nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

II-я авиагруппа 3-й истребительной эскадры "Удет" (II./JG.3). Сентябрь 1942-февраль 1943

Так подошло к концу участие II-й группы 3-й истребительной эскадры в "летнем наступлении 1942 года". После передачи 22 оставшихся исправных машин (еще 15 Bf 109 F-4 были отправлены на заводской ремонт в Германию) остальным двум группам эскадры, II-я группа была переброшена в Кенигсберг-Нойхаузен, где в следующие три недели проводилось ее восстановление и переоснащение на новые Bf 109 G-2. Первые семь машин такого типа были получены еще в августе, затем, впервые дни сентября, за ними последовало еще 34 самолета. Переучивание пилотов на новые машины не вызвало никаких проблем, поэтому группа была снова боеготова в кратчайшие сроки. Передышка в боях стала поводом для командных перестановок: командир 5-й эскадрильи обер-лейтенант Мольденхауэр после двух лет на фронте был отозван и переведен в штаб одной истребительной дивизии (вероятно,3-й). Его преемником стал лейтенант Йоахим Киршнер, многообещающий молодой офицер группы, имевший уже 34 победы. Лейтенант Киршнер в конце 1941 прибыл в 5-ю эскадрилью; до этого у него была одна победа в составе дополнительной группы 3-й истребительной эскадры (20.8.1941) и еще одна победа над Мальтой. С конца мая 1942 на Востоке он сбил еще 32 вражеских самолета, из них 12 - в составе I./JG.3.

Командир II./JG.3 гауптманн Брэндле

Уже 9 сентября переоснащение группы было завершено и прибыл приказ на переброску II-й авиагруппы группы на центральный участок Восточного фронта в Смоленск. Там она должна была войти в подчинение 51-й истребительной эскадре. Сразу же на трех Ю-52 была отправлена передовая команда технического персонала, за нею последовали и самолеты: "Все исправные самолеты без промедления направляются на Смоленск-Север, остальные - по мере готовности. Перелет 11.9" - так звучал приказ. Как только передовая команда добралась до Смоленска, там уже поджидал новый приказ - базирование на Смоленск отменяется, новое расположение II-й авиагруппы - Дедюрево, полевой аэродром примерно в 25 км юго-западнее Сычевки (20 км северо-западнее Дугино, недалеко от истоков Днепра). Прилетевшие за передовой технической командой в Смоленск штаб группы и две эскадрильи также соответственно были перенаправлены на Дедюрево. Группа собралась там в полном составе 12 сентября. Курт Эбенер пишет, что полет из Кенигсберг-Нойхаузена проходил через Вильну и Смоленск, в Дедюрево он прибыл 11.9. II-я группа 3-йистребительной эскадры была оперативно подчинена Командованию Люфтваффе "Восток" (Lw-Kdo.Ost) и должна была действовать в районе Ржева и Сычевки до Вязьмы, прикрывая левый фланг группы армий "Центр" и стык с фронтом группы армий "Север". Командование Люфтваффе "Восток"было сформировано 1.4.1942 на основе командования V авиакорпуса. После вывода из состава 2-го воздушного флота VIII авиакорпуса, оно приняло его прежний участок. Какой смысл преследовало главное командование ВВС, затевая переброску II-й авиагруппы, остается загадкой: только что переоснащенная истребительная авиагруппа принесла бы больше пользы у Сталинграда, где тогда разворачивалось главное сражение Восточного фронта, чем на этом более спокойном участке. Никаких наступательных операций немецкое командование здесь не планировало, какой-то связи с возможным ударом группы армий "Север" по захвату Ленинграда и установлению контакта с финскими войсками тоже не прослеживается. Некоторый свет может пролить разве что только донесение VIII авиакорпуса от 25.8.42 генерал-полковнику фон Рихтгофену ("У Сталинграда крупным вражеским силам теперь нет спасения"),процитированное Варлимонтом и названное им "безответственной фальшивкой".
После того, как в августе 1942 в нескольких местах фронта группы армий "Центр"русские провели несколько вспомогательных ударов, пытаясь ими связать немецкие силы и облегчить тем самым положение своих армий на юге Восточного фронта, наземные бои в этом секторе с начала сентября стали угасать, однако русская авиация оставалась очень активна над фронтом и тыловыми коммуникациями. Собранные на этом участке немецкие истребительные части (кроме II./JG.3 там были также авиагруппы 51-й истребительной эскадры) получили задачи на свободную охоту и истребительное прикрытие позиций войск, а также сопровождение "штук"и бомбардировщиков.
Боевые вылеты II-й авиагруппы начались 13 сентября 1942. В этот день группа сбила6самолетов противника, все рано утром в ходе воздушного боя с прикрытым истребителями соединением бомбардировщиков. Наследующий день, 14 сентября, было сбито еще 3 самолета противника, однако была и понесена тяжелая потеря. Во второй половине дня, во время свободной охоты, одержав свою 71-ю победу (Як-1), лейтенант Ханс Фусс из 6-й эскадрильи получил попадание в свою машину и еще одно в бензобак, из-за чего при заходе на посадку в Дедюрево у него отказал мотор. Следствием было немедленное опрокидывание машины, которую несколько раз ударило о землю, а пилот получил тяжелые травмы. Хотя Хансу Фуссу была сразу же оказана медицинская помощь, после успешной операции и у него началась гангрена и через несколько недель он скончался в госпитале в Берлине.

Лейтенант Ханс Фусс (как бы с подозрением смотрит на создателей фильма про Лидию Литвяк)

Во второй половине сентября II-я авиагруппа продолжала наращивать свой счет: между 15и 30.9 было заявлено 39 побед, из них 12 - 15.9 и 9 - 23.9. Потери за этот период были невеликими и составили один сбитый и один серьезно поврежденный огнем с земли "мессершмидт". После выбытия лейтенанта Ханса Фусса, его место командира 6-й эскадрильи к концу месяца занял обер-лейтенант Пауль Штольте, до этого возглавлявший эскадрилью 3./JG.1 и имевший на тот момент 4 победы на Западе.
27 сентября 1942 II-я авиагруппа была переброшена из Дедюрево в Сольцы (после короткой остановки в Витебске, с 23 по 26.9), авиабазу примерно в 40 км западнее озера Ильмень, где в начале года несколько недель уже базировалась авиагруппа III./JG.3. Это была большая и правильно оборудованная прежняя русская авиабаза с капитальными постройками. Большая часть лежащего поблизости населенного пункта была разрушена и сожжена в результате боевых действий. Районом действия группы стала область озера Ильмень, а также Демянска и Старой Руссы, где во второй половине сентября русские проводили сильные атаки на немецкие оборонительные позиции, и где с 27.9 началось ограниченное немецкое контрнаступление, направленное на расширение наземного коридора к Демянску в южном направлении. Указанные советские атаки преследовали цели оказать помощь русскому фронту в районе Ленинграда, Ладожского озера и Шлиссельбурга, где в это время с 20 сентября велось крупное встречное сражение, закончившееся к 2 октября немецкой победой. при этом, однако, были израсходованы все резервы, предназначавшиеся для штурма Ленинграда и удара по Карельскому перешейку, из-за чего соответствующие немецкие операции пришлось отменить. Немецкое наступление к Демянску (операция "Winkelried") завершилась к 10 октября.

Аэродромы базирования II./JG.3 осенью 1942 года

О действиях II-й авиагруппы в последующие недели известно мало. В полетной книжке Герда Шэдле отмечено всего 18 боевых вылетов из Сольцов между 27.9 и 31.10,из них 10 - на свободную охоту и 8 - на сопровождение бомбардировщиков и транспортников. Погода в начале октября была преимущественно сухой ,однако уже очень холодной. Между 4 и 7 октября группа сбила 16 вражеских самолетов в районе Демянска и до Ловати, тогда как собственных потерь не было. Затем начались постоянные дожди, из-за чего вылеты не совершались по несколько дней. На земле также было довольно спокойно, если не считать отдельных боев местного значения. Как только дождливая осенняя погода отступала, II-я группа вылетала на свободную охоту в район озера Ильмень и до конца месяца одержала еще 29 побед, при понесенных потерях в три поврежденных "мессершмидта", только один из которых пострадал от огня противника. В последний день месяца командир 6-й эскадрильи обер-лейтенант Пауль Штольте был легко травмирован, когда при приземлении в Сольцах его машина угодила на болотистый участок и перевернулась. Понесенные травмы, однако, были столь незначительны, что Штольте сам оказал себе санитарную помощь.
В ноябре II-я авиагруппа продолжала вылетать в район по обеим сторонам от озера Ильмень. Тем временем началась зима и державшиеся до последнего дожди уступили место снегу. Обычно господствовала пасмурная погода с плохой видимостью, плотной и низкой облачностью, поэтому боевая активность была невысока. За месяц авиагруппа доложила всего о 10 победах, 3 из которых пришлись на счет обер-фельдфебеля Лукаса, за свои заслуги произведенного в офицеры и назначенного командиром 4-й эскадрильи вместо переведенного в какой-то штаб гауптманна Герхарда Вендта (как и в случае с обер-лейтенантом Вальдхельмом, причиной такого перевода, по всей видимости, послужило отсутствие лично сбитых самолетов противника). 25 ноября пребывание группы в Сольцах закончилось и ей было приказано перелететь в Смоленск. В начале декабря в районе южнее озера Ильмень русские нанесли несколько сильных ударов, поддержанных многочисленными соединениями штурмовиков. При их отражении II-я группа, действуя из Смоленска, до 3 декабря сбила еще 6 вражеских самолетов, в т.ч. 4 Ил-2.
Тем временем развернулись драматические события на юге Восточного фронта. К концу октября застопорилось как наступление 6-йармии в Сталинграде, так и группы армий "А" на Кавказе. Самоотверженное сопротивление русских войск не позволило достичь целей "летнего наступления". Тем не менее, Сталинград утерял свое стратегическое значение как важного военно-промышленного пункта, движение же судов по Волге было перерезано начавшимся ледоставов надежнее, чем немецкими войсками. Несмотря на фактически продолжающиеся бои в Сталинграде, Гитлер уже 14.10.42 отдал приказ о переходе к стратегической обороне по занятых рубежам, которые он хотел использовать в качестве исходных позиций для наступления 1943 года. Одновременно он приказал закончить захват города, хотя руководствуясь более иррациональными мотивами, нежели правилами военного искусства. Целые батальоны и полки бросались в жертву, чтобы выбить противника из каких-то развалин. 18 ноября силы 6-й армии в Сталинграде готовились к последнему решающему штурму удерживаемой русскими части города на севере. Штурмовым группам с ожесточенными боями удалось захватить новые руины в районе заводов "Дзержинского" и "Баррикады", когда этот успех был померк перед произошедшим 19 ноября ударом двух русских армий с плацдармов на Дону Серафимовича и Клетской. Они сразу же достигли глубокого вклинения в оборону 3-й румынской армии. На следующий день новый удар был нанесен южнее Сталинграда по фронту 4-й румынской армии, который тоже был быстро прорван. Русское наступление стало смертельной угрозой для немецких сил на юго-востоке, особенно для остающихся в Сталинграде соединений 6-й армии.
Из-за русского наступления обстановка претерпела кардинальные изменения и теперь все немецкие атаки в городе были остановлены. 20 ноября для всех истребительных авиагрупп, собранных в Питомнике (полевом аэродроме примерно в 15 км западнее Сталинграда) был отдан приказ о сопровождении бомбардировщиков, которые изо всех сил пытались помочь отступающим в большой излучине Дона немецким войскам. Этот приказ не мог быть исполнен по причине плохой погоды, которая препятствовала любым вылетам из Питомника. На следующий день, 21 ноября, VIII авиакорпус издал приказ о перебазировании авиации оттуда на аэродром в Обливскую, примерно в 150 км западнее Сталинграда, за пределами намечающегося кольца окружения. 22 ноября обе клещи русского наступления сомкнулись у Калача и замкнули окружение вокруг оставшихся восточнее немецких и румынских войск. 22 немецкие дивизии и около 235000 человек личного состава оказались отрезаны от тыловых коммуникаций.

Драматическое развитие ситуации вокруг Сталинграда стало причиной того, что II-я авиагруппа 7 декабря получила приказ о немедленном перебазировании в район Сталинграда, где ей следовало соединиться с остальной частью своей эскадры. Переброска, в которой приняли участие 35 исправных машин, началась на следующий день и из-за плохой погоды затянулась до 12 декабря. Некоторые самолеты получили повреждения на промежуточных аэродромах из-за плохих погодных и местных условий и их пришлось оставить. В итоге II-я авиагруппа сосредоточилась в Морозовской, широко раскинувшемся аэродроме примерно в 120 км юго-восточнее Миллерово. Запись Курта Эбенера: "12.12 дозаправка в Миллерово перед перелетом в Морозовскую на соединение с остальной эскадрой. Там мы впервые услышали точные сведения об окружении немецких войск." Из Морозовской все авиагруппы 3-й эскадры должны были заниматься сопровождением воздушного транспорта для "Крепости Сталинград". К тому моменту, наплевав на все принципы военного искусства и предложения своих генералов, Гитлер уже принял решение о том, что 6-я армия должна закрепиться на берегу Волги и дожидаться деблокады. В значительной степени вина за это лежит на Германе Геринге, давшем невыполнимое обещание о снабжении по воздуху 235000 окруженных человек, что в итоге и привело к гибели всей 6-й армии...

Самолеты 5-й эскадрильи в Морозовской, декабрь 1942

Главной задачей групп 3-й истребительной эскадры стало сопровождение соединений Ю-52 и Хе-111 по пути в Сталинград. Дальность полета "мессершмидтов" для сопровождения медленных транспортников и бомбардировщиков была недостаточной, поэтому приходилось делать в Питомнике промежуточную посадку и дозаправляться. Дозаправка горючим проводилась из баков в крыльях транспортников. Для обслуживания прилетающих машин группы в Питомнике работала техническая команда из 14 человек во главе с унтер-офицером Герхардом Янсеном. На обратном пути транспортники забирали с собой раненых, а "мессершмидты" снова обеспечивали их сопровождение. Контрольные точки, маршруты и высоты полетов постоянно менялись, поскольку русские разместили вдоль главного пути следования сильную ПВО и пытались перерезать "воздушный мост" многочисленными истребителями. Дополнительно из добровольцев всех трех групп 3-й истребительной эскадры в Питомнике была сформирована "эскадрилья защиты аэродрома",задачами которой были контроль неба над аэродромом, прикрытие транспортных соединений на взлете и посадке. Пилоты этой эскадрильи в основном были из состава I-й и II-й авиагрупп, они менялись каждые несколько дней другими пилотами, прилетавшими в котел. Минимум 11 пилотов II-й авиагруппы в последующие недели летали в этом "Плацшуцштаффеле": обер-лейтенант Лукас, лейтенант Фрилингхаус, обер-фельдфебель Диллинг, фельдфебели Эбенер, Эйрих, Фрезе, Грюнберг, Трафан, унтер-офицеры Писсарски, Брингманн и Май. Обслуживал эту эскадрилью наземный персонал также в основном из I-й и II-й авиагрупп. При самых примитивных условиях, совершенно недостаточными средствами, неприкрытыми на ледяном холоде и на скудных рационах эта команда делала все возможное, чтобы оставшиеся в Питомнике "мессершмидты" могли летать.
В тот же день, когда II-я авиагруппа собралась в Морозовской, силы LVII танкового корпуса перешли в наступление из района Котельниково на север с целью деблокирования окруженной в Сталинграде 6-й армии. Сначала наступление развивалось хорошо, сопротивление противника было слабым, и танковые авангарды вышли на расстояние в 50км до кольца окружения с юга. Дополнительной задачей II-й авиагруппы с этого дня стало истребительное прикрытие района наступления армейской группы Гота южнее Сталинграда. 13 декабря при в целом хорошей погоде II-я авиагруппа совершила свой первый боевой вылет из Морозовской. Результатов не было. В следующие два дня ухудшение погодных условий воспрепятствовало любым полетам.
16 декабря русские силами трех армий на Среднем Дону перешли в генеральное наступление в секторе 8-й итальянской армии...
II-я авиагруппа в эти критические и судьбоносные дни продолжала вылетать в район Сталинграда и к Чиру. Временное улучшение погоды в середине месяца повысило активность авиации. 16 декабря группа совершила первый вылет на сопровождение транспортников в котел. В Питомнике осталось несколько пилотов, в т.ч. Курт Эбенер из 4-й эскадрильи, которые заменили своих товарищей в "Плацшуцштаффеле" и следующие дни уже совершали вылеты оттуда. Между 16 и 26 декабря II-я авиагруппа заявила о 39 победах, 13 из которых достались фельдфебелю Эбенеру при его действиях из Питомника над районом Сталинградского котла. Сюда же следует добавить большое количество вражеских транспортных средств, разбитых в результате штурмовок. В потери за это же время было занесено двое раненых, один травмированный пилот, три списанных и три поврежденных "мессершмидта". В 4-й эскадрилье 17 декабря огнем зениток севернее Питомника был сбит унтер-офицер Вольфганг Буттштэдт, он был легко ранен и смог выпрыгнуть с парашютом. В этот вылет Буттштэдт летел на самолете Эбенера, он получил легкие ожоги и в тот же день был вывезен из котла на Ю-52. Еще через четыре дня, 21 декабря, командир 4-й эскадрильи, обер-лейтенант Вернер Лукас, был сбит в воздушном бою с соединением "Бостонов" севернее Морозовской, также был легко ранен и смог спастись с помощью парашюта. Третьим, травмированным, был унтер-офицер Ханс Штауфферт из 6-й эскадрильи, который 16 декабря из-за поломки мотора на старте совершил жесткую посадку в Смоленске-Север. Он был из числа тех, кто поломался по пути в Морозовскую. В те дни "воздушный мост"на Сталинград достиг своей максимальной производительности: 289 тонн грузов 19.12 и 291 тонна на следующий день, что явилось рекордным значением за все время операции по снабжению окруженного города.
Тем временем обстановка на земле в районе Чира ухудшалась. Русские войска с востока приблизились до 30 км к Морозовской, их отдельные группы 27 декабря прорвали тонкие линии обороны и пробились вплотную к аэродрому. Боевая группа, составленная из аэродромных зенитчиков и наземного персонала 3-й истребительной эскадры отбросила их обратно, при этом двое человек из состава II-й группы получили ранения. Перед лицом непосредственной угрозы аэродрому в Морозовской уже 23 декабря был отдан приказ о переброске самолетов на площадку Морозовская-Юг. В полетной книжке Герда Шэдле записано, что последний вылет из Морозовской был сначала 20.12, потом он вернулся туда и летал до 27.12 (последний раз - на штурмовку в районе Урюпина). Также было дано указание, чтобы летчики постоянно находились возле своих самолетов в готовности немедленно покинуть поле в случае внезапного прорыва русских танков.
В последние дни года II-я авиагруппа действовала в районах западнее и южнее Сталинграда, а также вдоль Чира. Также над котлом работала и кучка машин "эскадрильи защиты Питомника". Всего за 27-31 декабря было сбито еще 19 самолетов противника, из них 12 - над котлом, где 30.12 фельдфебель Эбенер за два вылета добился 4 побед. В потери был занесен пропавший без вести унтер-офицер Фриц Кёлер из 4-й эскадрильи, сбитый 31 декабря при штурмовке войск противника в районе Урюпина. Хотя ему и удалось спрыгнуть с парашютом, при немедленно организованном поиске найти его не получилось. В тот же день II-я авиагруппа доложила о наличии 17 "мессершмидтов", из которых только чуть больше половины были исправными. За весь декабрь группа не получила ни одного самолета пополнения.

Новый год начался с плохой погоды, которая воспрепятствовала любым вылетам 1 и 2 января. На следующий день, 3 января 1943, продвижение русских танков вынудило к срочной переброске группы. Несмотря на плохую погоду, все исправные машины рано утром пошли на взлет и перелетели в Тацинскую, а наземный персонал прибыл туда позже, после того, как взорвал все оставшиеся на аэродроме бункеры. Уже через несколько часов русские танки ворвались на аэродром Морозовская (возле Трофименко, примерно 3 км западнее Морозовской), а на следующий день заняли и саму Морозовскую. В Тацинской части 3-й истребительной эскадры с целью непосредственной поддержки на поле боя были подчинены "Авиадивизии Донец" - оперативный штаб, объединивший остатки различных групп бомбардировщиков, штурмовиков,"штук"и истребителей. Одновременно эскадра оставаться в подчинении и выполнять приказы VIII авиакорпуса по сопровождению транспортников "воздушного моста" для Сталинграда. Такая путаница в условиях подчиненности, а также постановка невыполнимых задач, является свидетельством удручающего положения Люфтваффе на юге Восточного фронта на тот момент.

Аэродромы базирования II./JG.3 зимой 1942-1943

Других подробностей относительно деятельности II-й авиагруппы в те дни и недели нет. Новое перебазирование произошло уже 5 января, когда остатки группы перелетели в Шахты, полевой аэродром севернее Ростова. Новый аэродром был слишком далеко от Сталинграда и дальности полета "мессершмидтов" оттуда больше не хватало для сопровождения воздушного транспорта. "Эскадрилья защиты" продолжала оставаться в Питомнике и работать над котлом. В Шахтах собранные остатки II-й группы, а также подчиненная ей одна команда из III-й группы, имели задачи патрулирования, разведки и свободной охоты над фронтом армейской группы Холлидта, которая отступала на линию Донца севернее Ростова. Узкий коридор, оставшийся севернее Ростова, имел решающее значение для отвода главных сил группы армий "А"с Кавказа. На этот обороняемый сравнительно слабыми немецкими и румынскими частями участок русские обрушились силами двух армий; уже 7 января их передовые танки появились в 40 км от Ростова.
При полетах из Шахт до 20 января группой было сбито 4 вражеских самолета без собственных потерь. "Эскадрилья защиты Питомника" тем временем до 16 января сбила 25 самолетов. 17 января этот аэродром был захвачен русскими, в тот момент на нем оставалось 6 неисправных "мессершмидтов" II-й авиагруппы (в отчете о потерях они обозначены как "взорванные", однако в это сложно поверить, учитывая условия бегства из Питомника). В условиях катастрофы и хаоса оставшимся в котле пилотам эскадрильи удалось перелететь в Гумрак, откуда их на следующий день вывезли из котла. Позже они присоединились к своим группа в Шахтах.

На этом снимке показан один Bf 109 G-2 из II./JG.3, захваченный в летном состоянии русскими войсками 17 января 1943 в Питомнике. Эта машина (заводской номер 14513) была отремонтирована и много использовалась в Московском исследовательском центре ВВС. Однако еще до этого, 21 января 1943, этот самолет был использован в пропагандистских целях: якобы пилот Ил-2 лейтенант Кузнецов был сбит и совершил вынужденную посадку. Потом возле горящего Ил-2 приземлился этот "мессершмидт" и его пилот стал обыскивать Ил-2 на предмет трофеев. Лейтенант Кузнецов в это время незамеченным проник в немецкий самолет и улетел на нем на свой аэродром. Эта целиком выдуманная история была размещена в западной прессе, как яркий пример мужества и находчивости русских союзников.

Одно звено фельдфебеля Штайнике было направлено на Зверево, где занималось прикрытием аэродрома, с которого продолжали стартовать транспортные самолеты с грузами снабжения для Сталинграда. В звено Штайнике также входили унтер-офицеры Май, Шик и Фишер. Самолеты II-й авиагруппы обер-лейтенанта Штольте и фельдфебеля Фёрге вместе с несколькими Bf 110 с дополнительными бензобаками оттуда также совершили несколько вылетов на "дальнюю охоту" к Сталинграду. Это не имело большого военного значения, просто было отчаянной попыткой демонстрации "флага" немецких истребителей.
В записях генерал-фельдмаршала Мильха, ответственного за воздушный мост в Сталинград, есть такие отметки:
"29.1.1943: Прибытие 5 Bf 110 обер-лейтенанта Тратта из группы I./Z.G.1 и 6 Bf109 G-2 майора Вильке из штаба JG.3 в Ровеньки.
30.1.1943: Вылет на Сталинград всех 11 машин в 10.45-11.15. Две воздушные победы. Обер-лейтенант Тратт при посадке из-за поломки мотора упал и получил ранения.
31.1.1943: Вылет двух Bf 109 в 10.45. Из-за низкой облачности в излучине Дона задача отменена."

В конце января II-я авиагруппа снова была перебазирована - из Шахт в Ровеньки, полевой аэродром примерно в 50 км южнее Ворошиловграда и там приняла участие в тяжелом оборонительном сражении на фронте группы армий "Юг". Группа была пополнена 46 "мессершмидтами" и как минимум на бумаге достигла своей штатной численности (19 машин пришли с заводов, остальные - из ремонта и других частей). В Ровеньках группа находилась до 6 февраля, потом, перед лицом наступающих русских, переместилась в Макеевку, примерно в 110 км западнее Ровенек. За время работы из Ровенек группа добилась 26 побед (включая результаты звена 6-й эскадрильи в Зверево), потеряв один самолет сбитым и два поврежденными, потерь в личном составе не было. Несколько машин выбыло по техническим причинам, также при русской бомбардировке аэродрома в Ровеньках 5 февраля был уничтожен один и повреждено еще два "мессершмидта".
Тем временем, сражение в Сталинградском котле 2 февраля подошло к своему концу. Остатки 6-й армии, 91000 человек попали в плен, среди них были и выжившие техники "эскадрильи защиты Питомника",которые в полном составе пропали без вести. Люфтваффе при действиях по снабжению котла в период с 24.11.42 по 31.1.43 потеряли 488 транспортных самолетов (266 Ю-52, 165 Хе-111, 42 Ю-86, 9 ФВ-200, 5 Хе-177, 1 Ю-290) и около 1000 человек летного состава, ставшего платой за безответственные обещания своего главнокомандующего. Также был и завершен отход с Кавказа группы армий "А", немецким дивизиям удалось сохранить коридор севернее Ростова и дорогу на Керчь, предотвратив тем самым катастрофу для войск на Востоке. К середине февраля немецкие армии оказались в основном там же, откуда семь месяцев назад начали свое "летнее наступление". Теперь в планах германского командования было контрнаступление в секторе группы армий "Юг", целью которого была защита индустриального района Сталино от наступающей Красной Армии. Контрнаступление должно было пройти в три этапа: сначала нужно было срезать длинный и узкий клин наступающих на юго-запад танков 1-й гвардейской армии и отбросить советские войска обратно к Донцу. Потом следовало окружить и уничтожить силы противника в районе Харькова. И, наконец, совместно с 2-й танковой армией группы армий "Центр" отрезать выступ русского фронта западнее Курска. Начало первого этапа наступательной операции было назначено на 19 февраля.
Tags: luftwaffe, декабрь 1942, ноябрь 1942, октябрь 1942, сентябрь 1942, февраль 1943, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments