nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

II-я авиагруппа 3-й истребительной эскадры "Удет" (II./JG.3). Июль-август 1942

Источник: J.Prien, G.Stemmer "Messerschmitt Bf 109 im Einsatz bei Stab und II./Jagdgescwader.3 1940-1945"

(текст писался теми же авторами, что и I./JG.3, поэтому в некоторых местах, касающихся общей обстановки на фронте, есть повторения. В таких случаях я буду ставить многоточие)

28 июня 1942 началось наступление армейской группы Вейхса из района восточнее Курска на верхнее течение Дона с целью захвата Воронежа...
В первый день наступления авиагруппы 3-й истребительной эскадры действовали с аэродрома Щигры над полем боя восточнее Курска, где занимались свободной охотой и штурмовкой русских войсковых колонн в тыловых районах. В эту дату отмечена одна победа II-й авиагруппы, а также одна безвозвратная потеря и еще один сильно поврежденный самолет. Обе потери небыли связаны с действиями противника. На следующий день была та же картина: "мессершмидты" II-й авиагруппы совершали вылеты из Щигров в составе пар и звеньев в район восточнее Курска, занимаясь там свободной охотой, прикрытием наступающих танковых клиньев и отдельными бомбо-штурмовыми ударами по русским колоннам и войскам у Касторного. С 30 июня начался период быстрого роста списка побед, и целый ряд пилотов значительно увеличили свои личные счета. 30 июня-9 побед, 1 июля - 8, 2 июля - 10, 3 июля - 4, 4 июля-15, таков был баланс этой "охоты". В потери был записан унтер-офицер Карл Хамм из 6-й эскадрильи, пропавший без вести при преследовании Ил-2 в свободной охоте восточнее Курска 30 июня. Техническое состояние "мессершмидтов" в конце июня пока еще оставалось хорошим, в исправном состоянии было 25 машин, при том, что в течение месяца было принято всего 2 новых самолета (из ремонта).

В первые дни июля, из-за быстрого продвижения наземных войск, область действия групп 3-й эскадры была расширена в юго-восточном направлении. 4 июля было осуществлено первое перебазирование - на аэродром Горщетное, в 80 км юго-западнее Воронежа, практически вплотную к линии фронта на тот момент. 5 июля группа из Горщетного при облачной погоде вылетала в район юго-западнее Воронежа, где немецкие части форсировали Дон и захватили три плацдарма на его восточном берегу. Весь день там шли тяжелые бои с многочисленными русскими штурмовиками и бомбардировщиками, а также истребителями сопровождения. Без единой потери (исключая двух столкнувшихся на земле на аэродроме в Гоорщетном "мессершмидтов" 4-й эскадрильи) II-я группа в тот день сбила 4 противников, а на следующий день, 6 июля, еще 6. В тот же день в Горщетное из Щигров прибыла большая часть наземного персонала.

Аэродромы базирования II./JG.3 летом 1942

В последующие дни II-я авиагруппа продолжала совершать вылеты из Горщетного. Задачами были: свободная охота, штурмовые удары, а также сопровождение соединений бомбардировщиков и "штук". Районы вылетов были разными: в одном случае группа участвовала в ожесточенном сражении в районе Воронежа, в другом - поддерживала стремительное наступление сухопутных войск в юго-восточном направлении вдоль Дона и западнее. Погода в те дни была теплой, с переменной облачностью и отдельными осадками. 7 июля группа доложила о 3 победах в районе Воронежа. 8 июля главные усилия снова были в том же районе, было заявлено 10 побед, а из потерь был только один "мессершмидт", поврежденный огнем зениток у Перловки (северо-западнее Воронежа).
8 июля закончилась первая фаза немецкого "летнего наступления" на востоке...
II-я авиагруппа 9 июля снова сражалась в районе Воронежа, где записала на свой счет 10 сбитых в воздушных боях самолетов противника. Ее список потерь пополнился унтер-офицеров Георгом Шиллером из 6-й эскадрильи, пропавшим без вести после боя с русскими бомбардировщиками восточнее Воронежа. Рано утром следующего дня, 10 июля, был совершен последний вылет из Горщетного. В ходе его самолеты всех трех эскадрилий II-й авиагруппы около 4.30 (солнце в районе Воронежа встает раньше, ем в Германии, в 2.00 по берлинскому времени летом там уже светло) атаковали прикрытое истребителями соединение "Бостонов" и добились 7 побед. Уже после этого боя унтер-офицер Фогель из 6-й эскадрильи в ходе метеорологического вылета подбил еще 2 вражеских самолета (14-15 победы). В списке потерь оказался один "мессершмидт" из 4-й эскадрильи. Его пилот, лейтенант Вольф Эттель, сбив один "Бостон" (7-я победа), был сам подбит огнем другого и вынужден был выпрыгнуть с парашютом в 15 км севернее Воронежа над русской территорией. Его записали в пропавшие без вести, однако через 4 дня он с приключениями перешел линию фронта и вернулся в свое подразделение. Еще в двух сложных воздушных боях между 9.00 и 9.30 того же дня II-я авиагруппа добилась еще 8 побед, 3 из которых пришлись на счет командира группы гауптманна Брэндле (59-61 победы). После возврата из этого утреннего вылета, пилотам был отдан приказ быстро собрать свои вещи, так как группа сразу же должна была перебазироваться южнее, в Марьевку (полевой аэродром примерно в 30 км северо-западнее Россоши, у Ольховатки - 5 км севернее Марьевки и 9 км северо-западнее Ольховатки, квадрат 35 Ost 91/3/8). Летный состав, вылетевший уже в 10.00, сопровождала небольшая передовая техническая команда на Ю-52. Остальной наземный персонал во второй половине дня погрузился в грузовики и прибыл на новой аэродром только тремя днями спустя. Эта переброска была элементом общей смены направления главных усилий Люфтваффе из района восточнее Курска на юг для поддержки начавшегося наступления 1-й танковой армии. Это перебазирование также коснулось штаба и двух других групп 3-й истребительной эскадры.

"Черная шестерка" обер-фельдфебеля Хекманна из 5-й эскадрильи. Марьевка, июль 1942

Тем временем немецкое наступление из района южнее Харькова на северо-восток развивалось быстрыми темпами. После перехода через Донец у Лисичанска подвижные части сухопутных войск устремились к Дону, тогда как группа армий "Б" наступала вдоль Дона на юго-восток. До 13 июля II-я авиагруппа совершила ряд вылетов к Дону восточнее Россоши, где между 11 и 13 июля одержала 11 новых побед. Активность действий в те дни была весьма ограничена только плохой погодой - облачностью с осадками. 13 июля часть II-й авиагруппы перебазировалась на аэродром Кантемировка (примерно 125 км юго-восточнее Марьевки), откуда летала на поддержку наступающих в районе Старобельска сухопутных войск. Согласно дневника Курта Эбенера, он находился в Кантемировке до 16 июля. Тогда как в воздухе группа потерь не понесла, по ней был нанесен болезненный удар на земле: 11 июля Марьевка подверглась налету русских бомбардировщиков, в результате чего были убиты пилот из 4-й эскадрильи унтер-офицер Артур Фишер и командир ремонтного отделения штабной роты фельдфебель Гюнтер Рёмельт; еще два человека получили ранения, был поврежден один самолет из 6-й эскадрильи. Через два дня, 13 июля, один Ю-87 из 2./St.G.2. при взлете рухнул на стоянку II-й авиагруппы: сидевший в своей машине фельдфебель Вернер Клосс из 5-й эскадрильи был тяжело ранен, погибло пять техников из 4-й эскадрильи и еще один получил ранения.

Два самолета II-й группы, уничтоженные при падении Ю-87 в Кантемировке 13 июля

14 июля части немецких армий соединились у Миллерово...
15 июля II-я авиагруппа получила новый приказ об очередном перебазировании - на Миллерово. Первая часть самолетов перелетела туда еще во второй половине дня, а переброска технической передовой команды не состоялась из-за плохой погоды. Рано утром следующего дня в Миллерово прибыли части группы из Кантемировки и передовые технические команды. При действиях из Миллерово II-я группа имела задачи поддерживать продвижение войск, прикрывать с воздуха передовые танковые авангарды и осуществлять свободную охоту. В Миллерово II-й группе было передано большое количество Bf 109 F-4 из других частей Люфтваффе (в основном III./J.G.52 и I./J.G.53), переходивших на переоснащение новыми Bf 109 G-2. Всего было принято 32 Bf 109 F-4, что значительно усилило боевой состав группы, несмотря на их технический износ. При этом было понятно, что на скорое переоснащение новыми типами самолетов можно не рассчитывать.
16 июля погода была ненастной, с порывами ветра, однако это не помешало осуществить ряд вылетов и сбить 5 самолетов противника. В списке потерь оказалась одна машина, совершившая жесткую посадку с кончившимся горючим и еще один "мессершмидт", слегка повредивший шасси в Миллерово. На следующий день из-за плохой и дождливой погоды было относительно мало полетов. "Мессершмидт" II-й авиагруппы действовали вдоль Калитвы между Форштадтом и Морозовской: 17 июля было 2, 19 июля - 1, 20 июля - 5 побед. Также 20 июля погиб пилот 5-й эскадрильи, унтер-офицер Хорст Опальке, сгоревший заживо при взлете, когда он столкнулся одним стоявшим на месте Ю-52.
Уже 21 июля авиагруппы 3-й истребительной эскадры снова осуществили перебазирование: продвижение сухопутных войск потребовало переместить II-ю группу с некоторыми другими частями эскадры в Новый Холан южнее Тацинской (этот аэродром потом также назывался Тацинская-Юг, он находился в квадрате 44 Ost 19/7/6). Курт Эбенер в своем дневнике записало своем прибытии туда уже 20 июля. Опять небольшая передовая команда техников с необходимым минимумом оборудования, боеприпасов и горючего перелетела туда на Ю-52, а основная масса наземного персонала осуществила марш по земле. Снова стало солнечно и сухо, и самолеты II-й авиагруппы с нового аэродрома осуществляли вылеты в секторе 4-й танковой армии на прикрытие наступающих авангардов и переправ через Дон у Константиновской. 21 июля было сбито 4 вражеских самолетов без собственных потерь. Некоторые звенья II-й группы использовали в качестве аэродромов подскока также площадки у Николаевской и Морозовской (Курт Эбенер, запись от 23.7.42). Задача на 22 июля для II-й авиагруппы была прежней: прикрытие донских переправ и свободная охота. В тот день было одержано 7 побед, 4 из которых - лейтенантом Киршнером из 5-й эскадрильи (15-18 победы). Группа при этом потеряла фельдфебеля Эрнста Пёске, тоже из 5-й эскадрильи, опытного пилота, на счету которого было 14 побед. Он был сбит в воздушном бою юго-восточнее Мелиховской на Дону (квадрат 44 Ost 08/5/2) и записан в пропавшие без вести.
На следующий день II-я группа продолжала в основном работать над донскими переправами. Также возросло количество вылетов в сторону Калача, примерно в 75 км западнее Сталинграда, где 24.7 началось сражение по прорыву внешней линии обороны Сталинграда. Между 23 и 27 июля в районе западнее Калача группа одержала 56 побед. Их львиная доля пришлась на счет "экспертов": 10 - гауптманн Брэндле, 9 - фельдфебель Мюнстер, 6 - лейтенант Эттель, а лейтенант Киршнер, фельдфебель Лукас и унтер-офицеры Эбенер и Швайгер записали себе по 4 сбитых самолета противника каждый. В списке побед II-й группы в те дни было заметно увеличение доли штурмовиков Ил-2, которых становилось все больше на фронте. Эти бронированные самолеты летали на низкой высоте и доставляли много проблем наземным войскам, вынужденным отражать их яростные налеты. Истребителям их также было довольно сложно сбить. Это было в основном связано со слабым вооружением Bf 109 F-4 двумя пулеметами винтовочного калибра над мотором, тогда как даже 2-см снаряды часто не приводили к существенным повреждениям брони Илов. Эффективное поражение этой машины было возможно только в несколько мест, в первую очередь в расположенный под фюзеляжем радиатор. Потери группы в эти дни составили две значительно поврежденных в воздушных боях машины, а потерь в личном составе, к счастью удалось избежать (отдельно нужно указать разбившийся при столкновении с препятствием на взлете в Морозовской "мессершмидт" 6-й эскадрильи).
Вечером 27 июля авиагруппы 3-й эскадры получили приказ о новой переброске - на Фролов, откуда они должны были сопровождать дальнейшее продвижение 6-йармии к Сталинграду. Новый аэродром находился примерно в 100 км северо-западнее Сталинграда в долине Арчеды (тут явная ошибка, во Фролово на Арчеде немцев никогда не было). Уже вечером того же дня, вернувшись из последних боевых вылетов, самолеты эскадрилий (не все, часть осталась в Новом Холане, где 28 июля из-за плохих погодных условий разбился один "мессершмидт") перелетели на новое место и ужена следующий день, 28 июля, снова вылетали в район Калача. Аэродром Фролов был незадолго до этого брошен русскими, оставившими там минные поля и заграждения, его расчистка и приведение в рабочее состоянии заняло много времени. Еще 3 августа от подрыва мины на нем погибло двое человек в грузовике штабной роты III-й авиагруппы.
Тем временем немецкое наступление на Сталинград застопорилось...
Во время вылетов в район Калача между 28 и 31 июля II-я авиагруппа сбила 28 самолетов противника, не понеся потерь в личном составе и потеряв только один поврежденный в воздушном бою "мессершмидт". В последний день месяца во Фролов также прибыла авиагруппа I./J.G.53, она временно была оперативно подчинена 3-й истребительной эскадре и также действовала в районе Сталинграда. 4.8 эта авиагруппа была перебазирована в Березку. Во II-й авиагруппе 31 июля произошло два изменения в командном составе: обер-лейтенант Альбрехт Вальц передал 4-ю эскадрилью гауптманну Герхарду Вендту (который с начала июля уже входил в курс дел в ее составе), а сам перевелся в штаб группы. Назначение гаунтманна Вендта вероятно было вызвано его званием и хорошими связями в штабе генерала истребительной авиации, так как у самого него не было ни большого опыта командования (пять месяцев 8./J.G.26 в 1940) и многочисленных побед (всего одна от 13 мая 1940). Обер-лейтенант Вальц в штабе группы сменил лейтенанта Ханса Фусса, который, в свою очередь, принял 6-ю эскадрилью от обер-лейтенанта Вальдхельма. Замена Вальдхельма была вызвана его личной безрезультатностью - у него не было побед ни в Норвегии в J.G.5, ни в II./J.G.3, несмотря на все условия лета 1942 года. Поэтому его перевели в штурмовую авиацию. 3.2.1943 он погиб в Тунисе в воздушном бою с Р-40 в составе эскадрильи 1./SG.2. Лейтенант Ханс Фусс был одним из самых успешных молодых офицеров группы и имел к тому моменту уже 62 победы.

Лейтенант Ханс Фусс, командир 6-й эскадрильи

Картина в первые дни августа была прежней: при ясной и солнечной погоде группа в составе звеньев и пар из Фролова совершала многочисленные вылеты в район Калача. Там снова шли тяжелые бои с массами русских штурмовиков и бомбардировщиков, в ходе которых II-я авиагруппа между 1 и 6 августа заявила о 27 победах,12 из которых пришлись на 6 августа. В потерях оказались один пропавший без вести и один травмированный. 1 августа унтер-офицер Вольфганг Фогель из 6-й эскадрильи из-за повреждения радиатора совершил вынужденную посадку у Суровикино восточнее Обливской на вражеской территории и пропал без вести. Больше повезло обер-фельдфебелю Максимилиану Зайдлеру, также из 6-й эскадрильи. 5 августа он вылетел на свободную охоту над передовыми танками в районе Калача и из-за повреждения мотора вынужден был приземлиться в русском тылу, получив при этом тяжелые травмы. Однако когда русские попытались приблизиться к нему, он был спасен вылазкой немецкой штурмовой группы с танковой поддержкой.
7 августа 1942 соединения 6-й армии перешли в наступление против советской обороны у Калача...
II-я авиагруппа в этот день продолжала совершать вылеты в район Калача, ведя свободную охоту, нанося многочисленные штурмовые удары по противнику и поддерживая наступающие сухопутные войска. Примерно та же картина была и в районе южнее, на Аксае, куда вышли передовые части 4-й танковой армии. В дневнике Франца Швайгера первый вылет на свободную охоту юго-западнее Сталинграда записан под 6.8.42 (сам Швайгер 2 августа был переведен в I-ю группу, сначала во 2-ю эскадрилью). До 10 августа II-я группа добилась 37 побед, 23 из них 7 августа: лейтенант Фусс в тот день сбил 6 вражеских самолетов (63-68 победы), а гауптманн Брэндле - 5 (85-89 победы). Потерь в личном составе не было, но три "мессершмидта" получили различные сильные повреждения, при чем только один из них - от воздействия противника.
Во второй половине дня 10 августа началось очередное перебазирование групп 3-й истребительной эскадры - в Тузов, полевой аэродром в большой излучине Дона юго-западнее Калача на речке Лиска (квадрат 44 Ost 39/3/4). Это место представляло не что иное, как просто плоский и голый кусок степи, ограниченный глубокими эрозионными оврагами-"балками". Никаких постоянных построек там не было, пилоты и наземный персонал жили в палатках, натянутых над противоосколочными ровиками. Вся 3-я эскадра собралась там в полном составе, рядом с ней также расположилась авиагруппа I./J.G.53. В течение месяца на Тузов также некоторое время базировались все три группы 52-й истребительной эскадры, обе группы 1-й штурмовой эскадры (Schl.G.1) и две транспортные группы. Летное поле настолько было раскалено палящим солнцем, что при каждом взлете поднимались огромные облака пыли. Доставки горючего и боеприпасов по земле была затруднена и осуществлялась большей частью с помощью Ю-52. Слухи о многократных разбившихсяЮ-52 в Тузове являются преувеличенными.
Задачи групп 3-й истребительной эскадры в Тузове продолжали быть неизменными: свободная охота в районах Калача и южнее Сталинграда, сопровождение "штук" и бомбардировщиков. В последующие недели активность авиации обеих сторон сильно возросла. Русские перебрасывали на фронт неожиданно большое количество самолетов, в том числе таких новых типов, как ЛаГГ-3, МиГ-3, "Бостон" и Пе-2, а также опять же Ил-2. И-15 и И-16 "Рата" также продолжали быть в воздухе, хоть и в несколько меньшем количестве, чем прежде.
В вылетах 11 августа II-я авиагруппа сбила только 2 вражеских самолета, обойдясь без потерь (кроме одной вынужденной пойти на вынужденную посадку машины со сломанным мотором, которая получила большие повреждения). Рано утром следующего дня, 12 августа, большой отряд Ил-2 с истребительным прикрытием попытался атаковать аэродром в Тузове и уничтожить скопившиеся там немецкие истребители. Это соединение еще на подлете было обнаружено частями группы I./J.G.53, после чего была объявлена тревога и все исправные машины в 4.30 пошли на срочный старт, завязав бой с Ил-2 на большом участке. Согласно ЖБД группы III./J.G.3 в налете участвовало 38 Ил-2, 37 из которых были сбиты. Авиагруппа I./J.G.53 заявила не менее чем о 28 победах, еще 4 достались авиагруппе I./J.G.3 (время 4.24-4.28, т.е. машины на тот момент уже были в воздухе), а участвовавшие в бою части III-й авиагруппы (III./J.G.3) сбили еще два Ил-2. II-й авиагруппе в тот день ничего не досталось.
С 13 августа 1942 II-я авиагруппа начала совершать вылеты в район Сталинграда и восточнее, где русские обустроили целый ряд полевых аэродромов. Никаких конкретных результатов в тот день получено не было. В начале вечера на подлете к Тузову снова появилось крупное соединение Ил-2 с сильным истребительным прикрытием. Как и днем ранее, это соединение, несмотря на многочисленные истребители сопровождения, было полностью разгромлено - после окончания воздушного боя участвовавшие пилоты доложили о 33 сбитых противников. II-я авиагруппа при этом снова осталась без побед (группа I./JG.53 сбила 22 самолета, штаб 3-й эскадры - 1,а группа I./JG.3 - 6).
Следующие дни при палящей жаре прошли относительно спокойно, количество вылетов немного снизилось, II-я авиагруппа не имела ни побед, ни потерь. 15 августа соединения 6-й армии перешли в наступление против оставшихся на западном берегу Дона русских войск (в северо-восточном изгибе реки севернее Калача),стараясь захватить плацдармы на восточном берегу, с которых можно было продолжить наступление на Сталинград. Продвижение шло при упорном вражеском сопротивлении, однако уже на следующий день началось форсирование реки и был захвачен первый плацдарм на восточном берегу. Для групп 3-й истребительной эскадры теперь появилась новая главная задача - парами и звеньями "мессершмидты" осуществляли постоянное непрерывное патрулирование мест переправ и прикрывали их от ожидаемых налетов русских штурмовиков и бомбардировщиков. Пилоты II-й группы 16 августа сбили 1 самолет противника и еще 4 - 17 августа, не понеся собственных потерь.
Несмотря на переменчивую погоду, с низкой облачностью и частыми осадками, "мессершмидты" II-й авиагруппы в следующие дни продолжали работать над донскими переправами севернее Калача, одержав до 22 августа еще 25 побед (из них 8 - 19.8, 7 - 20.8, в этот день чемпионом стал фельдфебель Лукас из 4-й эскадрильи, все 7 побед пришлись на его счет, который вырос до 53). В потери попал унтер-офицер Эгон Шпиннер из 6-й эскадрильи (18.8 из-за возгорания мотора ему пришлось спрыгнуть в парашютом у Осино-Логовского, при этом он зацепился за хвост самолета и получил ушибы), один разбившийся "мессершмидт" и еще три - с большими повреждениями. В течение 22 августа прибыл приказ о выводе II-й авиагруппы с фронта и отправке ее в тыл в Германию для переоснащения на Bf 109 G.
Утром 23 августа началось наступление 6-й армии с плацдарма на Дону у Вертячего. Крупные моторизованные части уже поздно вечером вышли к Волге севернее Сталинграда у пригорода Рынок. Поддержку наступлению с воздуха обеспечивали группы "штук" и истребителей VIII авиакорпуса. Для II-й авиагруппы это был в первую очередь последний день боевой работы в предполье у Сталинграда, хотя и очень напряженный - большинство пилотов сделали по 3 и больше боевых вылетов. После нескольких вылетов на свободную охоту на участке прорыва восточнее Дона, все исправные машины были направлены на сопровождение многочисленных бомбардировочных соединений, летевших бомбить цели в самом городе. Это был первый массированный налет на Сталинград, который не встретил никакого сопротивления со стороны русской истребительной авиации. Курт Эбенер в своем дневнике так описывает этот день, который воспринимался как день последнего крупного наступления на Востоке: "У нас много сбитых самолетов противника. 22 августа первые моторизованные соединения перешли Дон по обоим временным мостам, а 23 августа танки XIV танкового корпуса генерала Хубе в течение этого одного дня стремительным рывком достигли Волги у Рынка севернее Сталинграда. Цель, над достижением которой мы работали целый месяц, почти достигнута. Мы знаем, что наша II-я группа завтра убывает в Германию на восстановление и получение новых машин... Чувство удовлетворения наполняет нас при последнем вылете на прикрытие передовых танков вечером 23 августа. Пролет на низкой высоте над пылающей степью над первыми наземными частями, наконец-то прорвавшимися до северной окраины Сталинграда. Чрезвычайная радость и благодарность нашим товарищам заставляет нас на обратном пути к Тузову совершать пируэты в воздухе." Никто еще и представить не мог, какая трагедия и какие испытания ждут впереди. О непонимании происходящего свидетельствует например такое воспоминание Хельмута Хеннига, на тот момент первого помощника гауптманна Брэндле про своего командира: "Как-то раз, в душной жаре, когда он уже занял свое место в кабине самолета, то был очень задумчив и неожиданно спросил меня: "Знаете, Хенниг, за что идет эта дерьмовая война? За нефть!" Он больше никогда не произносил таких слов, молчал про это как могила."
До конца 23 августа II-я группа заявила о 9 победах, тогда как в списки потерь попал только один разбившийся на старте в Тузове самолет. Также днем пришла весть о том, что лейтенант Ханс Фусс за свои 70 побед представлен к Рыцарскому кресту; еще через 4 дня стало известно о награждении гауптманна Курта Брэндле Дубовыми листьями. За свои 53 победы, одержанные до 21.8.42, к Рыцарскому кресту был также представлен фельдфебель Вернер Лукас из 4-й эскадрильи (получил награду 19 сентября 1942).


Гауптманн Брэндле и его первый помощник Хельмут Хенниг
Tags: luftwaffe, август 1942, июль 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments