-й моторизованной дивизии.
Телефонным приказом дивизии начало замены перенесено на один день. Для как раз ротам, таким образом, к общей радости, выдается день отдыха.
Но уже 2.1, совсем рано батальон поднят по тревоге с задачей, по причине угрожающего прорыва неприятеля, немедленно выйти в район поселка Ново-Алексеевский в распоряжение XIV танкового корпуса.
В утренних сумерках батальон выступает и входит в северную часть Алексеевского. Ввод в бой, тем не менее, не требуется. Для проведения замены до прибытия штаба 29-й моторизованной дивизии батальон подчиняется 376-й пехотной дивизии. С наступлением темноты начинается замена. Она длится из-за длинных путей подхода до передовой позиции очень долго. Когда роты находятся на позициях и ищут стыки, выясняется, что до сих пор находящиеся на позиции батальоны не имеют соединения, наоборот, там находится брешь около 500 м. Поэтому от батальона, чтобы, в первую очередь, временно закрыть эту брешь, там был размещен опорный пункт 2-й роты. Кроме того, на остаток ночи приказано, чтобы постоянные дозоры обеспечивали стык между 3-й и 4-й ротами. Новый участок обороны принят 3.1, в 5 утра.
540-й тяжелый железнодорожно-строительный батальон, находящийся здесь же, подчинен батальону. Еще очень слабые роты были задействованы на высоте 129 как тыловой опорный пункт. Солдаты этого батальона, почти все старше 40 лет, производят очень хорошее впечатление, хотя они уже неделями в тяжелых условиях действуют как пехотинцы. Из артиллерии батальону придается с III-й дивизион 29-го артиллерийского полка (III./A.R.29). В дальнейшем батальону были подчинены три 7,62-см противотанковых самоходных артиллерийских установки 29-го противотанкового батальона истребителей танков (Pz.Jg.Abt. 29).
С рассветом занявшие оборону роты устанавливают, что их позиции крайне невыгодны. Сектор обстрела почти отсутствует, с некоторых позиций можно стрелять только с колен или стоя. Уже в первую ночь было установлено значительное оживление у противника. Почти в 7 часов начался ураганный артиллерийский и минометный огонь и огонь из установок залпового огня; через короткое время после этого противник переходит в атаку силами приблизительно одного полка на очень узком фронте в середине участка батальона. Ему удается прорваться в брешь между двумя ротами и вклиниться на правом фланге 4-й роты. Имеющим решающее значение для этого успеха противника является невыгодное положение, которое делает организованный заградительный огонь почти невозможным. Таким образом, в основном приходится вести тяжелый ближний бой, при котором правофланговый взвод 4-й роты, несмотря на ожесточенное сопротивление, почти истреблен. Все же фланкирующим заградительным огнем 3-й роты, а так же обороной опорного пункта 129, удается, наконец, остановить противника. Сразу поднятая по тревоге 2-я рота перешла в контратаку, отбросила противника назад и закрыла брешь между 3-й и 4-й ротами. Занимается новая позиция примерно в 300 м позади старой линии фронта, которая является более выгодной, чем прежняя. С наступлением темноты сразу же начинается обустройство позиции. Задействованные как пехота части строительного батальона сменяются, строительный батальон задействуется только для обустройства позиций.
Утром снова открывается сильный огонь по позиции, прежде всего, по высоте 129. Ожидаемое наступление, однако, не происходит, зато артиллерийский огонь продолжается целый день. Только под вечер противник предпринимает новую попытку атаковать, которая, тем не менее, останавливается непосредственно перед линией фронта. Наше обозное подразделение в контратаке берет нескольких пленных, кроме того, у противника большие потери.
На рассвете враги совершают прорыв двумя сильными ударными частями, в этот раз без артподготовки. Обе ударные группы были отбиты. Захвачено несколько пленных, а остальные все убиты. Затем снова начинается сильный артиллерийский и минометный обстрел. Около полудня прибывает командир дивизии на командный пункт батальона и ориентируется на позиции.
Весь район обороны батальона в дальнейшем постоянно подвергается сильному артиллерийскому и минометному обстрелу. 6 января 29-я дивизия полностью принимает свою новую полосу. После того, как в прошедшие ночи на линии фронта были обустроены важнейшие позиции, при неустанной работе всех рот с привлечением всех имеющихся в распоряжении людей, в т.ч. строительного батальона, начинается дальнейшее обустройство обороны поселка Дмитриевка.
По ночам снова замечается оживление противника; так же и в следующие дни продолжаются активные передвижения, которые позволяют сделать вывод о замене и подкреплении неприятеля. Наша артиллерия из-за нехватки боеприпасов может лишь слабо бороться с этим. Предположение о подкреплении неприятеля подтверждается дальнейшими наблюдениями. Ночью наблюдались даже моторизованные вражеские колонны, которые с зажженными фарами подъезжали почти к линии фронта. И даже против этого наша артиллерия ничего не могла сделать. В бессильной ярости приходится терпеливо сносить все это. Воздушная разведка, чьи радиосообщения прослушивались батальоном, подтверждает эти наблюдения.
Также было установлено и существенное усиление вражеской артиллерии. Каких-то наблюдений, которые бы свидетельствовали о присутствии вражеских танков, однако, не было сделано. 9 января неприятель сбросил листовки, в которых он призывал к капитуляции и объявил о своем генеральном наступлении на следующий день. Их, точно так же, как и прежние листовки, презрительно откинули в сторону.
Обустройство позиций, насколько это позволяли силы и время, а прежде всего имеющаяся древесина, подошло к концу.
10 января в 6 утра русские приступают, начиная с чудовищной мощи огневой подготовки, к генеральному наступлению на широком фронте. Начались тяжелейшие дни батальона! Главное направление атаки, как казалось, находилось у высоты 129. Когда в 7 часов огонь ослабевает, вражеская пехота подходит непосредственно к нашим передовым позициям. Благодаря постройке снежных валов и, прежде всего, выгодной туманной погоде, им удается в утренних сумерках продвигаться все дальше. Одновременно с пехотой наступают около 25 танков, обгоняющих свою пехоту. Несмотря на сразу же открывшийся заградительный огонь, которым было подбито 4 вражеских танка, противнику удается, на высоте 129 ворваться на позицию 2-й роты. Борьба шла ожесточенная, впивались ногтями в замерзшую, как камень землю, защищали каждую пядь земли. Все же после почти часового боя за отдельные окопы и позиции противник завладел высотой 129. 2-я рота батальона понесла тяжелые потери, командир роты, кавалер Рыцарского креста гауптманн Хенц (Henz), ранен. Теперь вражеские танки в сопровождении пехоты продвигаются с высоты 129 на село Дмитриевку. Тогда в нужный момент начинается контрудар батальонного резерва под командованием самого командира батальона, усиленного двумя самоходными установками. Были подбиты еще три танка, и противник был отброшен назад на высоту 129. Взять высоту 129 обратно невозможно. Поэтому на северо-западном краю Дмитриевки создается заградительная позиция и идет поиск примыкания слева и справа. 4-я рота, которая также отразила сильные атаки, от чего у нее самой тоже большие потери, из-за прорыва у 2-й была отведена назад, так что там вскоре снова может быть образована сплошная линия. С другой стороны, не удается образовать соединение справа с 3-й ротой. Многочисленные атаки туда останавливаются под тяжелым артиллерийским и танковым огнем. В дальнейшем осуществляется только радиосвязь. Так же и попытка установить связь с 3-й ротой через правого соседа (II-й батальон 15-го гренадерского полка), терпит неудачу. Незадолго до 11 часов приходит последнее донесение от 3-й роты: «Удерживаю старую позицию», потом и радиосвязь обрывается. О судьбе 3-й роты ничего невозможно узнать, позже не поступает ни раненых, ни оторвавшихся солдат. Она удерживала позицию до последнего выстрела, как пример для непоколебимой выдержки! Под утро противник прощупывает заградительную позицию, которая справа была занята задействованными как пехота подразделениями штаба III-го дивизиона 29-го артиллерийского полка.
Ночью многочисленными разведывательными вылазками установлено, что противник, видимо, вновь готовится к атаке. Поэтому в утренних сумерках 11 января осуществляется контрудар собственными 4 танками, приданными в распоряжение. Удается вклиниться на вражескую исходную позицию, неприятельскую пехоту в полном беспорядке отбросить назад и уничтожить многочисленные тяжелые вооружения. Однако, с сильной противотанковой обороной противника на высоте 129 ничего не поделать. При возвращении подбит один наш танк. Этим контрударом, однако, была разбита вражеская исходная позиция; у батальона есть на ближайшее время передышка, и он может еще немного улучшить свою позицию. Позиция на обратном склоне была очень выгодной для противотанковой обороны. Противотанковые орудия (Sfl и танки), замаскированные домами, были отведены в тыл. В 12 часов противник пошел в наступление семью танками и сильной пехотой. Но напрасно! Несмотря на тяжелые потери предыдущего дня, батальон держится стойко. Едва танки появились из-за высоты, их встретил оборонительный огонь трех танков и двух Sfl. Прежде, чем вражеские танки вообще поняли, что происходит, три были подбиты. Четвертый ворвался в деревню, был непосредственно рядом с командным пунктом батальона обездвижен и потом взорван группой подрыва танков; оставшиеся 3 танка повернули обратно. Также и пехотная атака застряла под нашим оборонительным огнем. При этом особенно отличились солдаты из 540-го строительного батальона, задействованные на передовой линии. В этот момент можно было наблюдать, что у правого соседа противнику удалось прорваться. Сильная вражеская пехота продвигалась на высотах севернее Дмитриевки на восток. От нашей обороны там ничего не наблюдалось. Когда неприятель атаковал частями с севера, наши танки выдвинулись туда для защиты правого фланга батальона, отбросили противника и потом вернулись назад в деревню. Таким образом, у батальона здесь тоже была передышка, и он мог дальше отражать все время атакующего с фронта противника.
Между тем поступил приказ из дивизии, с наступлением темноты оторваться от противника и оставить Дмитриевку. Для этого отходного движения батальон был подчинен 71-му гренадерскому полку. Батальон должен был занять новую позицию южнее Оторвановки, фронтом на север, в качестве левого фланга дивизии с примыканием слева к 3-й моторизованной дивизии. Отход осуществился беспрепятственно. С наступлением темноты на марш в тыл пешком были направлены, в первую очередь, стрелковые роты и строительный батальон. Танки с немногочисленными стрелками были оставлены как арьергард и через некоторое время точно так же незаметно отошли. После того, как батальон прибыл на предписанную новую позицию, он получил приказ от командира 71-го гренадерского полка направляться арьергардом полка на Ново-Алексеевский. Батальон прибыл туда еще затемно.
12 января было использовано для переформирования батальона.
В течение дня был получен приказ о новой боевой задаче. Батальон будет задействован на новой линии обороны дивизии, вдоль реки Россошки, на левом фланге с примыканием слева к 3-й моторизованной дивизии. Линия обороны проходит большей частью западнее русла ручья так, что глубоко прорезанный и замерзший овраг представляет собой особенно выгодный подходной и связующий путь. Так как ситуация слева сначала не совсем ясна, для защиты левого фланга на высоте 2,0 южнее Алексеевского оборудуется вначале слабо занятый опорный пункт, мера, которая позднее показала себя как очень целесообразная. Весь день противник непрерывно совершает сильные авианалеты на поселок Ново-Алексеевский, отчего появляются чувствительные потери, прежде всего, у строительного батальона.
Утром 13 января противник атаковал новую линию обороны и был начисто отбит. По-видимому, после успехов предыдущего дня он больше не ожидал никакого серьезного сопротивления, и поэтому начал атаку совершенно без артподготовки. В течение всего дня было установлен постоянный подход вражеских подкреплений. Совершенно свободно он размещает свою артиллерию на позициях на высотах западнее Ново-Алексеевского и сосредотачивает свою пехоту.
Только перед участком строительного батальона можно насчитать 44 орудия на открытых огневых позициях. Собственная артиллерия и тяжелые вооружения из-за нехватки боеприпасов молчат, а так как пехотным оружием из-за большой дальности ничего невозможно сделать, мы вынуждены в ожесточенной ярости наблюдать за всеми этими приготовлениями! В течение дня удается только установить соединение слева. Непосредственным соседом является подчиненная 63-му мотоциклетному батальону (Kradsch.Btl. 3) так называемая «крепостная рота» (“Festungs-Kp.”), составленная из артиллеристов, зенитчиков, солдат-строителей и т.д. Из-за неуверенности в этом соседе по руслу ручья постоянно отправлялся дозор. Вскоре после наступления темноты там возникает первая паника. Вся «крепостная рота» появляется, спасаясь бегством, на участке батальона, как знак, отличающий хорошо сколоченную часть от быстро составленных подразделений, которые не могут справиться с нагрузками столь тяжелых боев. После того, как просочившийся слабый противник был отброшен обозным подразделением батальона, эта рота была снова направлена мотоциклетным батальоном на старый участок. Короткое время спустя русским снова удается прорваться, в этот раз далеко слева в полосе 3-й моторизованной дивизии и оттеснить на север 63-й мотоциклетный батальон. Так как этот батальон из-за этого больше не имеет связи со своей дивизией, он подчиняется 29-й дивизии, а затем включается в состав 29-го мотоциклетного батальона.
Несколько дней не было снабжения. Поэтому всеми средствами ночью добывается продовольствие. Силы и стойкость наших войск тем самым были значительно подняты. Так как положение слева неясно, левый фланг немного оттягивается назад и у южной границы нового участка в русле ручья обустраивается сильный опорный пункт. Опорный пункт у высоты 2,0 усиливается.
Tags: 29 id(mot), январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments