nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

100-я егерская дивизия. Сентябрь 1942 г. (1)

В первых днях сентября дело доходило лишь до местных атак противника. В общем, боевая деятельность шла на спад. Объявленное 3-го сентября предварительное распоряжение разведывательному батальону о подготовке к перебазированию, вызвало во всей дивизии дичайшие слухи. При этом, естественно, был самый бурный полет фантазии, были названы все возможные цели передислокации, от родины до Франции. Однако, в высших штабах все виделось совсем по-другому. Так как в эти дни было выдано руководство «Дивизия егерей в войне в гористой местности», и, кроме того, I-й и II-й батальоны 83-го артиллерийского полка ( die I. und II. Abt. des AR.83.) были перевооружены на горное орудие 36, тайный намек звучал: «Кавказ».
Что-то было уже в этих предположениях, но все пошло, как часто бывает, совсем по-другому. 5 сентября при докладе о положении дел в штаб-квартире фюрера было приказано: «Согласно донесению начальника генерального штаба группа армий «Б» намеревается вывести из Донской излучины северо-восточнее Сиротинской 100-ю дивизию егерей (die Jäger-Div. 100. ) и подвести ее к 6-й армии (die 6.Armee). Дивизия должна быть по приказу фюрера заменена прибывшей в тыл левого фланга армии 298-й пехотной дивизией (die 298.ID.).
Итак, Сталинград уже вырисовывался, хотя у дивизии еще оставалась короткая отсрочка.
6 сентября 3-й эскадрон батальона разведки 100-й дивизии (die 3./AA. 100) снова соединился со своим батальоном. Во время своего подчинения 227-му полку егерей (das Jäger-Rgt. 227.) он понес большие потери. 5-я рота 369-го пехотного полка (die 5./IR.369.), единственная задействованная на фронте хорватская рота, была сменена и отправлена назад к своему расположенному в тылу полку. Также сильно ослабленный III -й батальон 227-го полка (dаs III./227) был отведен с передовой и временно поступил в резерв. 2-я рота 54-го полка (2./54.), 6-я и 7-я роты 227-го полка (6.,7./227.) сменили его при оставшемся штабе батальона.
В последующие дни русские многократно напрасно атаковали силами батальона. Хотя инициатива однозначно была на стороне противника, снова и снова к нашим позициям приходили перебежчики, по одиночке или маленькими группами.
9-го прибыли с 23 июля заново переформированные и экипированные в Харькове I-е батальоны обоих егерских полков, которые сразу были включены в состав. Напротив, сильно уменьшившийся III-й батальон 227-го полка (dаs III./227), за исключением 13-й и 15-й рот, был расформирован. Около 200 оставшихся человек поступили во II-й батальон. Командир расформированного батальона, гауптманн Зайдель (Hptm.Seidel), 22 сентября принял командование новым I-м батальоном 227-го полка (das I./ Jäger-Rgt. 227.).
Перед фронтом дивизии в большой излучине Дона на короткое время все оставалось спокойно. Несмотря на жаркие по летнему дни, температура уже сильно понижалась ночью. Пока было определено дальнейшее применение 100-й дивизии егерей, прошло три недели. Так 14 сентября из-за мнимо ослабевающего сопротивления русских в Сталинграде и из-за оживленной деятельности противника на левом фланге 6-й армии ( die 6.Armee), дивизия была оставлена на месте, но все же вскоре после этого сменена и направлена на марш в южном направлении.* (В дневнике генерала-полковника Гальдера (Generaloberst Halder) говорится о «временной» переброске 100-й дивизии егерей ( die 100. Jäger-Division )).
Ночью с 18 на 19 сентября, как первое подразделение, разведывательный батальон был заменен батальоном 305-й пехотной дивизии (die ID. 305.). В течение следующих трех дней последовала затем замена всей дивизии, чей участок был теперь принят 376-й пехотной дивизией ( die 376.ID.). Только батальон правого фланга, I-й батальон 54-го полка ( I./54.), был заменен батальоном 44-й пехотной дивизии ( die 44.ID.). Путь шел на юго-восток через Венцовский, Радионов на Голубинскую. Во время марша, еще западнее Дона, казалось, что еще раз наверху подумали об отправке на Кавказе, сегодня это не доказуемо, но все признаки указывали на то, что 21-го было окончательно принято решение о судьбе дивизии.
В протоколе доклада о положении дел в главной ставке фюрера от 21 сентября говорилось то же самое: «По донесению группы армий «Б» наступление на северную часть Сталинграда вследствие сильно сократившихся сил пехоты в настоящее время неосуществимо. Поэтому фюрер приказывает: 100-я дивизия егерей (die 100. Jäg.-Div. ) должна быть отправлена в Сталинград»
Двумя днями позже поглавник (Poglavnik), государственный руководитель Хорватии, Анте Павелич (Ante Pavelić), по приглашению Гитлера находился в ставке фюрера в Виннице. При этом было решено, что хорватский контингент на Восточном фронте – наряду с 369-м пехотным полком ( das 369.IR.), эскадрильей истребителей и несколькими морскими подразделениями – не должен будет увеличиваться. На следующий день, 24 сентября Павелич вылетел в штаб-квартиру 6-й армии (die 6.Armee) в Голубинскую. В присутствии генерала Паулюса (Gen.Paulus) он принял делегацию хорватского полка и вручил ордена. О смене полка больше не было речи. Так же и на личный состав 100-й дивизии егерей (die 100. Jäg.-Div.), во главе с генералом-лейтенантом Занне (Generalleutnant Sanne) пролился дождь наград.
В то время, как дивизия находилась на марше на Сталинград и частично уже сражалась в городе, два батальона 100-й дивизии были задействованы в другом месте. На перешейке между Доном и Волгой немецкие дивизии держались фронтом к северу примерно в 10 км севернее города. Против этой линии две недели направлялись сильные атаки русских.
21 сентября на эту северный заслон (Nordriegelstellung) был отправлен IV-й дивизион 83-го артиллерийского полка (die IV./AR.83). Передовая линия находилась под беспрерывным сильным минометным огнем. В ночь на 22-е русские ворвались вглубь обороны силами батальона и угрожали наблюдательным постам 10-й и 11-й батарей. После восхода солнца при поддержке двух штурмовых орудий красноармейцы были отброшены. После того, как немецкие позиции снова весь день находились под ожесточенным огнем, - многие ракеты «Сталинских органов», к счастью, не разорвались, - вся артиллерия участка, включая IV-й дивизион 83-го артиллерийского полка (IV./83), обложила районы исходных позиций противника массированным огнем. Особенно опустошительно действовали рикошеты 21-см мортир, с таким результатом, что русские всю ночь не предпринимали больше дальнейших попыток атаковать. На следующий день в 10.00 на позицию прорвался русский батальон, поддерживаемый десятью Т-34. Семь из них были подбиты двумя 8,8 см зенитными орудиями, остальные три штурмовыми орудиями, которые вместе с артиллерией уничтожили красный стрелковый батальон. Вечером IV-й дивизион 83-го артиллерийского полка (IV./83) был отведен и после дня отдыха подвезен к дивизии в Сталинград.
Разведывательный батальон в Алексеевском 24-го вечером был поднят по тревоге и так же отправлен к 76-й пехотной дивизии (die76.ID). Он направился на исходную позицию у Малой Россошки и был задействована в первой половине дня для зачистки оврага, в котором, в трех километрах позади линии фронта, засела прорвавшаяся вражеская рота с двумя Т-34. С помощью приданного штурмового орудия сопротивление неприятеля вскоре было сломлено. Вечером батальон был сменен 203-м гренадерским полком (das Gren.-Rgt. 203.), который был сильнее только на одну роту. У так называемого оврага Котлубань батальон разведки занял участок шириной в 4,5 км.
Рано утром 26-го начался ураганный огонь чудовищной интенсивности. Для иллюстрации стоит привести пример: телефонную линию чуть больше 100 м длиной в этот день пришлось ремонтировать 47 раз. Около полудня русские прорвались у одного из эскадронов. Когда неприятель контратакой был снова отброшен обратно, еще раз начался убийственный артиллерийский, минометный огонь и огонь «Сталинских органов». До наступления темноты от 1-го эскадрона разведывательного батальона 100-й дивизии (die 1./AA.100) осталось только лишь 50 боеспособных человек, у 3-го эскадрона – 30, а у 2-го эскадрона только четыре. От обозов все в какой-то мере лишние люди были отправлены на передовую. Несмотря на это, 28-го пришлось ввести в бой гренадерский батальон, чтобы можно было удержать позицию. Когда 29 сентября в 22.00 батальон был наконец-то сменен 113-м батальоном разведки, то в тыл рысцой бежала скорей кучка изнуренных боем солдат. 76-я пехотная дивизия (die 76.ID.), при которой были задействованы IV-й дивизион 83-го артиллерийского полка (die IV./AR.83 ) и батальон разведки 100-й дивизии (А.А.100),за прошедшие две недели была атакована 12 различными советскими дивизиями.
Tags: 100 le.id/jd, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments