nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

29-я моторизованная дивизия. Январь 1943 (2)

13 января мы находились вечером на этой линии, командный пункт дивизии на северном выезде из вышеназванной деревни. Из этого периода сражения я хочу отразить пару особенно интересных моментов боя.

Так как у нас почти не было противотанкового вооружения, часть артиллерии дивизии должна была быть задействована в этом качестве, что при хороших целях, которыми являлись русские танки, несмотря на белую камуфляжную окраску, было оправдано. Особого успеха при уничтожении танков добились 10-см гаубицы 7-й батареи 29-го артиллерийского полка ( die 7./A.R.29), которые своей настильной траекторией с дальностью от 2000 до 3000 метров почти каждым выстрелом попадали точно в цель. Такой обороной безрассудство русских, с которым они разъезжали перед нашим фронтом, временно было сильно ограничено. Большая трудность состояла в том, что у нас в распоряжении не было достаточно боеприпасов, и каждый выстрел приходилось рассчитывать. Общее количество танковых и артиллерийских боеприпасов заметно сократилось; снабжение не приходило, положение от этого стало очень тяжелым.
Теперь я должен снова сделать шаг назад.
Около 8 января генерал Хубе вернулся в котел из своей поездки к Гитлеру и сообщил командирам примерно следующее: Сталинград должен удерживаться. Это необходимо для того, чтобы иметь возможность заново сформировать новый фронт где-то западнее Дона и чтобы воспрепятствовать русским, до установления этого фронта перебросить на запад силы, связанные в Сталинграде. Снабжение котла следует заново пересмотреть и привести в порядок. Котлу следует потерпеть до начала лучшего времени года – примерно до марта – потерпеть, потом должно было начаться новое немецкое генеральное наступление, при котором будет снята блокада. Да, это была целая куча обещаний с «должно будет» и «следует». Генерал Хубе пересказал Гитлеру положение дел в соответствии с указаниями, которые он получил от 6-й армии, но, возможно, благодаря красноречию Гитлера в описании его планов, он позволил увести себя от намерения стукнуть кулаком по столу. Во всяком случае, генерал Хубе после своего возвращения в котел сам не верил в выполнение данных ему обещаний. Мы, конечно, должны были передать это сообщение дальше, своим людям, и для многих это все же снова была надежда и цель.
Теперь вернемся к боям у Ново Алексеевского.
Наши люди снова и снова совершали нечто ошеломительное. Русские танки уничтожались в ближнем бою взрывными зарядами из подручных средств. Высылались разведывательные дозоры и проводились контрудары, все при суровом холоде, и все обессилевшие от голода. Когда удача улыбалась, днем был очень жидкий, но теплый суп с парой ошметков конины. Чем мы, собственно, жили, - я не знаю, но наш начальник снабжения, майор фон Берг (v.Berg), снова и снова открывал источник из каких-то запасов дивизий, уже дано находящихся в Сталинграде, и является настоящим волшебником, находчивым и изобретательным. Время от времени на мгновенно обозначаемый участок прилетал еще раз особенно искусно управляемый Ju-52 или 88 и сбрасывал самое необходимое.

Здесь следует привести донесение о боевых действиях в период с 1 по 15 января гауптманна Райнбрехта (Reinbrecht), командира 29-го противотанкового батальона (Pz.Jg.Abt.29):
«В первые дни января 29-я моторизованная дивизия сменила другую сильно потрепанную дивизию на западном фронте котла. Разведка переднего края противника была затруднена. Враг занял господствующую над полем боя высоту и стрелял из тяжелых калибров даже по одному единственному человеку.

Сплошной линии обороны у дивизии не было. По большей части она вела бои отдельными группами и резервами, что при плохих условиях снабжения делало необходимым большой расход артиллерийских боеприпасов. Все же дивизии до сих пор удавалось сдерживать наступающего врага и отсекать вражескую пехоту от его танков. Противотанковые средства работали очень эффективно и предотвращали прорывы. Однако было невозможно предотвратить потерю господствующих высот Казачий курган, 131,7 и 135,1. Отметка 129,0 в центре полосы дивизии, за которую велись тяжелые бои, держалась и отбивалась контратаками.
Смененная дивизия не выкопала пригодных окопов. Блиндажи для обогрева войск на передовой не были построены. Эти слабые места, вместе с недостаточным питанием, царящем холоде и непрекращающихся обстрелах, в конечном счете не могли не привести к катастрофе.
Замена происходила взвод за взводом, батальон за батальоном, и заняла во времени 4 ночи. Точные сроки не известны. На передовые позиции были поставлены: справа 15-й гренадерский полк (Gr.Rgt.15), в середине 29-й мотоциклетный батальон (Kradsch.Btl.29), слева 71-й гренадерский полк (Gr.Rgt.71) (пехотные полки тогда получили обозначение гренадерских). Для стоящих в резерве в лощине южнее Дмитриевки самоходных зениток была проведена рекогносцировка на участках 29-го мотоциклетного батальона и 71-го гренадерского полка. Танковый батальон, разделенный на боевые группы, стоял наготове в лощинах позади участков полков и у группы домов к востоку от Дмитриевки (в резерве корпуса).
Через день позиции оказались под тяжелым вражеским обстрелом, что вызвало значительные потери в людях и в материальной части. Особенно действенно стреляли русские залповые установки по Дмитриевке. В течение ночи непрерывно рылись окопы. Для этого полкам были приданы саперные роты, которые днем отводились назад в лощины, где образовывали резерв. Враг вскоре узнал об окопной деятельности и пытался разбить долговременные оборонительные сооружения и блиндажи.
Особые трудности создавало обеспечение войск, самая большая – заготовка дерева для построек и отопления. Горючего нет для самых необходимых поездок.
Так же и самоходные зенитки из этой лощины не могут поддерживаться в постоянной боевой готовности. Для запуска с толчка при поддержании в прогретом состоянии по меньшей мере одной самоходки, моторы слишком слабы. Пусковые реостаты маховых колес непригодны. Попытки разогревать кострами из подручных материалов терпят провал.
До 10.01.43 враг улучшает свои исходные позиции в местных атаках; ему удается, не смотря на организованную оборону, отбить у 29-го мотоциклетного батальона высоту 129,0. С взятием этой господствующей высоты враг создал последнюю предпосылку для своего генерального наступления в полосе дивизии.
Батальон уже до 10.01.43 понес значительные потери. Вопреки хорошей маскировке и скрытому размещению, противотанковые орудия снова и снова обнаруживаются вражескими наблюдателями и эффективно обстреливаются. В боях за высоту 129,0 часть пушек была раздавлена танками. Следовательно, уже до начала генерального русского наступления значительная часть противотанкового вооружения была уничтожена или больше не готова к боевому применению. Голод и холод заметно изнурили оставшихся целыми людей. Нарастают заболеваемость и обморожения.
8 или 9.01 следует известное требование о капитуляции, которое было отклонено. Войска получают приказ от командующего 6-й армии, в дальнейшем новых парламентеров прогонять оружием. Способ отклонения и содержание приказа поднимают доверие и уверенность в собственных силах.
10.01.43 в 9.00 на всей полосе дивизии начинается тяжелейший вражеский ураганный огонь. В то же самое время наши позиции атакуют штурмовики и боевые самолеты бомбят наши батареи или склады снабжения, особенно Ново-Алексеевский, где они, очевидно, хотят разрушить мост через глубокий овраг Россошки.
Противник беспрерывно ведет огонь из всех калибров, в том числе из многочисленных залповых установок. С последним снарядом он переходит в наступление и прорывает фронт обороны дивизии во всех решающих местах, причем, по существу, русские использовали немецкую тактику.
У Казачьего кургана многочисленные танки переезжают позиции III-го батальона 15-го гренадерского полка (III./Gr.Rgt.15) и левого фланга находящейся правее 44-й пехотной дивизии. Расположенные здесь противотанковые орудия большей частью уничтожены ураганным огнем. Те, кто остался в живых, за короткое время расстреливаются танками и раздавливаются или же уничтожается в рукопашной наступающей вражеской пехотой. Едва ли хоть один избежал здесь своей судьбы. Назначенный для контрудара взвод 29-го танкового батальона (Pz.Abt. 29) был отрезан вражескими танками и уничтожен ими во взаимодействии с быстро подтянутыми противотанковыми орудиями.
От места прорыва враги массой продвигаются на Дмитриевку. На разбитой дороге к северу от шоссе они производят разведку несколькими Т-34, которые, за исключением одного танка, у северного выхода из дивизионной лощины были подбиты стоящей там нашей 1-й батареей полевых гаубиц (1.F.H.Bttr.). В этом ожесточенном бою уцелело только одно орудие.
Около полудня командир находившегося справа от 15-го гренадерского полка (Gr.Rgt.15) батальона 44-й пехотной дивизии, гауптманн Веллер (Weller), прибывал на командный пункт дивизии. Веллер доложил, что противотанковый батальон 15-го гренадерского полка (Pz.Jg.Btl des Gr.Rgt.15), а также его батальон полностью смяты. Ураганный огонь принес большие потери, вооружение почти все без исключения уничтожено, а вражеские танки довершили уничтожение. Он сам был одним из немногих выживших и уцелевших. Веллер получил приказ, собрать личный состав из расположенных в лощине штабов и из рассеянных частей – всего около 50 человек, и перекрыть северный выход из дивизионной лощины. Стоящая там 1-я батарея полевых гаубиц (die 1.F.H.Bttr.) с офицерами и личным составом также подчинялась ему.
Батальон I./Gren.Rgt.15 (без 1-й роты), бывший корпусной резерв, вновь подчинен дивизии. Он получает приказ занять отметку 1,5 и удерживать ее всеми силами. Эта задача была выполнена во вторую половину дня 11 января при слабом вражеском сопротивлении. С занятием отметки 1,5 путь врагу на Ново-Алексеевский был прегражден, а движение по мосту через Россошку для своих войск открыто.
Между правым флангом I-го батальона 15-го гренадерского полка (I./Gr.Rgt.15) и группой Веллера имелась брешь почти в 500 м, между Веллером и расположенной в одном из западных отрогов Переездного оврага боевой группой 44-й пехотной дивизии под командованием гауптманна фон Лоссова (v.Lossow) зияет еще одна шириной больше 2 км.
Около 22 часов из дивизии был получен приказ закрыть эту брешь силами одной пехотной роты, 1-й роты 15-го гренадерского полка (1./Gr.Rgt.15), и удерживать позицию в течение следующего дня. 1-я рота 15-го гренадерского полка, возвращающаяся с другой задачи, находилась на пути к дивизионному командному пункту и ожидалась там около полуночи.
Гауптманн Веллер (Weller) был подчинен лично мне. До рассвета 11 января года группе были переданы до сих пор многочисленные многочисленные 2-см зенитки на самоходных лафетах, одна 8,8-см зенитка и две 7,5-см короткоствольных орудия на бронетранспортерах. Другой свободной артиллерии не было
До прибытия пехотной роты я сориентировался на командном пункте Веллера о враге и местности. Дивизионный овраг полностью загроможден автомобилями обоза и штабов. Возможность проехать к позиции Веллера даже для гусеничного транспорта имеется по разбитой дороге на южном краю оврага. Расположение группы Лоссова неизвестно, ее существование вообще не подтверждено. Вечером в сумерках начинается повышенная разведывательная активность противника. В большую брешь проникает вражеская пехота силой около одного взвода.
Положение остается неясным. Местность севернее позиции Веллера глубоко занесена снегом.
Днем по причине хорошего обзора для врага движение автомобилей невозможно.
Около полуночи на командный пункт дивизии прибывает 1-я рота 15-го гренадерского полка (1./Gr.Rgt.15). Люди сильно измотаны и неспособны для боя. Большая часть состоит из людей, которые только несколько дней как сменили свои обозные автомобили на окопы. Все-таки это 120 человек, среди которых много офицеров, которые при себе несли пулеметы и несколько легких минометов. Чтобы установить связь с группой, правый фланг позиции Веллера приходится продвинуть в северном направлении; из-за этого неизбежно возникает изгиб линии обороны. Такое прохождение линии фронта делает возможным введение в бой 2-см зениток с фланга. С компасом и удачей очень темной ночью по частично глубоко занесенной снегом местности после примерно двухчасового марша я устанавливаю связь с группой Лоссова. Марш по местности показывает невозможность доставить орудия сюда на позиции даже на гусеничных тягачах.
Гауптманн Лоссов располагает более сильной группой, чем я, особенно большим количеством противотанковых и самоходных зенитных орудий. С ними и своим резервом пехоты он планирует, в том случае, если положение вынудит, вступить в бой на моем правом фланге.
При обходе позиции на обратном пути я нахожу людей там, где я их расставил. Маленькие снежные стенки для защиты от ветра и для того, чтобы упереть автомат или карабин, уже построены. Они спят почти все без исключений и уже частично запорошены мелким снегом. Только офицеры и старые унтер-офицеры бодрствуют. Боевая группа располагает около 10 офицерами. Они все были направлены приказом на передовую.
Tags: 29 id(mot), январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments