nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

94-я пехотная дивизия. Разное (2)

Сражение 267-го пехотного полка в Сталинграде
Отчет без приложений тогдашнего гауптманна резерва Густава Кутцнера, командира III-го батальона 267-го полка за период с 11.9.1942 по 8.11.1942
Командир полка – подполковник Райманн, командир I-го батальона – обер-лейтенант Гёрмер, командир II-го батальона – гауптманн фон Хаген, командир III-го батальона – гауптманн Кутцнер.
Будучи командиром 13-й роты (пехотных орудий) 267-го гренадерского полка, в ночь с 10 на 11.9.42 я получил приказ принять III-й батальон 267-го полка, так как его командир, гауптманн фон Хуго, заболел.

После того, как рано утром я прибыл батальон, поступил приказ на наступление на Сталинград-Юг. Не имея сведений о противнике и местности в предполье Сталинграда, батальон должен был немедленно перейти в атаку. После короткого развертывания за одной цепью кустов, началось большое сражение за Сталинград-Юг. Русские примерно в 700 метрах, южнее окраины города, занимали подготовленные укрепления с земляными бункерами, занятыми сильными гарнизонами.
Атака III-го батальона, а также наступавшего справа I-го батальона 267-го полка сначала на рассвете хорошо продвигалась вперед. Однако, поскольку видимость для русских была лучше, несмотря на огневую поддержку тяжелого вооружения (артиллерия, реактивные минометы и «штуки»), наступление III-го батальона остановилось. Я установил, что на моем участке находился один вынесенный вперед бункер с сильным гарнизоном, который господствовал над местностью и препятствовал любому развитию атаки. Поэтому этот вражеский бункер необходимо было подавить. Для этого пришлось на руках прикатить одно пехотное орудие. Вторым выстрелом прямой наводкой было достигнуто прямое попадание в амбразуру. В это же мгновение залегшие гренадеры бросились вперед, это произошло примерно около 16.00. С очень тяжелым боем, при поддержке тяжелого вооружения, около 17.00 был достигнут противотанковый ров и так называемый овраг Пять пальцев. О достижении первой цели атаки сразу же было доложено в полк. Тут же приказ – продолжать наступление! Этот приказ был транслирован в роты, однако сначала не мог быть исполнен, так как батальон после 12 часов атаки был настолько измотан, что все попытки проваливались.
При одной неудачной попытке в одном прорваться через этот противотанковый ров с интервалом в 10 минут русскими снайперами были убиты полковой штаб-врач доктор Линке и батальонный младший врач. Около 19.00 я решил направить разведку в направлении высотного дома в южной части Сталинграда вдоль одной глубокой ведущей туда балки, чтобы потом с наступлением темноты попытаться пробиться в этом направлении. По своему возвращении разведгруппа доложила, что глубокая балка перед высотным домом имеет плоский выход, на котором нет противника, однако сам высотный дом занят сильным вражеским гарнизоном.
По результатам проведенной разведки стало понятно следующее:
1) справа - открытый фланг батальона на расстоянии 500 метров;
2) слева - открытый фланг батальона на 200 метров;
3) по высоким склонам глубокого оврага расположены укрепленные и занятые сильным противником бункеры, идущие вглубь.
Решение III-го батальона 267-го полка: немедленная атака вдоль оврага на высотный дом. Дляэто задействуются 10-я и 11-я рота, взвод пехотных орудий (в пешем порядке) и два взвода 12-й (пулеметной) роты.
Задача: В 20.00 сосредоточенная атака пехотных рот по высотному дому. Пехотные орудия и пулеметы поддерживают атаку и прикрывают открытые фланги. 9-я рота остается на прикрытии путей отхода на входе в овраг на случай, если операция не удастся
В 21.00 высотный дом был взят. Пленных загнали в дальний подвал, а сам дом был немедленно подготовлен к обороне. Начался настоящий ад. Русские с флангов и спереди пытались контратаками с танковой поддержкой вернуть высотный дом. Один гренадер смог подорвать первый приблизившийся вражеский танк связкой заряда взрывчатки. Это действие возымело на наступавших русских эффект шока, их контратака остановилась. Возникшую передышку батальон использовал для того, чтобы зачистить от противника оставшиеся в тылу укрепленные бункеры. Около 24.00 III-му батальону удалось совершить запланированное вклинение в Сталинград-Юг. 9-я рота была выдвинута в охранение в передовую линию.
II-й батальон 267-го полка (командир гауптманн фон Хаген) утром 12.9 получил приказ в ходе атаки присоединиться к III-му батальону. Из-за сильного противодействия русских из хорошо укрепленных позиций, эта атака продвижения не имела. Узнав об этом, командир III-го батальона атаковал противника с фланга частями своего батальона при поддержке тяжелого вооружения. В середине дня противник был отброшен и II-й батальон установил соединение с III-м батальоном 267-го пехотного полка.
I-й батальон 267-го полка, наступавший правее III-го батальона, смог собственными силами разбить русских и также установить соединение.
В ходе этих тяжелых боев особенную храбрость и мужество проявил обер-фельдфебель Штраусс, исполнявший обязанности командира роты.
В последующие дни полк, при поддержке тяжелого вооружения и пикирующих бомбардировщиков, продолжил свое наступление. Хотя батальоны ежедневно получали пополнения, прибывающие с родины, продвижение в руинах Сталинграда шло очень медленно.
16.8.1942 III-му батальону 267-го пехотного полка удалось совершить решительный прорыв в сражении в южной части Сталинграда.
Оставив на своем правом фланге всем известный элеватор, батальон смог прорваться в направлении Царицы, не дойдя до нее 300 метров. Эта линия была достигнута уже в сумерках и потом подверглась мощным контрударам русских с фронта и правого фланга. Только введя в бой все оставшиеся силы, батальону удалось удержать занимаемый рубеж. Около 21.00 тяжелый бой пошел на убыль. Полк, получивший от батальона донесение о достижении поставленной цели, изменил направление атаки и 17.9.1942 перешел в наступление в направлении к Волге, имея ближайшей целью достичь Театральной площади. В начале атаки III-й батальон не должен был участвовать. Он был слишком ослаблен тяжелыми боями и не имел связи с соседями справа и слева. Где в это время находились I-й и II-й батальоны, я не мог тогда сказать.
Возвращаемся к полковому приказу на атаку в направлении Волги. Батальон принял решение - ночной атакой достигнуть поставленной цели. Численность батальона (кроме тяжелого вооружения) составляла примерно 75 человек. В ночь с 16.9 на 17.9.42 в 23.30 батальон перешел в атаку в форме узкого ударного клина. Командир передовой роты обер-фельдфебель Штраусс. Прикрытие флангов с обеих сторон по ведущим к Волге улицам приняла 12-я рота. Этой ночной атакой спавшие русские настолько были застигнуты врасплох, что батальон с самого начала продвигался с хорошим темпом, выбивая противника их его позиций и руин. Однако на рассвете вражеское противодействие настолько усилилось, что обер-фельдфебель Штраусс со своей передовой ротой мог продвигаться только очень медленно. Хотя цель атаки, Театральная площадь, была достигнута в 8.00, неприятель крупными силами с направления Волги несколько раз наносил контрудары. Эти контрудары были отбиты обер-фельдфебелем Штрауссом совместно с другими ротами и выдвинутым вперед тяжелым вооружением. Правильно определив положение противника, он принял самостоятельное решение – не дожидаясь приказа прорываться к Волге. Это решение в 10.30 имело полный успех. С гордостью от своих достижений, III-й батальон передал в 267-й полк: «В атаке достигнут берег Волги». Этим прорывом к Волге Сталинград был впервые рассечен на две части.
За личные заслуги и решительность батальон представил обер-фельдфебеля Штраусса к Рыцарскому кресту, который и был ему вручен 30.10.1942.
Однако сражение на этом достигнутом участке еще не закончилось. Вечером 17.9.42 III-му батальону пришлось отойти из района берега, который представлял собой мешанину железнодорожных путей, погрузочных площадок и брошенных вагонов, из-за чего был совершенно непросматриваемым, и занять оборону на прибрежном откосе, возвышающемся примерно на 4 метра, и особенно на открытом левом фланге фронтом на север. Такое расположение батальона было правильным.
18.9.42 непрерывная волна русских с севера сильной атакой на участке III-го батальона 267-го полка попыталась восстановить связь со своими частями, еще сражавшимися в районе элеватора. При поддержке артиллерии дивизии и собственного тяжелого вооружения, все атаки противника, которые продолжались два дня, были отражены. Однако когда русские перенесли свои атаки с севера немного на запад, очень ослабленный батальон уже больше не смог их отбивать. Получив это тревожное донесение от своегоIII-го батальона, командир 267-го полка, подполковник Райманн постарался как можно скорее позаботиться о том, чтобы уже ночью к левому флангу III-го батальона был переброшен II-й батальон гауптманна фон Хагена. Утром противник крупными силами атаковал участок II-го батальона и на фронте 6-й роты, чей командир был убит, ему удалось совершить прорыв. Театральную площадь пришлось оставить перед напором крупных русских сил. В это мгновение командир взвода пехотных орудий, стоявших на восточном краю площади, развернул свои пушки кругом и с дистанции 30 метров открыл огонь прямой наводкой по наступающим русским массам. Одновременно с направления элеватора к Театральной площади была переброшена одна самоходная четырехствольная зенитная установка, которая с юга ударила русским во фланг. Враг не смог преодолеть эту мощную стену огня и отступил на свои исходные позиции. Один фельдфебель из 6-й роты принял на себя командование ротой и закрыл место вклинения. Тем временем 274-й пехотный полк разгромил противника у элеватора и также отбил вражеские атаки с севера.
Приказ 267-го полка гласил, что уже ночью II-й батальон должен передвинуть свой левый фланг к реке Царице с дальнейшей задачей атаковать противника с запада в направлении Волги. Цель атаки – Волга и устье Царицы. Батальон имел совсем небольшое продвижение и был остановлен в 10.00 сильным заградительных огнем русских перед одним рядом домов.
В 10.15 из полка был принят запрос – сможет ли III-й батальон перерезать последнюю улицу перед береговым откосом, идущую с юга к устью Царицы. Хотя все роты батальона уже потеряли своих офицеров, которые были убиты или тяжело ранены, а сама боевая численность составляла всего 24 человека, командир батальона решил провести атаку, если полк пришлет ему на помощь два штурмовых орудия и самоходную зенитную установку. Командир полк связался с 94-й дивизией и около 12.30 на участок батальона прибыли запрошенные штурмовые орудия и самоходная зенитка. Из остатков боевых подразделений была сформирована одна штурмовая группа под началом обер-фельдфебеля Штраусса, которая в 13.30 при поддержке штурмовых орудий и зенитки перешла в атаку. Русские, которые ждали атаки с запада, были застигнуты врасплох этим ударом с юга. Танковые снаряды из штурмовых орудий с дистанции 10 метров прямой наводкой громили подвалы в занятых врагом домах, неприятель кучами спасался из них, неся тяжелые потери. Этот успех, который был достигнут с большой помощью штурмовых орудий, позволил штурмовой группе прорваться к устью Царицы. После достижения этой цели атаки в строю батальона (кроме 12-й (пулеметной) роты) осталось всего 8 человек.
Для прикрытия занятого рубежи с севера в ночь на передовые позиции были все оставшиеся части батальона. Ночь прошла спокойно и для 267-го гренадерского полка в южном секторе Сталинграда до устья Царицы крупные бои завершились. В начале октября 267-й пехотный полк был сменен частями 71-й пехотной дивизии, которая приняла оборону этого района на север и восток.
III-й батальон 267-го пехотного полка после прибытия пополнения с родины в своей «окопной» численности увеличился до примерно 80 человек и был направлен маршем на север, в направлении Орловки. Там батальон сменил на позициях один батальон парашютистов, который имел задачу перерезать у Орловки занятую русскими «кишку» длиной примерно 8 км, которая шла вдоль Орловского оврага из северной части Сталинграда в направлении «северного заслона». Батальон парашютистов не справился с этой задачей. На следующий день после их смены, III-й батальон 267-го полка получил такой же приказ. После короткого огневого удара артиллерии и собственного тяжелого вооружения, около 16.00 батальон перешел в атаку, однако вынужден был вернуться на исходные позиции, поскольку заградительный огонь русских с понижающегося склона был настолько силен, что еще одна попытка атаки могла привести к уничтожению батальона.
Батальон ждал на своих исходных до наступления темноты, а затем в 19.00 возобновил атаку. В 22.00 в полк было доложено о полном успехе. Были взяты многочисленные пленные и закреплено вклинение на восток. Еще через день, вечером, батальон был снят с этого участка и отведен ближе к Сталинграду на отдых. Снова очень ослабленный батальон надеялся хотя бы на пару дней спокойствия, однако это снова оказалось заблуждением и ошибкой.
По приказу полка очень ослабленный батальон был придан полковой боевой группе. Гауптманн Кутцнер, командир III./267, был назначен командиром группы боевой численностью 180 человек (без учета тяжелого вооружения). В тот же день поступил еще один полковой приказ: боевой группе нанести второй удар по «кишке» на уровне «треугольной рощи» точно западнее Сталинград-Севера. Вечером боевая группа выдвинулась маршем и с наступлением темноты, прямо с хода, атаковала русские позиции. Без потерь удалось нащупать слабое место противника и, около 19.00, совершить прорыв. Место вклинения особенно сильно было заблокировано в Орловском овраге на восток и запад. Боевая группа ожидала сильных попыток прорыва противника через участок вклинения по Орловскому оврагу в сторону Сталинграда-Север. Эти предположения подтвердились рано утром. Свыше 200 русских попытались вырваться из тесного района Орловского оврага в Сталинград-Север. Этой попытки боевая группа ожидала всю ночь. Для врага она окончилась неудачей с большими потерями. Результаты: 14 русских офицеров, 1 санитар и примерно 60 рядовых были взяты в плен. В руки боевой группы попали несколько больших бункеров, полностью забитых боеприпасами для русского стрелкового оружия. Эти трофеи очень пригодились в ходе дальнейших боев в Сталинграде.
Теперь боевая группа стала вести бой за «треугольную рощу», примыкавшую с севера к Орловскому оврагу. Эта роща, в которой было много малорослых деревьев, могла быть взята только днем. Бои за нее длились два дня. Теперь русская «кишка», шедшая из Сталинграда-Север через Орловку к «северному заслону», была окончательно перерезана, а все попытки русских из города восстановить связь с войсками, наступавшими с севера, провалились. Эти бои имели место в первой половине октября 1942.
После того, как 305-я дивизия захватила Сталинград-Север и Тракторный завод, 267-я полковая группа сменила в Сталинграде-Север один батальон 305-й пехотной дивизии. Ее задача была – прикрывать занятые рубежи со стороны северного пригорода Спартаковка.
На этом очень спокойном участке как-то ночью боевая группа потеряла целый взвод пехотных орудий из 13-й роты в результате налета русских ночных бомбардировщиков.
Во второй половине октября 267-го полковая боевая группа получила приказ – атаковать и захватить северный пригород Сталинграда, Спартаковку. Во второй половине дня, разделенная не несколько штурмовых групп, боевая группа сосредоточилась в оврагах и балках южнее Спартаковки и перешла в атаку при поддержке артиллерии и собственного тяжелого вооружения. С наступлением темноты штурмовой группе обер-фельдфебеля Штраусса удалось вклиниться в поселок, потом в течение вечера это вклинение было расширено другими штурмовыми группами.
Так началось большое и кровопролитное сражение за Спартаковку. В бесконечных атаках днем и ночью, а также русских контратаках, прошли последующие дни боевых действий. Все офицеры в подразделениях на передовой были убиты, после чего командование на передовой линии принял обер-фельдфебель Штраусс. В первые дни ноября ему была вручена высшая награда – Рыцарский крест, после чего он уехал на родину. Вместо него командование на передовой принял другой фельдфебель, по профессии лесничий, вернувшийся после выздоровления из госпиталя. На следующий день его убили. Потом в полковую боевую группу прибыли из Германии сразу три офицера. По дороге на полковой КП все трое были убиты вместе с сопровождавшим их посыльным. Под моим командованием остаткам боевой группы 6.11.42 удалось захватить почти всю Спартаковку, кроме школы примерно в 100 метрах от северного края поселка. К этому моменту в составе полковой боевой группы оставалось: 21 человек, два взвода пехотных орудий из 13-й роты и тяжелое вооружение полка.
8 ноября 1942 из 267-го полка пришел следующий приказ:
«Гауптманн Кутцнер передает командование полковой боевой группой обер-лейтенанту Брауну и 22 ноября 1942 должен доложить о своем прибытии в Антверпен на курсы батальонных командиров.
267-я полковая боевая группа 9.11.42 атакует школу в Спартаковке и прорывается к Волге.
Эта атака будет поддержана артиллерией, тяжелым вооружением дивизии и всем воздушным флотом «Юг».
Когда я получил этот приказ, то не мог сомкнуть глаз, пока не написал командиру полка, господину подполковнику Райманну, записку, в которой постарался изложить самое важное. Я описал обстановку господину полковому командиру следующим образом:
Численность боевой группы – 21 человек. Школа в Спартаковке является очень мощным укрепленным опорным пунктом русских, за ней вплоть до Волги оборудованы многочисленные русские позиции, занятые сильными гарнизонами. Эта атака обречена на провал, если дивизия не даст подкреплений. Если в боевой группе все будут убиты или ранены, то она не сможет удержать Спартаковку в случае русской контратаки.
Полковой командир поехал в дивизию и попросил, чтобы из прибывшего молодого пополнения численностью примерно 1000 человек, которое уже 14 дней проходило боевую подготовку, в полковую боевую группу было направлено минимум 150 человек для обеспечения атаки в Спартаковке. Дивизия отказала в этой просьбе.
9.11.42 все случилось именно так, как и предсказывали фронтовые офицеры: около 19.00 русские в ходе контратаки отвоевали обратно всю Спартаковку.
В ходе тяжелых боев в Сталинграде в III-й батальон 267-го полка было передано несколько офицеров из дивизионного артиллерийского полка. Их назначили командирами рот, однако все они погибли буквально через два часа.
Козлом отпущения за эти огромные потери стал командир полка, подполковник Райманн.
Около 20.00 я был вызван в полк и там мне, со слезами на глазах, подполковник Райманн лично сообщил, что его немедленно снимают с должности и тем же вечером отправляют на родину. С вечера 9.11.42 принимает подполковник Шульц.
10.11.1942 я покинул Сталинград и уехал в Антверпен.
Подполковник Райманн в должности командира полка был убит под Ленинградом. Гауптманн фон Хаген в начале октября 1942 был переведен в ОКХ в Берлин и погиб полковником в Кенигсберге.
Обер-фельдфебель Штраусс после своего награждения Рыцарским крестом добровольно вернулся в котел в Сталинград. Ему повезло спастись с «группой Пфайффера».
Гауптманн Кутцнер служил в 267-м полке с его формирования в 1939 до конца ноября 1943 года.
Подписано: майор резерва Кутцнер (в Италии батальонный командир 305-й пехотной дивизии, умер в 1984)


194-й велосипедный эскадрон
Отдельное подразделение, которое, примерно также как и саперы, очень часто пускался в бой, когда не оставалось никаких других резервов. Его потери были, соответственно, очень высоки, но каких-то особенных заметок об этом нет.

Подготовленные в качестве кавалеристов, а потом выпушенные 10-м кавалерийским полком, при формировании дивизии они пересели на велосипеды, что для старых кавалеристов было довольно сложно. Первый командир эскадрона, обер-лейтенант Захс, был известным производителем сельскохозяйственных машин и рьяным кавалеристом.
Насколько это было возможно, во Франции и в России эскадрону поручались задачи, максимально приближенные к его подготовке и функциям: разведка, участие в передовых отрядов, захват важных пунктов в тылу врага. По вопросам снабжения и размещения он был присоединен к 194-му противотанковому дивизиону, однако в наступлении действовал тактически самостоятельно, часто придавался пехотным полкам или чужим дивизиям.
Командир эскадрона был переведен в командиры пехотной роты. 14.7.42 был убит риттмейстер Шварц, лейтенант Шмитт был ранен. Поскольку обер-лейтенант Шоне выбыл по ранению еще 5.10.41, в середине июля 1942 в эскадроне больше офицеров не осталось. В октябре 1942 эскадроном командовал обер-лейтенант Бейер из 194-го противотанкового дивизиона.
При охранении по Днепру в августе-сентябре 1941, эскадрон занимал участок целого батальона, получал задачи соответствующего объема, и еще, кроме того, взводом Шмитта проводил разведку одного днепровского острова.
Зимой 1941-42 эскадрон снова попал в горячую точку обстановки – с соответствующими большими потерями.
В 1942 году лейтенант Фридрих Херманн Шмитт запомнил следующие даты:
Июль 1942 – прорыв через русские зимние позиции (в подчинении 276-го пехотного полка);
11 июля 1942 – дивизия потеряла связь с противником. Эскадрон (подчинен 16-й танковой дивизии) 13.7 у Крымской снова установил соприкосновение с противником;
12 июля 1942 – три разведгруппы высланы на Донец, на Сокольники и в направлении Крипаки, где установили соприкосновение с противником;
13 июля 1942 – моторизованная разведгруппа попыталась захватить аэродром Крипаки, однако была отбита (красные пулеметы);
14 июля 1942 – перед Ворошиловградом (высота 174,5) убит риттмейстер Шварц, лейтенант Шмитт ранен. Эскадрон остался без офицеров.
14-16.10.1942 – зачистка оврагов западнее Спартаковки (два взвода), подчинение мотоциклетному батальону 16-й танковой дивизии. «На одном русском командном пункте был захвачен большой чемодан с картами. Мы хотели передать его в свою дивизию, однако командир мотоциклетного батальона отобрал его себе. В отчете Вермахта мы слышали про захват русского корпусного (?) командного пункта. Мне кажется это был неправильный отчет. Может и карты эти были фальшивыми и привели к фальшивым решениям?»
19.10.1942 – весь эскадрон, большие потери (осталось примерно полтора взвода) при штурме Спартаковки (на прикрытии восточного фланга штурмующего пехотного батальона);
До 24.10.1942 – в Спартаковке мощные русские контратаки;
До 23.11.42 – несколько боев в составе 274-го пехотного полка; замена разгромленных рот (на 2-3 дня); последний бой 17.11, когда 16-я танковая дивизия безуспешно пыталась захватить русский плацдарм Рынок-Спартаковка;
24.11.42 – прорыв русской пехоты и танков; эскадрон рассеян и частично собран в районе «Гриба»;
25-27.11.42 – контрудар вместе с боевой группой Каннегиссера для восстановления линии фронта;
До 10.1.43 – оборонительные бои на «Грибе»;
До 18.1.43 – в резерве 274-го пехотного полка;
19.1.1943 – остатки эскадроны участвуют в устранении одного русского вклинения. Лейтенант Шмитт получает ранение в плечо и эвакуируется на перевязочный пункт в Городище; попытка вылета 21.1.43 из Гумрака; вылет 22.1.43 из Сталинградского.

Штурмовые дни эскадрона:
8 и 9.7.42 – штурм «Бастионной высоты» (234,6) вместе 276-м пехотным полком;
13.7.42 – Крипаки (подчинен 194-му противотанковому дивизиону);
14.7.42 – высота 174,5 (подчинен 274-му пехотному полку);
5.10.42 – железнодорожный овраг у Орловки;
6.10.42 – железнодорожный овраг у Орловки (подчинен 274-му пехотному полку);
15.10.42 – балки западнее Спартаковки (подчинен 16-й танковой дивизии);
16.10.42 – балки западнее Спартаковки (подчинен 16-й танковой дивизии);
19.10.42 – Спартаковка (подчинен 274-му пехотному полку);
24.10.42 – Спартаковка (подчинен 274-му пехотному полку);
17.11.42 – Рынок-Спартаковка (подчинен 16-й танковой дивизии);
25.11.42 – контрудар для восстановления линии фронта западнее Спартаковки (подчинен 274-му пехотному полку);
27.11.42 – восстановление линии фронта западнее Спартаковки (подчинен 274-му пехотному полку);
31.12.42 – «Гриб»(?).

Последние солдаты велосипедного эскадрона в составе 274-го пехотного полка приняли свою участь на северо-восточном заслоне Сталинграда.
Выжившие, в том числе обер-лейтенант Шоне и обер-лейтенант Шмитт, стали костяком нового 194-го фузилерного батальона в Италии, столь же надежного, как и старый велосипедный эскадрон.
Tags: 94 id, ноябрь 1942, октябрь 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments