nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

Дневник генерал-лейтенанта Фибига. 1-13 января 1943

1 января 1943
Обстановка в Морозовской требует ее оставить. 55-я бомбардировочная эскадра переводится в Новочеркасск, эскадры ближнего боя – в Тацинскую. Переброска – 2.1.
Противник наступает на участке Цимлы и переходит реку, его танки юго-западнее Цимлянской переправляются через Дон. Перед 4-й танковой армией активные перемещения.
6-я танковая дивизия подбила 32 русских танка между Скосырской и Морозовской.
Оценка положения: у нас нет никаких полных авиасоединений, только сводные кучки. Русские танки могут ехать, не встречая особого сопротивления, пока хватит заправки.

16.00 Был на чае у генерал-полковника фон Рихтгофена. Доверительная беседа об обстановке. Все не так плохо, если бы не призрак того, как судьба 6-й армии повлияет на все остальные случаи окружения. Ни у кого нет точной картины, что происходит в «крепости». Почему русские не раздавили этот перезревший фрукт? У них нет сил, или они надеются, что в один день те сами сдадутся в плен? Имеют ли они сейчас своей стратегической целью Ростов? У них должны быть большие проблемы со снабжением при отсутствии работоспособных железных дорог. Почему они не летают и не бомбят наши аэродромы? Слишком много вопросов и контрвопросов!
Большая нагрузка на фюрера, не слишком ли сильно он поддался влиянию ОКХ, есть ли у его достаточно времени для политики и всего остального? Здесь еще нужно учитывать личность самого фюрера, кому он доверяет, а также ту степень напряжения, с которой приходится вручную руководить военными действиями. Если решение принимаются, это значит, что должны быть все входящие параметры и степень их воздействия, чтобы избежать возможных кризисов управления или доверия. Почему в свое время не было принято решение об отводе 6-й армии от Сталинграда и Волги или же выводе войск с Кавказа. Теперь это приходится делать в последний момент, не имея возможности помочь 6-й армии.
Теми средствами, что есть, сделать что-либо тяжело, работа связана с большими потерями, что еще больше осложняет ситуацию. Желательно, чтобы фюрер задал некий внутренний вектор, и в соответствии с ним уже действовать. Если этого нет, то приходится гадать на пальцах – что правильно или нет? Может вообще получится полная противоположность.
Так кружили наши мысли. У меня создалось впечатление, что фон Рихтгофен был рад возможности доверительно поговорить, и что рядом с ним уже не осталось людей, кому он мог бы открыться.
Ясно одно – южнее и севернее Дона наш фронт пока еще «не обозначен серебряными полосками», но в один прекрасный день это может произойти снова!

2 января 1943
Над «крепостью» весь день туман – никаких возможностей для снабжения, хлеба очень мало!
В Морозовской и Тацинской тоже туман. 55-я бомбардировочная эскадра стартует и вылетает в полном составе, застать ее врасплох как в Тацинской 24.12 уже не получится. Но что будет с соединениями ближней поддержки, если вдруг фронт на севере и востоке обвалится раньше, чем ожидается?
Полковник Штахель со своей кучкой отрезан. Крик о помощи!
Подполковник Обергетманн пропал. Русские бронеавтомобили объявились севернее Дона недалеко от устья Донца. Тревожное донесение, но пока неподтвержденное.
Критический день по первому разряду! Плохо, что на фронте нет сколоченных целых подразделений, имеющие сводные группы не обладают внутренней устойчивостью и нужной боеспособностью. Нервы натянуты до предела! Из головы у меня не выходит судьба «штук», штурмовиков, истребителей и авиаразведчиков в Морозовской. Их всех придется взорвать, если завтра утром танки противника покажутся в тумане на краю аэродрома!
Обстановка южнее Дону у 4-й танковой армии пока спокойная. Для Сальска прямой угрозы пока нет. Брешь точно южнее Дона, там нет никакой картины о противнике.
Севернее Дона отступление пока идет с противником по пятам.
Между Морозовской и Скосырской танковые бои. Левее группа Фреттер-Пико немного продвинулась к Калитве, перед ней крупные силы русских в боковых долинах.
На «шторхе» с 9 до 12 часов совершал облет местности, подыскивая площадку для ближних авиасоединений. Безуспешно.

3 января 1943
Хороший результат воздушного снабжения на «хейнкелях» и «юнкерсах», несмотря на неустойчивую погоду. Каждый делает все что может!
На фронте никаких особенных событий, есть время для размышлений.
Полковник Штахель пока еще не смог прорваться. Где его местоположение – точно неизвестно. Разные призывы и помощи, о воздушном снабжении, сбросы грузов с воздуха.
О своем появлении доложил Уоффе из 99-го полка.
С полковником Морциком (Mortzik) разведывали места под аэродромы. Новый аэродром для «юнкерсов» - Зверево, севернее Шахт.
Ночью хороший разговор с Маргрет.

4 января 1943
Полковник Штахель прорвался! Подробностей пока нет. Ему полагаются «Дубовые листья». Ночью и рано утром несутся призывы о помощи, с открытым упоминанием моего имени. Организуем сбросы снабжения!
С Морциком летим в Сальск к Фёрстеру и разговариваем по поводу технической готовности Ю-52 и перевода на новую площадку (Зверево).
Перехвачена русская радиограмма о взятом в плен подполковнике (он не назван, но это может быть Обергетманн), которого едва не казнили судом Линча. Вот наш противник – звери в людском обличье!
Возможности для транспортных Хе-111 улучшены путем расширения взлетной полосы в Новочеркасске. Сложности с погрузкой. Вмешиваюсь. Всего пока привезено 250 тонн.
Русские южнее Дона наступают в западном направлении, до южнее Константиновской. Других особых боевых действий нет. Планомерный отвод фронта группы Холлидта.

5 января 1943
Полковник Штахель назначен в авиадивизию «Донец» генерала Манке (мои авиасоединения ближнего боя в Тацинской). Прорыв из окружения стал возможен только благодаря его личному участию. За заслуги подписано его представление к «Дубовым листьям».
Погода: ледяной дождь, снегопад. Мы находимся на границе между теплом и холодом. Вылетел только 21 Хе-111. Ночью будет еще хуже. Из-за обледенения в воздухе и на земле полеты транспортных «юнкерсов» невозможны.
Потери Ю-52 с 28.12 по 4.1: 62 самолета, из них 15 пропало, 24 потеряно безвозвратно. Из состава экипажей 12 погибших, 52 пропавших и 20 раненых или травмированных. Примерно 50% из-за погоды!

6 января 1943
Обстановка со снабжением в «крепости» очень напряженная. Днем полеты Хе-111 были очень затруднены из-за тумана до середины дня в «крепости».
Крупные силы танков и мотопехоты противника появились южнее Дона в направлении Новочеркасска. Артиллерийский и танковый обстрел нашей запланированной, но пока не занятой штаб-квартиры в Раздорской, в 40 км северо-восточнее отсюда. Или враг планирует наступать через Дон на запад?
Вылеты «юнкерсов» ночью также сильно затруднены. Вылетали только отдельные машины.
Общие погодные условия уже день как очень неудобные, мы лежим на границе тепла и холода, и, как следствие, у нас глубокая облачность, туманы плохая видимость, обледенение на земле и в воздухе, снегопады, очень изменчивая погода между местом старта и целью. Примерно 30% вылетающих машин не могут выполнить задание, вынуждены возвращаться не по своей вине. Каждый понимает, что означает его вылет, и если уж такое решение принимается, значит, другого выхода просто нет.

7 января 1943
Утром туман на аэродромах старта. Отдельные Хе-111 все же взлетали.
Обстановка на земле внушает опасения насчет Сальска и Новочеркасска. Флот покинет их в самый последний момент. Мы пытаемся как-то подстраховаться, хоть у нас и нет никаких указаний на этот счет.
Отступление с Кавказа идет полным ходом. Времени мало, вагонов нет, поэтому потери в материальной части очень значительны. Мы ничего уже не можем поделать, какая-то свобода выбора в последний раз у нас была 21-22.11, до принятия решений. Теперь все меры осуществляются под диктовку или под натиском противника. Если оборона по Донцу не будет удержана, то и линия Сальск-Армавир-Майкоп день ото дня становится под все больший вопрос.
Несмотря на плохую погоду, Хе-111 вылетают днем и ночью. Ночью возможны только сбросы. Ю-52 из Сальска не вылетают из-за снегопадов. Продолжают оставаться проблемы между аэродромами старта и посадки, связанные с постоянным перемещением воздушных масс.
Положение со снабжением в «крепости» очень напряженное из-за уменьшения объемов, связанного с последними сложностями из-за погодных условий.
Русские танки наступают вдоль Дона на юго-запад. Их пехота идет по западному берегу. Обстановка очень опасная. Мы должны готовиться к тому, чтобы оставить аэродром Хе-111 в Новочеркасске. Без перевозки снабжения на «хейнкелях», судьба «крепости» будет решена одним ударом.
У меня создается впечатление, что русские силы на Дону восточнее Новочеркасска продвинулись слишком далеко, их не так и уж и много, и 4-я танковая армия энергичными ударами могла бы отогнать их обратно, однако ясной картины о противнике из-за отсутствия разведданных пока нет. Я надеюсь, что обстановка здесь еще стабилизируется, поскольку, если путь к Ростову будет перерезан, то оба фланга 4-й танковой армии, а также группы Холлидта, окажутся открытыми. Это будет означать потерю Дона, Донца и «крепости» с 6-й армией. Однако, мне кажется, я заглядываю слишком далеко.
Снабжение «крепости» сейчас стоит больших нервов. Там действительно почти ничего не осталось, и требует огромных усилий, чтобы доставить туда хоть какие-то грузы. Погода просто делает нас беспомощными. Мы слишком далеко от целевых аэродромов в котле. Если старт становится возможен, то самолеты летят в Питомник и Басаргино. По пути машины сталкиваются с туманами, облачностью и снегопадами. Безопасность полетов по возможности максимально обеспечивается людьми и оборудованием, однако неудачи все равно не исключить не удается. К примеру, в ночь с 6 на 7.1 русские ставили сильные радиопомехи, из-за чего некоторые неопытные экипажи легко потеряли ориентировку и вынуждены были вернуться обратно. Это означает, что в основном приходится полагаться на человеческие возможности, а не технику.

8 января 1943
Погода немного улучшается. «Хейнкели» и «юнкерсы» идут на взлет. Хе-111 также периодически вынуждены участвовать в боевых действиях на Дону.
Развитие наземной обстановки, особенно южнее Дона, требует необходимости готовиться к дальнейшему отводу фронта до района Сталино. Но сначала мы должными всеми силами стараться удержать район Новочеркасск-Шахты, так как только отсюда можно осуществлять транспортные вылеты на «юнкерсах» в «крепость». Завтра начнутся вылеты ФВ-200, они могут брать по 5-6 тонн.
Штаб-квартира флота переезжает в Таганрог. Фон Рихтгофен озабочен обстановкой, особенно у 4-й танковой армии, которая должна удерживать трассу снабжения на Ростов. В ближайшие дни станет понятно, сможем ли мы сохранить фронт на рубеже Дон-Донец. Особых сил для продолжения сопротивления у нас нет. Совершенно ясно, что нам нужно около 40 дивизий, а сейчас фронт держится сводными группами из маршевых батальонов без артиллерии и противотанковых средств. Русские наступают пока не очень активно, исключение только между Салом и Доном.

9 января 1943
С 17.00 вчера до 17.00 сегодня перевезено 220 тонн. Погода немного улучшилась, однако видимость все равно не очень большая. Хорошо, что сейчас нет боев. Несмотря на это, ночью разбилось 5 Ю-52, причины пока не установлены.
Тяжело переносить эти потери, а также те, что еще предстоят. Хе-111 и Ю-52 летают и так на пределе своих возможностей и интенсивности. Единственное ограничение – погода. В «крепости» не осталось больше никаких запасов. Но все равно, нужно учитывать, что при ухудшении погоды вылеты снабжения опять могут не проводиться или быть сильно сокращены. (Генерал Хубе вернулся в «крепость».)
Звонок от Йешоннека. Озабоченность снабжением. В перспективе нам будет передано еще 100 Хе-111 и 10 ХВ-200 и Хе-177, я должен сообщить свои пожелания по их использованию.
Наземная обстановка: у 4-й танковой армии и группы Мита хорошие оборонительные успехи.
Прибыла дополнительная рождественская почта по инерции.

10 января 1943
Совещание в штабе флота в Таганроге по вопросам прибытия новых самолетов для транспорта и снабжения.
Главное командование Люфтваффе назвало подполковнику Родену цифру в 500 тонн снабжения ежедневно, которые должны быть доставлены ежедневно. Ограничение – погода, все остальное во внимание не принимается.
Сильные атаки против левого фланга 4-й танковой армии. Аэродром транспортных «юнкерсов» в Сальске в целом оказывается под угрозой.
Сильные танковые атаки на левом фланге группы Холлидта.
Сильные атаки на фронте «крепости»: с севера на юг и, особенно, с северо-запада, там вклинение в долину Россошки. Подбито 60 танков противника и сбито 14 самолетов. Снабжение ориентировано на увеличение объемов боеприпасов и горючего.
Крупногабаритный транспортный самолет ФВ-200 показывает себя хорошо.Ю-290 в первый рейс взял 10 тонн, обратно привез 70 раненых.
Хорошее ночное снабжение на 87 (?). Из-за тумана 31 Ю-52 с 22.00 остался в «крепости» (снова потеря 60 тонн). Это снова делает нас беспомощными!
Однако пора вытащить руки изо рта! Этого разве достаточно? Или русские уже не пытаются уменьшить размеры «крепости»?
Ежедневный рацион в «крепости» сильно урезан, выдается только по 200 грамм хлеба, хватает только чтобы не умереть с голода, но больших сил это не придет.
Офицеры связи обер-лейтенанты Доманн и Йэне вернулись из «крепости». Люди там пока держатся. Воздушное снабжение там является барометром настроения. Праздник по поводу крупногабаритных самолетов! Лучше «понемногу держаться», чем «подыхать у русских с голода». Об общей обстановке и сколько дней остается ждать помощи, об этом никто не знает.
Гауптманн Финстербрук летит обрат в котел, однако неудачно приземляется, тяжелые переломы!
Радиограмма открытым текстом русского командования генералу Паулюсу с просьбой выслать трех представителей на трассу к Мариновке. Гарантируют хорошее обращение! Никакого ответа с немецкой стороны.

11 января 1943
Стальные атаки на «крепость» со всех сторон, особенно с запада и юга. Вклинения до долины Россошки. План отвести выдвинутый «нос». Тяжелые бои. Положение со снабжением очень натянутое: боеприпасы и топливо.
Погода: снег и туман. Хе-111 идут на взлет, частично рассеиваются! Ю-52 пытаются, но безуспешно!
Если погода останется такой же, то вскоре по объективным причинам 6-й армии придет конец. Ни организационно, ни технически ничего сделать будет нельзя. Каждый понимает, что стоит на кону и отдает все силы до последнего. Я могу только еще раз заметить, используются все человеческие возможности!
У 4-й танковой армии и группы Холлидта успешные оборонительные бои! Между Салом и Доном спокойно!
Кавказский фронт: Кисловодск, Ессентуки и Пятигорск планомерно оставляются. Фронт проходит через Минеральные воды и южнее. Население должно уходить с нашими войсками.
Русская пропаганда по радио просто отвратительна!

12 января 1943
«Крепость»: фронт отводится на Россошку, большие затруднения из-за снегопадов и снежных заносов.
Положение со снабжением очень напряженное.
Вылеты Ю-52 не состоялись из-за обледенения и моросящего дождя. ФВ-200 из Сталино и Хе-111 вылетают.
Длинный разговор с генерал-полковником по поводу вылетов со снабжением, их организации и технических вопросов. При такой погоде ничего лучше сделать не получится!
Русская пехота перешла Дон у Раздорской и марширует вдоль того берега Дона на юго-запад. Перехвачены переговоры: наступать на Новочеркасск.
Группа армий «Дон»: никаких проблем, одна охранная дивизия находится в районе Ростова, там же и наши танки! Генерал-полковник фон Рихтгофен считает так же.
Во второй половине дня донесение о крупных силах противника у Раздорской, который с севера вышли на трассу, ведущую на юго-запад. Три батареи юго-восточнее поселка на том берегу Дона.
Возникает вопрос – как долго мы еще сможем здесь оставаться. Времени подготовить запасной командный пункт нет. Может произойти такая же путаница, как 24.12 в Тацинской, нужно будет вести управление в ручном режиме. Должно быть совершенно ясно, что в случае потери авиабазы «хейнкелей» в Новочеркасске, снабжение «крепости» окажется под соответствующей угрозой. По этой причине – никаких лишних телодвижений без крайней необходимости.
Днем вылетают только «хейнкели», «юнкерсы» из-за ясной погоды не могут. Все Ю-52 (примерно 51 шт., в расчете на 1,5 вылета) подготовлены для ночных полетов. Вылеты очень осложнены сильным морозом (-26 в Сальске), поэтому взлетают только 44 «юнкерса» (проблемы на старте), 28 выполняют задания, 12 возвращаются обратно (из них 8 с заглохшими моторами), еще 4 пока в полете.

13 января 1943
Объемы перевозки неудовлетворительные. 1 Ю-290 упал в «крепости». Хе-111 работают с раннего утра. Полеты Ю-52 из-за слабой облачности днем невозможны.
Обстановка в «крепости» осложняется. Русские с прежней силой наступают по всем фронтам. 29-я и 3-я моторизованные дивизии практически разбиты, они отходят к долине Россошки. На севере (у 16-й танковой дивизии) и на юге большие вклинения, их получается блокировать только отдельными опорными пунктами.
11.00 Совещание у генерал-полковника фон Рихтгофена по обстановке у Новочеркасска. Все требующие ремонта, но способные летать машины надо перебросить в тыл, все исправные самолеты пока остаются в Новочеркасске. Очень тяжелое положение в «крепости» не оставляет иного выхода! Оперативный отдел штаба корпуса фон Хайнеманном перебрасывается на подготовленный (работоспособный) КП в Сталино. Я остаюсь здесь с полковником Овердиком, Неффертом и Йэне.
Наземная обстановка: 6 русских танков, пехота и артиллерия находятся у Багаевской. Наблюдение до темноты не обнаружило никаких переправ через Дон. Туда направлены зенитные группы – для сдерживания неприятеля и предотвращения внезапного нападения на аэродром. Генерал-полковник считает, что пока данная обстановка не несет столь прямой угрозы. Генерал граф фон Шверин (командир 79-й пехотной дивизии), прибывший из котла, направлен для организации обороны этого участка. И откуда он должен взять войска?
Генерал Пикерт, командир 9-й зенитной дивизии и начальник всех сил Люфтваффе в котле, прибыл на доклад к генерал-полковнику фон Рихтгофену и перед своим возвращением должен дождаться здесь решения Главного командования Люфтваффе, так как его донесение будет передано в вышестоящие инстанции. Пикерт – это мой визави в котле по вопросу осуществления воздушного снабжения.
Я деловито и спокойно обсуждаю с ним обстановку. Это последний бой 6-й армии. Он может длиться 6 или всего 2 дня, но придет к своему концу. Никаких запасов боеприпасов и горючего нет. Переброска войск невозможна. Русские, несмотря на большие потери, понесенные на западном и южном фронтах, еще достаточно активны, расширяют прорывы и продвигаются в них так, как им хочется. Атаки идут со всех сторон. Войска на исходе своих сил! Каждый, начиная с 13.1, обороняется из стрелкового оружия до последнего патрона на том месте, где он стоит!
Пикерт говорит мне, что транспортные авиасоединения делают все, что возможно в человеческих силах. Им приходится летать в невообразимых условиях – потеря примерно 250 машин тому явное подтверждение!
Я говорю, что ничьи сердца так горячо не переживали за судьбу 6-й армии, как тех, кто участвовал в снабжении и проведении воздушного снабжения. Мы отдали все лучшее, что у нас было. Я не знаю ни одного случая, когда бы это было не так.
Сколь долго еще может продлиться агония 6-й армии? Что может родиться из этого хорошего и благородного?
Tags: luftwaffe, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment