nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Categories:

Бомбардировочная эскадра K.G.27 «Boelcke». Октябрь 1942

Отчет о состоянии 27-й бомбардировочной эскадры на 01.10.1942


Потери за 03.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 4-я эскадрилья, номер 1G+, боевой вылет, повреждения 10%, старт в Курске. Поврежден при русской бомбардировке.

6-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры:
«Мой первый боевой вылет пришелся против железной дороги у Волги от Астрахани к Сталинграду. По этой дороге русским поступали грузы английской военной помощи из Персии.
Полет проходил при прекрасной погоде на высоте 2000 метров, с абсолютным радиомолчанием. Я летел в середине соединения. Потом все сбросили бомбы, а я заметил, что у меня еще осталась подвешенной одна бомба! По внутренней связи я передал информацию об этом, однако ответа не было, возможно меня никто не услышал. Тогда я спустился немного ниже строя и сбросил эту бомбу возле какой-то станции. Соединение уже ушло к горизонту и делало маневр, дожидаясь меня. Я пристроился сзади, стараясь подняться выше и занять свое место.
После приземления от командира мне досталась «толстая сигарета» и 100 рейхсмарок штрафа вместе с письменным взысканием. Моя оплошность поставила все соединение под угрозу, так как в этом районе действовали русские истребители на английских машинах. Однако нам повезло!»

6-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры. Воспоминания Х.Беренса:
«Я был бортмехаником в экипаже обер-лейтенанта Петера Лаасса. Вы стартовали из Курска в свой первый боевой вылет на Сталинград. Мы должны были бомбить плацдарм русских на западном берегу. При подлете к району Сталинграда нас с земли по радио проинформировали о точной нашей цели, которой мы раньше не знали. На цель нас наводил один человек с кодовым позывным «Отец» (Vater). В соответствии с его указаниями мы точно положили бомбы в нашу цель. После сброса бомб «Отец» выразил нам свою благодарность.»


III-я группа 27-й бомбардировочной эскадры. Письма к жене штаб-врача доктора Келлера:
«Сегодня в середине дня для разнообразия русские организовали еще один крупный авианалет. Сначала около 12.00 на высоте 8000 метров появился русский авиаразведчик, которого возможно удалось сбить зенитным огнем. Вскоре после этого стартовали оба наших истребителя и заняли свои «охотничьи позиции» на высоте 5000 метров. В 13.30 началось. На высоте 50 метров над полем пронеслись 12 русских штурмовиков, паля из всех стволов. Между ними вспыхивали зенитные разрывы и очень быстро один из врагов, оставляя дымный след, рухнул недалеко от нашего командного пункта. Тут наши истребители упали сверху и сразу же разбили вражеский строй. Началось преследование врага, быстро пропавшее из нашего поля зрения.
Я поехал на летное поле, где погиб один унтер-офицер из II-й группы: пуля в голову! Во время налета он был у своего самолета и попытался укрыться у задней стойки, однако был подстрелен подлетавшим самолетом. Он стал единственной жертвой!
Потом вернулись наши истребители и я первый раз поприсутствовал при их торжественной встрече, когда они подлетали, покачивая крыльями. Вскоре перед нами появился пилот фельдфебель Райнерт, кавалер Рыцарского креста. Он доложил командиру эскадры фон Бойсту о своих победах от 100-й до 104-й. Нет ли у нас для него Дубовых листьев? Вот это была встреча! Я был восхищен этой сценой. Также я побывал возле упавшей недалеко от поля русской машины. Оба ее члена экипажа, окровавленные парни, были мертвы. Наш второй истребитель доложил об одном сбитом, зенитчики еще об одном и, таким образом, из 12 атаковавших машин русские потеряли 6. Может быт, еще одна-две упали и во время их обратного пути! Такое вот разнообразие было у нас в тот относительно обычный день. Еще один похожий налет, и самолеты у русских закончатся!»

Во время авианалета на аэродром Курск-Восток погиб штурман из II-й группы унтер-офицер Йоханнес Кетцер.

Потери за 04.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+HR, боевой вылет, безвозвратная потеря, старт в Курске, упал у Воронежа, экипаж фельдфебеля Эриха Шуберта (5 человек) пропал без вести.

Потери за 06.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 11-я эскадрилья, номер 1G+YV, боевой вылет, повреждения 35%, старт и посадка в Полтаве. Жесткая посадка после старка из-за ошибки при техобслуживании. Три члена экипажа пострадали.
2) Хе-111 Н-2, 12-я эскадрилья, номер 1G+, боевой вылет, повреждения 10%, старт и посадка в Полтаве. Жесткая посадка.
3) Хе-111, 5-я эскадрилья, номер 1G+MN, боевой вылет, старт и посадка в Курске. Налет на Сталинград, тяжелые повреждения от огня противника и жесткая посадка.

По непонятной до сих пор причине больше половины роты аэродромного обслуживания 8.FBK/KG 27 было отправлено за Полярный круг в Финляндию и Норвегию, хотя никакие самолеты из 27-й эскадры там не летали. Только II-я группа иногда совершала курьерские перелеты из Пскова в Хельсинки. Известно, что в тот день рота 8.FBK была переведена из Петсамо в Наутси. 17.10.42 ее перебросили в Бардофосс.

07.10.1942:
Переброска III-й группы 27-й бомбардировочной эскадры из Курска в Миллерово.

08.10.1942:
5-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры:
«Вылет из Миллерово с целью бомбить станцию Эльтон. Мы были правой машиной в звене. Один русский какое-то время летел прямо возле нас, но наш пулемет молчал. Русский махал руками, смеялся и показывал на нас пальцем. Затем он развернулся, нацелился на нас и начал стрелять как сумасшедший. Никакого эффекта это не дало, мы дико крутились и наверно не показались ему спокойной целью, в результате он отвернул. Русский переместился влево и на полной скорости таранил нашего соседа (экипаж фельдфебеля Дайнхарда).»

Потери за 08.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 5-я эскадрилья, номер 1G+BC, боевой вылет, безвозвратная потеря, старт в Миллерово, падение южнее Михайловки. Падение в результате тарана примерно в 20 км южнее Михайловки на Волге, квадрат 6849 44 Ost. Экипаж фельдфебеля Дайнхарда (5 человек) пропал без вести.

10.10.1942:
Крупномасштабный налет 4-го воздушного флота из Миллерово на нефтепромыслы в Грозном, с промежуточной посадкой в Морозовской. Бомбардировка нефтеперерабатывающих заводов с высоты 5000 метров. Много цистерн разбито, однако полные результаты можно было понять только на следующий день, когда рассеялись дымы от пожаров.

Отчет о состоянии 27-й бомбардировочной эскадры на 10.10.1942


7-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Х.-О.Хайнерта:
«Лесной лагерь в Курске обживался все больше и больше. Появились уже рубленые дома. В начале октября выпал первый снег, а печек у нас не было. В целом еще оставалось много неудобств. Приезжал фронтовой ансамбль и развлекал нас на сцене под деревьями.
В наших «гусиных фермах» уже стали задумываться о подготовке к Рождеству. За гусями заботливо ухаживали техники и шоферы. Заготавливался фураж для более крупной скотины. Личные кулинарные пристрастия внимательнейшим образом подвергались всесторонней экспертизе. Все это очень походило на преждевременное «поджаривание соловья на сковородке».

Распорядок дня находящейся на восстановлении в Германии I-й группы 27-й бомбардировочной эскадры на 16-18.10.1942, подготовленный гауптманном Петцольдом:
«16.10.42 19.00 – Общий ужин.
17.10.42 9.00 – Построение группы на бетонном плацу перед верфью.
10.15 – Поездка на торжественный прием в ратушу Ганновера. Участники: все офицеры и чиновники группы, фельдфебели и обер-фельдфебели по списку. Потом возвращение а авиабазу Лангенхаген. Чашка кофе в казино Лангенхагена.
14.15 Строевая подготовка группы в полном составе на дороге перед расположением. 1-й эскадрильей руководит обер-лейтенант Киндт, 2-й – лейтенант Шульц, 3-й – лейтенант Вооге, ротой аэродромного обслуживания – лейтенант Вальта.
15.30 Поездка группы в Ганноверскую оперу на концерт.
…..
18.10.42 15.00 Начало торжественного мероприятия в муниципалитете Лангенхаген.»

Распорядок дня находящейся на восстановлении в Германии I-й группы 27-й бомбардировочной эскадры на 17-28.10.1942, подготовленный майором Мюллером:
«Ганновер, 17.10.42:
В первой половине дня прием у гауляйтера. Во второй половине дня (15.30-17.30) кофе в казино с гостями (дамы офицеров и офицеры авиабазы).Вечером театр или концерт в городе. Потом никаких гостей в казино по вечерам.
Лангенхаген, 17.10.42:
Поездка всей группой в Лангенхаген. 18.10.42 увольнительная для нижних чинов.
Мюнхен:
19.10.42 Выезд в 10.24 всех офицеров в Мюнхен.
20.10.42 Обзорная экскурсия по достопримечательностям Мюнхена. Вечером посещение театра.
21.10.42 Поездка в Reit im Winkel.
До 26.10.42 – Увольнительные для все офицерского корпуса (кроме командиров и адъютантов эскадрилий).
Дессау:
26.10.42 Вылет или выезд в Дессау.
27.10.42 Отдых в Дессау. Прием у бургомистра. После обеда кофе у матери Бёльке. Вечером посещение театра.
28.10.42 До обеда возложение венков на могилу Бёльке, в середине дня выезд в Росток.»

12.10.1942:
В этот день фельдфебель Ханс Райф за свою беспримерную храбрость и успехи в качестве летчика-бомбардировщика получил «Почетный кубок за особые заслуги в воздушной войне». В представлении на награждение этим почетным кубком от 03.09.42 перечислялось следующее:
«В качестве наблюдателя Райф совершил 220 боевых вылетов в России. В ходе боевых вылетов, иногда при сильной ПВО, ночью и в плохую погоду, он проявил себя результативным, надежным и опытным наблюдателем.
04.11.1941 он потопил канонерскую лодку и транспорт в 1000 брутто-тонн, а 27.12.1941 – транспорт в 2500 брутто-тонн севернее Керчи.
24.02.1942 он нацелил прямое попадание в склад боеприпасов и горючего на восточном берегу бухты «Север-Юг» (Nord-Suedbucht) в Севастополе.
В ходе оборонительных боев в начале года на Керченском полуострове, в сражении на окружение южнее Харькова, в районе Купянска и при прорыве к Воронежу, Райф без усталости по 4-5 раз за день совершал боевые вылеты и наносил противнику большие потери путем меткого сброса бомб и огня из бортовых пушек.
Фельдфебель Райф за высокую боеспособность и заслуги достоин награждения почетным кубком.»

13.10.1942:
Самолет 1G+FR совершил ночной вылет в район восточнее Сталинграда. Бомбами повреждено судно водоизмещением примерно 500 тонн, а также пущен под откос ехавший по железной дороге поезд.

Потери за 15.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+LR, боевой вылет, повреждения 15%, старт и посадка в Миллерово. Жесткая посадка после обстрела и повреждений от зенитного огня. Штурман получил ранения.

7-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Х.-О.Хайнерта:
«Наш лесной лагерь поздним летом 1942 года стал своеобразным местом обмена информацией с пехотой. Пехотные офицеры с Воронежского фронта выступали перед свободными от службы экипажами с докладами о боевых действиях на передовых позициях. Наши экипажи узнавали, что именно пехота ждет от авиации и, особенно, от бомбардировщиков в качестве поддержки. Снова и снова мы слышали: «Когда надо, ни одной вашей машины нет в воздухе.» В дискуссиях мы доказывали, что имеющихся сил Люфтваффе недостаточно для такого широко растянутого фронта. Кроме того, запросы идут по цепочке батальон-полк-дивизия-корпус-армия, и только там попадают к офицеру связи Люфтваффе (Flivo), что слишком долго».

17.10.1942:
3-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Х. Райфа:
«В Лангенхагене мы продолжали с напряжением ждать, когда уже нас отпустят по домам в отпуск. Службы было мало. Мы ходили к кафе, посетили оперу "Царь и Циммерманн", а также предвкушали "Эгмонта" Гёте. Последнее, к сожалению, не произошло. 17.10 наша группа участвовала в тожественном построении на авиабазе Лангенхаген, где наш командир Мюллер, получивший к тому моменту майора и выглядевший немного помятым после вчерашнего товарищеского ужина, вместе с некоторыми другими важными господами сказал короткую речь и обрисовал ситуацию
Для нас важным было только то, что 7.11.42 мы снова должны собраться в Лангенхагене, откуда группа в полном составе и боевой готовности вернется утром 1.12.42 обратно в Конотоп. Вечером 17.10 мы посетили оперетту в городе. В воскресенье вечером 18.10 к нам нагрянуло местное партийное начальство, вдруг тоже пожелавшее нас поприветствовать. Только с большим напряжением воли мы вытерпели очередное торжество в столовой, с, к счастью, короткими речами, кофе, закусками, пивом, гороховым супом, музыкой и даже небольшими театрализованными сценками. Мы были очень рады, что всего было в меру и быстро закончилось. Все собирались уже в тот же вечер отправиться по своим домам. Настроение было немного испорчено тем, что из-за этих абсолютно ненужных нам торжеств было потеряно целых 5 дней отпуска."


18.10.1942:
6-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Э.Цептера:
"Вылет II-й группы на бомбежку островов на Волге у Сталинграда. После старта - подъем всем соединением через облачность. Такой маневр тал в себе опасность столкновения. Остальные угрозы были прежними. Моя летная сноровка позволяла уже преодолевать их автоматически. Теперь мы шли обычным зиг-заг-курсом. На высоте 5000 метров в ясном небе по нам был открыт сильный зенитный огонь. Хе-111 группы прыгали вверх-вниз, потрясающая картина, однако стоившая нам пота.
Внезапное попадание в правый мотор! Я уже с училища был приучен держать пальцы наготове, чтобы немедленно отключить мотор. В противном случае начнется пожар. У меня был только один вопрос - продолжает ли гореть мотор? К счастью, недолго. Я отстал от других машин и начал терять высоту. Свои бомбы я сбросил на какой-то оказавшийся подо мной волжский остров. После сброса бомбя смог на высоте 2000 метров на большой скорости уйти из зоны огня ПВО. Группа делала маневр, дожидаясь меня. По радио меня запросили - смогу ли я лететь на одном моторе? Все оказалось хорошо и я приземлился с одним мотором."

Потери за 18.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 6-я эскадрилья, номер 1G+FP, боевой вылет, старт и посадка в Миллерово. Вылет на Сталинград, зенитное попадание в крыло. Отчет.

Потери за 20 (19?).10.42:
1) Хе-111 Н-6, 6-я эскадрилья, номер 1G+GP, боевой вылет, безвозвратная потеря, старт в Миллерово. Налет на скопление танков восточнее Грачи. Прямое попадание зенитного снаряда и взрыв бензобака с отрывом одного крыла. Падение в огне в квадрате 49124, примерно 3-4кмюжнее Грачи на железной дороге Сталинград-Котлубань. Один человек успел выпрыгнуть, но парашют не раскрылся. Экипаж фельдфебеля Корнелиуса (5 человек) пропал без вести.

19.10.1942:
III-я группа 27-й бомбардировочной эскадры. Письма к жене штаб-врача доктора Келлера:
"Слушали передачу речи Геббельса в Мюнхене. Кажется, будто он хочет еще раз встряхнуть людей. Сталинград вчера так и не пал. Здесь не так, как раньше. Если в Севастополе еще надеялись решить все одним ударом, то здесь все гораздо тяжелее. По радио сказали, что огонь противника прижимает немецкие войска к земле, русские ожесточенно обороняют верхние этажи еще сохранившихся домов. Продвижение к цели идет очень медленно."

Потери за 20.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+, боевой вылет, повреждения 60%, старт и посадка в Миллерово. Вынужденная посадка после зенитного попадания в квадрате D923.

Потери за 21.10.42:
1) Хе-111 Р-2, 10-я эскадрилья, номер 1G+DU, проверочный полет, повреждения 30%, старт и посадка в Полтаве. Жесткая посадка после потери правого мотора.

21.10.1942:
В Мюнхене состоялся торжественный прием в городской ратуше обер-бургомистром Филером (Fiehler) командира (майора Рудольфа Мюллера) и 20 офицеров I-й группы 27-й бомбардировочной эскадры . Это событие занесено в мюнхенскую "Золотую книгу".

Потери за 22.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 6-я эскадрилья, номер 1G+EP, боевой вылет, старт и посадка в Миллерово. Бомбардировка скопления войск у Обливской (?). Бортрадист Эрих Цептер ранен.

8-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания В.Хартля:
"В этот день 8-я эскадрилья с ведущим 1G+LS (пилот командир эскадрильи гауптманн Кведнау) вылетела бомбить железнодорожные составы у озера Эльтон. По этой ветке от Саратова до Астрахани русские перебрасывали свои подкрепления и грузы снабжения для Сталинграда. Сброс бомб был осуществлен семью машинами с относительно большой высоты, никаких особенных попаданий по станции и поездам замечено не было.
На обратном пути были атакованы тремя истребителями Миг. Один из них приблизился к нам, уходя от заградительного огня другого Хе-111. Весь экипаж изо всех сил закричал: "Стреляй! Стреляй! Стреляй!" Я подпустил Миг примерно на 50 метров и одной очередью выпустил полный барабан в его мотор. За ним сразу показался черный дымный следи он ушел вниз. Из-за кутерьмы боя удар о землю не было видно.
Потом эту победу мне не засчитали. Вокруг нее разгорелась настоящая бумажная война, и наш оперативный офицер в итоге сердечно мне сказал: "Хартль, сделайте милость, не сбивайте больше русских."

23.10.1942:
Экипаж Хафигхорста на 1G+NN вылетел из Миллерово с одной специальной задачей - его целью был нефтеперерабатывающий завод в Грозном. Прямо в полете задача была изменена и его перенаправили на химическую фабрику в Чегеме, что и было с успехом выполнено.



Потери за 25.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+ER, боевой вылет, повреждения 60%, старт и посадка в Миллерово. Вынужденная посадка в квадрате 0923 после зенитного попадания. Ранен штурман Альфон Надлер. (другая запись про ту же машину - боевой вылет на Сталинград, атака истребителя). Отчет.

7-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Х.О.Хайнерта:
"При бомбежке Сталинграда мое звено попало под сильный обстрел. Машина слева доложила по бортовому радио, что ее стрелку ранило руку. Также этот самолет начал терять высоту и вынужден был сравнительно легко приземлиться примерно в 20 км западнее Калача, на прежнее поле боя. Обе других наших машины сопровождали подбитый Хе-111. Я решил приземлиться с ним рядом и забрать раненого, чтобы он не умер от потери крови. Второй самолет в воздухе наблюдал за нашей посадкой и потом улетел в Миллерово, чтобы там сообщить о случившемся. Обер-фельдфебель Хайнрих посадил наш 1G+IR точно на полевую дорогу, при этом полпути мы проехали прямо через высокую степную траву. Экипаж с подбитого самолета, стоявшего в 400-500 метрах, подтащил нам своего раненого. Я с обер-фельдебелем Хайнрихом осмотрели дорожку для взлета и возможные на ней препятствия. Волосы у нас встали дыбом: мы были прямо посреди бывшего поля боя с окопами и стрелковыми ячейками! Вокруг валялась всякая амуниция. Кроме того, выросшая с лета высокая степная трава скрывала от нас подробности, которые хорошо было видно с воздуха.
Быстро мы соорудили "слаломную дорожку" для старта, замостив найденными винтовками главные препятствия в виде окопов. Раненого стрелка мы разместили в своей машине, а остальной экипаж подбитого самолета должен было оставаться на месте, дожидаясь помощи. Из Миллерово уже выдвинулась спасательная команда.
Как только поднялись обороты, сразу полный газ. Машина клюнула вперед на первом окопе. Затем Хе-111 взлетел! Примерно в 16.30 мы приземлились в Миллерово. Там нашего раненого уже ждал санитарный автомобиль."

Для поддержки немецких войск в Сталинграде, румыны начали наступление на Нальчик. II-я и III-я авиагруппы 27-й эскадры из Миллерово поддерживали их действия, нанося удары по вражеским позициям южнее реки Баксан. Командующий 4-мвоздушным флотом генерал-полковник барон фон Рихтгофен разместил свой передовой КП у Баксана. Радиосвязь этого КП обеспечивала 4-я радиорота гауптманна Вальтера Кристиана Майера из4-го полка связи Люфтваффе. Оттуда около 8.00 фон Рихтгофен наблюдал за бомбовыми ударами II-й и III-й групп по линии фронта. Рихтгофен лично дирижировал их действиями, используя средневолновую радиостанцию.

28.10.1942:
В годовщину смерти Освальда Бёльке I-я группа совершила визит в Дессау. Там стараниями партийного руководства уже была построена большая сцена. В торжественном поминальном обеде в городской ратуше участвовал обер-бургомистр Зандерс. Там также была внесена запись в городскую "Золотую книгу". После этого группа выехала на завод Хейнкеля в Росток.
Командир группы майор Мюллер посетил городской музей с реликвиями Освальда Бёльке. Потом посещение кладбища вместе с матерью Бёльке. Кажется, там присутствует поголовно все местное партийное руководство, включая гауляйтера Р.Йордана.

5-я эскадрилья 27-й бомбардировочной эскадры, воспоминания Х.Шлуэ:
"В 8.00 утра совещание в Миллерово. Командир эскадрильи спрашивает экипажи, знают ли они, какой сегодня день? Сегодня годовщина смерти Освальда Бёльке. Он обходит одного за другим и вот останавливается возле меня. "Как вы, однако, выглядите! После вылета немедленно явитесь к штаб-врачу Бэнклеру. Вы выглядите, как будто заболели".Я стал отказываться, хотя уже с неделю чувствовал себя плохо, не было аппетита, болел живот, однако я не хотел покидать свой экипаж. Но потом я понял, что мне может угрожать желтуха, как и многим здесь.
Экипаж унтер-офицера Вайгманна (1G+HN) в 23.30 стартовал из Миллерово, быстрой замены мне при этом не нашли. Целью был русский аэродром восточнее Сталинграда. Мы подали световые сигналы, какими обычно русские ночные истребители запрашивают освещение посадочной полосы. Русские включили освещение, мы немного подождали и рухнули вниз, стреляя по всему, что могли разглядеть. Туда же мы сбросили еще 40 осколочных бомб. Такой фокус можно было провести только один раз. Расстреляв все боеприпасы, в 2.10 мы сели обратно в Миллерово. Только после этого я пошел в лазарет к штаб-врачу Бэнклеру. Вот так я провел "день Бёльке".
До 28.10.1942 я совершил около 30 боевых вылетов с экипажем Вайгманна на Сталинград. Несколько раз нам приходилось менять самолет из-за больших повреждений от обстрелов. Атаки на суда были особенно опасны, так как волжские острова были насыщены зенитной артиллерией. По слухам, в расчетах этих орудий было много женщин. Они стреляли особенно метко.
Налеты на Сталинград, особенно Тракторный завод, требовалось проводить днем. По ночам русские перебрасывали свои подкрепления через Волгу на судах, паромах и лодках. Дневные налеты были особенно трудны и сопряжены с большими потерями, так как требовалось точно прицеливаться, чтобы не задеть немецкие войска. Для нас это значило: высота 2000 метров (в зоне действия зениток средних калибров) и не более минуты на прицеливание через прибор LOTFE. Очень сильная ПВО была на восточном берегу Волги. Этой минуты ей вполне хватало, чтобы успешно навестись на нас. Было много проклятий и критики по поводу этих "тупых боевых приказов".
Немного по поводу дисциплины. На черной доске висел приказ командира группы (?): "Экипажи наказаны! Между боевыми вылетами - заниматься строевой подготовкой!" Так нас отблагодарили за потери и напряженные боевые вылеты! Мы чувствовали себя рекрутами, хотя уже были унтер-офицерами. Командовал нами на плацу какой-то портупей-унтер из наземного персонала! Создавалось впечатление, что немецким военно-воздушным силам пришел конец. Как-то раз на вылет в Кировограде мы отправились прямо с плаца. Можете представить, какое у нас было настроение! Причина такого мероприятия была в чрезмерном употреблении алкоголя, когда не возвращались экипажи в эскадрилье или группе. Вероятно, такие указания шли "сверху", однако они были совершенно нетипичны для 27-й эскадры!"

Потери за 28.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+, боевой вылет, повреждения 20%, старт и посадка в Миллерово.

Потери за 29.10.42:
1) Хе-111 Н-6, 7-я эскадрилья, номер 1G+JR, боевой вылет, повреждения 40%, старт и посадка в Миллерово. Жесткая посадка после удара по артиллерийским позициям противника восточнее Сталинграда. Зенитное попадание в левое шасси, перебиты левая тяга, упали обороты левого двигателя. При посадке пришло открыть аварийный люк справа от места наблюдателя, чтобы избежать заклинивания.

29.10.1942:
Командование и штаб 8-й армии. Награждение медалью за храбрость на поле боя.
На основании представления, согласно королевскому декрету от 4.11.32 и указу Дуче фашизма и Первого маршала Империи, главнокомандующего на всех фронтах, гауптманн Йоахим Петцольд из германских ВВС награждается Военным крестом с мечами за следующие боевые заслуги на Восточном фронте: в качестве командира бомбардировочной эскадрильи совершил много боевых вылетов и успешно взаимодействовал с итальянскими войсками на Дону в районе Вешенская-Ягодный, Россия, 25 августа 1942 года.
Оперативный сектор 8-й итальянской армии, 29 октября
Командующий Итало Гарибольди,
Команда связи германских ВВС при королевской авиации в России."

Отчет о состоянии 27-й бомбардировочной эскадры на 31.10.1942

Из приведенных данных видно, что в IV-й авиагруппе было много неопытных экипажей с неоконченной подготовкой. При этом нормой в 1942 году было иметь в среднем от 5 до 10 учебных экипажей.
Tags: luftwaffe, октябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments