nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

29-я моторизованная дивизия. Сентябрь 1942 г. (1)

Через внутренний оборонительный обвод к Волге. (31.08 – 13.09)

За месяц работ противник создал на восточном берегу реки Червленая вторую большую, глубоко эшелонированную систему укреплений, которая должна была своими современными боевыми сооружениями защищать город с запада и юго-запада. Молниеносный прорыв XXXXVIII-го танкового корпуса (XXXXVIII. Pz.Korps) через внешний оборонительный пояс был однако столь стремительным, что противнику было невозможно, в достаточной мере и вовремя усилить личный состав внутреннего кольца, который занимало только некоторое количество артиллерийских и минометных батальонов 118-го укрепрайона. В следствие этого, 24-я танковая дивизия (die 24.Pz.Div.) уже 1.09 образовала плацдарм у Гавриловки в тылу неприятеля, преодолела оборону артиллерийских и минометных батальонов и вышла головными частями к слабо защищенной железнодорожной линии Калач – Сталинград. 3.09 было достигнуто соединение с правым крылом 6-й армии (die 6.Armee), продвигающейся от Калача на Сталинград.
Тем временем Советы со всей возможной поспешностью подтянули подкрепления с менее опасного участка южнее Красноармейска, чтобы остановить немецкое наступление по крайней мере в глубине внутреннего оборонительного кольца, перед укреплениями на окраине города вокруг Бекетовки. Таким образом, 1 сентября на высотах к востоку от Гавриловки части дивизии вскоре встретили упорное, поддерживаемое танками, сопротивление. Контратаки проводились в основном 36-й гвардейской дивизией (die 36.Garde-Div.), которая недавно была преобразована из воздушно-десантного корпуса в стрелковую дивизию.
Ввиду такого положения возникла необходимость прорываться дальше к Волге севернее, в обход этого участка. После замены пехотой, дивизия была переправлена дальше на северо-восток, чтобы прикрывать действия корпуса с южного фланга напротив Ягодное-Елхи для прорыва к Волге.
В длившихся до 4.09 тяжелых боях у Елхов и Трех курганов (Dreiügelgrab) , которые наша Люфтваффе бомбила с раннего утра до позднего вечера, волна за волной, выяснилось, что противник создал настоящий укрепленный район западнее и северо-западнее Бекетовки, чтобы предотвратить прорыв к Волге на участке южнее города. В особенности же лесок у Елхов был переделан в крепость, нашпигованную танками, противотанковой и противопехотными частями и артиллерией, которая отбивала атаки дивизии своим огнем.
Тем временем 24-я танковая дивизия (die 24.Pz.Div.) 4.09 при слабом сопротивлении врага вдоль Калачевской железнодорожной линии смогла прорваться уже к окраине города (квартал казарм). Это доказывает то, что противник не считал возможным прорыв к Волге с запада на участке по обеим сторонам железнодорожной линии и от того здесь был слабее укреплен, чем в районе севернее Бекетовки. После короткой перегруппировки дивизия, в составе танкового корпуса, 8.09 приступила к наступлению на блокирующую, как плацдарм, подход к Волге Верхнюю Ельшанку, расположенную южнее железной дороги, и заняла ее после ожесточенных уличных боев. Обороняющие поселок части 35-й гвардейской дивизии (die 35.Garde.-Div.) и 38-й мотострелковой бригады (die 38. mot. Sch. Brig.) были уничтожены или отброшены назад на западную окраину пригорода Минина.

В Сталинграде (14. – 29.09.1942)

Хотя советское верховному командованию теперь пришлось признать, что Сталинград не сможет длительно противостоять концентрическому немецкому наступлению, оно не изменило своего решения, защищать каждую фабрику, каждый дом, каждую пядь земли города до полного самоуничтожения. Очевидно, особый, относительно Сталинграда, приказ, отданный Сталиным 28.07, делал любое другое военное решение невозможным. Поэтому подстегиваемому к сопротивлению противнику, которому препятствовали при отходе комиссары и заградительные отряды, пришлось быть отброшенным в ожесточенных боях со своих позиций, спрятанных за баррикадами, в домах и фабриках. Он сдавался только в редчайших случаях.
Согнанная на узкое пространство в южной части города от Купоросного до пристани «Высотка» основная масса отброшенных от Верхней Ельшанки частей 35-й гвардейской дивизии (die 35.Garde.-Div.), 10-й стрелковой бригады (die 10. Sch. Brig.), 10-й дивизии НКВД (die 10.(NKWD) Div.), а также остатки 131-й стрелковой дивизии (die 131.S.D.) были задействованы для обороны. По причине малочисленности личного состава в соединениях, большинство полков были переформированы в батальоны. Для дальнейшего повышения боеспособности и общему боевому командованию, командиру 35-й гвардейской дивизии (die 35.Garde.-Div.) было поручено главное командование всеми без исключения боевыми группами, задействованными в южной части города. В дальнейшем ему подчиняются части 133-й танковой бригады ( die 133.P.Brig,). До 22.09 с восточного берега были переправлены еще 42-я стрелковая бригада и 92-я бригада морской пехоты. Все преимущества были на стороне защитников.
О сентябрьских боях за Купоросное пишет унтер-офицер Вернер Халле (Werner Halle), бывшая 10-я рота 71-го полка (10./I.R. 71(mot.)):
«Тяжелейшие бои остались позади нас. Дни, даже недели ведем мы теперь, непрерывно боевые действия. Главная цель нашего наступления называется Сталинград.
Русские выстроили между Доном и Волгой полевые укрепления, которые сделали для нас нелегкой задачей, взять эту глубоко эшелонированную оборонительную систему. Каждый поселок, каждый дом, каждый кусок леса и, само собой, каждая высота были оборудованы для обороны. Местность была разрыта в одну единую крепость. Слишком поздно различаются, на совсем небольшом удалении одиночные окопы, бункеры, соединенные друг с другом глубокими траншеями. Оборонительные позиции плотно заняты русскими, а их огневая мощь огромна. Мы, пехотинцы, день за днем заново переживаем ожесточенное сопротивление. Да, русские сражаются с фанатизмом, который уже граничит с невозможным.
Потери русских достигают пугающих цифр. Но и мы сильно потрепаны. 10-я рота 71-го полка (10./I.R. 71(mot.)) в то время едва ли имеет численность взвода. Командиров рот и взводов в это время мы знали очень редко. Нам приходилось оплакивать многочисленные тяжелые потери. Для нас, если я могу сейчас так сказать, это был совсем не хороший знак. Каждый из нас, звучит жестко, но это было так, из этого мог заключить только одно: кто из нас следующий?
И все таки, не смотря на это, наша цель Сталинград находилась близко от нас. «Сталинград» придавало нам, пехотинцам, которые уже год с лишним воевали на востоке, сознание силы, которая нас все время двигала вперед.
Сегодня мы пишем о 8-м сентября. Начинается день. Мы снова уже стоим в тяжелых боях против русских. Наши орудия, артиллерия и все мыслимое огнестрельное оружие атакуют в непрерывном взаимодействии и пожинают лютую жатву среди обороняющихся. Но русские не сдаются. Повсюду нас встречает ответный огонь. На прямой наводке двух «Сталинских органов», стоящих в лощине вблизи наших позиций, нас берут под обстрел. Для нас есть только одно спасение, «полное прикрытие», и снаряды уже шипят с ужасающим грохотом и шумом над нашими головами. Никогда я не забуду приписанную к нашей роте 2 см зенитку. Она защищалась сама и на кратчайшем расстоянии уничтожала огневые расчеты и орудия. Путь снова был свободен, но вопрос, надолго ли?
Если мы поднимали глаза к небу, то видели наши самолеты, эскадрилью за эскадрильей, с раннего утра непрерывно в бою. Для нас такое гордое чувство, быть поддерживаемыми с воздуха.
Сейчас мы стоим перед высотой, естественно, занятой врагом. Здесь мы также вклиниваемся во вражеские позиции. Все время одна и та же картина: мертвые, раненые и пленные, которые робкими шагами выбираются с позиций.
Потом мы смотрим вниз с высоты. Еще 4-5 км, и Сталинград и Волга перед нами. Великолепный вид, город с великой рекой. Город укутан в дым и чад.»
Tags: 29 id(mot), сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments