nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

100-я егерская дивизия. Сентябрь 1942 г. (2)

Сталинград

Между 23 и 25 сентября боевые подразделения 100-й дивизии вошли в Сталинград. Уже на плоскогорье между Доном и Волгой, слышны были глухие раскаты битвы. После преодоления последней маленькой возвышенности стало видно море низких домов, иногда возвышались высотные здания и фабричные трубы, позади них извивалась сверкающая лента Волги, а за ней лежала мглистая равнина. В то время, как в южной части города царил покой, над серединой города стояли облака гари, из которых, как большой, оставшийся стоять коренной зуб в разрушенной челюсти, выдавался гигантский элеватор. Северная часть Сталинграда лежала полностью окутанная в темные облака. Горящая нефть и облака от взрывов падающих бомб образовывали толстый слой над домами. Над всем этим парили бесчисленные маленькие белые и темные облачка; русские зенитки стреляли, во всю мощь стволов. Тот, кто вошел в город ночью, мог различить на фоне пылающих пожаров силуэты домов. Небо было освещено многочисленными прожекторами, и немецкие зенитки стреляли по русским бомбардировщикам. Так же, как день принадлежал немецкому Люфтваффе, ночь была вотчиной советского воздушного флота. Так же на той стороне Волги видно было ночью прожектора, многие «кивками» луча света указывали ночным бомбардировщикам на их цели на западном берегу Волги.
Итак, дивизия вошла в этот ведьмин котел. Она была введена в бой приблизительно между серединой города и северной частью города. Первым боевым заданием должен был стать захват господствующей высоты 102 – Мамаева Кургана. Эта высота, коронованная двумя цилиндрическими водонапорными башнями южнее вершины, уже была один раз, 14 сентября, захвачена, но 16 сентября снова досталась русским защитникам. Теперь вновь прибывшая 100-я дивизия егерей (die 100. Jäg.-Div.) должна была выполнить эту задачу. Не только немецкая сторона ввела в битву новые силы, в гораздо большем количестве с восточного берега Волги в мясорубку было набито русских войск. Так в ночи между 14-м и 16-м реку пересекла 13-я гвардейская стрелковая дивизия (die 13.Gd.-Schtz.-Div.), до 19-го последовали еще две стрелковые дивизии, одна стрелковая бригада и одна танковая бригада. Но этим советские резервы далеко не были исчерпаны, дальнейшие части переправились еще позже.
После входа в город, каждый пытался, так быстро, как только можно, исчезнуть в одном из маленьких оврагов. Воздух был чрезвычайно насыщен железом, что можно было установить по многочисленным автомобильным обломкам, сбитым самолетам и еще не погребенным русским, так же как и по многочисленным распухшим конским трупам. Командный пункт дивизии был обустроен южнее дороги на Гумрак, как «опорный пункт Вернер», по близости так же находился командный пункт 83-го артиллерийского полка (das AR.83). К северу оттуда находился главный медицинский пункт дивизии; штаб дивизии прибыл в Ежовку, маленькую деревню в 10 км западнее середины города. Туда так же подтянулись командные пункты батальонов саперов, истребителей танков и связи. Командным пунктом 227-го полка служила школа летчиков, называемая русскими инженерной школой, комплекс зданий между аэродромом и высотой 102, чуть севернее дороги на Гумрак. Командный пункт 54-го полка был заложен как опорный пункт «Цветочный горшок» в одном из маленьких оврагов вблизи насыпи объездной железной дороги. Туда поблизости переехал так же – после своего прибытия – командный пункт батальона разведки 100-й дивизии (die AA.100).
27 сентября дивизия должна была атаковать высоту 102. Справа 227-й, слева 54-й полк егерей (das . Jäg.-Rgt. 54.). Уже на исходной позиции в одной из балок ударил залп «Сталинского органа» и вызвал большие потери у 54-го полка: 15 егерей убиты, свыше 100 ранены. В 6.30 было начало наступления. III-й и IV-й дивизионы 83-го артиллерийского полка (die III. und IV./AR.83) временно с 54-м, оба других артдивизиона с 227-м. Дивизии в дальнейшем для наступления были подчинены два тяжелых артдивизиона, три минометных дивизиона и один дивизион самоходных штурмовых орудий.
Русские сразу ведут сумасшедший оборонительный огонь в полосе атаки дивизии. Потери нарастали, но, наконец, в 9.00 была достигнута первая цель. Непрерывный русский минометный огонь прижимал егерей к земле, ввод в бой пикирующих и обычных бомбардировщиков тоже едва ли принес пользу. 83-й артиллерийский полк (das AR.83.) стрелял во всю мощь стволов, несмотря на это, продвинулись только на одну-две сотни метров. Потери возрастали, поэтому в 13.00 было передано: «Окапываться!» Ожесточенное сопротивление 269-го советского стрелкового полка препятствовало дальнейшему продвижению вперед. Оставшиеся часы до наступления темноты егеря сидели на корточках в своих окопах и позволяли минометному огню, который лишь немного ослабел, проходить над собой. В короткие паузы в обстреле раненым оказывалась помощь, и их выносили в тыл.
Ночью на передовой в какой-то мере оставалось спокойно. Но уже в 500-1000 метрах позади линии фронта падали бомбы. Масса «Швейных машинок» были в пути, но так же и крупные бомбардировщики сбрасывали свои бомбы на позиции тяжелых орудий, артиллерию и штабы. Все закапывалось так глубоко и так хорошо, как получалось, чтобы по возможности еще и во сне что-нибудь не получить.
Следующий день начался тяжелой бомбардировкой Сталинграда соединениями немецкого Люфтваффе. На обращенном к Волге склоне высоты 102 и на лежащий за ним городской квартал с 6.30 проливался дождь из бомб. Пикирующие бомбардировщики обрушивались с завывающими сиренами вниз, из шахт He111 падали бомбы, выровнявшиеся в ряд, словно бусы на нитке. Собственная артиллерия тоже вмешалась, чрезвычайно большое боевое применение минометов. Егеря атаковали еще раз, также отбросили защитников назад, но, несмотря на величайшие нагрузки и высокие потери они не смогли снова взять ни водонапорные башни, ни нивелирную отметку 102. Хотя 227-й полк сидел на высоте, и точно так же 54-й, но просто не удавалось с другой стороны кургана пробиться к железнодорожной линии.
На высоте было так много круглых русских стрелковых окопов, что егерям едва ли приходилось окапываться. Это было тоже хорошо, так как неприятельский огонь минометов и «Сталинских органов» заново усиливался, пока ураган из железных осколков, облаков от взрывов и порохового дыма не пронесся через немецкую позицию. Дальше в тылу, в оврагах были обустроенные бункеры, которые были без борьбы отданы противником. В склоны были встроены многочисленные маленькие бункеры, перекрытые железнодорожными рельсами, швеллерами и метровой слоем земли. Если прямо туда не залетало крупнокалиберное прямое попадание, было довольно безопасно.
Еще в течение дня прибыл приказ корпуса, что следует произвести перегруппировку – смену боевых полос. Дивизия должна была смениться подразделениями 295-й пехотной дивизии (die 295.ID.)на высоте 102, за которую велись горячие бои и передвинуться дальше на север. Там надлежало наступать больше не наискосок, а перпендикулярно к Волге. На следующий день, 29.9 , I-й батальон 54-го полка и 369-й пехотный полк (das I./54 und das IR.369) атаковали так называемый мясокомбинат. Это был маленький фабричный комплекс, довольно точно к западу от «теннисной ракетки», в углу, где встречаются железнодорожная линия на север и рельсовый путь окружной железной дороги. Сначала наступление проходило совсем хорошо. После того, как полк занял около двух третей комбината, сопротивление красноармейцев обострилось таким образом, что больше не было никакого продвижения дальше. Из полуразрушенных фабричных залов и ближайших домов рокотали автоматы, за каждым возможным укрытием снайперы подкарауливали вырвавшихся вперед солдат. Позиции настолько друг в друга вгрызлись, что невозможно было вводить в бой тяжелые орудия.
Ночь прошла довольно спокойно. Обе стороны были измотаны. Только бомбардировщики приходили, естественно, с другого берега Волги и разгружали свой смертельный груз над огневыми позициями и штабами.
На следующий день русские атаковали мясокомбинат! В то время как наверху, на высоте 102, между тем проводилась смена, и 227-й перебрасывался на север, противник накатывался многочисленными волнами. Фабричный комплекс еще можно было удержать, группа домов к северу оттуда была потеряна. Огневое превосходство и напор неприятеля были здесь такими сильными, что 54-му пришлось оставить дюжину домов, которые стояли рядом с маленьким оврагом. О захвате заново при скудных силах нечего было думать. У русских, напротив, казалось, были неисчерпаемые резервы людей и материальной части. По ночам до начала октября они заново переправили через Волгу шесть стрелковых дивизий и танковую бригаду.
Tags: 100 le.id/jd, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments