nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я танковая дивизия. Январь-февраль 1943

f) Конец
23 января пришел приказ на отход из XI корпуса. Все неходовые транспортные средства и тяжелые вооружения были уничтожены. Саперы заложили взрывные заряды в покидаемых бункерах и укрытиях. С наступлением темноты боевые группы оторвались от неприятеля. Снова все происходило как будто на тренировочном плаце, с превосходной дисциплиной. Аръегард майора Дорманна готов был прикрыть отход огнем по противнику. Тут и там взмывали вверх осветительные ракеты и висели в небе, заливая холодным и ярким светом призрачное поле мертвых на ничейной земле. Только звук моторов – все остальное спокойно. Русские ничего не поняли? Один удар по отходящим колоннам мог привести к концу. Солдаты были как на углях. Вскоре первая часть вошла в овраг. Вопреки всем донесениям там оказалось неожиданно большое количество исправных грузовиков. Водители сохранили неприкосновенный запас горючего на крайний случай. Уже до середины ночи все были погружены и поехали по дороге в балке на Городище. Это была неправдоподобная удача ехать сквозь ночь, чувствуя облегчение и гордость, как будто одержав значительную победу, а не получив отсрочку.

Перед рассветом аръегард простился с тяжелоранеными. Больше не было никакого аэродрома, с которого они могли бы улететь. Их оставили на месте. В городе находилось свыше 20 000 других раненых, мыкавшихся среди руин без единого приюта. 20 000 обмороженных, истощенных и покалеченных среди руин, ищущих пропитания.
Утром 16-я танковая проехала через Городище. Среди потока неуправляемых подразделений, уходящих на восток, грузовики затормозили, раненые кричали и умоляли подобрать их. Появились русские штурмовики. Не имея никакого противодействия, они 30 минут на бреющем полете кружили над забитой дорогой, расстреливая и бомбя серые толпы.
В Сталинграде 16-ю танковую ждал приказ корпуса: устроить новую линию обороны вдоль балки примерно 1 км западнее окраины города, в центре, между 24-й танковой дивизией справа и 60-й моторизованной слева. Дивизионный КП расположился в подвалах силикатного завода на западной окраине города. Вечером 24 января штаб дивизии вновь приступил к работе. На новом участке находился запасной батальон 305-й пехотной дивизии, он был также принят под руководство. Слева от 305-го запасного батальона расположилась прорвавшаяся сюда санитарная рота 389-й пехотной дивизии. Она также стала частью дивизии. Она окопалась под начальством полковника Райниша на правом фланге участка, на повороте балки, где был стык с 24-й танковой дивизией. Остатки танкового полка под командой гауптманна фон Крамона держали соединение с 60-й моторизованной дивизией.
От всех подразделений прибыли части. Майор Цинкель принял команду над тремя пушками III./Art.Rgt.16, последней сохранившейся артиллерийской частью. Также осталось только два танка, все остальные были полностью неходовыми. Прибыл измученный майор Дорманн с аръегардом. Три дня и ночи без укрытий и еды пробирались его люди через лишенные дорог снега, но оружие не бросили.
25 января новый фронт XI корпуса на западной окраине города действительно был образован. Сначала противник предпринял осторожные попытки приблизиться. На участке Райниша и 305-го запасного батальона была отбита вражеская вылазка. В остальном было спокойно, главные бои шли в центре и южной части города.
24 января русские прорвались с запада к Волге и отрезали XI корпус на севере от основной массы армии. Новый северный котел имел диаметр в 8-10 км. Положение со снабжением было катастрофой. С 25.1 на каждого окопного бойца выделялось только 100 грамм хлеба в день, все остальные получали по 50 грамм. С самолетов по ночам сбрасывали продовольствие в контейнерах снабжения. Хотя самовольный сбор их был запрещен, оголодавшие люди не обращали на это внимания. Боеприпасы походили к концу, снабжения больше не было. Дивизия организовала поисковые команды, которые среди руин и старых позиций собирали стрелковые боеприпасы. 26 января один находившийся на фронте румынский полк в полном составе ушел к русским. XIкорпус был отброшен еще южнее, в район точно западнее завода «Красный Октябрь».
27 января котел был еще раз рассечен на центральную и северную части.
28 января в полосе 16-й танковой дивизии снова возобновился артиллерийский и минометный обстрел. Русская пехота и танки перешли в атаку и были отбиты. Еще раз остатки дивизии с подчиненными подразделениями успешно выдержали оборонительный бой. В следующий раз в результате контратаки вклинившиеся русские были отброшены обратно. Однако большие потери быстро уменьшили количество боеспособных солдат. Несмотря на все жертвы врачей, участь раненых была решена. С 28.1 они больше не получали питания. «Скоросшиватель», квартал больших, еще сносно выглядевших домов вблизи 16-й танковой, был переполнен ранеными и больными. По нему велся сильный обстрел, он весь горел.
Тяжела была участь окруженных. Отряд Люфтваффе попросился под командование 16-й танковой дивизии. За это они попросили немного еды. Однако ее не было. Отчаяние продолжало нарастать. В каждой ямке лежали раненые, истощенные или умирающие; им никто не помогал. Бункер командира дивизии был отдан раненым, штаб ютился рядом в маленькой лачуге. Враг открыто ходил в 1 км от линии фронта и спокойно устанавливал свое вооружение за снежными валами. Солдаты видели это и ничего не могли поделать.
30 января начался сильнейший артиллерийский обстрел. Последние выжившие сидели неподвижно, экономя свои силы. С желтыми высохшими лицами, впавшими щеками и обескровленными губами сидели они в своих ячейках в оборванной одежде, в разбитой обуви, грязные и завшивленные, сжимая винтовки в обмороженных руках. Единственным смыслом их жизни оставалось товарищество. Потеряв его, они превращались в ничто.
31 января Паулюс, за день до этого получивший звание фельдмаршала, подписал капитуляцию 6-й армии и сдался в плен. Однако северный котел продолжал держаться.
Вечером этого дня бойцы услышали речь Геринга. Он говорил про героическую гибель Сталинграда. Командир XI корпуса, генерал-полковник Штреккер, отправил ответную радиограмму: «Преждевременные похороны неуместны». 16-я танковая также продолжала сражаться. 1 февраля снова был активный день боевых действий. Еще раз дивизия отбила все атаки. В течение дня 60-я моторизованная дивизия слева была сломлена. Разведгруппа доложила, что русские собирают остатки дивизии, там почти все раненые. Также и справа русские прорвали оборону 24-й танковой дивизии. Дивизия осталась без соседей. В маленьких боевых группах были большие потери. Запас боеприпасов в дивизии: две найденных ленты патронов, два 10,5-см снаряда. Это был конец. Однако на Тракторном заводе еще шел бой. Еще раз поднялись последние бойцы и сделали рывок до домов у силикатной фабрики и обратно. Гауптманн Эрих Шмитц (79-й полк) и обер-лейтенант Брендген встретили группу на позициях. Дивизия сократилась до размеров роты, северный котел был не более 400-500 метров в ширину. Ночью на 2.2 русские слева зашли в тыл. Остатки батальона связи майора Штока и дивизионного штаба подполковника Менцеля попытались еще раз совершить вылазку на участок 60-й моторизованной дивизии, расширив немного пространство; они были рассеяны. Незадолго до рассвета майор Дорманн с несколькими ранеными еще раз провел разведку слева в тыл. Это было бессмысленно, там были только группы раненых и пленных, находящиеся между русскими боевыми группами. Он вынужден был вернуться обратно на свои позиции.
С рассветом русские надвинулись на остатки дивизии с тыла и южного фланга. После короткого огневого налета последнее сопротивление было сломлено. Сражение в Сталинграде подошло к концу. В 9.20 из котла была отправлена последняя радиограмма 16-й танковой дивизии. Дивизионный командир, генерал-майор Ангерн, вместе с обер-лейтенантом Брендгеном попытался прорваться на Тракторный завод. Там оставался еще саперный батальон из 29 человек с обер-лейтенантом Кнэрцером. Однако им это не удалось. Он отослал обер-лейтенанта обратно, взял последних верных людей и пошел вперед.
Но и на Тракторном заводе битва завершилась. Саперы разделили последнюю еду и спрятали свои винтовки с белыми обмотками в снег. Когда рассвело, появились русские в белых маскхалатах,но никто об этом не опечалился. Подошел русский офицер с пистолетом в руке: Камерад, война капут, Гитлер капут! И указал в направлении площади, где собирались последние защитники Сталинграда.
146 300 павших было собрано и сожжено русскими в Сталинграде. По русским донесениям, на поле боя было найдено и тело командира 16-й танковой дивизии. 91 000 человек попали в плен. Раненые и больные, оставшиеся без снабжения, не выжили. Пленные брели в длинных колонных по полям сражений. В мучительных маршах на пронизывающем холоде часть из них шла через степи на восток, часть на запад. Кто отставал, были застрелены. Спустя четыре недели остатки выживших вновь достигли руин Сталинграда. Другая часть попала на огромные сборные пункты, в следующие недели из них выжила только половина. Только несколько тысяч спустя годы вернулась на родину. Из 16-й танковой дивизии нашлось только 128 товарищей. Офицер Ia дивизии, подполковник Менцель, вернулся последним 16.10.1955.
«Занесены ветром следы павших в Сталинграде, умершие от голода и холода немецкие солдаты не получили ни наград ни благодарности. Напоминание их невообразимых страданий и смерти, их безусловной храбрости, веры и чувства долга, переживет время» (Манштейн)
Своей храбростью 6-я армия два месяца удерживала 90 крупных русских соединений и позволила воссоздать разрушенный восточный фронт западнее Дона. Те, кто в феврале 1943 еще надеялся на хороший исход, находили в гибели армии некоторый смысл. Тот смысл, что Сталинград стал поворотным пунктом войны, пока еще был скрыт.


1. Бои и возращение на родину оставшейся части 16-й танковой дивизии
Оставшаяся вне котла часть дивизии, передовые команды и части снабжения, в конце ноября насчитывали 2200 человек, в том числе 400 русских добровольных помощников, оказавшихся в секторе 4-й танковой армии. Боевая группа из них в количестве 300 человек была введена в бой у Морозовской, после чего пополнена выздоравливающими и отпускниками. Требовалось как быстро, насколько возможно, образовать новый восточный фронт западнее Дона. Импровизация принесла триумф. Боевая группа Зедльмейера из 180 человек заняла заградительную позицию на Дону у Плесовского, южнее Нижне-Чирской. Боевая группа фон Бургдорфа остановила русское продвижение на запад в районе Тацинской-Морозовской, организовав успешное сопротивление. Оружие и боеприпасы бойцы забирали у русских или у авиаполевых дивизий. Проблемой было найти полевую кухню. Также в первые дни боевая группа вела тяжелые бои у Каменска.

Также сражались бойцы 16-й танковой в боевых группах Деллингера и Рабе; лейтенант Шмидт возглавлял взвод саперов-отпускников, ветеранов Латашанки. Часть танкового полка сражалась под командой гауптманна Шейдеманна, другая часть в тревожной команде в качестве пехоты.
23 декабря штаб 64-го полка, отрезанный русским танковым клином от главных сил дивизии 21.11 и отброшенный на запад, под руководством полковника Крумпена принял командование над всеми обозами в Лозной.
1 февраля положение потребовало перемещения на запад. В Шахты прибыли обозы с частью танкового полка. Без единого подвоза горючего подразделениям удалось добраться до района Сталино-Макеевка-Константиновка, на прежние исходные позиции большого летнего наступления 1942 года.
Там до них дошла новость, что по настоянию генерала Хубе 16-я танковая дивизия будет сформирована заново. Вот у них появилась цель! Сначала требовалось собрать все остатки дивизии, примерно 4000 человек, испытанных в многолетних сражениях, после чего на их крепкой основе воссоздать дивизию. Кадровая служба придавала особое значение поиску всех до последнего человека.
Снова и снова плодились слухи о скорой отправке на запад. Прилетевшие из котла полковник Зикениус и прежний начальник тыла (Ib) майор генерального штаба фон Баер (Baer), подтвердили их. Однако отправка многих офицеров в танковую школу Путлос едва не разрушила все надежды. Внезапно – тревога! Неужели противник снова вошел в Донбасс? Получается год войны и все понесенные жертвы были зря! Оборона населенных пунктов! Ускоренно оборудуются позиции. Однако ожидаемое наступление русских не состоялось.
В середине февраля наконец-то части дивизии были направлены на Днепропетровск и Каменское. Бойцы меняли шнапс и сигареты на горючее и счастливые прибыли с багажом и баулами на станцию отправления.
В городском госпитале лежали раненые дивизии, вывезенные из котла. Бойцы посетили своих товарищей и из первых уст услышали отчет очевидцев о событиях в Сталинграде. После этого они пошли на погрузку. Шел снег, покрывая украинские курганы и скрывая следы войны, которая как шторм принеслась с запада и теперь возвращалась сюда с востока. В теплушках вагонах ад Сталинграда и отступление с Дона счастливо забывались. Из поезда было видно заходящее солнце – там, на западе, лежала Германия. Еще несколько дней, и будет родина.
Служащие отдельных полков собирались в своих гарнизонах и проследовали в северную Францию. Надежда превратилась в уверенность – 16-я танковая дивизия переформировывалась в районе Лаваль! Майор Гетц и штабсцальмейстер Брагард в качестве передовой команды с 25.2.43 позаботились о квартирах и пропитании.
Tags: 16 pz.d, февраль 1943, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments