nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

71-я пехотная дивизия. Июль 1942

Источник: Die 71. Infanterie-Division 1939-1945. Gefechts- und Erlebnisberichte aus den Kampfen der «Gluckhaften Division» von Verdun bis Stalingrad, von Monte Cassino bis Plattensee

III. Преследование и прорыв к Среднему Дону с 7 по 26.7.1942

Все предыдущие наступательные действия были лишь подготовкой к главной операции 1942 года на южном участке Восточного фронта. Еще во время проведения этих подготовительных мероприятий к концу июня в секторе группы армий «Юг» от Курска до Таганрога были сосредоточены пять немецких армий (2-я, 6-я, 17-я, 1-я танковая и 4-я танковая) (46 пехотных дивизий, 2 горных дивизии, 4 егерских дивизии, 9 танковых дивизий, 5 моторизованных дивизий, 2 дивизии СС, 3 охранных дивизии) и четыре армии союзников (8-я итальянская, 3-я и 4-я румынские и 2-я венгерская, всего 35 дивизий). 28.6 армейская группа Вейхса на северном участке восточнее Курска начала свое наступление, совершив прорыв в направлении Воронежа. Вскоре весь фронт группы армий «Юг» пришел в движение, 71-я пехотная дивизия также выступила на восток.

Рано утром 7.7 через участок I.R.191 в наступление перешла соседняя 297-я пехотная дивизия. Она наступала на восток, тогда как 71-я пехотная дивизия должна была двигаться в юго-восточном направлении. Наступление по всей линии фронта шло хорошо. Враг оказывал только слабое местное сопротивление. К вечеру была достигнута линия, удаленная от исходных позиций на 25 км. Противник везде был преодолен и отброшен и начал быстрое отступление. На этот случай в дивизии был сформирован передовой подвижный отряд в составе 171-го разведбатальона (A.A.171) и одной велосипедной роты 171-го саперного батальона. Этому отряду были поставлены цели на удалении 50-70 км, которые пехота могла достичь только на следующий или послеследующий день. Наступление началось и шло с рекордными темпами. При тропической жаре в 40 градусов войска выкладывались на полную, чтобы в течение 20 дней достичь Дона. Эта задача предъявляла огромные требования не только к марширующим пехотинцам, но и к велосипедистам, всадникам и лошадям. К примеру, один раз расстояние дневного марша передового отряда составило 150 км. Задачи передового отряда в основном лежали в области между Осколом и Доном. Каждые 20-30 км плоскую равнину рассекали глубокие долины рек, текущих с севера на юг. Восточные берега этих рек противник регулярно рассматривал как удобные позиции для обороны, в последние мгновения пытался взрывать мосты и отрыть огонь. Но уже в первые же дни наступления, 8 июля, враг сам сильно пострадал от этой тактики. В Покровском, на реке Гнилой, противник заминировал главную дорогу, однако передовой отряд атаковал по вражеской стороне реки. Мост был захвачен неповрежденным. Потеряв вооружение и пленных, противник в панике оставил село. Цель дня передового отряда находилась на 20 км восточнее – село Тарасовка, которое и было достигнуто в 11.30. Находившийся перед селом неприятель был с боем отброшен 2-м эскадроном лейтенанта Йенсена. Кавалерийский эскадрон Крёгера утром обошел Покровское слева. Он захватил большое количество пленных, а также семь танковых собак (Tankhunde – специально обученных собак, оснащенных взрывчаткой для подрыва боевых машин), после чего развернулся на Покровское и атаковал группу противника с тыла. В то же время в рукопашном бою эскадрон Йенсена захватил неповрежденным мост в Тарасовке. Не успел эскадрон организовать оборону на небольшом плацдарме, как его контратаковал противник. Это был «истребительный батальон» - очень хорошо подготовленное и оснащенное автоматическим оружием подразделение. Йенсен решает провести встречную контратаку. Здесь особенно отличился обер-фельфебель Штольтенберг, который со своими людьми нанес удар в центре против нескольких сотен врагов. За два часа силами 2-го эскадрона с противотанковыми пушками враг был полностью разгромлен, потеряв 80 человек убитыми и 40 ранеными. Спастись смог только небольшой штаб, еще 8 офицеров и 400 вражеских солдат попали в плен. Кроме этого были взяты большие трофеи. Собственные потери составили 2 убитых и 10 раненых.
Пехоты в этом день двигалась за передовым отрядом тремя маршевыми колоннами. Ей была поставлена задача зачищать захваченную местность от остатков организованного сопротивления и рассеянных частей противника. К вечеру все полки достигли поставленных целей дня.
9 июля преследование отступавшего неприятеля было продолжено. Предстоящий день должен был превзойти вчерашний успех. Передовому отряду была поставлена задача выйти к реке Айдар, в 55 км на восток и там организовать плацдарм. Ему было дополнительно придано две тяжелых и одна легкая гаубица, а также оперативное подразделение из санитарной части. Это было необходимо, поскольку транспортировка раненых по вражеской территории не представлялась возможной. Однако продолжение наступление натолкнулось на препятствие. На следующей реке, Белой, враг организовал настолько сильную оборону, что сначала удерживал натиск целой дивизии. Высоты на ближнем берегу удалось захватить только следующим утром. Создавалось впечатление, что неприятель оборонялся на хорошо подготовленных за длительное время позициях. Из-за этого подготовка дивизии к атаке заняла еще целый следующий день.
Однако 10 июля атака не понадобилась, поскольку противник ночью отошел. Преследование было возобновлено, в его процессе встречалось только слабое местное сопротивление, которое было преодолено. Кавалерийский эскадрон обер-лейтенанта Зиверса, обогнавший пехотные авангарды, провел один удачный бой. К нему на помощь поспешили другие моторизованные и велосипедные подразделения передового отряда. Между тем, был сформирован второй передовой отряд, из части 211-го пехотного полка, который также был полностью моторизован. Командир этого отряда, полковник Барнбек, получил приказ выдвинуться на юго-восток и достичь реки Айдар у Осиново. После этого он должен был образовать там плацдарм. Началась настоящая гонка между двумя передовыми отрядами. Лейтенант Йенсен со своим отрядом мотоциклистов немедленно выдвинулся вперед, поскольку кавалеристы и велосипедисты не могли держать необходимый темп. За ним следовал полковник Барнбек со вторым передовым отрядом. Выскочив на высоты западнее Айдара, лейтенант Йенсен увидел бесконечные колонны военных и гражданских транспортных средств. Немедленно на позицию было поставлено одно противотанковое орудие. В гигантском облаке пыли ротмистр Крёгер (командир первого передового отряда) и лейтенант Йенсен со своим мотоциклетным подразделением, с пистолетами в руках, въехали прямо в колонну и в город. Объятые ужасом русские разбегались налево и направо за дома. Вдоль дороги длиной в 2 км были брошены 200 стоявших вдоль и поперек тракторов. Облако пыли удачно помешало противнику на оборонительных позициях рассмотреть, что происходило на самом деле. Таким образом мотоциклисты проехали прямо до моста. Здесь противник уже встретил их огнем. Ротмистр Крёгер и лейтенант Йенсен осознали возникшую угрозу для передового отряда Барнбека, и, несмотря на вражеский огонь бросились на мост, вырвали оружие у находившихся там стрелков, а их самих сбросили в воду. Ротмистр Крёгер перебежал на другую сторону реки через мост, за ним последовала упряжка с противотанковым орудием, тогда как лейтенант Йенсен сорвал обезвредил детонаторы на установленной на мосту взрывчатке. Мост был захвачен неповрежденным, сразу же был образован плацдарм. Трофеи этого боя были огромны. Они насчитывали свыше 200 тракторов, несколько сотен голов скота, 6 пушек и ПТО и некоторое количество пленных, которое возрастало весь день. Велосипедный эскадрон не мог соблюдать такой стремительный темп. Эти сверхусилия стоили 23 человек общих потерь и требовали дать передышку в Осиново.
Идущая следом пехота к вечеру достигла долины Айдара. Правофланговая колонна (191-й пехотный полк) сломила на своем правом фланге слабое вражеское сопротивление. Его оказывали рассеянные и окруженные группы противника, засевшие в оврагах и лесах вблизи Закатного – цели дня. При смене дислокации дивизионного командного пункта отряд легковых автомобилей с несколькими посыльными на мотоциклах возле села Самсоновка нарвался на отступавшую группу русских. Там погибли подполковник Шютц (Ia), майор Шмидт (начальник связи – N.A.) и ефрейтор Опперманн. Об их похоронах в Приходовке были поставлены в известность все командиры.
Утром 11.7 кавалерийский эскадрон был поднят по тревоге, так как на левом фланге занятого района оказались вражеские подразделения. Там было взято 721 пленных. Передовой отряд во второй половине дня получил задачу к ночи достигнуть находящихся в 40 км высот у Беловодска. Для этого передовой отряд Барнбека усиливался посаженным на грузовики батальоном, 1-й противотанковой ротой и 1-й саперной велосипедной ротой. Пехота должна была быть готова утром выдвинуться на Беловодск. При прохождении села Ново-Псков 211-й пехотный полк внезапно попал под обстрел вражеских танков с высот слева. Особенно неудобным было то, что полк со всеми своими многочисленными транспортными средствами лежал как на ладони. Тут же он рассыпался вправо и влево и окопался. После того, как артиллерия заняла позиции и открыла огонь, вражеские танки быстро были разогнаны. Множество бывших на склоне русских стрелков отступили на вершину холма и стали там жертвами «штук». После того, как высланный разведдозор около 10 часов установил, что высоты свободны, полк продолжил движение на восток и занял большое село Новороссошь. Здесь было взято несколько сотен пленных, которые были отправлены в сторону, противоположную движению полка. К 17.30 передовой отряд вышел на расстояние одного перехода до Беловодска. В первой же деревне, встреченной пехотой засели русские. Они были сломлены сосредоточенным огнем из всего тяжелого вооружения, которое отряд тут же приготовил к бою. К сожалению, первый же выстрел из одной русской пушки угодил в грузовик с пехотой, что стоило 8 убитых и 12 раненых. С наступлением темноты передовой отряд занял круговую оборону.
К вечеру также прибыли пехотные полки дивизии. 191-й пехотный полк отбил неожиданную сильную русскую атаку с юга и в тяжелом бою занял Новогородище. Одновременно дивизионный командный пункт был перенесен на 4 км восточнее в Караван-Солоткий. Поскольку уже стемнело, не получилось точно установить, есть в ли в этом селе враг. В результате КП дивизии вместе находившимся поблизости КП 191-го полка были обстреляны.
Когда 12.7 багровое солнце взошло на небеса, передовой отряд снова устремился в преследование, с новой целью, занять Брусовку. Сломив вражеское сопротивление, эта задача была выполнена. Вечером передовой отряд, сам того не зная, обогнал авангард одной русской дивизии. Это русское соединение подумало, что попало в окружение и попыталось ночью прорваться на север. Здесь оно натолкнулось сначала в на отдел Ia (оперативный), а затем на отдел Ib (тыловой) штаба дивизии. Через посыльного оба отдела своевременно были поставлены в известность о продвижении русских и смогли вовремя организовать оборону. Сюда были направлены все боеспособные силы штаба дивизии. Сначала враг силой полка атаковал село Караван-Солоткий с двух сторон. Несколько последовательных атак были отражены и там и там. После этого неприятель ушел дальше на север, где наткнулся уже отдел квартирмейстера в селе Кредянки, который также храбро сражаясь смог отбить его атаку. В обороне принял участие один бывший в обозе трофейный русский танк, который из-за повреждений вооружения не мог принимать участие в боях, а использовался как тягач для ПТО. В ходе этих оборонительных боев было много убитых и раненых. Среди них оказался и командир 171-го противотанкового батальона, майор Матей (Mathaei).
После захвата Брусовки, передовой отряд встретил столь сильное сопротивление, что дальнейшее продвижение в направлении Беловодска оказалось невозможным. Потребовалось дождаться подхода одного пехотного полка, после чего, при поддержке артиллерии, был совершен прорыв к Беловодску, и сам населенный пункт был взят в тяжелом бою 13.7.
После захвата Беловодска дивизия получила указание от командира корпуса из последних сил преследовать неприятеля. После выхода к железной дороге Миллерово-Ростов планировалось получить один день отдыха.
За Беловодском дивизия впервые соприкоснулась с новым соседом – одной румынской дивизией. Румыны оставили прекрасное впечатление. Солдаты были здоровыми крестьянами, офицеры выглядели безупречно. Многие из них говорили по-немецки, и общение с ними не составляло никаких сложностей.
14.7, не встречая противника, была достигнута Баранниковка. В 1.00 ночи передовой отряд продолжил свой марш преследования и рано утром оказался в движении на Мальчевская-Поннеская одновременно с одной русской колонной, двигавшейся в этом же направлении. Сначала передовой отряд в утренних сумерках принял эту колонну за румын. Как только был открыт огонь, русские быстро спрятались за склоном. В селе находилось еще 2000 русских.Передовой отряд смог зачистить только северную часть села, его сил было слишком мало, чтобы победить всю массу вражеского войска. Следовавший следом второй передовой отряд, вместе с одним артиллерийским дивизионом, натолкнулся на тяжелый вражеский заградительный огонь. Оставшийся в селе передовой отряд тут же был поднят по тревоге, установил связь с одной находившейся поблизости немецкой танковой дивизией и занял оборону фронтом на юг. В этот день получилось взять сотню пленных, обогнав и остановив отступающую вражескую часть.
После двух тяжелых дней марша вне соприкосновения с противником 14 и 15.7, основная часть дивизии 16.7 достигла района Миллерово.
Достижение этой цели потребовало огромных маршевых усилий и напряжения всех сил людей и животных, на границе невозможного. Марши начинались еще ночью, чтобы воспользоваться максимально прохладными утренними часами. Когда в середине дня делался привал, солнце палило совершенно беспощадно. Температура в эти часы превышала 40 градусов. Вечером марш продолжался и протекал и с наступлением темноты, после чего давалось несколько часов на сон. День отдыха 16.7 дал желанную передышку и позволил привести себя в порядок после последних тяжелых дней.
14.7 в дивизию прибыл новый начальник оперативного отдела (Ia), подполковник генерального штаба фон Белов.
Дивизия оставила области Украины и вошла в населенный великороссами регион. Еще восточнее находились покинутые татарские поселения и иногда цыганские кочевья. Недалеко от Миллерово нашелся также заброшенный год назад район немецких поселений. Они носили названия Абрамсфельд и Викторсфельд. Само имя Миллерово напоминало о роде Миллеров.
17.7 марш продолжился дальше. Нигде не было соприкосновения с противником. Этот район уже был пройден с севера на юг одной немецкой танковой дивизией. Поэтому врага нигде не было видно. К вечеру была достигнута Калитва. 191-й, 194-й и 211-й полки остановились на отдых в селах Криворожье, Екатериновка и Александровка, а разведбатальон – в Позаньевке.
18.7 внезапное изменение погоды крайне осложнило продолжение марша. Грузовики не могли ехать. Из-за плохой погоды и размокших дорог 19.7 также был назначен днем отдыха. Поскольку на следующий день для 211-го полка был запланирован долгий переход, полк по собственному желанию рано вечером выступил маршем на Сычевку. 194-й полк остался в Первомайском на Начальной. 191-й полк отошел немного назад и встал в Мартынове.
Tags: 71 id, июль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments