nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

Разные документы VIII авиакорпуса, декабрь 1942-январь 1943

Источник: Бундесархив, RL 8 271

Разбирательство о виновнике срыва в воздушном снабжении 6-й армии

Военно-полевой суд VIII авиакорпуса
В поле, 26.1.1943
Старший военный судья Куверт, инспектор юстиции Люфтваффе Фрёлих
Показания командира VIII авиакорпуса генерал-лейтенанта Фибига для внесения в протокол:
Вечером 21.11.42 я проинформировал генерал-полковника Паулюча и начальника штаба армии генерал-майора Шмидта и развитии обстановки на земле, особенно обратив внимание на продвижение крупных танковых сил русских из долины Чира через Скворин, которые уже вышли к трассе донских высот северо-западнее Калача и поставили под прямую угрозу переправы. Затем я доложил об обстановке в 4-й танковой армии, где русские танки достигли Зеты и обозначили продолжение наступления на северо-запад в направлении Калача.
Генерал Шмидт ответил мне, что на высотах у Калача находится вполне достаточное прикрытие переправ с противотанковыми средствами, поэтому он не видит непосредственной угрозы мостам. На мой вопрос о планах армии, он разъяснил, что у командующего имеется намерение занять армией в Сталинграде круговую оборону. Окончательное решение будет принято утром 22.11, на совещании, которое начнется, как только генерал-полковник доберется до Нижне-Чирской.
Относительно возможности круговой обороны я спросил , каким образом планируется обеспечивать снабжение 6-й армии, если все коммуникации будут быстро перерезаны. Генерал Шмидт ответил, что в таком случае снабжение будет обеспечиваться по воздуху. Я на это сказал ему, что считаю невозможным в текущий момент снабжать целую армию по воздуху, так как все наши транспортные самолеты уже заняты, особенно перевозками грузов в Северную Африку. Я предостерег от оптимистических ожиданий. Генерал-полковник Паулюс почти все это время проводил переговоры по второму аппарату, лишь иногда от них отвлекаясь.
В 7.00 22.11 я еще раз позвонил генералу Шмидту с вопросом насчет его ожиданий по поводу воздушного снабжения. Я еще раз сказал ему, что на основании своего опыта и понимания имеющихся средств, я считаю невозможным обеспечить снабжением 6-ю армию воздушным путем. Погода и противник являются абсолютно непредсказуемыми факторами; я хотел донести это до всех перед началом совещания с генерал-полковником Готом. Генерал Шмидт мне ответил, что генерал-полковник Гот уже у дверей. После этого связь прервалась.
На совещании относительно вопросов воздушного снабжения «крепости» 11.12.4, которое проводилось на КП 6-й армии на аэродроме Гумрак, с участием генерал-полковника Паулюса, генерала Шмидта, в присутствии майора генерального штаба Штолльбергера, генерал-полковник Паулюс и генерал Шмидт охарактеризовали положение с воздушным снабжением как совершенно неприемлемое. Для покрытия потребностей им была обещана доставка 600 тонн в сутки. Однако в среднем доставляется всего 120 тонн в сутки. Этого недостаточно для поддержания боеспособности и вообще жизнеспособности армии.
Я напомнил обоим господам о своих телефонных переговорах 21 и 22.11, в которых высказывал свое мнение и обоснование того, почему воздушное снабжение не является возможным. Я продолжал оставаться при этом мнении даже когда стали прибывать новые транспортные самолеты. Помимо понесенных потерь, огромную роль играет погода, которая в последние недели была весьма неблагоприятной. Также я обратил внимание на возможности вражеского противодействия, в результате которого взлетно-посадочные полосы в Питомнике могут быть разбиты. Такие случаи уже имели место.
Генерал-полковник Паулюс и генерал Шмидт в присутствии майора генерального штаба Штолльбергера подтвердили, что слышали мое мнение относительно невозможности воздушного снабжения при обсуждении круговой обороны. Какие причины были для принятия их окончательного решения – мне неизвестно.
Когда я высказывал свое мнение о воздушном снабжении, то понимал всю важность того, чтобы оно было обосновано причинами, и с его учетом было принято какое-то окончательное решение.
Я сразу же передал командующему флотом, генерал-полковнику фон Рихтгофену, донесение о планах армии и своем мнении. У генерал-полковника фон Рихтгофена было такое же мнение относительно невозможности снабжения 6-й армии по воздуху.
Лично продиктовал, прочитал и подписал.
Фибиг, Куверт, Фрёлих

Показания квартирмейстера VIII авиакорпуса, майора генерального штаба Курта Штолльбергера (36 лет)
По сути дела:
11.12.42 в Гумраке проводилось совещание между генерал-полковником Паулюсом, генерал-лейтенантом Фибигом, генерал-майором Шмидтом и мной. Со стороны генерал-полковника Паулюса и генерал-майора Шмидта было высказано: 6-й армии была обещана ежедневная поставка 600 тонн снабжения . Поставляемый фактически тоннаж ни в коем случае не соответствует обещанному уровню. Того, что привозится воздушным транспортом, недостаточно для снабжения 270 000 человек, окруженных в «крепости».
Генерал-лейтенант Фибиг ответил на это, что воздушное снабжение 6-й армии на обещанном с той стороны уровне, даже при условии привлечения новых самолетов, не может быть обеспечено по причинам погоды и господства противника.
Генерал Фибиг также обратил внимание на то, что он уже вечером 21.11 при разговоре с командующим и начальником штаба 6-й армии и утром 22.11 при разговоре с генерал-майором Шмидтом перед совещанием с генерал-полковником Готом, говорил о том, что воздушное снабжение 6-й армии не может быть проведено на основании его опыта, понимания имеющихся возможностей, понимания условий на этом участке боевых действий, особенно погоды, а также из-за дефицита времени.
Генерал-полковник Паулюс и генерал-майор Шмидт в полном объеме подтвердили, что они были проинформированы о мнении командира VIII авиакорпуса о невозможности воздушного снабжения 6-й армии.
Никакие причины сбоев в воздушном снабжении, как то погода, противник и прочее, их не интересовали. Роль играло только количество привезенных тонн.
Вышеуказанные сведения я изложил по своей памяти и на основании записей, которые я сделал в тот же день, 11.12.42.
Прочитал, согласовал и подписал.
Штолльбергер, Куверт, Фрёлих


Перебазирование из Питомника в Гумрак

Телефонный разговор командующего 4-м воздушным флотом с командиром VIII авиакорпуса
Вечер 14.1.43
Командир корпуса обратил внимание командующего флотом на то, что Гумрак к настоящему моменту не приспособлен для переброски на него «штук», истребителей и авиаразведчиков: не подготовлено никаких материальных запасов, не обеспечен необходимым зимним оборудованием. В связи с этим следует ожидать того, что при продолжении морозов, самолеты не смогут стартовать. Командующий флотом ответил, что ничего другого сделать не остается.

Телефонный разговор командующего 4-м воздушным флотом с командиром и начальником оперативного отдела (Ia, полковник фон Роден) VIII авиакорпуса
7.30 15.1.43
По приказу господина генерал-полковника полностью заправленные и загруженные «штуки», истребители и авиаразведчики остаются в Питомнике до тех пор, пока огонь из тяжелого пехотного вооружения сделает это невозможным. После этого перебазирование на Гумрак. Перебазирование в полностью заправленном и загруженном состоянии. Боевые вылеты – только в случае подвоза в Питомник боеприпасов и горючего. Если не будет возможности оставаться в Гумраке, - стартовать с полной заправкой горючим и загрузкой боекомплекта , атаковать наступающего противника и перебазироваться на аэродромы в секторе воздушного флота.


Отчет о состоянии войск группы Штахеля
КП группы 20.12.42

С 22.11.42 группа Штахеля занимает фронт у Обливской в полосе примерно 50 км.
В течение двух недель группа насчитывает около 5000 человек: одна треть из личного состава Люфтваффе, две трети – из личного состава сухопутных войск (состав и боеспособность в приложении).
Ход боев необходимость мгновенных перебросок привели к сильному перемешиванию частей и снижению их прочности. Перегруппировки и укрепление внутренней прочности частей возможно только частично и временно.
Кроме нескольких дней сильных морозов, стояла мягкая зимняя погода, которая способствовала проведению окопных работ. Населенные пункты и бункеры находятся в состоянии, достаточно пригодном для обороны.
Вылазки и атаки противника (6-8 дивизий) не прекращались ни одного дня, начиная с 22.11. С их началом войска непрерывно находятся в состоянии полевого патрулирования и обороны.
В первые две недели в целом удавалось отражать атаки противника. Несмотря на причиненные врагу потери, никакого победного настроения нет.
Наши потери значительны. Они составляют примерно 10% в неделю, а на горячих участках – до 505 и больше.
К концу 4-й недели, к настоящему моменту, главные пункты обороны были потеряны.
В начале возникали моменты паники, особенно когда противник просачивался между опорными пунктами, пользуясь плохой видимостью при туманной погоде. Нервы у людей не выдерживали, командирам приходилось «быть волками».
Устойчивость войск была полностью потеряна при появлении многочисленных танков противника 18 и 19.12. Ситуация отягощалась просачиванием вражеской пехоты при плохом обзоре и сильным артиллерийским обстрелом.
Не сделав ни единого выстрела, большая часть войск бежала в тыл. Только два молодых расчета зенитных орудий оказали сопротивление. Офицеры оказались бессильны.
«Стреляйте!» - закричал один солдат, когда в грудь ему уткнули пистолетом, - «Нам все равно конец», - и обессиленный упал на землю.
Ужасно то, что этому же порыву поддалось и несколько ранее державшихся офицеров.
Дуэль одного зенитного орудия с 6 танками в голой степи до последнего снаряда и человека, некоторые другие эпизоды, являются единичными примерами стойкости среди общего распада.
Сейчас целые роты вообще не боеспособны и это создает опасность для приема какого-либо пополнения.
В местах скопления таких толп какая-либо оборона может быть организована только случайным образом.
Какие слухи распространяют рассеянные одиночки среди других подразделений, это еще только предстоит узнать.
Причины для подобного распада войск следует искать в следующих фактах:
1) Нехватка сколоченных подразделений. Нет никакой связи между случайно попавшими в одно подразделение солдатами и их командирами. Ее возникновению мешало постоянное перемешивание частей.
Служившие корсетом расчеты зенитных орудий в течение 4-х недель понесли значительные потери.
2) Внутренний стержень. Обстановка была такова, что основная масса командиров была принудительно вырвана из своих воздушных замков в самый ужасный ад, действовать в котором нужно было с определенной степенью жестокости и бескомпромиссности. Боевой дух у тыловых солдат или испарился, или погас в силу возраста. Случайно оказавшиеся энергичные бойцы и командиры или выбыли из строя, или оказались утоплены в перемешанных толпах и имели ограниченный масштаб воздействия.
3) Общий опыт. До первого серьезного наземного боя до 1.10.42 ни один солдат из группы не имел подобного опыта.
4) Нехватка подготовки. Ни офицеры, ни солдаты, не имели пехотной подготовки. Караульная служба, смена позиций, контрудары проводились неорганизованно. У людей и подразделений не хватало умений обращения с оружием, особенно автоматическим.
5) Лишения и ужасные впечатления. Четыре недели, не вылезая из сапог, без сна, без смены, страх перед неизвестностью измотали войска, а танкобоязнь и бой в открытом поле за 48 часов добили их.
В ходе зимней компании 1941-1942, насколько известно, рабочие команды, тыловики и тревожные подразделения жертвовали собой всего несколько дней, чтобы остановить противника , пока им на подмогу не прибывали сколоченные и опытные боевые части. Более длинный срок боев с противником и отражения его атак или обеспечивает внутреннюю крепость таких частей, или они распадаются под вражеским натиском.
В нашем случае постоянный натиск противника, его превосходство, постоянно уменьшали боеспособность таких временных бойцов.
Русский театр боевых действий требует от тыловиков и временных подразделений постоянной готовности к боевых действиях.
Необходимо проводить тактическую подготовку тыловых подразделений и обучение их обращению с пулеметами. Шестичасовой рабочий день в Вермахте оставляет достаточно светлого времени, чтобы использовать его для этой цели.
Пока еще нет никаких признаков того, что дисциплина старых солдат и боевой настрой молодежи существенно снизился по сравнению с прошлой зимой.
Несмотря на это, настоятельно требуется, чтобы все тыловые службы и рабочие команды, а также возможно, и другие, обладали необходимыми боевыми навыками и сколоченностью, чтобы их временно можно было использовать на боевых участках, не думая об их устойчивости.
Подписано: полковник Штахель

Приложение:
Состав и боеспособность войск на участке обороны группы Штахеля
1) Отдельные, внутренне сколоченные подразделения, физически вымотанные, пригодные для физических работ:
8 рот железнодорожных саперов, строительные роты – 4 сухопутных войск и 1 Люфтваффе.
2) Частично внутренне сколоченные подразделения, физически вымотанные, пригодные для физических работ:
Мясницкие роты, местные стрелки, взвод тягачей, походный взвод, полицейские подразделения, железнодорожная охрана и другие.
3) Подразделения, частично внутренне крепкие, без подготовки, пригодные для боя:
7 егерских рот Люфтваффе.
4) Быстро собранные за несколько часов подразделения, всех родов войск и возрастов, с разным вооружением:
4 тревожных роты (из тылового района), 5 рот отпускников (с поездов отпускников и лазаретов), 8 пехотных рот зенитчиков (из дополнительных подразделений и школ).
4) Полностью боеготовые и боеспособные подразделения:
8 зенитных батарей, 3 бронепоезда.
Примечание: число подразделений постоянно меняется. Первоначальная численность рот – по 100-150 человек, у егерей Люфтваффе – по 200 человек. Общая численность – примерно 5000 человек.
Tags: luftwaffe, декабрь 1942, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments