nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Воспоминания выживших из батальона БТР 16-й тд

Источник: BAMA 27-16/43 P2670317-2670320
Первый отчет обер-фельдфебеля Валльраве из 64-го панцергренадерского полка
22.11.42 16-я танковая дивизия была выведена из Сталинграда и направлена маршем на запад в направлении Дона. Говорили, что враг прорвался с севера и уже несколькими дивизиями вышел в наш тыл. 24.11 наша дивизия западнее Дона заняла линию обороны. Из-за сильного натиска русских эту позицию вскоре пришлось оставить. Чтобы избежать окружения, 16-я тд ночью с 26 на 27.11 перешла Дон у Лучинского в сторону Сталинграда.

Наша рота (2-я рота 16-го пацергренадерского батальлона) под командой обер-лейтенанта фон Мутиуса с приданными частями других рот получила задачу занять оборону на плацдарме и прикрыть переправу 16-й тд. В 3.30 построенный немецкими саперами мост длиной 300 м должен был быть взорван. В 3.10 плацдарм был оставлен. 1-й взвод остался последним аръегардом на западном берегу Дона. После того, как были взорваны последние военные вооружения, я доложил гауптманну Штраку что на западном берегу Дона больше нет ни одного немецкого солдата из образовавшегося котла.
Обер-лейтенант фон Мутиус в этот день был очень радостным. Его рота уходила с западного берега последней. Полный гордости, он сказал мне, что стал последним немецким офицером, перешедшим этот мост.
В то время, пока вся дивизия маршировала к Сталинграду, наша рота осталась в большой балке вблизи от аэродрома Питомник. Здесь 1.12 была сформирована боевая группа гауптманна Штрака. Будучи оперативным резервом, мы имели задачу возвращать наших пехотинцев на прежние позиции. Мы часто проводили такие контрудары вместе с танками 24-й тд.
6.12 было днем, который выжившие никогда не забудут. Нас снова бросили в контратаку. Из-за отсутствия горючего нам пришлось наступать пешком. Нашей целью была большая высота севернее Бабуркина. В несколько минут мы взяли ее штурмом, что считалось невозможным с учетом численности там противника. Только боевая группа заняла там оборону, как враг бросил в контрудар многочисленную пехоту и сверхтяжелые танки из одной балки. После того, как они обошли наш левый фланг, гауптманн Штрак отдал приказ на отход. Русские быстро раскусили этот план. Они развернули свои вклинившиеся части и попытались нас окружить. Планомерный отход стал невозможным; каждый спасался как мог. Противник стрелял нам вслед из всех стволов. Половина боевой группы была уничтожена. Обер-лейтенант фон Мутиус был тяжело ранен, тяжелораненый лейтенант Вуппер попал в руки неприятеля. Чтобы избежать еще больших потерь, обер-лейтенант фон Мутиус отдал приказ роте отступать врассыпную. Он так и повторил: «Врассыпную».
Таким образом мы смогли избежать еще больших потерь. После этого дня обер-лейтенант фон Мутиус стал еще большим героем в наших глазах. Из-за его ранения командование ротой пришлось принять мне. Через несколько дней я передал роту лейтенанту Кирхнеру, который с небольшим ранением был при обозе.
Боевая группа Штрака была расформирована 1.1.43. Гауптманн Штрак в этот день принял на себя обязанность боевой подготовки всего личного состава тыловых служб. После короткой подготовки из них был сформирован целый батальон. Он участвовал в боях в полном составе как «крепостной батальон».
После расформирования боевой группы наша рота был подчинена 24-й тд. Вместе с ротами Люфтваффе и взводами казаков мы, в качестве пехоты, с 2.1 заняли оборону на позициях западнее Карповки. В Карповке находились обозы всех типов. Теперь начались тяжелые оборонительные бои. Русские снова пытались пробиться к Сталинграду. После тяжелейших боев не стало возможности больше удерживать Карповку. Вечером в 22.00 10.1 это село нужно было оставить. Обозы получили приказ до этого времени уйти оттуда. Около 21.00 противник с тыла зашел в Карповку и захватил все транспортные средства. Наша рота при этом потеряла 10 бронетранспортеров.
Вблизи железнодорожной станции Карповка была устроена новая заградительная позиция. Это было 11 января. После этого дня у нас больше не было ни горячей еды, ни теплого жилья, ни отдыха!
В сильный мороз, с минимальным питанием, без какой-либо поддержки тяжелого вооружения, мы вели тяжелейшие оборонительные бои. Потом была занята новая линия обороны, враг сдвигал нас все ближе к Сталинграду. Разбитые и обессиленные, мы дрались до последнего. Мы все еще думали, что наши спасители где-то недалеко от нас.
14.1 русские перешли в большое наступление. Мы теперь занимали какие-то старые русские позиции. Русские напрасно пытались нас выбить с них. Из-за дефицита патронов нам разрешалось открывать огонь только с ближней дистанции. Во время одной такой атаки около 13.00 получил сквозное пулевое ранение в живот от одного русского стрелка. Обер-ефрейтор Клаус и ефрейтор Ранц, рискуя жизнями, оттащили меня примерно на 2 км в тыл на плащ-палатке. Вместе с еще несколькими ранеными меня погрузили в грузовик и отправили в сторону аэродрома. В 3 км от нашей цели горючее закончилось. Согласно приказу грузовик пришлось взорвать. Раненые были предоставлены своей судьбе. Я ползком преодолел оставшийся путь до аэродрома. Это заняло всю ночь. В одной большой палатке там мне оказали первую медицинскую помощь. Из-за бомбардировок русскими с воздуха несколько палаток с ранеными были разнесены прямыми попаданиями или снесены с места. В 3.00 утра я на одном «юнкерсе» вылетел из котла. Противник в тот день находился всего лишь в 12 км от нашего последнего аэродрома.
Подписано: обер-фельдфебель Валльраве, 6.8.43


Источник: BAMA 27-16/43 P2670556-2670557
Второй отчет обер-фельдфебеля Валльраве о последних днях боев в крепости Сталинград
Примечание: бывший военнослужащий батальона Мюcа, роты фон Мутиуса.
Боевая группа гауптманна Штрака была сформирована 1.12.42. Она состояла из частей 16-й танковой дивизии, которые применялись в качестве пехоты из-за потери своего тяжелого вооружения. Кроме этих частей (две роты) под командой гауптманна Штрака была бронетранспортерная рота, сведенная из двух рот прежнего батальона Мюса.

Линия фронта на 1.12.42: северный заслон – как ранее; западный заслон – Максимовка-Карповка-Дмитриевка-Бабуркин; южный заслон – Карповка-ход железной дороги-южная окраина Сталинграда.
Правый фланг западного заслона был занят частями 24-й тд.
Ночью с 3 на 4.12 произошло глубокое вклинение противника у Бабуркина и севернее (на глубину примерно 6 км и шириной примерно 8 км).
5.12.42 боевая группа Штрака в полном составе была направлена против этого вклинения (верхом на БТР). В результате удалось сократить это вклинение до небольшого клина у Бабуркина и вернуть стрелков (части 24-й тд) на прежние позиции.
6.12 боевая группа Штрака снова выступила на устранение этого клина глубиной примерно 2 км у Бабуркина. Из-за нехватки топлива рота БТР теперь уже действовала как пехота. Из-за одного произошедшего в ходе нашей атаки вражеского контрудара с севера атака была остановлена. В наших рядах были чувствительные потери. Выбыли из строя обер-лейтенант фон Мутиус и лейтенант Вуппер.
У боевой группы больше не было никакой поддержки тяжелым вооружением. У противника были преимущества по всем пунктам, он располагал подавляющим численным преимуществом и пользовался нашим дефицитом боеприпасов, расхаживая в полный рост перед нашими неплотно занятыми линиями. Помимо тотальной нехватки снарядов для тяжелого вооружения стал заметен уже дефицит патронов для стрелкового оружия. Некоторые совершенно обессиленные солдаты при отходе просто бросали ящики с патронами и это еще более усугубляло ситуацию.
Для того, чтобы избежать обхода частей боевой группы Штрака, был отдан приказ занять заградительную позицию по примерной линии пунктов 432-433-434. После принятия этой позиции частями 24-й тд, остатки боевой группы Штрака собрались в балке Дубининской и оставались там ждо 1.1.43. В этот день боевая группа Штрака была расформирована. Стрелки были переданы в боевую группу Дорманна, остальные распределены по подразделениям 24-й тд. Бронетранспортерная рота в полном составе была подчинена 24-й тд и, не имея топлива, заняла оборону западнее Карповки, соприкасаясь справа с подразделением гауптманна Айтеля (части 24-й тд) и слева с одним казачьим взводом и отрядом наземного персонала Лютфваффе, действовавшим как пехота.
Гауптманн Штрак был назначен руководителем боевой подготовки для личного состава всех тыловых служб.
В Карповке находились обозы нашей бронетранспортерной роты и всех частей, стоявших на западном заслоне.
Из-за постоянных вражеских атак, большого обессиливания солдат, отсутствия тяжелого вооружения (не было снарядов) и потери имущества и стрелковых боеприпасов при любом отходе, 10.1.43 был отдан приказ об оставлении Карповки в 22.00. Противник крупными силами внезапно атаковал Карповку и около 21.00 зашел в нее с севера. При этом в его руки в исправном состоянии попала большая часть находившихся там транспортных средств.
Размещенные на западном заслоне войска отошли на новую линию обороны у железнодорожной станции Карповка и примерно 2 км западнее.
14.1 эту позицию также пришлось оставить после сильнейших вражеских атак и больших понесенных наших потерь.
В этот день обер-фельдфебель Валльраве получил ранение в живот. Выжить ему помогло только то, что в войска уже 6 дней не выдавалось никакое питание. 15.1 он стал последним раненым из состава полка, которого удалось эвакуировать по воздуху.
Tags: 16 pz.d, декабрь 1942, ноябрь 1942, январь 1943
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments