nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Дневник генерал-лейтенанта Фибига. 25 ноября-11 декабря 1942

Источник: Бундесархив, RL 8 56
Мартин Фибиг (Fiebig), генерал-лейтенант и командир VIII авиакорпуса


25 ноября 1942
Погода стала немного лучше, высокая облачность, полный ход! Авиаразведка приносит относительную ясность.

Кавалерия идет не через Чир к Морозовской, а основной массой находится в Генералове, на полпути до нас в юго-восточном направлении. Все авиасоединения направлены на ее разгром. Штурмовики и «штуки» вылетают из Обливской в 10-14.00. Донесения говорят о настоящем побоище лошадей и всадников. Однако части противника еще находятся прямо перед аэродромом в Обливской.
Многочисленные русские танки продвигаются к р.Карповка, с плацдарма у Калача на восток и против фронта XIV танкового и XI армейских корпусов в малой излучине Дона. Сюда направлены соединения бомбардировщиков.
22-я танковая дивизия прорывается на юго-запад к Чернышевской, однако ее силы слишком слабы против русских танков. 1-я румынская танковая дивизия с частями 5-й и 6-й дивизий достигла Чира.
На юге 4-я танковая армия пытается создать фронт силами VI и VII румынских корпусов. Немецких войск здесь вообще нет. Генерал-полковник Гот переместился на Зимовники.
16-я моторизованная дивизия прорвалась в район Элисты и дерется очень храбро.
Противник продвигается к Чиру. На станции Чир тяжелый бой ведет группа Адама, имея небольшие успехи при поддержке штурмовиков. Мост у Верхне-Чирской пока еще в наших руках и должен быть сохранен как исходный пункт для будущей операции.
Нам обещают прислать 2 бронепоезда, 8 зенитных батарей и 1,5 авиаполевых батальона. Кольцо вокруг Обливской держится!

26 ноября 1942
С 2-х часов противник наступает на опорный пункт в Обливской, у штурмовиков большие потери. 6 убитых, 15 раненых. Также потеряно 2 офицера. Погода снова плохая!
Визит генерал-полковника фон Рихтгофена. Мне возвращено командование, так как с передовой управлять корпусом невозможно. Соединения нужно вернуть обратно, если мы не хотим напрасно терять самолеты. Я завтра в 12.30 вылетаю по пеленгу.
Приказ фюрера: 6-я армия занимает круговую оборону и ждет изменения обстановки (Йешоннек, фон Рихтгофен). Потребуется прорыв, поскольку доставка снабжения по воздуху в достаточном объеме невозможна.
Фронт на Дону и Чире нужно удержать! Южнее Дона держит оборону 4-я танковая армия. Там, кажется, тоже появилась русская кавалерия, ее нужно разгромить. Да, - как только погода станет получше.
Планируется новая операция по деблокированию 6-й армии. Сможет ли она держаться достаточно долго? Сможем ли мы обеспечивать необходимое воздушное снабжение? Русские не должны раскатать Паулюса своими танками.
6-я армия не считает свое тактическое положение неудобным. Ей нужно ежедневно 300 куб.м горючего и 30 тонн танковых снарядов. Продовольствия должно хватить на один месяц.
22-я танковая дивизия прорывается к Чернышевской, с севера на нее очень сильно давят танки. Группа Холлидта силами двух дивизий проводит контрудар в долине Крянки, продвигается на несколько километров, однако не дает особого облегчения для фронта в целом.
Наш фронт на Чире, каркас становится крепче, прибыли наши зенитные батареи и один бронепоезд.
Погода очень плохая. Полеты в снегопад по пеленгу на Тацинскую. Подполковник Обергетманн принимает участок обороны опорного пункта в Обливской в полосе генерала фон Штумпфельда.
Русские еще больше придвигаются с севера на Чир, перерезают железную дорогу у Секретева и подлавливают одного командира зенитной батареи.
«Штуки», истребители и штурмовики (кроме одного звена Хе-123) должны перебазироваться в Морозовскую, однако из-за погоды делают это только частично.

27 ноября 1942
По-прежнему плохая погода, попытки взлета, но никакой возможности понять, где находится противник. В тылу ледяной дождь оборвал все линии связи, с тыловыми службами нет никакой связи.
У нас в Тацинской один снежный буран идет за другим. Безрадостная обстановка!
Фронт на Чире-Суровикино-Обливская подвергается сильному натиску с севера, противник все ближе и ближе подбирается к аэродрому. Ввод в бой 7 танков приносит небольшое облегчение, однако стоит потери 5 из них (не безвозвратных, а лишенных возможности передвижения). Прибывает второй бронепоезд. Хорошее прикрытие для железнодорожного моста.
Натиск танков на плацдарм у Верхне-Чирской, где полковник Шмидт сражается с частями 14-й танковой дивизии. Фронт по Дону южнее занят тыловыми частями 6-й армии.
Еще южнее натиск вражеской кавалерии на Котельниково.
Группа Холлидта наступает на долину Крянки.
22-я танковая дивизия у Чернышевской. Связь с батальоном в Кутейникове обеспечивается по земле, однако подвергается натиску многочисленных танков с севера и северо-запада.
Южнее вражеская кавалерия вышла южнее Чира.
У Сталинграда натиск танков с севера, юга и запада. Генерал Пикерт вылетел в Новочеркасск в группу армий «Б» по заданию генерала Паулюса.
Французский флот частично потоплен в Тулоне. Вероломные бандиты!
Что происходит в Северной Африке? В центре Восточного фронта подбито 190 танков.
Генеральное наступление противника по всей линии! Везде максимальное напряжение! Понимают ли в Германии всю тяжесть происходящего?
И вот так мы вступаем в зиму! Никакого света днем – плохая погода! И все-же – мы должны пройти! 6-ю армию нужно спасти. Для этого все делается. Обстановка такая же, как в декабре 1941.

28 ноября 1942
Ясная погода, можно вылетать, - она длится всего 24 часа.
Все в пути, пытаются понять где противник и что делать – сделано 389 боевых вылетов!
Общая обстановка: у Чернышевской прояснилось, натиск по всей линии Чира. Передвижения в большой излучине Дона. 50 танков юго-западнее Раковки. Кавалерия восточнее Дона двигается на юг.
Намерения русских по предыдущим операциям: окружение района Сталинграда и уничтожение 6-й армии, однако без того, чтобы нанести танковый удар в район Ростова. Об этом стратегическом плане свидетельствует появление кавалерийского корпуса, который без особого успеха уже пытался форсировать Чир. Если бы после окружения Сталинграда сюда были бы направлены крупные танковые силы, то 6-я армия словно спелый фрукт в кратчайшие сроки сама упала бы в руки русских. Их танки без особого сопротивления доехали бы до Ростова, после чего фронт на Кавказе также удержать не удалось бы.
Однако престиж потребовал сначала прочно упаковать Сталинград и принес только успех оперативного характера. Теперь 6-й армии остается только держаться, а к ней пробивать коридор! Появился полковник Штахель!

29 ноября 1942
Никаких существенных изменений. Русская кавалерия восточнее Чира не имеет нужной пробивной силы. На северном участке наступает усиленный неприятель, пока дошедший только до Чира.
Под Сталинградом проводится отвод западного фронта, никаких больших боев.
Русская кавалерия появилась северо-западнее Котельниково.
VIIIавиакорпус освобождается от задач поддержки поля боя и с 30.11 назначается для воздушного снабжения 6-й армии. Почетная, но и тяжелая задача! Нужно думать, что и русские будут противодействовать изо всех сил. Выполнять поставленную задачу придется с всей изворотливостью и мастерством. Это будет стоить много крови, как я полагаю!
Полковник Штахель принимает участок у Обливской под общим командованием 3-й румынской армии.

30 ноября 1942
На восточном фронте на Чире пока спокойно. На северном фронте обозначается сильный натиск, вражеские части юго-восточнее Суровикино перешли реку.
В Сталинграде тихо, тоже самое и перед 4-й танковой армией.
Вырабатывается организация процесса воздушного снабжения. Сильные авиаудары по Питомнику, главной авиабазе снабжения, русские потеряли свыше 30 самолетов! Снабжение будет транспортироваться днем и ночью на Ю-52 и Хе-111 (полковники Фёрстер и Кюль).
По линии разграничения между румынами и итальянцами у Еланской обозначается новый пункт русского наступления. В последние дни там заметны крупные перемещения и скопления войск в населенных пунктах. С этими союзниками тоже не все так просто! Ждать!
Истребители и штурмовики сбили 43 вражеских самолета.


1 декабря 1942
До 10.00 вылеты транспортников и бомбардировщиков. Потом внезапно приходит зона снегопада, она настолько плотная, что все полеты приходится прекратить. Вопли заблудившихся на обратном пути из Сталинграда «юнкерсов» и «хейнкелей» ужасны, но все кончается хорошо.
Натиск на Чирском фронте усиливается. Танки и кавалерия перешли реку в некоторых местах, особенно юго-восточнее Суровикино.
На итальянском фронте на Дону началось русское наступление. Командующий флотом очень озабочен.

2 декабря 1942
После снегопада вчера все обледенело. Несмотря на это, Хе-111 вылетают, а Ю-52 – с 11.30 в две волны. Прогревающего оборудования не хватает для такого большого количества самолетов. Размораживание занимает много сил и времени.
На «шторхе» в Морозовскую. Каждый старается помочь как может, работает с импровизацией. Тяжелей всего приходится авиаразведчикам, они все оставили в котле, не хватает ни людей, ни оборудования, и им нужно летать. Очень сильно помогает хороший товарищеский настрой.
Визит полковника Венка, немецкого начальника штаба 3-й румынской армии. Русские наступают на Чире с востока и севера, в т.ч. танками, однако не концентрируются на каком-то одном направлении. Если Чирский фронт продержится еще несколько дней, то кризис будет преодолен. Есть уверенность, что никакой острой угрозы больше не будет. Забота о плацдарме Чир-Верхне-Чирская, который играет большую роль в будущей операции по деблокированию Сталинграда.
Противник атакует западный и южный фронт «крепости», идут тяжелые бои, подбито свыше 40 вражеских танков.
На итальянском фронте спокойно, опасения не подтвердились!
Было перевезено 130 тонн грузов, совершенно не соответствует запроса; если погода изменится, то мы себя еще покажем!
Конфликт с командующим флотом по поводу румын. Боевое управление сопровождается жалобами и болтовней. VIII авиакорпус рассматривает Дон как свою вотчину, а все остальное его будто не касается. Попытка поговорить наедине, но командующий уже уехал. Такая несправедливость просто меня убивает!
Новая организация наземных служб. Аэродромы для штурмовиков и «штук».

3 декабря 1942
Нет полетов – нет снабжения. Ледяной дождь, снег и туманы.
Попытка долететь до командующего флотом на «Шторхе» - не получилось. Туман вокруг Каменска.
У фон Рихтгофена похоже не хватает мужества сказать нужные слова. Ужасная ситуация! Должен ли я, как подчиненный, сделать это первым?? Пытаюсь дозвониться, не получается – недомогание.
Никакой перспективы улучшения погоды!
Русские наступают на Чирском фронте юго-восточнее Суровикино. XXXXVIII танковый корпус переводит свой штаб за плацдарм в устье Чира. Новый марш!

4 декабря 1942
Ночью быстрое обледенение аэродрома в Питомнике, нет возможности для взлетов. Везде туман! Всех лихорадит, полная готовность к работе. Каждый летчик или наземный служащий работает с полной отдачей. Но что можно сделать против природных условий?!
Несмотря на плохую погоду, вылетают 17 Хе-111 и примерно 50 Ю-52 с около 140 тоннами боеприпасов, горючего и продовольствия. Это превосходный результат.
На западном фронте у Сталинграда сильные танковые атаки.
На Чире продолжается прежний натиск противника, без особых изменений.

5 декабря 1942
При тяжелейших погодных условиях стартовало 36 Ю-52 – полностью слепые взлеты. Питомник дает облачность на высоте 120 метров. Видимость 1-2 км. С 10.00 никаких возможностей для взлетов и посадок и здесь тоже, плотный туман. Прилетающие машины вынуждены делать по 7 заходов на посадку. Часть самолетов перенаправляется на Новочеркасск. Везде тяжелейшая борьба. В будущем при такой погоде нужно иметь хотя бы один «ясный» аэродром . Мы не можем рисковать потерей транспортников из-за плохой погоды.

6 декабря 1942
Несмотря на плохую погоду доставлено примерно 100 тонн. Разговор с генерал-полковником фон Рихтгофеном. Лояльность с обеих сторон. Я понимаю, что он не потерял доверие ко мне. Однако при его тяжелом характере избежать некоторых сложностей все равно не получается. Однако мы вместе делаем одно большое общее дело, – и это нас примиряет.

7 декабря 1942
Сегодня хотел побывать в «крепости» для выяснения ряда вопросов. Не получилось, из-за неисправности Хе-111.
На «шторхе» вылетал в XXXXVIII танковый корпус в Нижне-Чирскую и к Штахелю в Обливскую. Там как раз русские танки совершили прорыв юго-восточнее Суровикино. Они дошли до наших складов, но потом были отбиты обратно.
Очень сильный натиск с севера на Чирском фронте.
Сегодня хорошие транспортные результаты: 100 Хе-111 и 60 Ю-52 перевезли примерно 350 тонн! Так держать!
Из «крепости» прилетел майор Барсеков (Barsekow) с 5 офицерами. Положение тяжелое, люди мужественно держатся. Все надежды на Манштейна! Ему нужно еще немного времени, но он и подготовится лучше!

8 декабря 1942
Погода очень переменчивая. Вылетело 70 Хе-111 с 140 тоннами снабжения. У Ю-52 проблемы – сильные налеты русской авиации на аэродром, поэтому пока отправлено всего 60-70 тонн.
Сильные танковые атаки на участке вклинения южнее Чира. 11-я танковая дивизия подбила примерно 45 танков, не понеся потерь.
На северо-западном фронте «крепости» танковое вклинение противника (севернее Дмитриевки). Там успешно работали бомбардировщики и «штуки» 2-й эскадры. Вклинение заблокировано, подбито примерно 60 танков противника.
3-я истребительная эскадра сбила 32 вражеских самолета.
На «шторхе» посещаю новый аэродром для штурмовиков в Водянском, Морозовскую-Запад (Кюль, Век (Weck, Венк?)-фельдмаршал фон Манштейн), Морозовскую-Юг (Хитшольд, Вильке).
Продолжаются авианалеты на Тацинскую и Морозовскую. За день 15 убитых. Бомбят санитарные палатки. Убит старший врач доктор винтер, принимавший транспорт с ранеными.
Переброска командного пункта на Скосырскую (Одиссей-15).

9 декабря 1942
Во всем оперативном секторе снегопады и плохая видимость. Никаких вылетов, ни боевых, ни транспортных.
Сильный натиск противника на северном фронте на Чиру. Вклинения. У 11-й танковой и 336-й пехотных дивизий только местные успехи. На фронте «крепости» атак нет.
Два одиночных авианалета на Тацинскую, 4 Ю-52 полностью уничтожены. Сгорело 75 куб.м горючего и склад с 6000 снарядами для сухопутных войск. Пожары.
Уже понесенные потери в Ю-52: 38 самолетов безвозвратно потеряны, 11 направлены в ремонт, примерно 100 членов экипажей. Это без учета потерь в Хе-111 (примерно 15).

10 декабря 1942
11-я танковая дивизия при эффективной авиаподдержке вышла на линию высот по Чиру.
Натиск севернее Суровикино. 17 танков. На фронте у Сталинграда без сильных атак. Объем перевозок несколько уменьшен из-за отвлечения Хе-111 на боевые задачи. Над Питомником активность вражеских истребителей. Погода резко улучшается.

11 декабря 1942
Вылет в «крепость» на Хе-111 из Морозовской. Полет туда с 7.15 до 8.10, возвращение с 13.50 до 14.50. Встреча с генерал-полковником Паулюсом и генералом Шмидтом. Однозначное понимание того, что нужно держаться, ответственность слишком велика и тяжела.
Трезвая оценка. Последние запасы еды будут выданы в войска 16.12, можно растянуть до 18.12. До этого момента нужно пробить коридор! Если не получится, невозможно будет предсказать, как обернется дело.
С 23.11 войскам выдается только треть от продовольственной нормы. Физическое состояние очень ослаблено. Ежедневно выходят из строя 1000 раненых. Пока еще есть 40000 человек пехоты в боевых порядках, это количество соответственно снижается. Всего в крепости 270000 человек.
Доставляемых по воздуху объемов недостаточно. Не хватает горючего, снарядов для легких гаубиц и продовольствия. Русские гуляют перед линиями, по ним нельзя даже стрелять.
Когда будет установлено соединение, нужно будет вывести сразу 3-4 дивизии. Войска не смогут удержать фронт по Волге в Сталинграде, если противник будет переходить ее по льду.
Древесина является еще одним важнейшим вопросом на будущее. 2/3 фронтовых позиций не имеют оборудованных бункеров, частично не имеют даже перекрытий.
Генерал-полковник Паулюс просит меня довести до генерал-полковника фон Рихтгофена и генерала Шульца из группы армий «Дон» данные по положению со снабжением и необходимость вывода дивизий. После возвращения делаю доклад генерал-полковнику фон Рихтгофену, он передаст информацию завтра генерал-фельдмаршалу фон Манштейну.
Общее совещание со всеми ответственными лицами по вопросу воздушного снабжения. Операция пока развивается нормально.
На Чиру продолжается натиск противника, его мотопехота и танки перешли реку юго-западнее Суровикино, вклинение глубиной 6 км.
Транспортировка снабжения на Хе-111 хорошая (80 машин), на Ю-52 – хуже, несмотря на ясную погоду. В одном вылете сбито 6 «юнкерсов». Доставлено около 200 тонн.
Новое офицерское казино: две глинобитных избы, утоптанный земляной пол.
Tags: luftwaffe, декабрь 1942, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments