nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

"Зимняя гроза". 11-й танковый полк. Декабрь 1942

15 декабря 1942. Верхне-Кумский
Ночь прошла спокойно. Высланная разведка доложила об активных перемещениях противника с севера к Верхне-Кумскому.

8.00 в соответствии с дивизионным приказом об уничтожении вражеских сил, командир полка принимает решение – оставив оборонительную группу под командованием майора Лёве в Верхне-Кумской (две роты танков, III-й дивизион 76-го танко-артиллерийского полка, 3-я рота 4-го панцергренадерского полка, 4-я рота 6-го мотоциклетного батальона и имеющиеся зенитки), силами танкового полка и 5-й роты 114-го панцергренадерского полка, сделав обходной маневр на северо-запад, атаковать противника с фланга и уничтожить. Растянув огневой фронт направо, первая линия длинная, вторая короткая, полк перешел в атаку на северо-запад. Вражеское сопротивление оказалось очень упорным, особенно многочисленных и хорошо замаскированных противотанковых орудий, которые причинили полку большие потери. Командир полка снова был передовой линии, управляя действиями рот, однако ему так и не удалось осуществить прорыв, противник был слишком силен и хорошо укреплен.
11.00 В то мгновение, когда показалось, что неприятель собирается отступить, майор Лёве доложил о сильной атаке примерно 20 Т-34 с востока на Верхне-Кумский.
В 11.10 майор Лёве докладывает: «Атакован также с севера, прошу разрешения оставить поселок и отойти западнее.» Так как, с другой стороны, Бэке, вступивший в бой, не имея полного боекомплекта, уже почти весь его израсходовал, командир полка решает прекратить атаку и отступить к Верхне-Кумскому, чтобы оказать поддержку Лёве.
11.20 Ремлингер докладывает о новой сильной танковой атаке на плацдарм с севера, при этом трасса снабжения на Заливский оказывается перерезанной. Интенсивность призывов о помощи Лёве, который докладывает, что русские вошли в поселок, возрастает.
12.00 После короткой остановки, несмотря на дефицит снарядов, командир полка начинает атаку на Верхне-Кумский с запада широким клином. После короткого боя, успех которого был обеспечен стремительным рывком, все село, в котором оставалось только несколько домов, еще удерживавшихся из последних сил майором Лёве, было отбито обратно.
13.20 По приказу дивизии село было планомерно оставлено. Группа Хюнерсдорфа под прикрытием темноты отходит на юг, чтобы там пополниться боеприпасами и горючим. Этот день стоил полку больших потерь: убито 2 и ранено 4 офицера, 1 офицер пропал. Особенно тяжела была потеря гауптманна Хоффмайера и гауптманна Вильтца, которые, показав образцовый героизм, сражались до последнего.
Отрыв от противника произошел относительно спокойно. Несмотря на танковый обстрел с запада дороги отхода, обозы и ходовые танки удалось отвести к Заливскому. Вечером была отражена атака пехоты и танков противника на плацдарм.

16 декабря 1942. Заливский
План на 16.12 – оборона плацдарма, тогда как группа Унрайна должна была атаковать противника на западном фланге у Водянского и устранить угрозу с фланге. В 6.45 полк выступил на высоты в 2 км севернее моста и достиг их, подбив в короткой схватке два вражеских танка. Было установлено соединение и локтевая связь с соседом справа – 201-м танковым полком. Около 12.00 с севера появилась танковая разведка противника. С запада произошла атака 10 танков противника со стрелками, которые были отброшены обратно после тяжелого боя, потеряв 4 Т-34, 9 ПТО и 8 грузовиков. Высланная разведка доложила о сильной обороне противника с ПТО на высоте 147,0. С началом темноты полк возвратился на свои исходные позиции на плацдарме.
Вечером на командирском совещании на 17.12 была намечена новая атака на Верхне-Кумский, во взаимодействии с 201-м танковым полком. В 5.00 нужно выступить от Клыкова на восток до севернее Шестакова, оттуда отвернуть на север, по двухполосной дороге атаковать через балку Неклинскую до перекрестка западнее 146,9, затем развернуться на запад и охватить вражеские позиции на отм.147,0 с фланга и тыла, после чего захватить Верхне-Кумский ударом с запада. Другие способы подхода к этому поселку для немецких танков были признаны невозможными.

17 декабря 1942
8.00 Начало наступление было перенесено на один час, так как полк Хайдербека не смог вовремя подготовиться. В 6.20 произошло первое соприкосновение с противником севернее Шестакова, где вражеские танки прорвались на плацдарм 23-й танковой дивизии. После того, как было подбито 6 вражеских танков, в 7.15 наступление было продолжено. Одна рота полка Хайдербека была оставлена для захвата Шестакова, где подбила еще 4 вражеских танков, не понеся при этом потерь.
12.00 После короткого боя с вражескими постами охранения в 8.05 была достигнута балка Неклинская, преодоления которой доставило сложностей из-за ее обледенения. С помощью немедленно задействованных саперов, марш через некоторое время продолжился. В 8.50 авангард достиг перекрестка в 1 км западнее отм.148,9, на котором был сильный вражеский опорный пункт с очень сильной противотанковой обороной и минами. Командир полка приказал развернуть артиллерию и ввести в бой II-й батальон 114-го панцергренадерского полка. В 9.30 эта вражеская позиция, нашпигованная ПТР (их потом было собрано около 50 штук), была взята. I-й батальон 11-го танкового полка организовал огневое прикрытие против замеченных с запада севернее оврага вражеских танков (один из них был потом заявлен подбитым). В 10.00 произошел разворот на запад. II-й батальон 11-го танкового полка в 10.30 принял охранение на северном фланге против нескольких появившихся вражеских танков. В 11.50, после быстрого продвижения, был достигнут южный край отм.147,0.
18.00 Из-за препятствий на местности, а также очень медленного захвата вражеской позиции на перекрестке, стрелков и артиллерию не удалось своевременно подтянуть вперед. Стремясь максимально использовать светлое время суток, командир полка принимает решение – перейти в атаку на Верхне-Кумский без артиллерии и стрелков. Атака, поддержанная только «штуками», наталкивается на мощную оборону и в 13.50 уже была отражена. Во время нового сосредоточения становится темно. Дивизия собирается отдать приказ на ночную атаку, однако ей приводятся контраргументы – танковые силы сильно потрепаны, одним батальоном успеха не добиться, боеприпасы и топливо тоже на исходе. Командир полка принимает решение, после согласования с дивизией, - отойти и сосредоточиться на юго-восточном склоне отм.147,0. Из-за сложностей с ориентацией на местности, группа собирается в указанном месте только в 17.30. В 21.00 дивизия отдает приказ о возвращении танков на исходные позиции.
Из-за непрерывных боев последних дней, когда не было никакой возможности для проведения нормального технического обслуживания, боеспособность полка сильно снизилась. Начиная с 11.12 у экипажей не было ни крыши над головой, ни достаточного времени на сон, поэтому они были очень истощены. В таких условиях новые бои в ближайшие дни не сулили большого успеха, достигаемые результаты могли стоить непропорционально больших затрат сил. Так было сказано на вечернем командирском совещании вечером, на котором обсуждалась намеченная атака спешенных панцергренадеров группы Цолленкопфа.

18.12.1942. Заливский
В этот день полк должен был оставаться в распоряжении дивизии и пойти в бой для преследования отступающего противника после слома его сопротивления. В первой половине дня проводилось обслуживание техники, находясь при этом в состоянии постоянной готовности к маршу.
После первоначально хорошего продвижения группы Цолленкопфа, полку было приказано выдвинуться на юго-восточный склон высоты 147,0, чтобы прикрыть фланг и тыл группы Цолленкопфа против атак вражеских танков. Выжидательный район был занят в 12.20. Вопреки возражениям командира полка, дивизия изъяла на ночь две роты для непосредственной поддержки на флангах группы Цолленкопфа. Обе роты превосходно показали себя при поддержке панцергренадеров. До 12.00 они настолько были ослаблены из-за огня ПТО, мин и технических поломок, что пришлось просить дивизию вернуть их обратно, что произошло только после того, как они расстреляли все свои снаряды и в них осталось всего по два ходовых танка.
Дивизия сообщила о перехваченной русской радиограмме, в которой Сталин присваивал защитникам Верхне-Кумского гвардейское звание – знак того, что русские осознавали опасность нашего удара.
Ввод полка в бой сегодня не потребовался. После многократных просьб командира полка разрешить вернуть танки на исходные позиции для продолжения технического обслуживания, в 17.50 был отдан соответствующий приказ. Состав танков теперь был: 8/25/13/5/6, что означало, что весь полк теперь имеет силу только одного ослабленного батальона. В ближайшие дни ожидалось прибытие из ремонта еще нескольких танков.

19 декабря 1942. Заливский
11.00 Атаки группы Цолленкопфа 19.12 были продолжены. Ему удалось около 11.00 захватить Верхне-Кумский ударами с запада и востока. Очень большую помощь панцергренадерам оказала атака танкового полка 17-й танковой дивизии, наступавшей левее.
В 7.00 полк снова занял свой вчерашний выжидательный район юго-восточнее отм.147,0 и в 11.00 был направлен на преследование отступающего на север неприятеля, поскольку дивизия была уверена, что враг полностью истощился.
15.30 После короткого марша, который затруднялся только препятствиями на местности, полк был остановлен и получил приказ – повернуть на запад. В 13.20 полк перешел в наступление с задачей – через перекресток (1 км западнее 146,9) западнее балки Соленой достичь Васильевки и образовать там плацдарм. Из-за сильной вражеской обороны севернее перекрестка, в 14.40 пришлось свернуть на юг. В 15.25, уже в темноте, была преодолена сильная вражеская противотанковая позиция южнее перекрестка и, после короткого боя, осуществлен прорыв.
22.00 В свете луны, без оглядки на угрозу с флангов, продолжился марш на восток. С полком следовали две слабые роты батальона Кюпера, другая часть этого батальона, с прочими подразделелниями, осталась позади и отражала вражеский контрудар у перекрестка. Подчиненная группе Хюнерсдорфа группа Цолленкопфа, состоявшая из I-го батальона 114-го панцергренадерского полка, I-го батальона 4-го панцергренадерского полка, I-го дивизиона 76-го танко-артиллерийского полка, зенитками и ПТО, с большим опозданием прибыла на высоту 130,0 в 18.00. Не дожидаясь подхода этих частей, понимая, что горючего хватает только до цели наступления, командир полка (который сам ехал в 3-м или 4-м танке впереди) принимает решение – продолжать преследование и достичь поставленной цели наступления. Чтобы обеспечить внезапность, была запрещена любая стрельба. Запланированный маршрут к перекрестку 2 км западнее 157,0, с уклонением на север, оказался неудачным. После преодоления всех препятствий на местности и оврагов восточнее в 18.45 был достигнут перекресток в 8 км севернее Гнило-Аксайской, после чего произошел поворот на север. Проскочив между сильно укрепленными вражескими позициями, среди обледеневших оврагов, вдоль трассы на север, внезапным ударом в 22.00 удалось захватить мост в неповрежденном состоянии и перейти реку. Только на северном выезде из Васильевки враг оказал первое слабое сопротивление. В ходе боя с вражеской пехотой и танками, к великому сожалению, погиб обер-лейтенант Михаэлис, который с самого момента прорыва вражеской обороны на перекрестке энергично и умело командовал авангардом.

20 декабря 1942. Васильевка
6.00 поначалу слабое вражеское сопротивление в течение ночи становилось сильнее. Наши слабые силы – всего 21 танк без горючего и две бронетранспортерных роты, - не могли самостоятельно расширить захваченный плацдарм настолько, чтобы с него можно было развивать дальнейшее наступление. Командир полка принимает решение – занять круговую оборону на северном берегу. При постоянном натиске противника, под сильным обстрелом из стрелкового оружия, артиллерии, ПТО и минометов, было отражено несколько вражеских атак. Плацдарм оборонялся с надеждой на подход сил группы Цолленкопфа утром.
9.00 В 4.30 были отражены первые усиленные вылазки вражеской пехоты с северо-запада. Командиру полка было ясно, что в течение 20.12 нужно ожидать сильных вражеских атак. Еще вчера вечером командир полка по радио приказал командиру штабной роты II-го танкового батальона, который руководил всей технической службой, - собрать все исправные танки в Заливском в одну роту, загрузить их снарядами и горючим и в качестве конвоя отправить вперед. Эта рота была перехвачена дивизией и направлена на поддержку группы Цолленкопфа. Наступление группы Цолленкопфа было заметно где-то вдалеке и пока не имело особого продвижения. Из-за постоянного огня танков и ПТО были понесены новые потери в танках. Оставшиеся без техники экипажи были направлены в качестве пехот для подкрепления гренадеров.
16.00 Противник продолжает усиливаться. Однако пока что проводит свои атаки только небольшими отрядами. Связи с Цолленкопфом так и нет. Цолленкопфу по радио была поставлена задача – немедленно захватить несколько домов на южном берегу вблизи моста, а также провести на плацдарм две гренадерских роты с бронеавтомобилями. Задачу на 21.12, поставленную дивизией, - наступать в северном направлении, командир полка оценивал как очень проблематичную, так как танковый полк и батальон БТР нуждались в приведении в порядок, и, кроме того, нужно было еще дождаться установления прочной связи с тылом. В 15.30 противник атаковал с северо-запада. Сдержать его только собственными силами было невозможно.
19.00 В 16.45 с несколькими людьми прибыл первый командир роты из I-го батальона 114-го панцергренадерского полка (батальон Хаушильда). До 19.00 плацдарм удалось провести только два взвода из этого батальона. Проведение бронеавтомобилей через южный фронт пока было невозможным, но планировалось на ночь. Из-за этого произошедшее вклинение противника на плацдарм с северо-запада не было устранено. Командир полка запланировал – после окончательного прибытия батальона Хаушильда в полном составе, на рассвете провести атаку с плацдарма и западнее на высоты северо-западнее Васильевки и оттуда наступать уже дальше.
Очень заметным и истощающим силы был дефицит воды на плацдарме, особенно для раненых. Со вчерашнего полудня было потеряно 23 танка – часть по техническим причинам, однако больше из-за вражеского огня. В I-м танковом батальоне на ходу осталось всего 7 танков.

21 декабря 1942. Васильевка
6.00 В течение ночи положение на плацдарме стало критическим - боеприпасы закончились, а предпринятые несколько раз противником концентрические атаки пришлось отбивать в ближнем бою. Около 0.00 русские на некоторое время даже смогли подойти до 15 метров к сердцу плацдарма - командному пункту Хюнерсдорфа. Командир полка лично вел своих совершенно измотанных и обессиленных солдат в контратаку и принимал участие в обороне. Горючего оставалось так мало, что его не хватало даже для подзарядки батарей для радиостанций, из-за чего пришлось заглушить радиообмен. Силы войск подошли к концу из-за постоянных боев, отсутствия отдыха, теплой еды, воды и укрытий. Все это еще более усугублялось сильным морозом.
Рано утром на плацдарм пробились две роты батальон Хаушильда, но этих сил хватило только на то, чтобы немного отодвинуть вражеское вклинение. Проход бронетранспортерных рот продолжал оставаться невозможным. Несмотря на все приказы - при любых обстоятельствах продолжать марш на север, даже просто о восстановлении плацдарма нечего было и думать. Обстрелы из всех видов оружия, к которым присоединились артиллерия, "сталинские органы" и штурмовики, продолжали увеличивать наши и так большие потери. Нам всему этому нечего было противопоставить.
10.00 Начавшаяся в 5.30 атака группы Цолленкопфа имела успех. Правофланговому батальону (I./4, Ремлингер) около 9.00 удалось вклиниться на юго-западную окраину Капкинки. Слева Хаушильд установил локтевую связь с соседом южнее.
15.00 Продолжение наступления на высоты северо-западнее, севернее и северо-восточнее плацдарма шло очень сложно, так как неприятель был очень силен и занимал там оборону в земляных бункерах. Против северо-восточного угла плацдарма противник продолжал стягивать новые силы, в т.ч. танки, которые вступили в перестрелку с частью наших танков. Атаку панцергренадеров пришлось прекратить из-за темноты. Из-за этого место переправы продолжало оставаться под огнем прямой наводкой. Командир полка после прибытия Цолленкопфа доложил, что применение танков в качестве отдельной ударной силы, скорее всего, не будет возможным, так как панцергренадеры без танков за своей спиной не смогут удержать оборону. Находящиеся на плацдарме части бронетранспортерного батальона настолько обессилены, что их использование в ударной группе в настоящее время также невозможно.
21.00 Командир полка вызван на дивизионный КП для обсуждения обстановки и планов.

22 декабря 1942.

6.35 Ночь, относительно вчерашней, прошла легко. Все вражеские вылазки были отражены с помощью двух панцергренадерских батальонов и при поддержке артиллерии, размещенной снаружи плацдарма. Вскоре после 6.00 противник атаковал с северо-востока (силой примерно полка) и с юго-востока (с примерно 15 танками). Переброшенный ночью на южный берег II-й батальон 11-го танкового полка отразил танковую атаку, подбил 4 вражеских танка и преследовал отступающего противника.
10.00 Противник продолжает наступать с северо-востока, используя также танки (возможно те, которые отступили с юго-востока). Атака с северо-востока также была отбита. Командир полка предположил, что неприятель на юго-востоке становится сильнее и готовит там новую атаку, поэтому только что прибывший II-й батальон 4-го панцергренадерского полка (Крайс) был размещен южнее Мышковы фронтом на восток, юго-восток и юг. Против постоянных вражеских атак была запрошена поддержка Люфтваффе, так как артиллерии и минометных дивизионов было недостаточно - у них не было возможностей вести наблюдение через высоты. Удержать фронт удалось только с крайним напряжением сил всех присутствующих там частей. Несмотря на это корпус отдал приказ продолжать наступление с плацдарма в направлении Верхне-Царицынского, чтобы преодолеть последний участок пути до Сталинграда. Командир полка доложил о невозможности возобновить наступление.
14.00 Около 12.20 разведка заметила очень большие колонны пехоты, подходящие к Васильевке с северо-запада. Их авангард в 12.15 был примерно в 6 км северо-западнее поселка. Нацеленные на них удары авиации имели хороший результат. Ситуация с противником на юго-востоке улучшилась в связи с атакой 23-й танковой дивизии на Бирзовой (Birsowoj), которая, однако, не смогла добиться захвата этого села. Вражеская авиация усилилась.
17.00 По всей видимости, противник прекратил свои атаки и стал окапываться на достигнутых рубежах.
19.00 Командир полка докладывает свой план на 23.12: в 5.00 начать атаку батальоном Хайшильда с целью захвата северо-западных высот, в 7.00 - батальоном Ремлингера атаковать и захватить высоту 110,4. После этого, в соответствии с обстановкой, перегруппироваться для продолжения наступления на север.

23 декабря 1942. Васильевка
4.30 Ночь, кроме одной вражеской атаки с севера и северо-востока в 3.45, прошла спокойно.
6.30 Назначенная атака батальона Хаушильда стартовала в 6.00 при поддержке танков I-го батальона 11-го танкового полка. Одновременно позиции Ремлингера были атакованы вражеской пехотой силой полка с несколькими танками. Эта атака была остановлена огнем нашей артиллерии. Противник отступил назад в Бирзовой.
12.00 В первой половине дня на плацдарм прибыли генералы-командиры корпуса и дивизии, чтобы лично ознакомиться с обстановкой. Атаки Ремлингера и Хаушильда были прекращены.
13.50 Из дивизии прибыл приказ - оставить плацдарм. Поскольку других сил в распоряжении больше не было, стало понятно, что прорыв к Сталинграду становится бесперспективным. Дальнейшая оборона занимаемых позиций также лишалась смысла, поскольку фланги были полностью открыты, а сама дивизия перебрасывалась на другой участок фронта, где русские совершили новый прорыв.
16.00 Прибывший адъютант оперативного отдела дивизии передал приказ: оставив аръегард, до 24.00 начать ускоренный марш силами танкового полка, одной роты 6-го мотоциклетного батальона, одной роты II-го батальона 114-го панцергренадерского полка и двух батарей 76-го танко-артиллерийского полка под командованием полковника Хюнерсдорфа. Цель марша - Потемкинская на Дону. Маршрут движения: 146,9 (там установить взаимодействие с 17-й танковой дивизией, которая стоит на линии южный край балки Соленой-отм.146,9)-Заливский-Генераловский-на Потемкинскую.

24 декабря 1942. Васильевка
0.00 Отход с плацдарма начался без препятствий со стороны противника в 21.00 предыдущего вечера. Аръегард отступил также согласно плана, в 0.00 попав под огневой налет противника.
Получена радиограмма - фюрер наградил полковника Хюнерсдорфа Рыцарским крестом Железного креста.
Таким образом закончился первый этап боевого пути полка, вместе с напрасной попыткой прорваться к Сталинграду. Полк заслужил новые лавры на свое знамя и уходил от противника непобежденным, получив новую задачу.
В своих дневных приказах группа армий "Дон", 4-я танковая армия и XLVII танковый корпус высоко оценили заслуги 6-й танковой дивизии, особенно отметив 11-й танковый полк и его командира.
18.00 В 5.00 последняя машина пересекла заслон, выставленный 23-й танковой дивизией по линии 157,0-146,9-далее на юг. Натиск противника был слабым. Около 10.00 машины после короткой остановки на заправку пересекли мост у Заливского на юг. К 16.00 была достигнута Потемкинская. Несмотря на первоначальный приказ на немедленное продолжение марша, полк на ночь остановился в Потемкинской, где войска впервые с 11.12 в полном спокойствии смогли отпраздновать Святой вечер Рождества.

26 декабря 1942. Романов
7.00
Запланированный на 7.45 25.12 марш был перенесен из-за ухудшения погоды – ночью ударил мороз и все дороги обледенели. Помимо этого, наведенный саперами мост на западном выезде из Потемкинской нельзя было проехать на широких зимних гусеницах, поэтому пришлось посылать в ремонтную роту в Котельниково за летними гусеницами.
Порядок марша следующий:
1) Маршевая группа Квентина; 2) Маршевая группа Унрайна; 3) Дивизионный штаб со штабом 76-го танко-артиллерийского полка; 4) штаб 41-го противотанкового дивизиона; 5) 2-я и 3-я роты 41-го противотанкового дивизиона; 6) 82-й батальон связи; 7) штаб учебного зенитного полка; 8) танковая группа Хюнерсдорфа (II-й танковый батальон, полковой штаб, танко-саперный взвод, I-й танковый батальон, танко-саперный взвод, II-й баталььон 114-го панцергренадерского полка).
Непосредственно за боевыми частями батальонов следовала колесная техника. Марш на Морозовскую (в 140 км от Потемкинской) был крайне осложнен препятствиями на местности. Многочисленные спуски обледенели, крутые подъемы и узкие броды снова останавливали машины. На рассвете 26.12 полк в составе 48 танков достиг Морозовской.
Командир полка определил расположение штаба в Романове (18 км западнее Морозовской, где остался штаб дивизии). I-й танковый батальон также остался в Морозовской, а II-й танковый батальон (без 5-й роты и отряда Ниманна) был переброшен в Ново-Марьевку. 5-я рота была напрямую подчинена дивизии и направлена в Чернышков (30 км восточнее Морозовской), где сразу же приняла участие в боях.
Во второй половине дня появились первые донесения о вражеских танках, в районе Обливской (10 км севернее Морозовской) и в районе Тацинской (45 км южнее Морозовской) (так в тексте). «Командирская танкобоязнь», как это расценил командир полка, привела к тому, что 7-ю роту гауптманна Герикке в 21.45 было приказано отправить в Морозовскую, однако в 22.15 она была возвращена обратно. После этого 7-я рота была подчинена боевой группе Унрайна, которая должна была принять участие в окружении прорвавшейся к Тацинской группировки противника. I-й танковый батальон обер-лейтенанта Ранцигера вечером 26.12 расположился в Общем и с 5.00 27.12 был подчинен майору Бэке. Все местные мужчины призывного возраста на участке полка были собраны в одно место, поскольку поступила информация, что противник в последние дни ставит под ружье подряд всех мужчин от 16 до 60 лет.

27 декабря 1942. Романов
Каких-то значительных боевых действий не было. Группа Бэке проводила разведку у Общего, тогда как 5-я рота вела бои с противником на высоте 101,0 (7 км севернее Чернышкова). В 20.00 командир полка был вызван на дивизионный КП, после своего возвращения собрал всех командиров, обрисовал им обстановку и поставил задачу:
Противник крупными силами ведет наступление, нанося главный удар севернее Миллерово (один танковый корпус) и пытаясь обойти Чернышков с запада; другое танковое соединение прорвалось к Тацинской; одна моторизованная дивизия оперирует в районе Чернышкова; авангард 14-го гвардейского корпуса продвигается к Верхне-Вербовке.
Согласно дивизионного приказа от 25.12.1942, 6-я танковая дивизия подчиняется XXXXVIII танковому корпусу и действует в районе Морозовская-Новониколаев.
Группа Хюнерсдорфа включает в себя: штаб и I-й батальон 11-го танкового полка, I-й батальон 114-го панцергренадерского полка, 10-ю батарею учебного зенитного полка, взвод «фирлингов» 3-й роты 41-го противотанкового дивизиона, 1-ю (самоходную) роту 41-го противотанкового дивизиона, I-й дивизион 76-го танко-артиллерийского полка, а также группу фон Пошингера (II-й батальон 129-го панцергренадерского полка – бронетранспортеры 22-й танковой дивизии). Группа Хюнерсдорфа подчиняется XVII армейскому корпусу и до 9.00 28.12 сосредотачивается в Верхне-Вербовке (7 км западнее Чернышкова). Задача: предотвратить дальнейшее продвижение противника; в ходе атаки с ограниченными целями уничтожить неприятеля, прорвавшегося с северо-востока и севера через высоты 92,7-101,0. Командир полка определит каждое конкретное решение поставленных задач исходя из складывающейся обстановки.

28 декабря 1942. Верхне-Вербовка
6.00 Марш из Романова начался в 23.00 предыдущего вечера. Верхне-Вербовка была достигнута к 5.00. Марш был осложнен обледеневшими оврагами. В 6.00 командир отдает боевой приказ. Задача на сегодня – очистить от вклинившегося противника овраг в 3 км западнее Сиволобова. Прочесать балку 1 км юго-западнее отм.101,0.
23.00 Наступление было запланировано на 6.00. Из-за опоздания Пошингера и условий местности, начало было перенесено на 7.30. В ходе постепенного продвижения был взят Сиволобов, где противник оказал ожесточенное сопротивление, особенно с помощью быстро установленных на позиции ПТО и танков. Природные рвы на местности, проходящие поперек исходной позиции, снова были обледеневшими и очень осложняли наступление, особенно оказывая влияние на панцергренадеров, которым пришлось очень рано спешиться. В атаке участвовало 17 танков, несколько бронемашин гауптманна фон Пошингера и 4 самоходных ПТО 7,62-см. Противник отступил на северо-восток, однако сразу севернее высоты 101,0 существенно усилился, особенно ПТО, что сразу же причинило потери, среди которых, к сожалению, оказались командир батальона обер-лейтенант Ранцигер и два ротных командира – обер-лейтенант Зандер и лейтенант Бойт. Артиллерия с позиций севернее Верхне-Вербовки больше не могла оказывать поддержку атаки, так как у наблюдателей не было радиосвязи с батареями. Приданная пехота не могла занять захваченные группой Хюнерсдорфа позиции, так как была отсечена огнем артиллерии, мешавшим ей продвинуться на северо-восток. Были уничтожены минимум 1 вражеский танк, 10 пушек и множество стрелкового вооружения. Сгустилась темнота. Группа получила приказ – оборонять достигнутый рубеж как можно дольше. Из-за этого никакого приказа на утро не было подготовлено. На многочисленные просьбы отвести войска, не спавшие уже 24 часа и получавшие теплой еды, никакой реакции не последовало. В результате командир полка принял самостоятельное решение и в 23.00 отвел свои войска на исходную позицию к Верхне-Вербовке.

29 декабря 1942. Верхне-Вербовка
Задача на сегодня гласила: наступать через отм.101,0 в восточном направлении на отм.117,8, оттуда развернуться на юг и уничтожить противника, замеченного в районе отм.102,7. Согласно отданному в 6.00 боевому приказу, начало атаки – 7.00. Командир полка, как и вчера, лично едет вперед с немногими оставшимися танками – только 10 единиц, вдохновляя своих измученных людей личным примером. В 8.00 противник силами двух полков пехоты с 10-15 танками атаковал Чернышков. Командир полка из-за этого не стал отказываться от своего плана и начал свое наступление в 9.00. Враг оказывал ожесточенное сопротивление на высотах 110,5-110,9 северо-восточнее Чернышкова. Примечательным в ходе этого боя было то, что стрелки оборонявшегося здесь 354-го пехотного полка панически бежали при появлении вражеских бронеавтомобилей и не оказали никакой поддержки удару наших танков, мотоциклистов и панцергренадеров. Их хватило только на то, чтобы снова занять свои прежние отбитые у врага позиции. То же самое наблюдалось вообще все дни боев у Сиволобова. К 14.00 местность в районе Чернышков-Сиболобов между отметками 110,5-110,9 была очищена от противника. Были уничтожены 4 вражеских танка, 5 ПТО и 6 сверхтяжелых минометов, взяты в плен 20 человек, а на поле боя насчитано 250 убитых. Наступившая темнота воспрепятствовала дальнейшему продвижению, после этого подразделения были отведены на исходные позиции у Верхне-Вербовки и заняли оборону поселка.
Радость от успехов вчерашнего и сегодняшнего дней была сильно омрачена трусостью пехоты, не имевшей никакого желания оборонять возвращенные позиции. Все атаки, стоявшие крайнего напряжения сил, оказались напрасными. Личный состав, сутками не спавший, был истощен. Вооружение и машины находились в технически плачевном состоянии, из-за постоянных боев не было никакого времени для их нормального обслуживания. Командир полка обратил внимание генерала на опасность такого положения вещей, и получил приказ на следующий день – снова отбросить противника, прорвавшегося через оборонительные линии в районе Чернышкова. Командование боевым участком вместо генерала Шпанга было принято генералом Хуффманном.

30 декабря 1942. Верхне-Вербовка
Командир полка определил целью атаки захват высот восточнее Песчанки, после чего развернуться и продолжить наступать на восток в направлении высоты 120. Цель атаки была достигнута, овраги очищены от противника. Неприятель, используя пересеченную местность, снова попытался занять прочную оборону. Ему в этом должны были помочь многочисленные «сталинские органы» и минометы, однако они не остановили наступление шести танков, которые лично возглавлялись командиром полка. Результат: захвачено 3 ПТО, 10 тяжелых пулеметов, множество ПТР и стрелкового оружия, 25 пленных и 140 убитых русских на поле боя. В 15.00 закончились условия подчиненности группы Хюнерсдорфа. Новым местом дислокации снова был назначен район Романова.

31 декабря 1942. Романов
В 5.00 группа Хюнерсдорфа выступила на Романов. Оставшиеся боеспособные танки были оставлены в Чернышкове, так как русские снова вклинились в оборонительный обвод. Этим 6 последним боеспособным танкам удалось подбить 7 русских танков. Вечером полк прибыл в назначенный район дислокации и расположился следующим образом: штаб полка – в Романове, оба танковых батальона – в Ново-Марьевке. II-й батальон 11-го танкового полка с двумя еще боеспособными танками I-го батальона под командованием майора Бэке были подчинены боевой группе Цолленкопфа.
Учитывая большое число выбывших танков, командир полка сразу же определил следующую организацию полка (см.эскиз в приложении): все боеготовые танки были переданы во II-й батальон мойра Бэке и распределены в 4-ю, 6-ю и 7-ю роты. Далее обозы. Обер-лейтенант Боргс был назначен исполнять обязанности начальника тыла с целью обеспечить беспрепятственное перемещение между I-й очередью (Staffel I) (Вебер) и II-й очередью (Staffel II) (Шмоле). Из I-го батальона, оставшегося без боеготовых танков, был создан эвакуационный отряд в форме роты Люкинга (1-я рота) с задачей – собрать все неходовые танки, а их экипажи передать в роту Ниманна. Этому отряду были подчинены эвакуационный и саперный взводы. Еще одной частью этого отряда была рота Вальцера с штабной ротой I-го батальона, со специальной задачей – подготовить из разных мест собранных людей подразделение для действий в качестве пехоты. Последним был создан отряд Шорфе из остатков обозов I-й и II-й очереди и ремонтной роты. Рота Ниманна в основном состояла из потерявших свои танки экипажей и военнослужащих 2,-й, 3-й, 5-й и 8-й рот.
Tags: wintergewitter, декабрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments