nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

3-я моторизованная дивизия. Июль 1942 (1)

Продолжаем.... Новый формат перевода, если старый лучше, пишите в комменты

b) Наступление до Дона.
Рано утром 2 июля земля просохла, и корпус (das Korps) в 7.00 отдал приказ продолжать наступление. «Великая Германия» (“Groβdeutschland”) в этот день находилась справа от нас по ту сторону трассы Ст. Оскол – Касторное при Ясеньках и Кулевке.
Дивизия могла выступить прежде всего силами 29-го полка (Rgt.29) и танкового батальона (Pz.Abt.), поскольку автомашины (die Kfz.) 8-го батальона (des Rgt.8) не могли быть подтянуты из-за размытых въездов и съездов моста через реку Тим. Так как русские разведчики могли получить данные о развертывании дивизии, направление главного удара было перенесено, танковый батальон (Pz.Abt.) был перенаправлен на юг.
Таким образом, на западом берегу Кшени у Федоринки удалось неожиданно атаковать противника с фланга и отбросить его. Далее продолжалось продвижение на Олым (Olym). Местность стала более оживлённой и плодородной. Но теперь появились балки, которые только лишь приблизительно были прорисованы на картах и ночью затрудняли продвижение, если не делали его вообще невозможным.
У Красной Долины (Krasn. Dolina), боевая группа ( die Kampfgr.) достигла Олыма. Так как деревянный мост слишком лёгок для танков, сапёрам пришлось его укрепить. Это стоило остановки на два часа, прежде чем основная масса смогла подтянуться вслед за авангардом. До наступления темноты 29-й полк (Rgt.29) достиг шоссе Лог (2-й батальон)(II Btl.) – станция Нижнедевицк (1-й батальон южнее дороги и 3-й севернее, так же как и танковый батальон (Pz.Abt.)).
После того, как дороги просохли, и стало возможным подтянуть автомашины (die Kfz.) с западного берега Тима, на следующий день (3-го) смогли выступить и остальные части дивизии, прежде всего 8-й полк (das Rgt. 8) и зенитный батальон (die Flak-Abt.).Правда, недостаток грузового транспорта, соответственно тягачей, вынудил оставить 8-ю батарею (гауптман Виттнебен) (Hauptmann Wittneben) и 5-ю роту 8-го полка мотопехоты (die 5./I.R. (mot.)8). Зенитный батальон поддерживал своими самоходными батареями переход через Кшень, в то время как 3-я батарея (die 3. Bttr.) прикрывала спешное продвижение полка на бродах и переправах, а на Олыме также вела бой против пехоты. Наступление успешно осуществлялось силами29-го полка (vom Rgt.29) южнее Олымы. Преодолевая сопротивление, 8-й полк (das Rgt.8) форсировал реку Олым в направлении на населенный пункт Олым и, продолжая марш до самой ночи, достиг Жабижи (Shabisha) напротив Вязноватки. Здесь он остановился, так как противник в населенном пункте и на расположенных на той стороне высотах подготовился к обороне.
29-й полк (das Rgt. 29.)в этот день продвигался вперед слева от 8-го полка (vom Rgt.8) севернее Новой Ольшанки, где задержался перед позициями на высотах, которые противник упорно оборонял силами пехоты и танков.
Справа от нас «Великая Германия» (“Großdeutschland”) прорывалась до Красной Поляны, в 20 километрах южнее нас, и далее к юго-западу от Дмитриевских.
4 июля дивизия, наконец, смогла включиться в преследование противника, так как он тут отступил. В этот день 24-я танковая дивизия(die 24.Pz.Div.) справа от нас у Гремячего сформировала плацдарм через Дон, а «Великая Германия» (“Großdeutschland”) достигла Дона у Семилук и заняла автомобильный мост через Дон.
Мотоциклетный батальон (das Kradsch.Btl.), усиленный батареей, наступая через долину реки Девицы, вышел на 20 км впереди пехоты в окрестности Латной, которые удерживал против контратак противника.
Слева оттуда 8-й полк (das Rgt.8) силами 9-й роты (лейтенант доктор Хенкель) (Lt.Dr.Henkel) прорвал после подготовительного артобстрела сопротивление у Жабижи и наступал на Верхнее Турово, на восток. Со 2-м батальоном (II.Btl) справа и 3-м (гауптманн Путткаммер) (III. (Hptm. Puttkammer) слева, поддерживаемый 14-й ротой (die 14.Kp.) и артиллерией, он занял населённый пункт и зачистил его от противника. Вслед за этим, в темноте, он отбил у вражеского арьергарда высоты в 5 км южнее населенного пункта, вплоть до разбитого моста.
Но дальше на север 29-й полк (das Rgt.29) всё еще сидел перед высотами Новой Ольшанки, которые противник не желал оставлять на произвол судьбы, в то время как дивизия продвигалась дальше на восток. Снова и снова активно атаковала русская авиация и пыталась разведкой получить данные о наших позициях непосредственно перед тем, как стемнеет. Дивизия защищалась от потерь, и с наступлением темноты она перенесла места отдыха примерно на 1-3 км в предварительно разведанные места.
После того, как левый сосед, 11-я танковая дивизия (die 11. Pz.Div.), повернул на север против врага в окрестностях Ельца, 5 июля наша дивизия стала левофланговой дивизией 48-го танкового корпуса (des XXXXVIII. Pz. Korps) с задачей защищать левый фланг корпуса от атак с севера.
Соответственно этому, рано утром 5 июля 8-й полк (das 8. Rgt.) ворвался в Латную и выдвинул свои позиции фронтом на север до Ведуги на линию Латное (II.) – Воснесенко-Лосево(III.). 2-й батальон (Майор Хелинг) (Mj. Heling) южнее Латной, 3-й батальон (die III. Abt.), а так же самоходная батарея зенитного батальона (die s. Bttr.der Flak-Abt.) у Люксембург заняли позиции фронтом на север.
Далее на запад рано утром 29-й полк (das 29.Rgt.) сломил сопротивление у Нов. Ольшанки и с обеих сторон дороги, на которой концентрировалось сопротивление русских, и перешел в атаку на восток. Западнее Андреевки полк прокатился через русский батальон, захватил у Курбатово в плен роющих окопы солдат и к вечеру достиг лесополосы на высоте станции Осетров (= Кузиха). Авиаразведка показала, что мы приближались к Дону. В первую очередь к этой реке вышли мотоциклетный батальон (Kradsch.Btl.) и танковый батальон (der Pz.Btl.) . В то время как «Великая Германия» (“Großdeutschland”) в ночь на 6 июля формировала плацдармы у автомобильного и железнодорожного мостов у Семилук, а днем (6-го) прошла Подклетное, наша дивизия, как и прежде, защищала северный фланг. С этой целью 8-й полк (das 8. Rgt.) выдвинулся вперед и соорудил оборонительную линию на северо-восток по обеим сторонам трассы на Землянск по линии Гудовка (мотоциклетный батальон) (Kradsch. Btl.8)-пункт 185 (севернее Точильного) (I.) и Лосево (III.). Воздушное пространство защищалось 1-й батареей 312-го зенитного батальона (1./Flak 312), которая занимала позиции у Гудовки.

c) Взятие Воронежа.
В первой половине дня 6 июля «Великая Германия» (“Großdeutschland”) заняла лес восточнее Подклетного и силами стрелковой роты, размещенной на штурмовых орудиях, совершила разведывательный бросок до станции Воронеж, но эта боевая группа сразу же была оттянута назад. Так же и 24-я танковая дивизия (die 24. Pz. Div.) далее к югу перешла Дон и ворвалась в город с юга. В этих движениях было видно изменение стратегического плана, так как первоначально моторизованные войска должны были вводиться не для боев вокруг Воронежа, а маршировать на юг для второй фазы наступления. Но когда казалось, что русские как будто оставляли город, а так же оттягивались назад от северного фланга, группа армий Юг (HGr. Süd) позволила моторизованным войскам захватить Воронеж. Одновременно отдан приказ направить на юг танковый корпус (Pz. Korps) с «Великой Германией» (“Großdeutschland”) и 24-й танковой дивизией (die 24. Pz. Div.). И таким образом «Великая Германия» (“Großdeutschland”) в одно мгновение была исключена из событий, как раз тогда, когда она намеревалась ворваться в город, и не имела достаточно времени для того, чтобы должным образом передать все позиции. Это произошло в тот момент, когда русские собирались, согласно приказу Сталина, удержать город и снова его отбить (Дёрр 18) (Doerr 18). Поскольку Воронеж является столицей центрального Черноземного района, крупным городом со значительной индустрией, а так же с сельскохозяйственным и ветеринарным институтом и переведенным сюда из Тарту университетом. Правда, самолеты разрушили большую часть центра города.
Наш мотоциклетный батальон (Kradsch. Btl.) еще 6 июля создал плацдарм через Дон севернее обоих плацдармов, образованных «Великой Германией» (“Großdeutschland”). В отличие от соседей справа, он встретил лишь незначительное сопротивление. До Подклетного он выстроил крепкий фронт на север. Наши саперы навели паромы и построили 16-тонный мост, противовоздушную защиту которого приняли 2-й и 3-й зенитные батареи (die 2. und 3./Flak-Abt. 312).
Ночью 7 июля наша дивизия получила приказ сменить «Великую Германию» (“Großdeutschland”), то есть занять Воронеж, выстроить крепкий фронт на север и расширять плацдарм на северо-восток. Справа от нас 16-я моторизованная пехотная дивизия (die 16. I.D.(mot.)) принимает участок 24-й танковой дивизии (die 24. Pz. Div.). Разделительной линией являлась трасса на Воронеж-Главный вокзал (3-я пехотная дивизия)( die 3. I.D.) – продолжение до реки Воронеж.
8-й полк (das 8. Rgt.) получил приказ выдвигаться на плацдарм и рано утром 7 июля отправил туда свой резерв, 2-й батальон(das II.Btl). Переход через Дон происходил с заминками, так как по одноколейному мосту на запад переправлялись части «Великой Германии» (“Großdeutschland”). В лесном массиве северо-восточнее Подклетного изготовился к наступлению батальон, который, вначале в одиночку должен был атаковать Воронеж. На той стороне низины на расстоянии 1 км видны были дома города, среди них высотное здание, которое предоставляло противнику хорошую возможность для наблюдения. Севернее аэродрома наши танки вели перестрелку с вражескими, в то время, как артиллерия взяла под обстрел северные пути отхода. Противоположный склон противник укрепил траншеями и проволочными заграждениями. В начале высшее командование полагало, что они были пусты, но вскоре вынуждено было убедиться в обратном.
Наступление должно было начаться в 14:00, но до сих пор из-за трудностей с переправой на Дону прибыли только две роты; поэтому оно было перенесено на 16:00; до этого времени должны были подойти так же 1-й батальон (das I.Btl), тяжелые пехотные орудия и артиллерийские корректировщики. Теперь 1-й батальон (das I.Btl.) справа и 2-й батальон(das II.Btl.) слева от дороги направлялись на Воронеж, в то время как пулеметы и орудия ПВО (Fla) прикрывали огнем с расположенных на возвышении позиций. Как раз, когда полк наступал, радио принесло производящую странное впечатление новость, будто бы Воронеж пал. Противотанковый взвод, который после этой новости, выдвинулся вперед до самой плотины, понес тяжелые огневые потери. Под прикрытием орудий, из которых самыми действенными оказываются двухсантиметровые зенитные пушки 14-й роты (оберлейтенант Хунольд) (der 14/8 Oblt. Hunold), батальоны достигли низины и ворвались в сараи и дома на той стороне лощины. Чем больше роты приближались к городу, тем упорнее становилось сопротивление. Не смотря на это, окраина города оказалась достигнута в 19:45. Здесь на первых же перекрестках города оборона противника стабилизировалась. Двум ротам невозможно было очистить все дома. Таким образом, до наступления темноты пехотинцы проникли на территорию города едва ли на 500 метров.
Тогда подполковник Кунц (Oblt. Kunz) с 2-й ротой 103-го танкового батальона (die 2./Pz.Abt.103) установил связь с 7-й ротой (обер-лейтенант Зиттиг) (die 7. Kp.(Oblt. Sittig)). Он должен был со 2-м батальоном (das II.Btl.) прорываться к Воронежу, но вначале разминулся с батальоном. Теперь ему пришлось прямо перед наступлением темноты выступать вместе с десантом из 7-роты и одним из взводов 8-й роты (die 8. Kp.). Началась призрачная поездка. Впереди ехали два танка без пехоты, в третьем оба командира рот. Далее следовали остальные танки с размещенным на них пехотным десантом. Как только стемнело, пехота продолжила движение пешим ходом по обеим сторонам танков. Поездка происходила по главной трассе на восток. Сопротивление, которое, то тут, то там, давало о себе знать, быстро замолкло под выстрелами танковых орудий. Пересекли трассу Север-Юг; в 150 метрах от реки поездка подошла к концу. В течение ночи за ними проследовали 2-й (das II.Btl.) и 3-й батальон(das III.Btl.). Так как ни с какой стороны ничего не последовало, батальоны окопались.
Русские летчики между тем постоянными атаками пытались разрушить мост через Дон, но отгонялись нашей ПВО. В поздние вечерние и ночные часы тяжелый артиллерийский огонь ложился на подъезды к мосту и приносил нам значительные транспортные потери, которые выравнивались трофейными грузовиками, русскими Фордами и американским Доджами.
А так как обычные пехотные части и «Великая Германия» (“Großdeutschland”) собиралась на западном берегу реки, 29-й полк (das 29.Rgt.) так же смог быть подтянут. Началось формирование крепкого северного фланга, который, прежде всего, проходил от Подклетного с севера на восток у края «артиллерийского леска» (Artilleriewaeldchens) и вплотную к северу от разрушенных ангаров аэродрома. В нем были задействованы, наряду с силами 29-го полка (das 29.Rgt.), 1-я и 3-я танковые роты(die 1. und 3. Pz.Kp.) и сильные части артиллерии. У аэродрома так же заняли позиции 19-й зенитный полк (das 19. Flak-Rgt.) и наша 2-я зенитная батарея (die 2. Flak-Bttr.), чей командир, гауптман Тёлкен (Hptm. Toelken), вместе с большим числом унтер-офицеров и артиллеристов погиб во время смены позиций.
А мотоциклетному батальону (Kradsch. Btl.) было приказано, минуя Новоподклетное, направится на север, чтобы произвести разведку на трассе от Воронежа на север на Редное и в лесах по обе стороны дороги.
Tags: 3 id(mot), июль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments