nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

305-я пехотная дивизия. Июль-август 1942. Захват Серафимовича

Мы можем им противопоставить только простоту и дерзость своего замысла, которому должен сопутствовать успех. Для этого должна быть использована каждая возможность дл захвата вражеских бункеров нашими скромными средствами.
30 июля, вторая половина дня. Русская танковая атака не была хорошим предзнаменованием, однако лучше, что она случилась сегодня, чем завтра. Она не повлияла на наш план. Поздно вечером приходит итальянский дивизионный приказ на наступление без каких-либо изменений. Напряжение возрастает. Может русские что-то заметили? Когда они очнутся? Что делают итальянцы?

В середине ночи перед наступлением на исходных позициях воцарилась полная тишина.
В 0.15 в атаку перешел левый фланг полка. В 0.30 II-й батальон пошел вперед, сразу за ним III-й батальон. Напряжение стало чрезвычайным – один овраг был преодолен. Люди и кони – там были только повозки с боеприпасами и необходимый транспорт – взбираются по ближнему склону, однако все остается тихо, ни единого выстрела. Как это возможно? Где русские? Они отошли? Лунный свет бледно мерцал над высотами, освещая путь между двумя оврагами на север. Ночной туман начал сгущаться над долиной и на склонах. Как призраки ряды шли друг за другом дальше. Уже была достигнута окраина поселка. Авангард свернул направо, пересек окопы, ограду и вышел к первым домам. Ну что? Никаких шевелений. Дома плотно заперты. Дальше, дальше, в поселок, и через него! Дорога внезапно кончается. Впереди глубокий овраг. II-й батальон сворачивает и пытается идти вдоль ручья, другая часть оставляет повозки и разворачивается в обратную сторону. Дорога через село найдена, по ней движется оставшаяся часть полка. Начинает лаять собака, черт, следующий дом сразу же блокируется! Нет, все тихо. Вот – человек! Это русский старик, он говорит, что русские вчера отступали по этой дороге. Черт возьми, вот удача! Теперь вперед, на восток!
Становится светлее, туман рассеивается, солнце быстро встает. Теперь на счету каждая минута. Впереди высота с бункерными позициями. Где II-й батальон? Он движется по склону к своей цели, ему удалось успешно пройти по руслу ручья. III-й батальон продвигается дальше по дороге. Впереди едут штурмовые орудия с ПТО! Усиленная 2-я рота с велосипедным эскадроном присоединилась так быстро как смогла и поднимается на высоту! Через несколько минут передовой дозор 11-й роты поднимается на вершину. Сразу за ним следуют другие подразделения, среди них ПТО и штурмовые орудия. Уже достаточно высоко, где же колючая проволока и бункеры? Здесь они и есть, отблескивают в сумерках: противотанковый ров, проволочные заграждения, «испанские всадники» и сами бункеры наконец. Видны пулеметные гнезда. Что здесь? Почему русские не стреляют? Они спят? Нет. Появляется первая коричневая фигура, отодвигает «испанского всадника» (spanischen Reiter) и освобождает дорогу. Мы уже здесь, внутри этих заграждений, и двигаемся дальше. Только сейчас у русского открываются глаза. Это же немцы! Здесь немецкие солдаты и никакого своего подкрепления. Однако уже слишком поздно оказывать сопротивление. Один бункер зачищается за другим. Проспавшие русские берутся в плен без единого выстрела, под руководством наших солдат переставляют свои пулеметы в обратную сторону или берут их и несут их дальше на высоту.
Кровавый шар солнца уже появился над следующей высотой. Перед нами виден Дон, делающий широкую петлю. До сих пор не было ни единого выстрела! Уже совсем светло. Впереди новые русские, они собираются в кучу и о чем то советуются. Дальше, дальше, вперед! Первый артиллерийский выстрел! Вот теперь они нас заметили. «Штурмовые орудия вперед!» Толпа рассыпается в стороны, они бегут. Выстрелы хлопают, еще, еще! Штурмовое орудие посылает снаряд за снарядом. Рота делает бросок вперед. Ей это удается. Рявкает ПТО и русская пушка умолкает.
3.00! Над Доном взлетает белая ракета – это наш II-й батальон дает знать, что Затонский взят. Мы находимся на гребне на буккерных позициях – 3.30 – еще одна короткая схватка. Русские отходят. Цели наступления достигнуты. Белая ракета взмывает вверх. Передается радиограмма «Цель наступления достигнута в 3.30». У нас только 2 раненых. Предприятие имело полный успех. Много, очень много крови было сэкономлено, и успех несомненно велик. Чуть позже все бункеры были зачищены. Количество пленных постоянно росло, их уже насчитывалась полная рота. В течение первой половины дня было взято 195 пленных. Кроме этого 5 пушек 7,62-см, 6 тяжелых и 1 легкий миномет, 9 противотанковых ружей, 5 пулеметов и множество винтовок, автоматов и специального имущества, а также 2 тягача и большой склад.»
Таковы воспоминания полкового адъютанта. Однако сражение шло дальше. Серафимович пока еще не был взят и плацдарм оставался в руках русских.
Следующим днем, 31 июля, вновь разгорелись тяжелые бои. Снаряд за снарядом посылали русские по высотам, где окопался полк, далеко слева растянувший свой фронт на восток. Гауптманн Шварц описывает сцену боя:
«11-я рота, усиленная пулеметами, ПТО и штурмовым орудием, обороняла далеко выдвинутый холм. Снова появились танки. Они останавливались, стреляли и ехали дальше. Вот уже наши позиции, сейчас они наедут на штурмовое орудия и раздавят противотанковые пушки, однако ефрейтор Йеле (Jehle) из противотанковой роты сохраняет хладнокровие и подбивает из своей пушки 5 Т-36 и 2 Т-34. Остальные танки разворачиваются обратно и отступают. Но тут появляется новый кошмар. Четыре Т-34 прорываются, увешанные гроздьями русских солдат. Они выезжают на гребень и видят колонну итальянских грузовиков в низине. Они не обращают внимание на нашу роту которая начинает нашпиговывать их отверстиями, выстрел за выстрелом. Русские падают с танков, у них начинаются проблемы с поворотом башни. По ним начинается огонь с другой стороны и вскоре ни одного русского уже нет возле танков.
Среди итальянской колонны вверх взмывают языки пламени. Первый грузовик взлетает в воздух, как вскоре и вся колонны с боеприпасами. После этого танки разворачиваются и уползают. Эта атака также отбита. Уже поздний вечер. Полк удерживает свои позиции…».
По приказу командира корпуса следующей ночью полк наступает еще раз и захватывает Серафимович. План и исполнение атаки были настолько же дерзкими, как и предыдущей ночью. 484 русских солдата взяты в плен, среди них есть офицеры и комиссары, захвачено множество вооружения. Тяжелые бои продолжались до полной зачистки южного берега Дона, который был достигнут утром 3-го августа. В дневном приказе от 8 августа генерал Холлидт отмечает «выдающуюся стойкость полка» и подчиненного ему дивизиона III./A.R.305 в боях за плацдарм. «Решительное и смелое управление полковником Винцером (Winzer) обеспечило полный успех.»
После этого 4 августа полк был сменен на Дону III-v батальоном 208-го полка 79-й пехотной дивизии и 6-7 августа, частично на автотранспорте, был доставлен в свою 305-ю пехотную дивизию, которая занимала оборону в так называемой малой излучине Дона между 113-й и 376-й пехотными дивизиями. Однако I-й батальон (без 2-й роты) оставался на Дону еще до 15 августа, и принял участие в тяжелых боях на южном берегу у Распопинской, где подчинялся сначала 376-й пехотной, потом 22-й танковой дивизии. 18 августа этот батальон вернулся в свой полк. «Мало что осталось от полка» - отмечал гауптманн Шварц 8 августа. Вот боевой состав: 78% от штаба полка, 60% от 13-й роты, 45 % от I-го батальона, 38% от II-го батальона и 26% от III-го батальона.
Каждый боеспособный солдат из обозов был направлен на передовую. В каждом батальоне из состава штаба была сформирована маленькая штурмовая группа как резерв. В других полках была похожая ситуация. Пехотные силы дивизии истончились. В голой степи вгрызались роты в иссохшую землю. Безжалостно палило августовское солнце.
305-я пехотная дивизия уже три месяца проверяла себя в боях. Организованная сначала как резервная дивизия, в боях и лишениях летнего похода в негостеприимных краях она обрела такой же опыт и успех, как и прочие дивизии Восточного фронта. 30 июля заслуги дивизии нашли свое отражение в Рыцарском кресте, которым был награжден дивизионных командир, генерал-майор Оппенлэндер. Командир VIII армейского корпуса, генерал артиллерии Хайтц, вручил этот орден на командном пункте дивизии.
Tags: 305 id, август 1942, июль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments