nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

29-я моторизованная дивизия. Август 1942 года

Наступление на Сталинград
31 июля в утренних сумерках, после сильной артиллерийской подготовки с участием тяжелых орудий и реактивных минометов, началось общее наступление с плацдарма: нашей дивизии – на юго-запад, а румын – на юго-восток. Густой туман в долине Дона препятствовал обзору. Встретив сильное сопротивление русских, сначала наступление шло медленно. Когда туман рассеялся, наша авиация смогла поддержать действия смелой пехоты. К вечеру цели были достигнуты, населенный пункт Мокро-Соленый в 20 км южнее дона был в наших руках, а головной дозор дивизии находился в 10 км от Ремонтного.
1 августа у Ремонтной без вражеского сопротивления была достигнута столь важная для русских железная дорога Краснодар – Сталинград. Танковый взвод, который пытался помешать продвижению вперед, был уничтожен.
До сих пор было известно, что 4-я танковая армия (die 4. Pz.Armee) должна была продвигаться в направлении Кавказа. Для моторизованных войск это было прекрасное задание. Тем больше оказалось разочарование, когда в Ремонтную пришел приказ, повернуть с прежнего юго-восточного направления на северо-восточное с целью - Сталинград.
В дивизии стало известно, что XXXXVIII-й танковый корпус (XXXXVIII. Pz.Korps) должен взять Сталинград «с налета»!
Как должна танковая часть взять атакой город такой величины? Каждый предполагал, что нам теперь предстояло. Кровавые бои в Смоленске еще были свежи в воспоминаниях «стариков».
Так как сопротивление было незначительным, продвижение вперед вдоль железнодорожной линии через Котельниково, которое было начато рано утром 3.08, до второй половины дня 5.08 проходило непрерывно.
Когда авангард дивизии, в котором так же находился командир дивизии, около 16 часов приблизился к гряде возвышенностей примерно в 5 км западнее Абганерово, он встретил сильный пулеметный, артиллерийский и танковый огонь с хорошо замаскированных полевых позиций, в которых были установлены бункеры и танки. Позиции не были обнаружены воздушной разведкой, так как они были заложены еще в 1941 году и были хорошо замаскированы.
В этот день дивизия натолкнулась на первое кольцо укреплений вокруг Сталинграда. До 28 августа танковый корпус сражался за это кольцо укреплений, не сделав решающего прорыва.
Поселок Абганерово и станция, полустанок 74, совхоз Юркина, поселок и станция Тингута – названия, которые навсегда останутся в памяти у нас, зенитчиков.
Это завело бы далеко, если бы кровавые бои этих трех недель перечислялись по отдельности.
Калмыцкую степь с верблюдами, солеными озерами, арбузами и лошадиным молоком, без воды, без единого куста или дерева, мы будем вспоминать до конца своей жизни!
В качестве довольствия наши войска должны были получать тропическое питание, то есть легкое питание. Нпам спустили даже продовольственную норму для «тропиков»! Ничего из этого не было в помине; почти ежедневно был жирный гороховый суп при жаре!
Вместо собственного изложения, здесь следует появиться донесению 1с (начальника разведки) батальона, записанному в ноябре 1942:
«29 дивизия (die 29.Div.) после форсирования Дона у Цимлянской вместе с румынскими частями, 31 июля перешла в наступление с донского плацдарма, прорвала хорошо укрепленную оборонительную систему противника и быстрым натиском вышла в район Сала у Ремонтной. В ходе начавшегося концентрического наступления на Сталинград дивизии выпало задание, в составе XXXXVIII-го танкового корпуса (XXXXVIII. Pz.Korps) продвигаться вдоль железной дороги, ведущей с Кавказа на Сталинград, и с юго-запада пробиваться к городу. Речь идет о том, чтобы преодолеть систему укреплений, строительство которой Советы начали уже зимой 1941/42 и которую они с лихорадочной поспешностью укрепляли с начала немецкого летнего наступления на южном участке Восточного фронта.
Советское руководство твердо решило при любых обстоятельствах до последнего человека удерживать ключ от Волги. По приказу Сталина любая эвакуация оборонных или хозяйственных предприятий была запрещена. Когда наше наступление продолжало продвигаться дальше, в начале сентября на восточный берег Волги были перенесены только армейские штабы, подразделения ПВО и тяжелой артиллерии, а так же тыловые службы сражающихся войск. Оборонные предприятия работали до тех пор, пока они не были разрушены бомбами немецкого Люфтваффе.
Юго-Восточный фронт, которому была доверена оборона города с юга и юго-востока, находился еще в процессе обустройства. В ходе немецкого наступления он был образован из следующих частей:
1.Соединения 51-й советской армии (die 51.sowj.Armee), которые были задействованы для защиты Дон и которые ушли на восток.
2.Соединения, формирование которых в районе Сталинграда было завершено.
3. Соединения, которые только что прибыли с Дальнего Востока.
Наступление XXXXVIII-го танкового корпуса (XXXXVIII. Pz.Korps) пришлось на 64-ю советскую армию (die 64.sowj.Armee)под командованием генерала-лейтенанта Шумилова (Gen.-Lt. Schuwilow). Она образовала ядро Юго-Восточного фронта, который был задействован для обороны цитадели Сталинград под командованием генерала-полковника Еременко(Gen.-Oberst Jeremenko). Последнему подчинялся так же Сталинградский фронт, с задачей защищать города с запада и северо-запада. При принятии командования обоими фронтами в начале августа генерал обнародовал воззвание к своим войскам, который гласил, что продвинувшиеся близко к Сталинграду, фашистские оккупанты, согласно приказу Сталина, должны были быть разбиты у врат «Сердца России» и изгнаны назад на запад. Фактически 28 июля Сталин отдал Красной армии приказ, который с беспощадной откровенностью раскрыл угрожающую опасность советского поражения при дальнейшем отступлении. Высшей точкой приказа было требование: Ни шагу назад! Он объявил обострение террора в армии учреждением штрафных батальонов и беспощадным расстрелом трусов, паникеров, дезертиров и отступающих солдат без командиров. Упорство и ожесточенность отчаянного сопротивления под Сталинградом частично следует из этого приказа Сталина.»


Из Котельниково до Аксайского участка (2-4.08.42)
Прорывающиеся из Ремонтной в тылу советского Донского фронта на Котельниково части дивизии 2.08 натолкнулись перед этим городом на части 208-й стрелковой дивизии (die 208.Schützendiv.), выгрузившиеся только в ночь с 1-го на 2.08. Они были переведены с Дальнего Востока и должны были задержать прорыв танкового корпуса. В продлившихся до вечера 4.08 боях эта хорошо сформированная и экипированная дальневосточная дивизия была отрошена от города и, несмотря на ее упорное затяжное сопротивление, отбита назад за Аксайский участок. В решающем сражении под Чиликово 4.08 погиб командир советской дивизии полковник Волкевиник (Oberst Wolkewinik), когда разбитые части его дивизии в беспорядочном бегстве отходили на северо-восток. Такая же судьба постигла подчиненный 208-й стрелковой дивизии (die 208.S.D.) 255-й кавалерийский полк (Kav.Rgt.255). Советская попытка, остановить немецкое наступление перед внешним кольцом укреплений, потерпела крушение.

Через внешнее оборонительное кольцо к озеру Цаца (8-25.08)
Преодолев Аксай совместно с 14-й танковой дивизией (die 14.Pz.Div.) , наступление натолкнулась на сильное сопротивление врага только под Абганерово. Здесь начинался внешний оборонительный обвод Сталинграда, который при искусном использовании постепенно возвышающейся, лишенной укрытий местности, в глубоком эшелонировании, представлял собой систему бункеров, траншейных позиций и противотанковых рвов, которая точно так же была только что закончена. Его защищали переведенная с Дальнего Востока 126-я стрелковая дивизия (die 126.S.Div.), так же, как и высаженные здесь ранее части 208-й стрелковой дивизии (die 208.S.Div.). Для ее поддержки подтянули отдохнувшую в Сталинграде 6-ю гвардейскую танковую бригаду (die 6.Garde-Pz.Brigade). 6.08 в бои под Абганерово включились переброшенная скорым транспортом из Калача 20-я истребительная бригада (die 20.Pz.-Vernichtungsbrigade), а так же 407-й противотанковый артиллерийский полк (das Pak-A.R. 407).
Было видно, что советское руководство, благодаря ошеломляющему наступлению XXXXVIII-го танкового корпуса (XXXXVIII. Pz.Korps), ясно осознало, грозящую ему опасность, и подтягивало все имеющиеся в распоряжении силы, чтобы остановить противника. Так как наступление 6-й армии (diе 6.Armee) в направлении на Калач к этому времени eще не началось, противник мог отсюда оттянуть значительные силы , которые включились в бои при Абганерово – Тингута и сделали положение 29-й дивизии(die 29.Div.) и 14-й танковой дивизии (die 14.Pz.Div.) критическим. Так, предпринятое для уничтожения группы войск под Абганерово охватывающее наступление дивизии натолкнулось у пункта 269 (разъезд 74) 6.08 на пехотные, танковые и противотанковые силы, которые потребовали перехода к обороне. Кроме 6-й гвардейской танковой бригады (die 6.Garde-Pz.Brigade) и 254-й танковой бригады (die 254. Pz.Brigade), здесь были задействованы 416-й противотанковый артиллерийский полк(das Pak-A.R. 416), а так же полки военных училищ (Kriegsschulregimenter) Краснодарского и Житомирского. 8.08 спешно переброшенная от Калача 204-я дальневосточная стрелковая дивизия (die 204.S.Div.), поддерживаемая 13-й танковой бригадой (die 13. Pz.Brigade), приступила к контрнаступлению через железнодорожную линию на восток и вышла к линии Ферма №2 – поселок Абганерово. После оборонительных боев , длившихся весь день 17.08, хорошо организованная, укрепленная многочисленными вкопанными танками система обороны противника у участка Гнилой – Аксай была прорвана атакой дивизии, а совхоз Юркина, так же как и Абганерово, были взяты. Во взаимодействии с частями IV-го армейского корпуса (IV.А.К.) при сильнейшей поддержке Люфтваффе 18.08 отчаянно обороняющаяся опергруппа у стации Абганерово была, наконец, уничтожена. Контратаки на совхоз Юркина, проводимые с севера выведенной с Дона 29-й стрелковой дивизией(die 29.S.Div.), провалились с большими потерями.
После уничтожения противника танковый корпус стоял перед вторым кольцом укреплений, которое защищало участок Тингуты, проходило в общей линии Совхоз – поселок Тингута – южный край Тингутинского леса и обеспечивалась сильно укрепленной 2-й фермой. Противник разместил на этом участке части 204-й стрелковой дивизии (die 204.S.Div.) (2-я ферма), 77-го укрепрайона (Festungsraуon 77), полков военных училищ (Kriegsschulregimenter) Краснодарского и Винницкого, а так же 38-й стрелковой дивизии (die 38.S.Div.). Их артиллерийская поддержка была обеспечена под Тингутой и Фермой №2 объединением дивизионной артиллерии и противотанковых артиллерийских полков, а так же двух полков реактивных минометов залпового огня.
Однако и эта система укреплений была прорвана и взломана в ходе тяжелых боев 20 и 21.08, а вражеская группировка была уничтожена во взаимодействии с наступающей 14-й танковой дивизией (die 14.Pz.Div.). Наряду с большим количеством трофеев были захвачены многочисленные пленные, среди которых командир артиллерии укрепрайона.
Проведенное в продолжение этой операции успешное наступление 14-й и 24-й танковых дивизий (die 14. und 24Pz.Div.) вдоль цепи озер на возвышенности западнее Дубового оврага принесло 29-й дивизии (29. S .Div.) задачу защищать юго-восточный фланг корпуса на западном берегу озер Барманзак и Цаца. Здесь противнику было еще невозможно сформировать оборонительный фронт. В последнюю минуту он создал лишь тонкую оборонительную завесу из находящейся на отдыхе 15-й гвардейской дивизии (die 15.Garde- Div.), в то время новые более сильные пехотные и танковые части были брошены против наступающих на север танковых дивизий. Однако до 26.08 противник так же на юго-востоке усилился опергруппами, которые состояли преимущественно из офицеров и комиссаров разбитых подразделений обороны Дона.

Через внешний оборонительный обвод (западне железнодорожной линии) к участку Червленой (27.08 – 30.08.42)
Хотя XXXXVIII-й танковый корпус (XXXXVIII. Pz.Korps) развернулся на внешнем оборонительном обводе Сталинграда восточнее железной дороги, противник упорно держался перед фронтом VI-го румынского армейского корпуса (das VI.rumänisch.A.K.) на участке Мышкова. Это была та часть расположенного западнее железнодорожной линии внешнего оборонительного пояса города, которая создавала наступлению большие трудности на местности. Такое положение вынудило к замене танкового корпуса на его прежнем участке и подготовке к прорыву в районе Тебектенерово. На глубоко эшелонированных, тщательно обустроенных полевых позициях у противника здесь была задействована особая опергруппа под командованием командира 126-й стрелковой дивизии (die 126.S.Div.) полковника Сорокина (Oberst Ssorokin) Она состояла из 126-й, остатков 208-й стрелковой дивизии (die208.S.Div.) и полков военных училищ (Kriegsschulregimenter) Орджоникидзевского и Грозненского, усиленных двумя войсковыми артиллерийскими полками и двумя полками реактивных минометов залпового огня. Вдоль железнодорожной линии на север примыкали 29-я и 138-я стрелковые дивизии ((die 29. Und 138. S.Div.).
С неудержимым порывом размещенная на узком пространстве между 14-й и 24-й танковыми дивизиями (die 14. und 24.Pz.Div.) 29-я дивизия (29.Div.) рано утром 29.08 при действенной поддержке Люфтваффе прорвала систему позиций противника у Фермы №1.
Удар пришелся на стык между двумя полками и в короткий срок привел глубоко в тыл вражеского фронта до самого дивизионного командного пункта, который был отрезан от сражающихся частей. В полосе атаки противник в беспорядке отходил назад. Вечером 29.08 24-й танковой дивизией (die 24.Pz.Div.) были достигнуты Зеты и высота к юго-востоку.
29.08.42., в 19:45 от XXXXVIII-м танкового корпуса (XXXXVIII. Pz.Korps) пришла радиограмма:
29-й моторизованной дивизии (29.Division (mot.))
«Радуюсь большому успеху.
Да здравствует 29-я моторизованная дивизия (29.Division (mot.))!»
Подписано Кемпф (gez. Kempf)


Советское руководство в этот вечер встало перед вопросом, оставить ли им непосредственно незатронутые наступлением войска на их позициях между железнодорожной линией и Тебектенерово, или следует отдать приказ об отходе ввиду грозящего окружения. Фактически около 22 часов был отдан приказ об отходе 126-й стрелковой дивизии (die 126.S.Div.). Правда, он уже не дошел до многих частей, которые, ввиду грозящего окружения и в отсутствие высшего командования, с началом сумерек отошли назад, не дожидаясь приказов.
К перерождающемуся в беспорядочное бегство ночному отступлению присоединились дивизии, стоящие фронтом на восток у железнодорожной линии. Что привело к дальнейшему перемешиванию соединений. Части этих откатывающихся колонн утром 30.08 были остановлены к востоку от Зеты продвигающимися на север частями дивизии и взяты в плен либо рассеяны. За короткое время одним только батальоном было захвачено свыше 1000 пленных, среди них 70 офицеров. Командир 208-й стрелковой дивизии (die 208.S.Div.), полковник Кузьмин (Oberst Kusmin), сдался со всем своим штабом. По его собственным высказываниям, он предпринимал попытку, вместе с ожидающимся подкреплением организовать контрудар позади прорванного фронта, после того как он был отрезан от своей дивизии. Однако вместо войск и штаба 64-й армии (die 64.Armee), еще в предыдущий день размещенного в Верх. Царицынском, он натолкнулся на продвигающиеся вперед немецкие части. Дорога на участок Червленой была свободна. 30.08 вечером к нему вышли головные части дивизии.
Tags: 29 id(mot), август 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments