nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

76-я пехотная дивизия. Август-сентябрь 1942 г.

Доклад командира 76-й пехотной дивизии (die 76 I.D.), генерал-лейтенант Роденбурга (Rodenburg) о наступлении через Дон

«Мост, ведущий через реку на Вертячий, был разрушен неприятелем. Предварительным указанием было предписано начать подготовку к форсированию реки. Тщательное наблюдение в последующие дни установило, что противоположный берег занят слабым противником, а также выявило активные передвижения в Вертячем.
Форсирование реки было назначено на 21.8. Оно осуществлялось под руководством LI армейского корпуса, которому были приданы 395-я и 76-я пехотные дивизии. От нашей дивизии 203-й полк (das 203.Rgt.) был назначен для главной переправы у старого разрушенного моста справа и 178-й полк для вспомогательной переправы слева.
В утро наступления 21.8. после массированного обстрела артиллерией первая волна десантных катеров с батальоном I./203 добралась непосредственно до неприятельского берега. Передовые части, среди которых — командир батальона, майор Йордан (Major Jordan), выпрыгнули на сушу, когда противник внезапно открыл огонь со своей единственной полностью замаскированной пулеметной позиции. Майор Йордан (Major Jordan) и два командира рот погибли. Возникла паника. Десантные катера со своими экипажами выбыли из строя. Лишь немногие из солдат вплавь добрались до своего берега.
На вспомогательной позиции у I.R178 переправа удалась при незначительном воздействии противника. Сюда выехал командир дивизии и ввёл в бой два штурмовых орудия с пехотным сопровождением, движущихся на неприятельской стороне вдоль реки, напротив места главной переправы. Ещё остававшийся там противник стремительно оставил позиции. Таким образом, строительство понтонного моста на главном месте переправы можно было начать уже в день наступления.
У 295-й дивизии переправа удалась почти без сопротивления неприятеля. Во взаимодействии с ней в течение 22.8 был захвачен глубокий плацдарм через Вертячий. С него 23.8. XIV танковый корпус перешел в наступление на Сталинград. Без особого противодействия он вышел к Волге, но на северной окраине города натолкнулся на усиливающееся сопротивление. К тому же тыловые коммуникации и, таким образом, снабжение были прерваны русскими.»

Погибший командир I.Btl. 203, кавалер Рыцарского Креста майор Йордан (Ritterkreuzträger Major Jordan), был одним из храбрейших офицеров 76-й пехотной дивизии. О его предчувствии смерти перед наступлением сообщает бывший католический священник Вермахта, монсеньор прелат Йозеф Кайзер (Msgr. Prälat Josef Kayser), который в 90 лет все еще заботится о душах прихожан в Вестфалии.
Разговор со священником Йозефом Кайзеромпо записям баронессы фон Шиллинг (Freifrau von Schiling):
Баронесса фон Шиллинг: Майор Йордан, он ведь погиб при переправе через Дон?
Прелат Кайзер: Да, он окликнул меня и сказал мне: "Господин пастор, завтра начнётся, я не вернусь. Останьтесь сегодня ночью у меня". Я остался с ним ночью, мы вместе молились, читали "Отче Наш", беседовали. На следующий день он погиб
Фон Шиллинг: Но знал ли это Йордан или же он хотел погибнуть?
Прелат Кайзер: Нет, он знал это.
Фон Шиллинг: Я тоже встречала Йордана и была с ним поверхностно знакома, но много о нём слышала. Я не могу себе представить, что он был человеком, который хотел погибнуть.
Прелат Кайзер: Нет, нет, мы сидели у него в палатке и беседовали о том, чего мы, христиане, ожидаем. Мы еще потом обнялись. - Я потом пошёл в В., к моему кладбищу. У меня там крест 6,50 м по модели евангельского креста дивизионного священника, сделанный нашими саперами, под ним я похоронил 1056 человек, в последний день их было 87.
Фон Шиллинг: Это было при переправе через Дон?
Прелат Кайзер: После этого. У Вертячего на Дону 22 ноября замкнулось кольцо вокруг Сталинграда, в день моего рождения.

Воспоминания капитана Лёзера, адъютанта 230-го пехотного полка (Hauptmann Löser, Adjutant Füs. Rgt.230): «Наступление 76-й пехотной дивизии (die 76. I.D.) через Дон началось 21.8.1942. Была очень ясная, великолепная летняя погода. Мы находились как резерв на исходной позиции в Донских лесах и были рады, что мы не были введены в бой на передовой. В 3 часа началось наступление.
Мы очень скоро узнали, что задействованные на передовой полки, особенно 203-й полк, имеют большие потери, при этом погиб майор Йордан (Major Jordan), награжденный «Рыцарским Крестом» командир батальона. Потери возникли из-за того, что высоты, в 4 км к востоку от Дона были заняты неожиданного сильными русскими, которые, главным образом, пехотным оружием обстреливали между рекой и высотами войска, которые только что переправились через реку.
Эти с трудом завоеванные высоты, которые потом 22 августа вводом в бой нашего полка были окончательно заняты, были исходными районами сосредоточения 16-й танковой дивизии (die 16. Pz.Div.) и прочих танковых дивизий, которые должны были наступать через степь на Сталинград.
Я присутствовал при том, как мы хотели взять противотанковое гнездо на высотах в 4 км восточнее Вертячего на той стороне реки. У нас было много хлопот с этим противотанковым гнездом, были так же потери, и, наконец, мы подавили его. Из этого расчета противотанкового орудия мы взяли двоих в плен. Остальные погибли, они храбро защищались. У нас тогда было уже очень мало солдат в отделении, в лучшем случае еще 4-5 человек. Нам приказали срочно занять места подносчиков снарядов и стрелков. Мы разделили этих двоих храбрых истребителей танков, и через полчаса они были включены в состав боевой роты и продолжили дальнейшее наступление на высоты вместе с нами. Второй стрелок одного из пулеметов, немецкий солдат, выбыл из строя, и русский сел к этому пулемету в качестве второго стрелка и стрелял по своим бывшим товарищам.
Такой опыт мы могли часто получать с пленными, которых называли «добровольными помощниками».

76-я пехотная дивизия в боях на северном заслоне в Котлубанском овраге и отход на Сталинград
Перешеек между Доном и Волгой


23 августа 16-я танковая дивизия (die 16. Pz. Div.), а так же 3-я и 60-я моторизованные пехотные дивизии (die 3. und 60. I.D. (mot.)) перешли с Донского плацдарма в наступление. В ранние утренние часы они прорвали оборону противника и пробились через высоты севернее Мал. Россошки — пункт 137, разъезд Конный — до Волги. Вечером того же дня они смогли выйти к Рынку севернее Сталинграда.
Этот рывок вперед создал коридор в 60 км длиной и 8 км шириной. Он происходил так стремительно, что пехотные дивизии были не в состоянии достаточно быстро следовать за ним. Они не могли даже воспрепятствовать тому, чтобы советские подразделения восстановили свою оборону позади XIV танкового корпуса (das XIV. Pz.K.). В течение дня танковый корпус был отрезан. Из-за массированных контратак, особенно, с открытыми флангами, он попал в бедственное положение. Приходилось осуществлять его снабжение самолетами и грузовыми конвоями. От Дона автомобили с танковым прикрытием прорвали советские линии.
Головным танковым подразделениям не удалось сходу взять северный край города. Они круглые сутки находились изолированными от главных сил 6-й армии (die 6.Armee), держа оборону со всех сторон. Только через неделю, после введения дополнительных пехотных дивизий на плацдарме, удалось в тяжелых кровопролитных боях сломить сопротивление противника и образовать непрерывную связь с танковым корпусом.

Командир дивизии, генерал-лейтенант Роденбург (Generalleutnant Rodenburg):
«У командного пункта дивизии 24.8 на Fi.156 (Fieseler Schtorch) приземлился командующий воздушным флотом, генерал-полковник барон фон Рихтхофен (der Oberbefehlshaber der Luftflote, Generaloberst Frhr. v.Richthofen). Вскоре после этого прибыл генерал Паулюс (General Paulus). После произошедшего в присутствии дивизионных командиров совещания о сложившемся положении, LI армейскому корпусу (das LI. AK) было поручено наступление на Сталинград и установление связи с XIV танковым корпусом (das XIV. Pz.K.). VIII армейский корпус генерала Хайтца (das VIII. A.K. des General Heitz) должен был прикрывать открытый северный фланг на перешейке между Волгой и Доном, обеспечивая примыкание слева к 60-й моторизованной дивизии (die 60. I.D.(mot.)) XIV танкового корпуса (das XIV. Pz.K.). Местность там образует гряду из высот, «Северный заслон Сталинграда» (die Nordriegelstellungen). Ее центральным пунктом являлся Котлубанский овраг с поселком Котлубань на русской стороне...
…Вскоре начались чрезвычайно тяжелые атаки русских, которые длились до конца сентября. Они особенно направлялись против 230-го полка (das 230. Rgt.), при чем он в высшей степени отличился под руководством своего командира, полковника Абрахама (Oberst Abraham). Оборона устояла только потому, что русские последовательно бросали в битву одну за другой (по показаниям пленных) 12 стрелковых дивизий и 9 танковых бригад, подвезенных по железной дороге. При сосредоточении этих сил положение дивизии было бы невозможным для предотвращения катастрофы — даже если, по всей вероятности, довольно незначительной, чем позднее постигшая наступающую на Сталинград армию. Больше 5 недель дивизия стойко держалась при тяжелейших потерях.

25.9.42 в донесении Вермахта: «При успешном отражении сильных неприятельских атак в районе Сталинграда особенно отличилась Бранденбургская 76-я пехотная дивизия (die 76. I.D.).».
При этом не следует забывать, что, в конечном счете, в успехе в значительной мере есть доля двух 8.8-см зенитных батарей Люфтваффе и 245-го дивизиона штурмовых орудий (die 245. Sturmgeschütz-Abteilung).
Войскам пришлось в значительной степени пострадать. Наряду с чрезвычайно высокими потерями была крайне высокая физическая и духовная нагрузка. Главный пункт оказания медицинской помощи во время четырехнедельных тяжелых боев пропустил через себя 5400 раненых и больных.
1.10.142 командующий генерал VIII-го армейского корпуса (das VIII A.K.) направил дивизии следующее послание:
'С 24.8.42 76-я дивизия выстояла в боях за перешеек между Доном и Волгой и в решающих местах у высот южнее Котлубани и оградили битву за Сталинград ото всех отвлекающих атак русских. В этих сражениях, особенно в больших боях 18 и 23.9.42, дивизия с удивительной храбростью и самоотверженностью день за днем отражала атаки численно превосходящего противника и нанесла ему высокие, кровопролитные и материальные потери. Одних лишь танков дивизия смогла вывести из строя 227.
Бесчисленные, свидетельствующие о большой смелости отдельные поступки доказали мне, что в крепко сплоченной и выдающимся образом руководимой дивизии царит достойный подражания дух.
Заслуги дивизии нашли признание немецкого народа благодаря упоминанию в донесении Вермахта от 25.9.42 .
Дивизия покидает сегодня поле битвы для краткосрочного отдыха. Она может сделать это в гордом сознании, что победоносно защищала свои позиции до последнего. Я благодарю дивизию за ее блестящие результаты и чту память принесенных в дни боев жертв.
Подписано Хайтц (gez. Heitz) “

Фельдфебель Эккехард Майер( Felwebel Ekkehard Meyer), командир взвода кавалеристов 178-го пехотного полка (Reiterzugführer IR 178.), рассказывает в своем военном дневнике:
«6. 9.1942
Русские наступают тремя дивизиями и пытаются при поддержке «органов Сталина», танков и артиллерии прорваться на Сталинград. Наш овраг они тоже как следует накрывают огнем минометов. Несмотря на ввод в бой больших масс людей и материальной части, они не имеют успеха.
7-8. 9. 1942
Наши части ослаблены настолько, что из обозов выводятся все водители и вводятся в бой как пехотинцы. На места водителей приходят пленные русские.
9-15.9. 1942
Русские снова и снова наступают очень сильными частями на наши позиции.
16.9.1942
После того, как русские благодаря кровопролитным потерям осознали бессмысленность своих атак, они отходят назад — на 500 м — и теперь атакует только местами и только незначительными силами.
17.9.1942
В ранние утренние часы русские наступают для отвлечения наших сил от Сталинграда на участок нашей дивизии очень превосходящими силами. Только при напряжении всех наших сил мы смогли удержать позиции. Конный взвод сдает своих лошадей, получает тяжелые пулеметы MG-34 и вводится в бой как пехота. Мы занимаем позицию для охранения полкового командного пункта. Собственные потери очень высоки. Во 2-й роте осталось только 8 человек. Унтер-офицеры в качестве командиров рот.
18. 9.1942
Штурмовики и бомбардировщики разбивают новое большое наступление русских.
19-22. 9. 1942
Каждый день русские пытаются заново прорваться через наши позиции. День и ночь они ведут тяжелый обстрел наших позиций артиллерией и «органами Сталина». Наши потери очень высоки.
23 9.1942
Русским удается пробиться незначительными силами между нашим и 230-м полком, конный взвод и части саперного взвода сидят на трех штурмовых орудиях, переходят в контратаку и снова выдавливают русских назад. Незначительные собственные потери.
24.9.1942
Русские снова атакуют большими силами место прорыва предыдущего дня, и им удается, после того, как они смяли задействованный там саперный батальон, пробиться вплотную к дороге.
25.9.1942
Опергруппа Бисмарк: конный взвод, части саперного взвода, поддерживаемые тремя штурмовыми орудиями и артиллерией, после тяжелой борьбы вновь выдавливают русских и поздно вечером занимает старую позицию. В конном взводе только 12 человек.
26-28.9.1942
В обороне. Русские атакуют многократно нашу позицию, после сильной артиллерийской и минометной подготовки (которая добавляет нам потерь), но без успеха. Эти три дня без продовольствия, просто «великолепно».
29.9.1942
Боевая обстановка как в предыдущие дни. В 22 часа нас сменил батальон разведки, и мы вернулись на командный пункт полка. Еще этой же ночью вся наша дивизия сменяется. Боеспособность 178-го полка: 1-я рота = 2 человека, 2-я рота = ./., 3-я рота = 8 человек, 4-я рота = 22 человека, 5-я рота = 7 человек, 6-я рота = 6 человек».
Tags: 76 id, август 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments