nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Форсирование Дона. Доклад Зелле (1)

Послевоенный доклад полковника Зелле (Oberst Selle)

1. Положение в большой излучине Дона в середине августа 1942
Освобождение излучины Дона западнее Иловлинского.
Русский план поздним летом 1942 защищать Сталинград на большом плацдарме с Калачом в качестве центрального пункта западнее Дона, был расстроен немецким командованием. 6-я армия (die 6. Armee) в битве в котле северо-западнее Калача уничтожила большую часть 1-й танковой армии (die 1. Pz. Armee) и 62-й армии (die 62. Armee). После этого сражения армия, в рамках поставленной задачи взятия Сталинграда, поставила себе ближайшей задачей освобождение и зачистку излучины Дона западнее Иловлинского. Для этого она перешла 15.8.42 в наступление на широком фронте многочисленными ударными клиньями в общем северо-восточном направлении. Неприятель силами 6 стрелковых дивизий, танковой бригады и противотанковой бригады оказывал ожесточенное сопротивление, но был повсюду прорван, и в ряду боев местного значения, частично далеко в глубине обороны, уничтожен. При этом до 19.8 трофеи составили 17 000 пленных, 69 танков и 295 орудий. В ночь с 15 на 16.8.42 384 пехотная дивизия вышла к Дону у Акатова, решительно вступила в бой, развивая успех, заняла восточный берег и образовала там – хотя и малочисленными силами – маленький плацдарм. Хотя зачистка западного и южного берегов Дона 16.8.42 вечером могла, по большому счету, считаться завершенной, этот берег реки полностью очистить так и не удалось. Район южнее Кременской остается до разгрома 6-й армии (die 6. Armee) в Сталинграде участком постоянных боевых действий. Закрывая глаза на этот участок на своем северном фланге, 16.8.1942 были даны указания армии, шагнуть дальше через Дон и перейти в наступление на Сталинград.
6
2. Соображения 6-й армии (die 6. Armee) по последующим операциям против Сталинграда
а) Южный сосед
С юга по другой стороне Дона в северном направлении продвигалась состоящая из немецких и румынских дивизий 4-я танковая армия (die 4. Pz. Armee) под командованием генерала-полковника Гота (Generaloberst Hoth). Ее передовые отряды стояли 16.8 на расстоянии дневного пешего перехода от железнодорожной линии Калач – Сталинград; в окрестностях Тингуты онинатолкнулись на упорное сопротивление неприятеля.
b) Решение
Чтобы отрезать советские войска, стоящие в районе западнее Сталинграда от их ведущих на север путей сообщения и железнодорожных линий, наступление 6-й армии должно быть начато против района севернее города. Для этого предлагалось использовать участок берега Дона по обе стороны от Вертячего.
Первое, отсюда расстояние до Волги и до Сталинграда было кратчайшим; второе, местность была особенно подходящей для наступления танковых сил и быстрых подразделений, так как использование перешейка высоты 137 севернее долины Россошки предлагало выгодные наступательные возможности без существенных препятствий на местности. Вышестоящая над армией группа армий Б высказала свое согласие с этими соображениями через предварительный оперативный план.
с) Директивы для наступления через Дон
При продвижении через Дон на Сталинград армии приходилось принимать в расчет упорное сопротивление русских на восточном берегу реки, так же как и ширину перешейка между Доном и Волгой. Войскам поэтому приходилось ориентироваться на контратаки в большем объеме против будущего северного фланга. Собственное наступление по приказу армии от 19.8.1942 предусматривало, в первую очередь, преодоление Дона LI-м армейским корпусом (das LI. A.K.) между Песковаткой и Островским, местом основного удара по обе стороны от Вертячего. Под прикрытием с севера подвижные соединения XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.) (16-я танковая дивизия, 3-я мотопехотная, 60-я мотопехотная дивизии)(die 16. Pz.Div., 3. mot., 60. mot. Div.) должны были с плацдарма через гряду возвышенностей севернее Россошки пробиваться в район непосредственно к северу Сталинграда до Волги, в то время, как другие войсковые части должны были ворваться в Сталинград и взять его. Прикрытие южного фланга продвигающегося на восток XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.) было задачей LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.), который к тому же должен был установить связь с наступающей с юга 4-й танковой армией (die 4. Pz. Armee). Для наступления через Дон LI-му армейскому корпусу (das LI. A.K.) были временно подчинены артиллерийские, саперные части и части транспортного обеспечения, истребители танков и необходимые средства связи XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.). В следствие сосредоточения и ввода в бой значительных саперных сил, кроме того, LI-му армейскому корпусу (das LI. A.K.) был подчинен начальник инженерных войск армии, который принял командование над всеми саперными полковыми штабами и всеми саперами частей XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.) и LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.). VIII-й авиационный корпус (das VIII. Fl.K.) должен был осуществлять поддержку сначала LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.), а затем XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.).
Армия уже 16.8.1942 выпустила приказ о наступлении на Сталинград (Ia Az. 1 Nr. 2984/42 g. Kdos) по всем корпусам. Впоследствии этот приказ был заменен приказом от 19.8.42. Но так как он, в основном, отличался только упразднением группы Витерсхайма (Gruppe Wietersheim), корпуса были заблаговременно информированы о наступательных намерениях армии. На этом основании дополнительно ориентированному армией по телефону LI-му армейскому корпусу (das LI. A.K.) было возможно уже 17.8 подготовить приказ о форсировании Дона.

II. Наступление LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) через Дон
Неприятель
В районе Вертячего, так же как и южнее, неприятель, казалось, сначала не подозревал о наступлении; кроме того, продвижение VIII -го армейского корпуса (das VIII. A.K.) через Дон по обе стороны от Акатова притягивало все его внимание. 17.8.42 в 11 часов 178-й пехотный полк (das 178. IR) доложил 76-й дивизии (die 76. Div.): «На Дону все спокойно. Неприятеля не видно. Можно будет напоить лошадей в Дону.» От места впадения Большой Голубой в Дон до окрестностей Калача сначала на широком фронте предполагалась лишь русская 131-я стрелковая дивизия (die 131. Schützendivision), о чьей боеспособности не было предоставлено никакой достоверной картины. Наблюдение с воздуха многократно устанавливало отход неприятельских сил из этого района в направлении Сталинграда и на северо-восток. Тем временем, ввиду развертывания LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) и XIV-го танкового корпуса (das XIV. Pz.K.) в дни с 17 по 20.8.42 наблюдается непрерывное сильное передвижение транспорта вокруг Вертячего и на береговых дорогах, так же как и подвоз дополнительных сил с многочисленными танками с юга и востока. Обустройство полевых позиций вдоль дороги Песковатка – Вертячий и на окраинах самих деревень, в особенности, Вертячего, говорило о том, что неприятель перед фронтом LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) постоянно усиливался. 20.8 в районе Вертячего было обнаружено большое количество легких и средних батарей, которые впервые вели заградительный огонь по трассе на Донских возвышенностях. Следовало принимать в расчет то, что наступление LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) натолкнется на готового к обороне врага. Была ли и насколько глубоко парализована русская моральная сила сопротивления битвой на уничтожение под Калачом, должны были показать следующие дни.
Собственные части и положение с их снабжением
LI-му армейскому корпусу (das LI. A.K.) для наступления были направлены под командование 76-я и 295-я пехотные дивизии (die 76. und die 295. I.D.). Обе дивизии с начала августа сражались в составе 6-й армии (die 6.Armee), были хороши в бою и обозначены как подходящие для любой наступательной задачи. Они принимали участие в танковом сражении под Калачом 8 – 11.8.42, чей победоносный исход поднял их боевое настроение и атакующий дух. Боеспособность обеих дивизий в последние недели сражений понизилась; она составляла у пехоты 76-й дивизии 9 батальонов = 42%, у 295-й дивизии 7 батальонов = 65%. 76-й мешали ощутимые потери среди офицеров; внутри 295-й дивизии в полках слияние батальонов по 2 оказалось не выгодным. Артиллерийские полки обеих дивизий состояли каждый из 3 легких и 1 тяжелого дивизиона, которые были полностью мобильными.
Войско было на три дня обеспечено мясом и хлебом. Из деревни, кроме мяса и муки, не возможно было достать никакого существенного продовольствия; поэтому его приходилось поставлять. Из-за нехватки овса в нарастающей степени становился заметен упадок сил у лошадей, тем более, что земля из-за чистого степного характера района армии была покрыто только бурьяном и горькими степными травами.
В обеих дивизиях не было боеприпасов для 10-см пушек, и напротив, достаточно боеприпасов для тяжелых полевых гаубиц, которые, кроме того, могли поставляться с армейского склада боеприпасов в Манойлине. Грузовые автомобили 16.8.42 имели в распоряжении 2,4 заправки горючего; их мобильность для наступления была гарантирована.

3. Местность, погода, население
Местность представляла собой холмистую меловую степь, прорезанная многочисленными лощинами и оврагами. Почвенная растительность скудная; она состоит бесплодных степных трав, полыни и осоки. Только вокруг деревень у степи отвоевана малоплодородная полевая почва. Взгляд не загораживают ни деревья, ни рощицы или леса. Дорог с твердым покрытием в донской степи не было. Местность постепенно понижается к Дону протяженными, хорошо просматриваемыми неприятелем склонами, которые у реки сами частично переходят непосредственно в 10-20 метровые обрывы. Северный, а так же западный берег Дона – как у всех текущих на юг русских рек – сильно возвышающийся; от «трассы Донских возвышенностей» (Степной тракт ) или от расположенных непосредственно к югу от нее холмов взгляд шел далеко через реку во вражеский ближний тыл. Ведущие от трассы на возвышенности к Дону дороги при сухой погоде были проходимы для всех транспортных средств. Но они могли просматриваться неприятелем почти по всей длине, и поэтому не могли использоваться днем. Тянущиеся к Дону овраги (балки) в большинстве до середины склона поросли густым кустарником, в нижней части, напротив, были без какого-либо почвенного покрова, но представляли достаточную возможность для скрытного подвоза пехоты и саперов, как раз до укрытых исходных позиций наступательных вооружений. Отягчающим фактором вследствие степного характера была нехватка воды, которую частично приходилось привозить издалека. Местность непосредственно по обе стороны Дона была различной, она менялась от узких, проложенных между крутыми склонами и рекой, участков берега, широкими песчаными дюнами (лунные ландшафты), которые были либо голыми, либо покрытыми зарослями кустарника и расположенными впереди пойменными лесами; она поэтому отчасти была благоприятной, частично невыгодной для наступления. Ширина реки оценивалась в среднем приблизительно в 250 м, местами прерывалась песчаными отмелями.
Была жаркая погода середины лета. Солнце палило с безоблачного неба, температура между 40˚ и 50˚ была правилом. Широкие степные дороги были окутаны клубящимися пылевыми облаками. Оживленное собственное движение транспорта на «трассе Донских возвышенностей», которая проходила в полосе наступления корпуса на расстоянии приблизительно 5-6 км параллельно Дону, поэтому точно так же не могло оставаться скрытым от противника, как и ни одно движение на вражеской стороне не ускользало от наших частей.
Население степи было редким, вблизи реки немного гуще. Жители, колхозники и рыбаки, были донскими казаками либо их потомками в первом поколении, которые – в царские времена имевшие ряд привилегий – ожесточенно сопротивлялись большевистскому засилью. Напротив, по отношению к немецким войскам они заняли дружескую позицию. Партизан не было.

Руководство наступлением через LI-й армейский корпус (das LI. A.K.)
a) Субординация
В районе, указанном армией для наступления, напротив Вертячего до сих пор командной властью пользовался XXIV-й танковый корпус (das XXIV.Pz.K.). Так как он позднее должен был быть выделен в распоряжение группой армий B (die Heeresgruppe B), 16.8.42 в 18 часов был отдан приказ о переходе 76-й и 295-й пехотных дивизий (die 76. und 295.I.D.) к LI-му армейскому корпусу (das LI. A.K.) с командным пунктом в Евлампиевском. LI-й армейский корпус (das LI. A.K.) (Генерал артиллерии фон Зейдлитц) (Gen. d. Art. v. Seidlitz) для наступления через Дон первоначально был подчинен XIV-му танковому корпусу (das XIV.Pz.K.) (генерал танковых войск фон Витерсхайм) (генерал танковых войск фон Витерсхайм) (Gen. d. Pz. Tr. v. Wietersheim ); порядок подчинения был упразднен армией 17.8.42, так что теперь LI-й армейский корпус (das LI. A.K.) один нес ответственность за форсирование реки и создание плацдарма. В тот же день 76-й и 295-й дивизиям были выделены их полосы наступления. 76-я дивизия с 15.8.42 очищала район Лученский – Перепольный от неприятеля. Она приняла свою полосу наступления 17.8.42, а точнее в ночь с 17 на 18.8, после того, как 295-я дивизия к тому же промежутку времени выдвинулась на свой участок Дона и сменила там подразделения 76-й дивизии.

b) Взятие плацдарма без применения танков
При размышлениях о командовании наступлением у LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) царила ясность о том, что взятие плацдарма должно состояться без применения танков. Большое значение при этом решении имело то, что заблаговременное узнавание запланированного прорыва танковых сил c образованного плацдарма должно быть предотвращено, чтобы гарантировать внезапность. Взамен корпусу в большем объеме были подчинены артиллерия, саперы, истребители танков и подразделения ПВО XIV-го танкового корпуса (das XIV.Pz.K.).

c) Расширение плацдарма и места основного удара
В боевом задании, которое LI-й армейский корпус (das LI. A.K.) получил приказом армии от 19.8.42, требовалось только, чтобы корпус «захватил расширенный плацдарм через Дон по обе стороны от Вертячего… и после продвижения XIV-го танкового корпуса (das XIV.Pz.K.) на восток прикрывал его южный фланг». Внутри своей полосы наступления была в достаточном объеме обеспечена свобода принятия решений корпусом.
Для руководства наступлением были важны следующие соображения:
1.Оценка положения неприятеля требовала захвата обеих укрепленных крупных деревень Песковатка и Вертячий, которые преграждают путь для танковой атаки на высоту 137. Захват Песковатки был так или иначе необходим, так как иначе дополнительная задача корпуса, защищать по ту сторону Дона южный фланг прорывающихся на Волгу быстрых подразделений, была невозможна.
2. Поскольку ввод в бой XIV-го танкового корпуса (das XIV.Pz.K.) должен произойти внезапно и массированно, требовалось с самого начала предусмотреть два понтонных моста.
3. Проведение наступления через Дон ввиду расположения противника и характера местности возможно только после заблаговременного занятия исходных позиций.
4. Направление основного удара наступления вытекало из формулировки приказа армии, чтобы захватить господствующий населенный пункт Вертячий.

d) Ввод в бой дивизии
Приказ LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.) от 17.8.42 гласил, что усиленная 295-я пехотная дивизия (die 295.I.D.) после занятия исходных позиций на северном берегу на участке Лученский – Калякин, усиленная 76-я пехотная дивизия (die 76.I.D.) (на направлении основного удара) на участке Калякин – Перепольный должны преодолеть Дон, прорвать вражескую позицию на южном берегу и, в качестве первой наступательной цели, захватить плацдарм на установленной ширине. Внутренним флангам обеих дивизий требовалось в ходе наступления иметь взаимное соприкосновение. Каждая из двух дивизий получила приказ, так заблаговременно, как только возможно, начать наведение тяжелого понтонного моста.

е) Артиллерийская поддержка и огневая подготовка
Для поддержки наступления к корпусу была придана артиллерия 16-й танковой дивизии (die 16. Pz.D.) и 44-й дивизии (die 44.Div.), а так же подразделения тяжелой войсковой артиллерии. Были подчинены:
295-й пехотной дивизии: 96-й артполк 44-й дивизии( Artl. Rgt. 96 der 44. Div.)
(die 295.I.D.) (2 легких, 1 тяжелый дивизион, 2 минометные
батареи)
1 дивизион 21-см мортир
1 дивизион 10-см пушек
1 дивизион наблюдения
76-й й пехотной дивизии: 16-й полк танковой артиллерии (Artl. Rgt. 16)
(die 76.I.D.) только со II и III дивизионами
1 дивизион 21-см мортир
1 дивизион 15-см гаубиц
1 дивизион 10-см пушек
1 минометный дивизион
1 дивизион штурмовых орудий
1 дивизион наблюдения.
Собственное превосходство в артиллерии с такими силами можно было считать значительным.
96-й артполк 44-й дивизии( Artl. Rgt. 96 der 44. Div.) и 16-й полк танковой артиллерии (Artl. Rgt. 16) должны были оставаться на северном берегу Дона и быть переправлены после удавшегося наступления дивизий; так же следовало поступить и с противотанковыми и противовоздушными подразделениями XIV-го танкового корпуса (das XIV.Pz.K.). Начальник артиллерии корпуса передал управление действиями артиллерийским командирам дивизий
В соответствии с указанием армии, корпус приказал, чтобы огневая подготовка не проводилась. Он предоставил обеим дивизиям в отношении открытия огня артиллерией при начале наступления свободу решений. Принимая во внимание ожидаемые им сильные вражеские налеты военной авиации, он запретил применение в бою противовоздушной артиллерии для подавления бункеров. Фактически, зенитные подразделения были полностью загружены противовоздушной обороной. Для взаимодействия с LI-м армейским корпусом (das LI. A.K.) непосредственно были выделены 91-й и 37-й полки противовоздушной обороны, каждый по одному легкому и тяжелому дивизиону, которые должны были прикрывать воздушное пространство над местностью в районе предстоящего наступления корпуса.
Для разведки с воздуха корпусу была подчинена группа тактической аиваразведки.

f) Ввод в бой саперов
Предоставленные армией в распоряжение корпуса для наступления войсковые саперные подразделения включали:
3 саперных полковых штаба (3 Pi. Rgts. Stäbe)
5 саперных батальона (5 Pi. Btle.)
2 штаба мостовых бригад (2 Brükostaffelstäbe)
21 ½ мостовых бригады B(21 ½ Brükenkolonnen B)
1 команда штурмовых лодок с 81 мотором (1 Sturmbootkommando mit 81 Motoren)
2 мостостроительных батальона (2 Brükenbau-Btle.)
1 дорожно-строительный батальон (1 Straßenbau-Btl.)
Эти силы поступали, в соответствии с указанием армии от 16.8.42, под командование подчиненного корпусу начальник инженерных войск армии; они находились преимущественно в тылу, частично удаленные от Дона на 200 км. Вопрос был только в том, чтобы безотлагательно собрать подразделения, и организовать их передвижение на исходные позиции севернее и западнее Дона, что означало в особенности быструю переброску вперед пеших войск в согласованности с моторизованными мостостроительными бригадами. Это было предусмотрительно приказано начальником инженерных войск армии уже 16.8 с армейского командного пункта по телефону и через мотоциклистов-связных. После того, как штабы, батальоны и бригады в течение ближайших 48 часов, т.е. до полудня 18.8.42, прибыли в район непосредственно к северу от трассы Донских возвышенностей, корпус передал эти силы в обе дивизии в соотношении, которое учитывало положение 76-й дивизии в месте основного удара.
Мостостроительной военной техники хватало для строительства по одному тяжелому (20 т) понтонному мосту на участке дивизии. Как резерв корпуса оставались 1 саперный полковой штаб (1 Pi. Rgt. Stаb), 1 саперный батальон (1 Pi. Btl.) и 2 мостостроительных батальона (2 Brükenbau-Btle.), и ни одной мостостроительной бригады, так как от 21 ½ имеющихся в распоряжении бригад три должны были быть отданы 18.8 VIII-му армейскому корпусу (das VIII. A.K.), а 20.8 одна - соседствующей с юга 71-й дивизии (die 71. Div.), которая должна была перейти Дон у Калача. Хотя, в обычной практике это было неприемлемо, все же приходилось мириться с этим, так как приданные дивизиям 17 ½ мостостроительных бригад с уверенностью должны будут вводиться в бой.
Сбор саперных частей в приведенном выше объеме должен был быть наибольшим в наступлении, которое когда-либо имело место на немецкой стороне в войне с 1939/45.
В полдень 19.8 по предложению 295-й и 76-й дивизий (die 295. und die 76.Div.) корпусом был назначен час наступления, т.е. начало переправы первой волны от этого берега Дона, на 3 часа 10 минут (предрассветные сумерки). Ход боя должен был показать, было ли выбранное время правильным.

g) Соседи
До сих пор 44-я дивизия (die 44. Div.) была непосредственным южным соседом LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.). Но 19.8.42 армия приказала в телеграмме, переместить дивизию, чтобы она могла сменить до вечера 22.8 задействованные в излучине Дона западнее Иловлинского части 60-й моторизованной дивизии (die 60.Div. (mot.)). Задействованная по обе стороны от Калача 71-я дивизия (die 71. Div.) должна была в полосе 44-й дивизии (die 44. Div.) до 18 часов 20.8. принять берег Дона до южной границы LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.). 71-я дивизия (die 71. Div.) должна была 25.8.42 в районе Калача перейти через Дон. Примыкающий севернее VIII-й армейский корпус (das VIII. A.K.) с 384-й дивизией должен был присоединиться к наступлению LI-го армейского корпуса (das LI. A.K.).
Tags: 76 id, aok.6, август 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments