nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

ЖБД I-го батальона 11-го танкового полка. Декабрь 1942

Источник: BA-MA-RH-39-700 , предоставлен уважаемым ioncore

(Более ранних дат нет) 17.12 на рассвете боевое охранение было передвинуто вперед. При выдвижении взвода обер-лейтенанта Бёме был подбит один Т-70. На ночь охранение было выставлено также, так и в предыдущую ночь.

В 5.30 18.12 батальон был готов к маршу. Была получена задача - поддержать атаку 6-го мотоциклетного батальона и 114-го панцергренадерского полка на Верхне-Кумский. Силы батальона были разделены на две роты: 2-ю (обер-лейтенант Михаэлис) и 3-я (обер-лейтенант Бёме). Обе роты были усилены оставшимися танками Pz.IV. После короткого развертывания в 11.00 обе роты (2-я слева и 3-я справа) приступили к огневой поддержке атаки. Наступление продвигалось очень медленно, так как русская оборона (особенно на участке роты Бёме) была очень насыщена ПТО и минометами. При попытке связаться с командиром батальона Хаушильда обер-лейтенант Бёме, вылезший из танки был убит пулей в голову. Так как панцергренадеры залегли перед Верхне-Кумским, в 19.00 был отдан приказ вернуться на исходные позиции.
О своем прибытии в I-й батальон доложил лейтенант Людвиг.

На следующий день батальон продвигался вслед за батальоном Крайса и в 9.00 достиг высоты 147 (5 км севернее Заливского). С этого рубежа снова была предпринята атака на Верхне-Кумский. Несмотря на сильный огонь ПТО, батальон подошел близко к селу и оказывал поддержку панцергренадерам. В 12.00 панцергренадеры заняли Верхне-Кумский.
В 13.00 батальон был возвращен в состав группы фон Хюнерсдорфа. Боевая группа сразу же выступила маршем: сначала на восток, затем на северо-восток. Часть марша была в темноте, что крайне затрудняло ориентирование. Никто не знал ни задачу, ни цель этого ночного удара. В 15.00 батальон наткнулся на сильный заслон ПТО и танков противника. После короткой перестрелки батальон отошел и развернулся южнее для нового удара. Однако здесь также оказался русский заслон. Командир полка приказал - изо всех стволов подавить заслон и прорваться. Было преодолено несколько позиций ПТО и пехоты противника. Только после этого командир полка сообщил текущую задачу: "мы находимся точно южнее Васильевки. Нашей задачей является захват обоих мостов через Мышкову и прорыв до северной окраины села. Необходимо полностью использовать эффект внезапности и попытаться пройти через русское охранение без единого выстрела."
Без единого выстрела батальон, согласно полученного приказа, поехал в авангарде на русские посты и позиции. Русские не реагировали: то ли они нас не признали, то ли были крайне ошеломлены. Один русский бронеавтомобиль и маршевая колонна двигались чуть ли не в составе нашей колонны. В 23.30 была достигнута северная окраина Васильевки. При попытке проехать дальше на север, обер-лейтенант Михаэлис был обстрелян из одного ПТО с близкой дистанции. Эти выстрелы вызвали общий фейерверк. Так как батальон сопровождался всего двумя ротами на бронетранспортерах, противнику удалось под покровом темноты разделить его на части. Батальон занял оборону плацдарма на север и запад, а II-й батальон - на север и восток. Также батальону была придана 9-ярота 114-го панцергренадерского полка.

Около 4.00 20.12 русскому разведдозору силой роты удалось проникнуть между танками. В тяжелом ближнем бою враг был уничтожен. Весь последующий день русские атаковали захваченный плацдарм с запада при поддержке артиллерии, ПТО и "сталинских органов". Гренадерам с очень большим трудом удавалось удерживаться против мощных обстрелов и атак противника. В большом селе танки быстро оказались без пехотного прикрытия и вели бой сами по себе. Русские старались подобраться поближе и вывести их из строя средствами ближнего боя. Отдельные танки стояли прочно, стреляли во все стороны и обеспечивали возможность гренадерам небольшими контрударами восстанавливать положение. Осколком выстрела ПТР был легко ранен легко ранен обер-лейтенант Химмельсбах. Управление оставшимися танками батальона принял лейтенант Симон. В наступивших сумерках второй половины дня русские с новыми силами продолжили свой натиск. Положение было также особенно серьезным из-за того что оставалось мало горючего и боеприпасов.

Около 2.00 ночи 21.12 русским в целом удалось прорваться в промежутках между нашими танками. Топлива и боеприпасов так и не подвезли, танки оказались неподвижны и небоеспособны. В ближнем бою дело дошло до пистолетов и ручных гранат. После многочисленных световых сигналов о помощи из танков, наконец-то в наступление с высот южнее перешел батальон Ремлингера, прикрываясь массированным огнем своих MG.42. Русские стали отходить. Новым ударом наших танкистов, усиленных полком Цолленкопфа, русские были обращены в полное бегство. В утренних сумерках прибыли первые машины снабжения (обер-лейтенанта Боргса) с горючим и боеприпасами. Подошедшая пехота зачистила село от остатков противника. Плацдарм снова был прочно в наших руках. Во второй половине дня командование принял новый командир батальона обер-лейтенант Ранцигер.
Ночь прошла спокойно, не считая отдельных огневых налетов.

22.12.42 сосредоточенным огнем была отражена атака примерно 10 Т-34 с восточного и южного направлений. 4 из наступавших танков были подбиты.

23.12.42 на командирском совещании был отдан приказ - оторваться от противника и выступить на Заливский. В 20.00 батальон начал отход и примерно в 6 км юго-западнее Заливского на выходе из оврага занял заградительную позицию, где оставался до тех пор, пока не прошли последние части боевой группы, после чего снова поехал дальше.

Последняя повозка боевой группы проехала через заслон I-го батальона 11-го танкового полка в 2.00 24.12.42. Дальнейший маршрут вел на юг. К сожалению, в ходе этого марша врагу пришлось оставить несколько танков, выбывших по техническим причинам. В 8.00 батальон прибыл в Заливский, заправился и через мостовой переезд двинулся вслед прочим колоннам. В 10.00 начался марш на Потемкинскую, которая была достигнута около 14.00. Продолжение марша было назначено на следующее утро, поэтому батальон смог отметить Рождество в относительном покое.
Проведенный марш показал, что настоятельно требуется оставлять одного офицера возле каждого оврага или препятствия на трассе, только так можно поддерживать темп движения отстающих повозок, их сбор и, соответственно предотвращать их потерю.

В 7.00 25.12 батальон уже был готов к переправе помосту через Дон в западном направлении. В 11.00 движение наконец-то началось.

Около 3.00 26.12, после длительной ночной поездки, была достигнута Морозовская. Командир батальона сразу же убыл к командиру дивизии, где ему сообщили обстановку: "Противник наступает на Морозовскую с севера. Батальону следует немедленно начать наступать на Грузинов." Ротами командовали лейтенанты Бойт и Люкинг. Вечером было установлено соединение с находившимися у Грузинова частями одной авиаполевой дивизии. Утром рота Бойта предприняла атаку на Бедноты-Козинка-Общий. Противник сразу же отступил. Для расширения зоны охранения, в 13.00 рота Люкинга атаковала на север на Tsohikoff(?). Там была установлена связь с частями пехоты. В 20.00 батальон через Морозовскую и Черников был переброшен в Верхне-Вербовку. На Черников нажимала с севера русская пехота.

В 4.00 28.12 батальон собрался в Верхне-Вербовке и в 9.00 перешел в наступление в северном направлении. После тяжелой перестрелки русские отошли. Таким образом было позволено дрогнувшим частями авиаполевой дивизии восстановить свои прежние позиции. При повторном ударе батальон вступил в сложный огневой бой с русскими танками. В нем были ранены командир батальона обер-лейтенант Ранцигер и командир роты лейтенант Бойт. Ночь батальон снова провел в Верхне-Вербовке.

29.12 батальон снова предпринял атаку на высоты севернее Черникова, где русские, после сильного огневого боя, снова отступили. К 17.00 батальон вернулся на свои исходные позиции.

30.12 батальон наступал на высоту 110,5 севернее Черникова. После сильного боя упорно оборонявшимся русским пришлось отступить, а батальон остался прикрывать фланги пока не подошли и не заняли позиции части авиаполевой дивизии. Вечером батальон вернулся на прежнее место.

31.12 батальон выступил маршем на Романов западнее Морозовской. В ходе этого марша рота Шпикерманна была остановлена одним командиром армейского корпуса и еще раз направлена против русских в северо-восточном направлении. В 15.00 последние части батальона прибыли в Ново-Марьевку. Штаб батальона расположился в мельнице в Романове.
Tags: wintergewitter, декабрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment