nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

113-я пехотная дивизия. Июнь-сентябрь 1942

Источник: Veit Scherzer: Die Geschichte der 113. Infanterie-Division 1940 - 1943

Часть VII На Сталинград
…При посещении штаб-квартиры группы армий "Юг" в Полтаве 1 июня 1942 г. Гитлер обозначил в качестве ближайших задач наступление на Волчанск (Операция "Wilhelm") 7 июня и удар на Купянск (Операция " Friedericus 2") 11 июня. Главная операция должна последовать только 20 июня. Согласно очень строгим требованиям о соблюдении секретности, которые были отданы лично Гитлером, о подробностях операции перед ее началом не должно было быть известно никому ниже корпусного командования. Большинство командиров корпусов в тайне не считались с этим приказом, так как в случае, если какая-либо дивизия добьется прорыва, ее командир без знания о запланированном ходе не сможет сам принять решение, в каком направлении он должен наступать дальше, чтобы развить возможный успех.

Операцию "Блау" из-за одного неудачного случая пришлось еще перенести и перепланировать. Начальник штаба (Ia) 23-й танковой дивизии, майор генерального штаба Райхель (Major i. G. Reichel) 11 июня во время разведывательного полета за линию фронта был сбит и пропал без вести. После масштабной поисковой операции 20 июня был найден самолет и два неглубоко захороненных трупа без документов и опознавательных знаков. Предположительно, речь шла о Райхеле и пилоте, обер-лейтенанте Деханте (Oberleutnant Dechant).
Теперь командующий 6-й армии (die 6. Armee), генерал танковых войск Паулюс (General der Panzertruppen Paulus) был вынужден информировать ставку фюрера в Растенбурге, что следует принять как вероятную уверенность в том, что противник владеет их планами.
Таким образом, Советы могли узнать, что немецкие войска своими главными силами хотели занять Воронеж через выдвижение клещей из района Курска и южнее района Харькова, и уничтожить в котле между Осколом и Доном стоящие там русские соединения. Из документов нельзя было понять, что конечной целью операции были Сталинград и Кавказ. Кроме того, срок наступления был уже на пороге, так что противник был лишен возможности оперативно отреагировать. К тому же генерал Макензен (General Mackensen) своей 1-й танковой армией в ходе успешной небольшой битвы на окружение к 22 июня уже создал исходную обстановку для ввода в бой 6-й армии для операции "Блау". Поэтому Гитлер решил ничего принципиально не менять в плане, только 28 июня начать наступление группой армий Вейхса (Armeegruppe von Weichs), а двумя днями позднее XXXX моторизованным корпусом (XXXX. Motorisierten Korps) и 6-й армией (6. Armee).
Генерал танковых войск Штумме (General Stumme), командир XXXX моторизованного корпуса, и его начальник штаба, подполковник генерального штаба Герхард Франц (Gerhard Franz), которые передали секретные планы 23-ей танковой дивизии, а также командир этой дивизии, генерал-майор барон фон Бойнебург-Ленгсфельд (Generalmajor Freiherr v. Boineburg-Lengsfeld), были отстранены от занимаемых должностей и предстали перед военным трибуналом Рейха. За "слишком широкое распространение приказов" они были проговорены от 2 до 5 лет заключения в крепости, но через четыре недели им было сообщено, что Гитлер снял с них наказание учитывая их заслуги.
Штумме и Франц были переведены в Африку. Там 24 октября 1942 года генерал остался на поле боя у Эль Аламейна. Бойнебург-Ленгсфельд был назначен комендантом Большого Парижа.
После кровопролитной битвы у Лозовой дивизия была переведена через Тарановку, Мерефу и Харьков в район Мурома, севернее Харькова. Из этого района 113 пехотная дивизия 11 июня в составе VIII армейского корпуса атаковала населённый пункт Волчанск. Из-за расположенных в полосе наступления обширных лесных массивов наступающему там 268-му полку были приданы штурмовые орудия. Наступление протекало по плану, противник сдал Волчанск без сопротивления.
После взятия города дивизия повернула на юг и через Ясиновый вышла в район Радкова, где установила соединение с передовыми частями LI армейского корпуса под командованием генерала кавалерии фон Маккензена (General der Kavallerie von Mackensen). Посредством этой операции был образован маленький котёл, в котором находились едва достойные упоминания силы противника. Красная Армия изменила свою тактику. Вместо того, чтобы принять сражение, что до сих пор всегда заканчивалось поражением, она, экономя силы, отступила назад вглубь русской территории.
Намерение Гитлера, охватить основную часть советский частей между Осколом и Доном и уничтожить, было перечёркнуто маршалом Тимошенко. Но еще хуже, чем бегство противника, оказалось неправильное толкование этого отступления Гитлером. Он полагал, что Советы близки к исчерпанию своих сил. На основании этой неправильной оценки он считал свои войска достаточно сильными для того, чтобы выйти одновременно на две цели - Сталинград и к нефтяным месторождениям Кавказа. Он разделил группу армий Юг на группы армий А и Б. Последняя была нацелена на Сталинград со 2-й и 6-й армиями, а так же со 2-й венгерской армией, основная же часть подвижных соединений в составе группы армий А наступала в направлении Кавказа.
Для пехотных дивизий это означало быстрое продвижение вслед за моторизованными соединениями недельными марш-бросками, чтобы как можно скорее догнать танки.
Около 40 км днём маршируют солдаты через безлесный степной ландшафт в направлении Дона, а потом параллельно реке на юг. Время от времени происходят стычки и перестрелки с отставшими или рассеянными красноармейцами.
Дивизия вышла в район к западу от Распопинской, южнее Серафимовича.
Здесь противник образовал небольшой плацдарм, который надлежало уничтожить. Позиции располагались очень невыгодно для атакующих, так как их нельзя было обстрелять из тяжёлых орудий. Они располагались в мертвом пространстве. К тому же у Советов был фантастический обзор с возвышенного северного берега Дона на их плацдарм и территорию наступления на южном берегу.
I батальон 268-го полка наступал согласно приказу. Неся большие потери, пехотинцы пробивались все дальше вперед, до тех пор пока не остановились под градом русских снарядов. Впервые у командира батальона, капитана Плюмера (Hauptmann Plümer) возникло резкое разногласие с его командиром полка. Хассенштайн (Hassenstein) кричал в полевой телефон: "Наступайте со своим батальоном или я отдам Вас под военный трибунал". На это Плюмер возразил: "Сделайте мне одолжение, но прежде рассмотрите всё сами". Фактически, вскоре после этого приблизился автомобиль командира, который сразу же обратил внимание противника. Полковник Хассенштйн (Oberst Hassenstein), его адъютант и водитель выскочили из него и побежали в укрытие. Последние 200 метров до командного пункта батальона им пришлось проделать ползком. Автомобиль был полностью расстрелян. Хассенштайн, лёжа рядом с капитаном Плюмером (Hauptmann Plümer), некоторое время смотрел вперёд, потом его взгляд упал на Плюмера и он сказал: "Мальчик, ты прав. Здесь не будет наступления".
На следующую ночь русские сдали плацдарм и отступили через Дон.
Дивизия оставалась в этом районе до 21 сентября и ожидала необходимого снабжения.
Подвижные соединения 6-й армии между тем перешли Дон и продвигались в направлении Сталинграда.
Казалось, что Красная Армия почти бесследно исчезла из поля зрения нагоняющих пехотных дивизий. Поскольку у вышестоящего командования не было сведений о противнике, был отдан приказ вести разведку своими силами.
Но не только дивизионные штабы, но и отдельные подразделения вели разведку.
Так капитан Зиол (Hauptmann Siol) из Panzerjäger-Abteilung 113 получил от своего командира майора фон Веделя (Major v. Wedel) задачу, выяснить, какие силы противника находятся на востоке. На этот приказ Зиол возразил, что он не может его выполнить, так как больше нет бензина. Из всех имеющихся в наличии автомобилей были слиты последние остатки бензина и переданы Зиолу. На открытом бронетранспортёре с экипажем из четырёх человек они отправились в путь. Куда ни глянь, противника не было видно. Наконец в одной из деревень вблизи Дона наткнулись на советских солдат. Они были без командования и полностью деморализованные. Зиола и его людей приветствовали возгласами: "Война капут, Сталин капут!" Капитан спросил, есть ли у них бензин, но что был получен утвердительный ответ. Красноармейцы услужливо выдали срочно потребовавшееся горючее. Через два дня Зиол снова доложил в батальоне о своём прибытии и сообщил все это.
Когда снова было подвезено достаточно боеприпасов, горючего и продовольствия, дивизия, сменённая румынскими соединениями, продолжила свой марш. Она вышла в район южнее населённого пункта Котлубань, в 30 км северо-западнее города Сталинграда, и заняла назначенный ей участок на так называемом "северном заслоне" (Nordriegelstellung).
Левый соседний участок заняла 76-я пехотная дивизия. Он достигал до Дона, который обозначал границу с XI армейским корпусом. Справа от 113-й пехотной дивизии примыкал XIV танковый корпус с 60-й моторизованной дивизией.
Напротив дивизии располагались три советские дивизии (173-я, 260-я, 233-я стрелковые дивизии), а так же части 298-й стрелковой дивизии и 10-й танковой бригады.
Здесь основная часть дивизии оставалась до большого советского наступления на котёл 10 января 1943.
В последние дни сентября немецкое летнее наступление в районе Сталинграда прекратилось. Это было результатом постоянного снижения численности боевого состава, при одновременном усилении неприятельских соединений. Из-за этого приходилось чрезмерно растягивать участки. Возможности создать резервы не было. К этому надо добавить недостаточное количество транспортных средств и продовольствия.
Немецкие дивизии были вынуждены перейти к обороне.
Tags: 113 id, август 1942, июль 1942, июнь 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments