nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

94-я пехотная дивизия. Группа Пфайффера

Полномочный генерал, представитель командующего 6-й армии
Оперативный отдел
№01/42 Морозовская 17.00 11.12.1942
Секретно
1) По приказу генерал-полковника Паулюса немедленно вступаю в должность «полномочного генерала-представителя командующего 6-й армии за пределами крепости Сталинград»
Задача – управление всеми частями 6-й армии, оказавшимися за пределами крепости Сталинград.

Урегулирование всех возникающих вопросов совместно с обер-квартирмейстером 6-й армии, полковником генерального штаба Бадером.
2) Замещение должностей в «штабе Пфайффера» - см.приложение.
Пункт управления – со второй половины дня 11.12.42 Морозовская, Театральная улица, №72/49
3) Ближайшими неотложными задачами я считаю:
a) Сбор всех отпускников, возвращающихся из госпиталей, пополнений и рассеянных частей 6-й армии;
b) Поиск частей снабжения дивизий 6-й армии, которые в настоящее время не находятся в крепости Сталинград;
c) Дополнительное вооружение и оснащение (в т.ч. зимним обмундированием) отпускников и частей снабжения, так, чтобы было возможным скорейшим образом направить их в свои дивизии в крепость после прорыва блокады;
d) Поиск и охрана конского состава 6-й армии за пределами крепости Сталинград.
4) 1-й отдел (майор доктор Мут) сначала проясняет:
a) Сколько военнослужащих 6-й армии находится в рядах 3-й румынской армии, каким дивизиям они принадлежат, где находятся и кому подчиняются?
b) Какое количество дополнительно прибывающих военнослужащих 6-й армии еще потребуется 3-й румынской армии?
c) Где расположены пункты сбора отпускников отдельных дивизий 6-й армии? Количество этих пунктов сбора и количество людей там?
d) Где находятся части снабжения дивизий 6-й армии? (армейские части снабжения курирует обер-квартирмейстер 6-й армии, в т.ч. часть дивизионных хлебопекарен)
e) Где находятся оставшиеся, еще не найденные, подразделения снабжения дивизий?
Следующей моей задачей будет:
aa) отпускников собирать подивизионно, формировать из них роты и батальоны. После этого, с помощью комендантов населенных пунктов у железной дороги и главной маршевой трассы, направлять их на фронт. В любом случае обеспечить быстрое доведение до них приказов;
bb) в тесном взаимодействии с 3-й румынской армией, всех военнослужащих 6-й армии, не занятых в боях, при улучшении обстановки высвобождать и отводить с фронта. Распределять этих солдат подивизионно и формировать из них подразделения, готовые присоединиться к своим дивизиям;
cc) целесообразно расположенные части снабжения дивизий 6-й армии не перебрасывать, а оставлять на прежнем месте;
dd) оснащать отпускников и подразделения снабжения дополнительным вооружением, имуществом и обмундированием.
5) 2-й отдел (майор барон фон Роткирх) сначала проясняет:
a) Какие известные районы содержания лошадей планомерно заняты и сколько лошадей там находится?
b) Какие есть дополнительно занятые районы содержания лошадей?
c) Куда были отогнаны лошади из районов, занятых противником.
Следующей моей задачей будет:
aa) Для поддержания максимально высокого уровня конского состава армии, всех здоровых лошадей планомерно распределить по районам, в которых будет возможно их оптимальное содержание;
bb) ту часть лошадей, которая вследствие потерь своих районов содержания, ранее была передана в корпуса, перебросить в области дальше на запад, для чего провести поиск, разведку и подготовку соответствующих мест.
6) Офицеры каждого отдела не должны ограничиваться только своими задачами, но и способствовать выполнению задач второго отдела, учитывая нехватку ходовых автотранспортных средств.
7) Начальникам отделов регулярно производить доклады о ходе выполнения работ. Все основные вопросы решать с моим участием и согласованием.
Как только в ходе работ возникают новые, не затронутые в этом приказе вопросы, немедленно о них докладывать.
8) Я надеюсь на деятельную и энергичную работу, без бюрократических проволочек, поскольку она имеет жизненную важность для 6-й армии. Чрезвычайное время требует чрезвычайных средств.
Подписано: Пфайффер

Приложение к документу Ia №01/42
Замещение должностей в «штабе Пфайффера» (полномочного генерала-представителя командующего 6-й армии за пределами крепости Сталинград)
Командование:
Командир – генерал-лейтенант Пфайффер, начальник оперативного отдела – подполковник генерального штаба Борисс, ордонанс-офицер – обер-лейтенант Манитц, комендант – гауптманн Юнк
1-й отдел:
Начальник – майор доктор Мут, офицеры-помощники – обер-лейтенант Витцтум, лейтенанты Грюнбергер и Кэстнер
2-й отдел:
Начальник – майор барон фон Роткирх-унд-Пантен, офицеры-помощники – гауптманн Пионтек, лейтенанты Франке и Чермак
Штаб – Морозовская, Театральная улица, №72/89
Проводная связь с пунктом связи обер-квартирмейстера 6-й армии и ж.д.станцией Морозовская
Радиосвязь – через радиостанцию обер-квартирмейстера 6-й армии


Группа Пфайффера, Ia
КП Таловский (1 км северо-западнее Тацинской)
31.12.1942
Касательно телефонного запроса начальника штаба XXIX армейского корпуса (8.45 31.12.42
Кому – командованию XXIX армейского корпуса
А. Штаб Пфайффера.
Командир – генерал-лейтенант Пфайффер (командир 94-й пехотной дивизии, полномочный генерал-представитель командующего 6-й армии за пределами крепости Сталинград), начальник оперативного отдела – подполковник генерального штаба Борисс, 1-й ордонанс-офицер – обер-лейтенант Манитц, штабной офицер для специальных задач – майор фон Роткирх-унд-Пантен, комендант штаба (одновременно ответственный за вопросы снабжения) – гауптманн Юнк, 2-й ордонанс-офицер – обер-лейтенант Бохе, исполняющий обязанности начальника тыла – гауптманн Хирцель (Ib 294-й пехотной дивизии)
В. Состав и численность группы Пфайффера:
1) батальон фон Бургсдорфа (командир 16-го противотанкового дивизиона): штаб – 5 офицеров, 8 унтер-офицеров, 51 рядовой, 2 легких пулемета;
a) эскадрон Овербека (отпускник из 24-й танковой дивизии) – 1 офицер и 200 рядовых и унтер-офицеров, 9 легких пулеметов, 2 ПТО 5-см, 2 ПТО 3,7-см;
b) рота Хасманна (отпускник из 29-й моторизованной дивизии) – 2 офицера, 15 унтер-офицеров и 73 рядовых, 6 легких пулеметов;
c) усиленная стрелковая рота 579-го гренадерского полка – 1 офицер, 100 унтер-офицеров и рядовых, вооружение нормальное;
d) дивизион Кунца (отпускник из 16-й танковой дивизии) – 1 офицер, 6 унтер-офицеров, 21 рядовой, 1 танк Pz.III, 1 Pz.II, 4 легких пулемета;
e) стрелковая рота Люфтваффе из 8-й авиаполевой дивизии - 1 офицер, 80 унтер-офицеров и рядовых, вооружение нормальное;
f) батарея штурмовых орудий из 8-й авиаполевой дивизии (4 машины с 7,5-см длинноствольным орудием, из них 3 – неходовые);
g) 6 2-см зениток из 8-й авиаполевой дивизии.
2) 579-й гренадерский полк (306-й пехотной дивизии), командир – полковник Тивигер, без одного батальонного штаба, одной стрелковой роты, одной пулеметной роты, одно взвода легких и одного взвода тяжелых пехотных орудий, и без 14-й роты.
В ротах по 100-120 человек, вооружение нормальное.
Ему подчинены: а) Маршевой батальон Эберсвальде -II – штаб батальона, 4 усиленных стрелковых роты (в каждой роте по 200 человек, 9 легких, 4 тяжелых пулемета, 1 тяжелый миномет) и b) 5 2-см зениток из 8-й авиаполевой дивизии.
3) Резерв группы:
a) одна усиленная рота маршевого батальона Эберсвальде -II (1 офицер, 200 унтер-офицеров и рядовых, вооружение как указано выше);
b) часть роты Ласса (моторизованная рота из отпускников 3-й моторизованной дивизии) – 2 офицера, 125 унтер-офицеров и рядовых, 6 пулеметов MG-34.
С) Расположение группы Пфайффера
Батальон фон Бургсдорфа – западная окраина Гринева-западная окраина Михайловского;
II-й батальон 579-го гренадерского полка – западная окраина Михайловского-северо-восточная окраина Обливский;
III-й батальон 579-го гренадерского полка – северо-восточная окраина Обливский-восточная окраина Вашков;
Батальон Эберсвальде – восточная окраина Вашков-южная окраина Михайлова;
Часть роты Ласса – южная окраина Михайлова-Жирнов;
Передовая линия: северная окраина Борисовки-буква «В» от слова Borissowka на карте-буква «К» от слова Michailowskij-западная окраина Скосырской-дорога от Скосырской к Обливскому-западная окраина Крюкова-Алифанов-восточный берег Быстрой.

Приложение к документу группы Пфайффера №02/43 от 3.1.43
Состав войск группы Пфайффера и замещение должностей в штабе группы
(по состоянию на 4.1.1943)
А) Замещение должностей в штабе группы Пфайффера
Командир – генерал-лейтенант Пфайффер (из 94 пд), начальник оперативного отдела – подполковник Борисс (из 94 пд), 1-й ордонанс-офицер – обер-лейтенант Манитц (из 94 пд);
Начальник разведки – лейтенант Гранц (из 3 мд), зондерфюрер Недлих (из 94 пд);
Начальник кадров – майор барон фон Роткирх-унд-Пантен (из 94 пд);
Отдел тыла – гауптманн Хирцель (из 294 пд), гауптманн Юнк (из 94 пд), обер-лейтенант Бём (из 94 пд);
Начальник связи – обер-лейтенант Витцтун (из 94 пд).
Состав группы Пфайффера:
1) Штаб (управление и отдел снабжения)
2) Батальон фон Бургсдорфа: штаб (из военнослужащих 16-й танковой дивизии), эскадрон Овербека (из военнослужащих 24-й танковой дивизии), рота Хасманна (29-й моторизованной дивизии), 13-я рота (из 8-й авиаполевой дивизии), 2-я рота 579-го гренадерского полка (306-й пехотной дивизии), саперный взвод (из 16-й танковой дивизии), подвижный отряд (в т.ч. часть 1-й роты 301-го танкового батальона и 3-й роты штурмовых орудий из 8-й авиаполевой дивизии).
Батальон «Шпандау» без 2-й роты в резерве группы.
3) Усиленный 579-й гренадерский полк (без 4-й роты, основных сил 13-й и 14-х рот), батальон «Эберсвальде-II» (без полуроты – при штабе армии), 12-я рота из 8-й авиаполевой дивизии, 3-я зенитная батарея из смешанного зенитного дивизиона 8-й авиаполеовой дивизии, II-й дивизион 306-го артиллерийского полка (без одной батареи).
4) Разведывательная группа Ласса (составлена из частей 1-роты 301-го танкового батальона и 3-й моторизованной дивизии).
5) Резерв группы: 2-я рота батальона «Шпандау», частично моторизованная рота 3-й моторизованной дивизии.


Штаб Пфайффера и группа Пфайффера
10.12.42 начальник оперативного отдела 94-й пехотной дивизии, подполковник генерального штаба Борисс, получил от начальника штаба 6-й армии, генерал-майора Шмидта, следующий приказ:

«Генерал-лейтенант Пфайффер, командир 94-й пехотной дивизии, назначается полномочным генералом-представителем командующего 6-й армии за пределами крепости Сталинград. Он должен немедленно собрать рабочий штаб и вместе с ним 11.12.42 вылететь из котла в Морозовскую. Там наладить взаимодействие с обер-квартирмейстером 6-й армии, полковником генерального штаба Бадером, и связь с 3-й румынской армией (полковник генерального штаба Венк) и XXXXVIII танковым корпусом (полковник генерального штаба Фрибе).
Для армии следует сделать следующее:
1) Найти все оставшиеся в излучине Дона части армии (особенно подразделения снабжения), собрать их, организовать их подготовку к бою и, по возможности, отдых;
2) создать из примерно 10000 человек отпускников армии резерв и контингент для пополнения офицерского, унтер-офицерского и рядового состава для сражающихся войск в крепости;
3) ясно разделить тыловую область между всеми находящимися там командными инстанциями.
Утром 11.12.42 дивизионный командир и его начальник оперативного отдела лично доложили командующему 6-й армии (генерал-полковник Паулюс) и его начальнику штаба (генерал-майор Шмидт) о своем убытии. При прощании с управлением дивизии и в штаб-квартире армии было понимание серьезности обстановки, однако была и четкая уверенность и надежда на быстрое деблокирование и новую встречу уже через несколько недель по наземному маршруту! На аэродром Питомник прилетели три бомбардировщика Хе-111, выгрузили свой груз снабжения и приняли в свои бомболюки, в каждый самолет по 4 человека из специального штаба Пфайффера, поднялись в воздух в условиях налета русских штурмовиков и под прикрытием низкой облачности перелетели на аэродром Морозовская в излучине Дона.
То, что потом там происходило далее, не имеет прямой связи с 94-й пехотной дивизией. Некоторое ограниченное понимание происходившего дает информационное письма начальника оперативного отдела группы Пфайффера, переданное в котел Сталинграда начальнику штаба 6-й армии 14.1.43, которое было доставлено туда курьерским самолетом и сохранилось отрывочно.
Трагичность происходящего можно понять из копии с этого письма от 14.1.43:
«.. С огромными сложностями и часто неудачными попытками пришлось сталкиваться ежедневно, чтобы создать и сохранить хоть какие-то резервы для 6-й армии. Общее положение в излучине Дона требовало направлять очень большое количество прибывающих отпускников 6-й армии в тогдашнюю 3-ю румынскую армию (теперь – армейская группа Холлидта). Это очень грустная повесть! Мы были обязаны (!) по приказу группы армий передавать отпускников в ее распоряжение, хотя долгое время до нашего прибытия они просто накапливались в Морозовской. Поиском и регистрацией этих расстроенных людей очень успешно занимался майор Кляйн (из 44-й пехотной дивизии), возглавлявший так называемый «перехватывающий штаб» (Auffangstab) (сначала это был «распределительный штаб» - Verteilungsstab) при полковнике Венке. Однако все наши усилия потерпели крах, в основном из-за отсутствия надлежащего понимания такой работы, это подтверждают и позднейшие опросы отпускников, большая часть которых говорит о том, что они были напрасно использованы в излучине Дона.»
После 10-дневной работы по первоначально поставленным задачам, 22.12.42 группа Пфайффера по приказу группы армий, из-за резко обострившейся обстановки у румынской армии, была преобразована в оперативный штаб и подчинена XXXXVIII танковому корпусу. Задача – оборонять участок ручья севернее Тацинской по 30-километровой полосе и не допустить продвижения противника с северо-запада, для чего ей были переданы войска из возвратившихся отпускников, выздоравливающих, а также тыловые части 6-й армии. С этими солдатами, не имевшими зимнего обмундирования, тяжелого вооружения и сколоченности в подразделениях, из отпускников и часто не совсем здоровых пациентов из лазаретов, нужно было вести тяжелое оборонительное сражение с превосходящими танковыми силами противника, неся при этом чрезвычайно большие потери, сдерживая врага до тех пор, пока на помощь не пришла 6-я танковая дивизия.
То, чего подполковник Борисс опасался 14.1.43, сейчас можно установить документально – большинство отпускников и выздоравливающих напрасно использовались в излучине Дона! Это и есть главная причина огромных потерь пропавшими без вести.
31.1.1943 из группы Пфайффера, усиленной разбитыми частями 306-й пехотной дивизии, была снова создана 306-я пехотная дивизия, командиром которой был назначен генерал-лейтенант Пфайффер.
Вот таким образом и удалось (под удивительным руководством полковника Венка, который в 1945 стал командующим 12-й армии у Берлина) создать на Чире тонкую линию обороны, п озже – в составе армейской группы Холлидта, - планомерно отойти к концу марта на реку Миус и создать там прочный фронт обороны. Планировавшийся русскими, воодушевленными гибелью державшейся до 2.2.43 крепости Сталинград, стратегический прорыв к Ростову, окружение отступавших армий с Кавказа – было предотвращено.
В этих тяжелых боях конца 1942-начала 1943 принимали участие и многие военнослужащие 94-й пехотной дивизии, проявляя свое мастерство. В конце марта те, кто остался в живых, были направлены в свои новые дивизии, под восстановленными номерами прежних дивизий 6-й армии.


Копия письма подполковника Борисса (начальника оперативного отдела группы Пфайффера) начальнику штаба 6-й армии генерал-майору Шмидту
Штаб группы, 20 км западнее Тацинской, 14.1.1943
Ваше высокопревосходительство, господин генерал!
Пятью неделями ранее я лично от Вас получил задачи для «штаба Пфайффера», и сегодня, используя немногие спокойные часы, хочу сделать Вам, господин генерал, короткий личный доклад. Я прошу Вашего прощения за то, что делаю это так поздно, но условия не позволили сделать это раньше.

Из первых полученных донесений стало ясно, что сбор лошадей 6-й армии будет иметь относительно мало сложностей и может быть планомерно проведен.
Также и поиск отдельных остаточных групп дивизий (снабжения и проч.) давал хорошие результаты.
К сожалению, с огромными сложностями и часто неудачными попытками пришлось сталкиваться ежедневно, чтобы создать и сохранить хоть какие-то резервы для 6-й армии. Общее положение в излучине Дона, как известно господину генералу, требовало направлять очень большое количество прибывающих отпускников 6-й армии в тогдашнюю 3-ю румынскую армию (теперь – армейская группа Холлидта). Это очень грустная повесть! Мы были обязаны (!) по приказу группы армий передавать отпускников в ее распоряжение, хотя долгое время до нашего прибытия они просто накапливались в Морозовской. Поиском и регистрацией этих расстроенных людей очень успешно занимался майор Кляйн (из 44-й пехотной дивизии), возглавлявший так называемый «перехватывающий штаб» (Auffangstab) (сначала это был «распределительный штаб» - Verteilungsstab) при полковнике Венке. Однако все наши усилия потерпели крах, в основном из-за отсутствия надлежащего понимания такой работы, это подтверждают и позднейшие опросы отпускников, большая часть которых говорит о том, что они были напрасно использованы в излучине Дона. В прошлом году на фронте группы армий «Центр» была примерно похожая ситуация. Однако ее горький опыт не был в должной мере использован при подготовке к нынешней зимней кампании.
После 10-дневной работы по первоначально поставленным господином генералом задачам, 22.12.42 мы были по приказу группы армий, из-за резко обострившейся обстановки, преобразованы в оперативный штаб и переданы в распоряжение 3-й румынской армии (в настоящее время в подчинении XXXXVIII танковому корпусу).
С 23.12 мы должны были оборонять участок ручья севернее Тацинской по 30-километровой полосе и не допустить продвижения противника с северо-запада, для чего нам были переданы необходимые войска. Нас рассматривали как полноценный дивизионный штаб и очень удивлялись, что у нас нет никаких средств связи и всего несколько машин, которые могут передвигаться по дорогам из грязи. Указанные трудности господину генералу очень хорошо известны!
Обстановка, в которой действовала группа Пфайффера, представляла собой какое-то лоскутное одеяло. Не было ни дня, чтобы не случился какой-то кризис, которые войскам приходилось преодолевать в условиях совершенно недостаточных средств и снаряжения. Все это достигалось крайним напряжением сил, доводя истощение до последней степени.
Сначала мы думали, что наше участие в боях будет иметь кратковременный характер, и передали функцию представительства полковнику Бадеру. Для долгого срока это решение было неприспособлено и поэтому приказом армейской группы Холлидта Ia №274/42 от 30.12.42 замещать функции штаба Пфайффера был назначен генерал-майор Филип (310-е главное артиллерийской командование) со своим штабом. Мы прилагали усилия, как только позволяла тактическая ситуация, вместе с ним стараться выполнять задачи, поставленные господином генералом, в чем особенно действенную помощь оказывал майор доктор Мут. Он организовал свой пункт управления на узловой станции Лихая, днем и ночью находился в дороге, оказывая помощь и вмешиваясь в вопросы, несмотря на большое неудовольствие прочих, в т.ч. вышестоящих инстанций (ему приходилось выслушивать оскорбления, на которые он отвечал смехом, не обращая на них никакого внимания и концентрируясь только на решении вопросов).
Генерал Пфайффер и я использовали любую возможность, чтобы укрепить наше сводное «войско» и сдерживать наступления крупных вражеских масс. Надеемся, что таким образом мы внесли свою лепту в «борьбу за выигрыш времени» и смогли помочь нашим товарищам в котле.
Однако господин генерал должен понимать, что нас такая деятельность не очень радует. Мы очень надеемся, что вскоре снова станем командовать своими, правильными, войсками, либо же получим от господина командующего армии приказ на продолжение выполнения важных задач.
Развитие обстановки скорее всего приведет к тому, что группа Пфайффера будет разделена, после чего высшими инстанциями будет принято решение о нашем дальнейшем использовании.
Иногда мы с генералом Пфаййфером представляем свое нахождение за пределами котла как «бегство со знаменем». Однако у нас был такой приказ, и нам не остается ничего иного, как продолжать работать и надеяться, что недели до деблокады пройдут быстро и что время до этого момента будет использовано правильно.
С заверениями своего высочайшего почтения, оставаясь в распоряжении господина генерала,
Подписано: Борисс


Из письма пастора Хайнца-Вильгельма Хайдеманна (командира 5-й и 8-й транспортных колонн 194-й службы снабжения) от 17.9.64 генералу Штейнмецу
22 ноября 1942 8-я транспортная колонна выступила маршем из Задуморовки на Дону, а 5-я – из Рычковской. Я сначала с 5-й колонной поехал на Чир. 23.11.42 рано утром мы выступили с Чира в Нижнечирскую. В штаб-квартире армии, где находились полковник Адам (адъютант 6-й армии и автор книги «Трудное решение») и гауптманн фон Зейдлитц, мы начали готовить еду в одной местной кухне вместо наших полевых кухонь. На своих повозках мы развозили продовольствие и боеприпасы по всему фронту на участке Чира. Других повозок для этого не было.

В четверг, 17 декабря, я по телефону получил приказ – направить оба подразделения, которые были мне подчинены, в район Донца. Также мы должны были присоединять к себе все встреченные нами по пути части 94-й пехотной дивизии.
20 декабря я доложил о своем прибытии генералу Пфайфферу в Морозовской. С подполковником фон Роткирх-унд-Пантен и полковником Бориссом мы обсудили подробности моего пути, а также возможности вывода с фронта еще немногих оставшихся там военнослужащих 94-й пехотной дивизии.
Генерал Пфайффер сказал мне тогда: «Господин фон Роткирх! Этот человек большая удача для нас!» Я мог только ответить: «Так точно, господин генерал!» Потом генерал Пфайффер: «Выражаю благодарность вашим людям! Надеюсь, что вы хорошо встретите Рождество!»
20 декабря 1942 я имел разговор с майором фон Роткирх-унд-Пантен, он попросил 27.12.42 не грузиться в Тацинской, а направиться маршем в Донецкую область, также он жаловался на здоровье.
Сам он скончался 6 марта 1943 в лазарете в Сталино от сыпного тифа. Он был благородным человеком слова. До Сталинграда он как-то раз заехал к нам. Тогда он мне рассказал, что командир 16-й танковой дивизии и весь его батальон сделали прививку от сыпного тифа, а сам он этого не сделал. Лучше бы он тогда тоже ее сделал!
Из Донецкой области мы вместе с остатками 94-й пехотной дивизии были переведены в Днепропетровск. Подразделения маршировали как учебном плацу! Тогда мы еще не знали, где русские – сзади, спереди, слева или справа? До поможет нам Бог!

В дневника Виктора Циба (Zieba) (276-й полк) следует, что в середине декабря 1942 в Кенигсбрюкке было сформировано несколько маршевых рот, в т.ч. IV./94, 5., 6., 7., которые 1.1.43 прибыли в Изюм и далее были направлены маршем для доставки в свои части в Сталинград. Они дошли до Днепропетровска, потом перебрасывались туда-сюда до 24.2.43, пока под руководством гауптманна Мальцана (267-й полк) не были отправлены на запад на новое формирование дивизии. 8.3.43 указанные военнослужащие 94-й пехотной дивизии прибыли в Хесдур (Бретань) и там составили основу новых подразделений. Такова была игра судьбы – пока отпускники и выздоравливающие сидели на Чиру среди льда и буранов, эти люди были направлены на формирование новой 94-й пехотной дивизии. Все военнослужащие из прежних соединений 6-й армии были сведены в рамках 306-й пехотной дивизии, после чего также направлены маршем на новое формирование. С 1.4.43 генерал-лейтенант Пфайффер принял командование «новой» 94-й пехотной дивизией.
После появления приказа о том, что все спасшиеся от разгрома в Сталинграде части старый дивизий направляются на новое формирование, 1.4.43 генерал-лейтенант Пфайффер со своим штабом и всеми уцелевшими военнослужащими 94-й пехотной дивизии убыл во Францию на новое формирование. Там дивизионный КП обосновался в Quinperle.
Здесь в следующие месяцы и пребывала дивизия, оснащаясь людьми и вооружением. «Старые» командиры, унтер-офицеры и рядовые сделали все, чтобы в полном объеме сохранить традиции 94-й пехотной дивизии.
Tags: 94 id, декабрь 1942, февраль 1943, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments