nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

3-я моторизованная дивизия. Декабрь 1942

Погода в первые дни декабря стоит сносная; но 5-го начинается снегопад и снова становится холодно. Вокруг летают слухи, что русские направляют свои орудия на запад или в Гумраке высаживаются парашютисты.

Опорные пункты насыщаются тяжелым вооружением и эшелонируются в глубину. Так участок 3-й роты 8-го полка (3./8) усилен пехотными орудиями 13-ой роты 8-го полка (13./8) (обер-лейтенант фон Хейнитц) (Oblt.v.Heinitz); перед районом обороны батальона на 400 м выдвигается опорный пункт, а части тактического резерва находятся в боевой готовности в балке за линией фронта. Танки составляют бронегруппу в направлении на отметку 83,1, чтобы защитить тылы 8-го и 120-го полков и позиции минометчиков.
Со 2 декабря начинаются концентрические советские попытки подавить котел (Манштейн). 3.12 русские атакуют весь западный фронт с местом главного удара справа. У отметки 117,8 (II-й батальон 29-го полка) это приводит к сражению между 60 советскими танками и бронегруппой 1-й роты танкового батальона (1./Pz.Abt.). До вечера подбито 15 советских танков; столько же повреждено, но ночью утянуты русскими назад. Левее атака на 3-ю роту 8-го полка (3./8) сорвана в самом начале, в 2-я рота 8-го полка (2./8) также отбивает первую атаку. При атаке на Мариновку подбито 18 танков. Так как наши позиции не имеют достаточной глубины, русским удалось приблизиться к линии обороны на 150-200 метров. Они всегда могут прорваться, а контрудары стоят потерь. Солдаты настолько переутомлены, что дозорным приходится переходить от окопа к окопу, чтобы заставить их бодрствовать.
Также крупные атаки происходят и на южном фронте, где боевой группе Зайделя (KGr.Seidel) приходится выдерживать тяжелые бои со 2 по 5.12. Мощный артиллерийский огонь ложится на населенные пункты долины Карповки, а лагерь Ворошилова временно оказывается потерянным. Солдаты сражаются с мужеством обреченных; потеря населенных пунктов отдает их на произвол степи и снега.
Русские подтягивают все больше и больше тяжелого вооружения; перед 6-й армией насчитываются 60 крупных соединений. Наше снабжение становится хуже. Суп настолько жидкий, что его можно пить, и настолько постный, что не остается следа на посуде, да и вообще его имеется всего лишь крышка от котелка. Почта не доходит. 6.12 3-я рота 8-го полка (3./8) захватила русскую обозную телегу с двумя лошадьми, которая заблудилась в тумане. Через пять часов там лежал только скелет. В этот же день издалека пришли другие солдаты, чтобы взять себе по возможности мяса или костей. Так быстро распространился по фронту слух, какое большое счастье выпало 3-ей роте.
Во второй половине дня в 14:30 уже сгущаются сумерки, а в 17:00 царит полная тьма. Тогда появилась «Песня о Мариновке», которую солдаты напевали про себя в сумерках:
«Мы лежали у Мариновки, там столько много павших.
Русские ударили в балку, мы их отбросили прочь.
Когда снежный штурм разразится над степью,
Положим мы вас на покой.
Вы не увидите нашу немецкую родину,
Мы тоже закроем глаза.»
В конце второй половины дня 7.12 русские прорываются примерно на 2 км в ширину и на 3 км в глубину между I-м и II–м батальонами 29-го гренадерского полка. Этот разрыв закрыл гауптманн Зиттиг из II-й батальона 29-го гренадерского полка (Hptm.Sittig), который вместе с двумя 2-см зенитками 14-й роты 8-го полка (14./ G.R. (mot.)8) (лейтенант Эшенбах) (Lt.Eschenbach) сначала блокирует вклинение позицию, а затем переносит устраняет его. Лейтенант фон Тизенхаузен (Lt.v. Tiesenhausen) из 5-й роты (5./8) погиб. Тяжко рыть землю в землю на рассвете; самый большой стимул придают русские танки, которые в нескольких сотнях метров от батальона стоят с работающими моторами. В тумане и снегу танки без пехоты переезжают через наши позиции. Но только два из них нашли дорогу обратно. Другие все были подбиты нашими зенитками. II-й батальон 8-го гренадерского полка занимает участок на фронте между двумя другими батальонами 29-го. Для усиления из боевой группы Зайделя (KGr.Seidel) направляются группа 8 (обер-лейтенант Питш) и 29 (гауптманн Шнайдер) (die KGr.8(Oblt.Pietsch) und 29(Hptm.Schneider), одна на левом фланге I-го батальона 8-го полка, а другая на участке II-го батальона 29-го полка (II./29), командование которым вместо раненого майора Молленхауэра (Mj.Mollenhauer) принимает гауптманн Шнайдер (Hptm.Schneider). 8.12 снова начинается советское наступление по всему западному фронту с основным ударом на нашего правого соседа (367-ю пехотную дивизию) (367. I.D.). Там русским удается прорваться на Дмитриевку и они маршируют длинной колонной по дороге на Карповку. Рота правого фланга нашей дивизии, 1-я рота 29-го полка (das 1./G.R. (mot.)29) (обер-лейтенант Тюрке) (Oblt.Türke), удерживает высоту 135,1, хотя противник уже продвинулся глубоко на правом фланге. Ее самым выдающимся образом поддерживают пять танков 1-й роты 103-го танкового батальона (1./Pz.Abt. 103), которые поспешили от отметки 127,1. Они осыпают огнем убегающих на восток русских и уничтожают 11 танков, а также многочисленные автомобили.
Из-за большой опасности на это место прорыва XIV танковым корпусом переброшены все имеющиеся в распоряжении резервы: 64-й мотоциклетный батальон (14-я танковая дивизия) (Kradsch.Btl.64)(14.Pz.D.)) и 160-й танковый батальон (гауптманн Поргель) (Pz.Abt.160)(Hptm.Porgel), которые введены в бой справа от нас. Во второй половине они силой 40 танков с фронта атаковали русских, так что тем пришлось убегать назад на запад. С фланга по ним ударили наши танки. Бронегруппа 160-го танкового батальона остается ночью восточнее высоты 135,1. 9 декабря она продвигается к западу от высоты 135,1, оказывается втянутой в бой с сорока Т-34, после которого противники разошлись с 50% потерями с обеих сторон. Так обер-лейтенанту Тюрке (Oblt.Türke) со своей ротой и нашими танками удалось отбить многочисленные попытки противника обойти его с фланга. Вражеские танки берут под прямой обстрел несколько траншей и проделывают бреши в обороне. От 1-й роты 29-го полка (das 1./G.R. (mot.)29) остается лишь небольшая кучка солдат, которая прикрывает правый фланг дивизии.
По приказу генерала Хубе (Gen. Hube) (XIV танковый корпус), 160-му танковому батальону (diePz.Abt.160) в сопровождении 64-го мотоциклетного батальона (Kradsch.Btl.64) было приказано перейти в наступление в ночь на 10.12 справа от нас. К ним присоединяется рота Тюрке. Это наступление снова доходит до прежней линии обороны, которую теперь до 12.12 занимает 64-й мотоциклетный батальон (Kradsch.Btl.64). Четыре танка 1-й танковой роты (1./Pz.Abt.) с десантом из 1-й роты 29-го гренадерского полка (das 1./29) точно также выступают ночью и отбрасывают русских с прежних позиций, которые теперь занимают и удерживают штурмовые группы. На следующую ночь наступление было продолжено до прежней передовой линии. Таким образом обер-лейтенант Тюрке (Oblt.Türke) предотвратил обход дивизии с правого фланга и получил за это «Рыцарский Крест».
11.12 происходит атака шестью танками на выдвинутый опорный пункт I-го батальона 8-го полка (das I./8)(лейтенант Бремхорст) (Lt.Bremhorst). Три из них были подбиты 3-ей противотанковой ротой (3./Pz.Jg.3) (обер-лейтенант Матцки) (Oblt.Matzky).
Таким образом были сорваны попытки русских проложить себе отсюда дорогу на Сталинград. Дальнейшие атаки происходили ежедневно, с определенной регулярностью: сначала в первой половине дня и затем второй раз во второй половине около 17:00.
В ночь на 10.12 экипаж сбитого русскими транспортного самолета, который две ночи пробивался к нашему фронту, был расстрелян с опорного пункта I-го батальона 8-го полка (das I./8), так как из-за снежной бури они не расслышали наших окриков. Только два человека добрались живыми до наших позиций.
Сила сопротивления наших солдат идет на спад; массово проявляются фурункулез и дизентерия. Сюда же надо прибавть и ежедневные потери от обстрелов и снайперов. 11.12 была заменена 5-я рота 29-го гренадерского полка (das5./G.R. (mot.)29). Солдаты из-за постоянного участия в боях становятся апатичными. Ночью на 16.12 от истощения сил умер первый солдат, это констатировало санитарное руководство, по чьему приказу было проведено вскрытие этого солдата. В донесении 3-й роты 8-го полка написано:
«Х находился в секрете на посту прослушивания. Внезапно он стал бросаться гранатами вокруг себя, стрелял во всех направлениях и кричал своим товарищам, что они должны начать стрелять, якобы подходили русские. С большим трудом двоим удалось подобраться к его окопу и разоружить его. После того, как они с ним длительное время успокаивающе разговаривали, он успокоился и, когда ему предложили сменить его, сказал, что он хочет и дальше оставаться на посту. Он уселся спокойно в свой окоп, медленно завалился вперед и умер.»
И впредь имеют место случаи, когда часовых находят утром в окопе мертвыми.


d) «Зимняя Гроза» и «Удар Грома»
Непосредственно после окружения 6-й армии была образована группа армий «Дон» (генерал-фельдмаршал фон Манштейн), к которой принадлежат, кроме окруженной 6-й армии, также остатки 4-й танковой армии (генерал-полковник Гот), 3-я и 4-я румынские армии (армейская группа Холлидт) (die Armeegruppe Hollidt). Эта группа армий получает задачу остановить вражеское наступление и снять блокаду со Сталинграда (Манштейн). Предпосылками для этого являются: в достаточной мере обеспечить снабжением 6-ю армию, чтобы она оставалась боеспособной и выделить достаточное количество войск для снятия блокады Сталинграда. Предпосылки не были выполнены. За то, что не справились со снабжением, ответственность несет Геринг (Göring), за нехватку сил для прорыва блокады – сам Гитлер, который не был готов оттянуть группу армий А (HGr.А) с Кавказа и таким образом высвободить войска (Манштейн).

План фельдмаршала фон Манштейна (от 1.12) предусматривает три операции: удар 4-й танковой армии (die 4.Pz.Armee) из района Котельниково восточнее Дона на северо-восток на фронт окружения у Сталинграда с фланга. Севернее войска армейской группы фон Холлидта (die Armeegr. v.Hollidt) с плацдарма восточнее Н.Чирской должны ударить в тыл советских сил прикрытия. Наконец, 6-я армия из юго-восточного угла котла должна была прорываться на Донскую Зарю, чтобы соединиться с 4-й танковой. Как самый ранний срок операции «Зимняя гроза» было обозначено 8.12. После того, как 14.12 плацдарм Н.Чирской пришлось отдать, становится понятно, что отвлекающий удар с плацдарма отменяется.
12.12 начинается наступление армейской группы Гота (die Armeegr. Hoth) на северо-восток силами 230 танков и штурмовых орудий. В неслыханно тяжелой борьбе 6-я танковая дивизия достигает Мышковы, где у Васильевки формирует плацдарм. Дальше следовало преодолеть еще 35 км до Зеты, где планировалось соединиться с 6-й армией. Но наступающие соединения обескровлены и слишком слабы. К тому же новое советское наступление прорывает донской фронт 8-й итальянской армии (die 8. It. Armee) на глубину 150 км, продвигается к Нижнему Дону и району Ростова и угрожает этим не только тыловым коммуникациям группы армий «Дон» (HGr. Don) и базам снабжения 6-й армии, но и коммуникациям группы армий А (HGr.А), которая все еще находится на Кавказе.
В этот момент фельдмаршал фон Манштейн (Feldm. v.Manstein) требует от командования сухопутных войск (OKH), дать сигнал на прорыв 6-й армии («Удар Грома») (Манштейн). 19.12 он отдает приказ 6-й армии как можно скорее приступить к «Зимней Грозе», а к операции - «Удар Грома» только по особому сигналу (Гёрлиц). «Зимняя Гроза» предусматривает удержание Сталинграда и только создание соединения между группой армий «Дон» (HGr. Don) и 6-й армией (die 6.Armee) посредством прорыва до Донской Зари на 35 км. «Удар Грома» - это оставление Сталинграда и прорыв всей 6-й армии на запад к Мышковой.
Почему все-таки дело не дошло до прорыва, еще требует прояснения. В любом случае, на Гитлер, ни группа армий «Дон» (HGr. Don), ни 6-я армия не отдали приказ на прорыв. В итоге группа армий «Дон» (HGr. Don) 23.12 отдает приказ армейской группе Гота передать 6-ю танковую дивизию против нового советского наступления. Так как теперь LVII танковый корпус (LVII.Pz.K.) располагает только лишь 25 танками, ему пришлось двумя днями позднее отойти за Аксай. Так в Рождество был упущен последний шанс снять блокаду со Сталинграда (Дёрр).
После того, как был оставлен плацдарм у Нижне-Чирской, 6-й армия планирует прорыв не на юго-запад, а на юг между Мариновкой и Карповкой, соответственно из полосы нашей дивизии. Здесь начинается сосредоточение саперов. Запланировано на узком участке фронта прорвать кольцо силами трех дивизий под командованием генерала Хубе (Gen.Hube), с помощью 60 танков образовать коридор, через который в дальнейшем будет снабжаться 6-й армия (Тёпке). Подготовкой к этому армия начинает заниматься с 10.12. С этой целью 14.12 мотоциклетный батальон (das Kradsch.Btl.), который частично был задействован в боях – например, между II-м батальоном 29-го полка (II./29) и I-м батальоном 8-го полка (dasI./8) – был выведен с фронта. Как было сказано, он должен был с 60-ю танками и двумя пехотными дивизиями осуществлять прорыв из котла. На южном фронте группы Виллига (die KGr. Willig) панцергренадерский батальон Шмидта (Pz.Gr.Btl. Schmidt) заменен подразделениями связи Люфтваффе, а также танковой ротой. По-видимому, наша дивизия должна была при прорыве принять защиту фланга на запад, а затем образовать арьергард.
В эти дни выпадает сильный снег, и резкий ветер метет по степи. 15.12 норма довольствия снижается до 100 граммов хлеба, то есть до трех ломтиков, на одного бойца. А суп становится еще жиже.
Чтобы связать наши войска, с 19.12 русские становятся активнее на всем фронте котла. Крупное наступление на высоту 135,1 вынуждает бросить в бой часть мотоциклетного батальона, который был сосредоточен для прорыва; армейский резерв, танки 14-й танковой дивизии (die 14.Pz.Div.), подняты по тревоге. Также и на южном фронте русские становятся активнее. 3-я рота саперного батальона (die3./Pi.Btl.3) смогла в ближнем бою уничтожить три танка. Но главный удар наносится на Мариновку. Об этом вспоминает майор Виллига (Mj.Willig):
«19.12 в 7:30 разверзся ад. Бесчисленные орудия и минометы всех калибров, включая около 75 еще в предыдущий день замеченных «Сталинских органов», били без передышки по позициям боевой группы и по деревне. Земля дрожала и тряслась. Уже через четверть час вся деревня была в жарком пламени. Из-за дыма и пороховой гари почти ничего не было видно. Высокие столбы дыма поднимались вертикально к небу и были видны издалека. Санитарный персонал больше не успевал обслуживать раненых; можно было принимать только тяжелораненых, в то время как о легкораненых по необходимости заботились товарищи по ротам. Доставка раненых в тыл днем была невозможна, так как единственная дорога, связывающая с тылом, хорошо просматривалась противником и находилась под убийственным обстрелом. Несколько радиостанций было разбито точными попаданиями. Холостые молодые люди добровольно вызывались быть посыльными вместо своих женатых товарищей или вызывались в команды по устранению порывов проводов. Для боевой группы это были решающие минуты.
Три стрелковые дивизии, одна мотострелковая бригада и один танковый батальон Красной Армии имели задачу, взять Мариновку и прорвать немецкий фронт с юга и запада.
Около 10:30 враги перенесли огонь своих тяжелых орудий вперед. В тот же миг мы услышали на поле боя русское «Ура». – Вот теперь начали тарахтеть наши пулеметы. Это был знак, что кто-то еще остался в живых. По обе стороны шел ожесточенный бой. С выступающего вперед на юго-востоке участка фронта пришли тревожные новости. Расположенный здесь взвод связи Люфтваффе почти полностью пал от огня продвинувшейся вперед артиллерии и минометов. Несколько раненых из последних сил еще смогли спастись в тыл, в то время, как остатки погибли под огнем вражеских пулеметов. Находящийся примерно в 250 м выдвинутый вперед опорный пункт при этом попал в руки врага. Наконец наступил короткий промежуток покоя, в это время шум боя и русское «Ура» западнее, у частей 60-й моторизованной дивизии вообще не замолкают. В этом месте бой идет за каждый метр земли, за каждый холмик. В ближнем бою и друг, и враг лежали друг напротив друга. Из-за прямого попадания выбыл один важный пулемет. Через миг там уже находятся русские и пытаются расширить место прорыва. Тяжелые орудия быстро отреагировали на мои приказы и перенесли заградительный огонь, как будто по циркулю, непосредственно перед опасным участком.
На северо-востоке русские ворвались на наши позиции. В этом танкоопасном месте я приказал заложить широкое минное поле. Первые четыре танка с ускорением въехали на минное поле и проложили путь пехоте. Они остались стоять перед линией обороны неподвижными, но все еще боеспособными и доставили много хлопот. Своим прицельным огнем они обстреливали каждый окоп. Но и наша противотанковая оборона была наготове. Из четырех русских танков через короткое время поднимались в воздух черные столбы дыма… Следующие 14 танков прорвались через главную линию обороны. Одно-единственное орудие противотанкового взвода в одиночку подбило один за другим семь танков. Два русских танка проехали до пяти километров в направлении Прудбоя, временно посеяли панику на позициях обоза и наконец были подбиты противотанковыми пушками. Пять танков ездили по Мариновке и беспорядочно стреляли по окрестностям. Один танк попытался прорваться на юг по льду через Карповку. Он провалился под лед и теперь от него виднелся лишь небольшой кусочек башни. Противотанковая команда саперов подбитые русские танки.
Когда волна атаки русской пехоты была отбита, на наши позиции снова обрушился ураганный огонь тяжелых орудий с чудовищным количеством применяемых боеприпасов, чтобы дать возможность свежим силам наступать на нас из глубины своих исходных позиций.
Было, наверное, около 15:00, когда ко мне поступило донесение, что противник на северо-востоке проник на наши позиции и угрожает 10-й роте 120-го моторизованного полка (10./I.R.(mot.)120) с фланга и с тыла. Из этой ситуации мог возникнуть хаос. Требовалось действовать быстро. За пару перебежек я добрался до 1-й саперной роты (1./Pi.3), которую направил против этого противника. Это был мой единственный резерв, эта храбрая саперная рота 3-й моторизованной дивизии. С помощью пулеметного взвода роты Беренда (9-й пулеметный батальон) (MG-Zug der Kp.Behrend (MG-Btl, 9)) они смогли относительно быстро устранить опасность. Благодаря потерянному пулеметному гнезду враги смогли ловко использовать складку местности и проникнуть на наши позиции. Саперной группой брешь была закрыта, остаток роты был оттянут на исходные позиции. У расположенных впереди рот также возникли бреши, которые не были закрыты. Фронт был сильно ослаблен. На участке батальона связи Люфтваффе (Luftn.Btl.) снова появился шум сражения. Через занятый в первой половине дня выдвинутый опорный пункт противник вторгся в главную линию обороны на ширине около 300 м. Еще раз мне пришлось бросить в бой мой маленький резерв, остатки моей саперной роты (Pi.Kp.). Очень быстро наступила темнота, и вместе с ней наступил критический час дня жаркого боя. Еще существовала опасность, что враг попытается расширить место прорыва, подведя свежие силы. Дальнейшее давление врага мы вряд ли сможем выдержать. Противник не должен воспользовался этим шансом. Саперная рота вместе с частями батальона Люфтваффе Мюглиха (Luftw.Btl.Müglich) атаковала с востока на прорвавшихся врагов и восстановила линию обороны. Выдвинутый опорный пункт нам пришлось оставить противнику. Для того, чтобы отбить его обратно, сил группы уже не хватило. Они и так были использованы сверх всякой меры…
Из 24 наступавших советских танков 18 были уничтожены. Хорошо укрепленные бункеры и траншеи выдержали убийственный огонь. Собственные потери, исключая батальон связи Люфтваффе были небольшие».
За оборону Мариновки майор Виллиг (Mj.Willig) был награжден «Дубовыми Листьями».
Русские активно применяли авиацию против обозов и складов снабжения. В этот день дивизия потеряла 150 погибших, чудовищное кровопускание при скудных боевых силах.
Итак, наступает Сочельник, холодный, солнечный день. Войска твердо убеждены, что с них скоро снимут блокаду. Радисты слушают сигналы «Серебряная полоса» (“Silberstreifen”). То, что жребий уже пал неблагоприятно, войска, за исключением штабов, не знают. Солдаты особенно бдительны, тем более, что в полдень русские долго обстреливают минометами I-й батальон 8-го полка (das I./8). Но атаки не последовало. То, что не пришла рождественская почта, удручает. Рождественская программа по радио, которая не приносит рождественских песен, а вместо них «Все пройдет» («Es geht alles vorüber»), вызывает досаду. Зато русские, прокручивая рождественские песни и колокольный перезвон, пытаются похоронить боевой дух.
Командиры навещают войска и объявляют о повышениях в звании. Дивизионный католический священник посещает в эти дни каждый блиндаж и каждый окоп. Гауптфелдьфебели, которые в эти недели стали настоящими матерями рот, подготовили все, чтобы принести своим солдатам в траншеях маленькую радость. Так обер-фельдфебель Хоффманн (Ofb.Hoffmann) (7-я рота 8-го полка)(7./8) выпилил из фанеры рождественские елки и украсил их лампочками. Другие выставили рождественские венки, у которых фольга от сигарет заменяла серебряный дождь. В праздничном пайке, кроме сигарет, имеется полбуханки хлеба и плитка шоколада. Эти ценные подарки вручались лично командирами рот. На командных пунктах друг другу желают по телефону скоро наверстать настоящий праздник за пределами котла.
Тяжелее приходится правому соседу, где русские атакуют и в рождественские дни. Здесь наша 1-я рота 312-го зенитного батальона подбила 18 танков, в результате чего зенитная группа гауптманна Клингора (Hptm. Klingohr) доводит количество подбитий до 50.
После рождества норма питания становится еще скуднее, так как авиабазы снабжения потеряны. Она составляет для бойцов всего 50 грамм хлеба, т.е. один ломтик, к нему мясо от лошадиных трупов. При штабах должен быть еще суп. Соль берут из соляных колец артиллерии. Результатом является ускоренная потеря сил.
В эти дни генерал-майор Шлёмер (Gen.Mj.Schlömer) получает «Дубовые листья», а полковник фон Больё-Марконни (Oberst v.Beaulieu-Marconney) «Рыцарский Крест». Временно (до 28.12) генерал-майор Шлёмер (Gen.Mj.Schlömer) командует XIV танковым корпусом, а полковник барон фон Ханштайн (Frhr.v.Hahnstein) вместо него дивизией, так как генерал Хубе (Gen.Hube) убыл для доклада Гитлеру о состоянии 6-й армии. Он узнает в ставке фюрера, что на февраль запланировано большое наступление по снятию блокады (Гёрлитц).
Tags: 3 id(mot), декабрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments