nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

94-я пехотная дивизия. Разное (1)

Подробности вышеприведенного отчета можно дополнить данными из журналов боевых действий 4-й танковой и, особенно, 6-й армии. Так, в ЖБД 6-й армии (часть 5-я) сказано, что командующий несколько раз в переговорах с группой армий поднимал вопрос о том, что «переданная вместе с XXXXVIII танковым корпусом 94-я пехотная дивизия командованием 6-й армии введена в бой севернее Царицы, а также планируется к действиям в северной части Сталинграда». «4-я танковая армия опасается, что 94-я пехотная дивизия в ходе нынешнего наступления 6-й армии бед настолько ослаблена, что не сможет принять действенного участия в операции «Осенний лист» (Herbstlaub) (Бекетовка).»

В приложениях к журналу боевых действий 6-й армии от 6.10.42 численность пехоты 94-й дивизии оценивается всего в 535 человек, включая офицеров, причем средняя численность боевого состава батальона составляет 3 офицера, 11 унтер-офицеров и 62 рядовых. В разведбюллетене 6-й армии «Сталинград» №11 (который в своей работе цитирует и Кериг) дается состав противостоящих вражеских войск. Донесение армии о боевом и численном составе 94-й пехотной дивизии от 24.10.42 дает совершенно печальную картину о последствиях для сражающихся войск. 24.1042 XIV танковый корпус докладывает, что 94-я пехотная дивизия «в ожесточенном и кровопролитном наступлении потеряла 175 человек, среди них 8 офицеров». В донесении армии от 26.10.42 94-я пехотная дивизия имеет в своем составе два слабых гренадерских батальона, 9 легких и 2 тяжелых батареи, а также 2 саперных роты. К этому ее привели наступательные бои всех трех пехотных полков, сопровождавшиеся большими потерями. 2.12.42 24-я танковая, 94-я пехотная, 16-я танковая и 60-я моторизованная дивизии перешли под командование XI армейского корпуса, в свою очередь, подчиненный LI армейскому корпусу («группа Пфайффера» при этом потеряла свое оперативное значение). В донесении от 6.12.42 «группа Зейдлитца» оценивает ширину участка группы Бренделя (274-й гренадерский полк) в 3100 метров, а группы Мюллера (267-й гренадерский полк) – 5100 метров. Даже после распределения боевых групп 94-й пехотной дивизии по другим соединениям, они все равно особенно упоминаются в ЖБД 6-й армии. Воспоминания Холля и Крелля полностью подтверждают, что остатки дивизии продержались до самого конца.
Дополнительные цитаты из книги Горлитца «Паулюс-Сталинград» и книги Шрётера «Сталинград – до последнего патрона», а также «документальное пояснение» полковника Борисса, создали то впечатление у доктора Керига, которое он изложил в своей монументальной работе «Сталинград». Его научная оценка приказа на отступление командира LI армейского корпуса полностью совпадает с мнением тогдашнего подполковника Борисса, изложенным в его отчете.

XI армейский корпус
Приложение №1
Ia №230/42 от 31.12.1942
a) После расформирования 94-й пехотной дивизии в 24-ю танковую дивизию включены:
В 21-й и 26-й панцергренадерские полки – 274-й гренадерский полк, штаб и III-й батальон 276-го гренадерского полка;
В 40-й танко-саперный батальон – 194-й саперный батальон;
В 40-й противотанковый дивизион – части 194-го противотанкового дивизиона;
В отдельный смешанный дивизион, пока временно под старым полковым номером, сведены части 194-го артиллерийского полка. Штаб 194-го артиллерийского полка расформирован, командир полка получил назначение командиром 89-го танко-артиллерийского полка;
Транспортные колонны 4 и 9./194 расформированы из-за отсутствия лошадей;
Далее в состав 24-й танковой дивизии будут переданы части 194-го батальона связи и 10 фельджандармов.
b) После расформирования 94-й пехотной дивизии в 16-ю танковую дивизию включены:
В 64-й панцергренадерский полк – 267-й гренадерский полк;
В 79-й панцергренадерский полк – II-й батальон 276-го гренадерского полка;
Часть 194-го противотанкового дивизиона – в 16-й противотанковый дивизион;
Расположенная в полосе 16-й танковой дивизия часть артиллерии 194-го артиллерийского полка также включена в состав 16-го танко-артиллерийского полка.
Далее в состав 16-й танковой дивизии будут переданы: санитарная рота 1./194, взвод санитарных автомобилей (8 машин) и 10 фельджандармов.
c) После расформирования 94-й пехотной дивизии в управление XIармейского корпусапереданы:
1. Начальнику связи корпуса – 194-й батальон связи:
В 51-й корпусной батальон связи– 3 офицера, 24 унтер-офицера, 136 рядовых, 25 легковых автомобилей, 39 грузовых автомобилей, 2 мотоцикла;
Из этого количества в том числе откомандированы: в 24-ю танковую дивизию – 2 офицера, 6 унтер-офицеров, 30 рядовых, 9 легковых и 2 грузовых автомобиля, 1 мотоцикл; в 14-ю танковую дивизию – 6 унтер-офицеров, 41 рядовой, 7 легковых и 5 грузовых автомобилей; в 3-ю моторизованную дивизию – 1 унтер-офицер, 1 рядовой, 1 легковой автомобиль; в 16-ю танковую дивизию – 2 офицера, 1 чиновник, 25 унтер-офицеров, 64 рядовых, 12 легковых и 7 грузовых автомобилей, 4 мотоцикла.
2. Корпусному квартирмейстеру – штаб и командир 194-й службы снабжения, остатки 194-й автотранспортной колонны, 194-я ремонтная колонна, 194-я хлебопекарня, 194-я мясницкая рота, 94-й дивизионный штаб со всем имуществом, картографическим пунктом и остатками оперативного отдела, 194-я группа фельджандармерии, 194-я полевая почта.
d) Передаются в другие инстанции:
1. В 6-ю армию – служба тыла (отдел Ib) (без отдела IVb), 194-я рота снабжения, 194-я ветеринарная служба, оружейный ремонтный взвод, мотоциклетный отряд штаба дивизии, II-й отдел службы техобслуживания (17 грузовиков), IV отдел со всеми подразделениями, включая лагерь военнопленных, внедорожный легковой автомобиль командира дивизии;
2. В LI армейский корпус – 194-я ветеринарная рота, отдел IVb дивизионного штаба, 194-й полевой лазарет, взвод санитарных автомобилей (7 машин).



LI армейский корпус
Ia №626/42 21.25, 1.12.1942
Корпусной приказ №122 на формирование группы Зейдлитца
1) С 8.00 2.2.1942 24-я танковая, 16-я танковая и 60-я моторизованная дивизии вместе с размещенными на северном фронте частями усиления, переходят в подчинения XI армейского корпуса.
Командование LI армейского корпуса с подчиненными ему войсками с 8.00 2.12.1942 по приказу армии принимает обозначение «группа Зейдлитца».
2) Задачи для XI армейского корпуса:
a) Оборонять северный фронт. Для этого особенно следует сосредоточиться на противодействии попыткам противника прорваться в Городищенскую долину через Орловку или высоту 145,1 в направлении Городища, а также овладеть северной частью Сталинграда с тракторным заводом.
Местность между Татарским валом и железной дорогой на Котлубань, по опыту осенних боев, особенно подходит для применения танков, поэтому ей выделить особенное прикрытие.
b) Путем переброски многочисленных тяжелых и средних ПТО с Волжского фронта, дать XIармейскому корпусу возможность эшелонировать в тыл противотанковую оборону на главных направлениях вражеских ударов.
c) Для улучшения боевой управляемости и повышения боеспособности дивизиям XIармейского корпуса предпринять мероприятия:
по боевому использованию артиллерии усиления;
по подвозу боеприпасов;
по перегруппировке артиллерии усиления и минометов;
по распределению расформированных румынских соединений среди немецких частей;
по поддержанию порядка в тылу фронта (пункты сбора рассеянных подразделений).
Настоящий приказ в печатном виде передан в XI армейский корпус.
3) Границы:
С 389-й пехотной дивизией – Городищенский ручей от восточной окраины Городища до его впадения в Волгу;
С VIII армейским корпусом – пункт 441 – пункт 426 – пункт 410.
В зоне ответственности местной комендатуры Городища, как и прежде, находятся 79-я, 305-я, 389-я пехотные, 24-я танковая и части 94-й пехотной дивизии.
4) 94-я пехотная дивизия:
Боевые части 94-й пехотной дивизии (кроме остающегося в распоряжении дивизионного командования штаба 194-го противотанкового дивизиона) распределяются между 24-й и 16-й танковыми дивизиями. Их снабжение продолжает обеспечиваться через квартирмейстерский отдел 94-й пехотной дивизии, который подчиняется управлению XIармейского корпуса.
5) Саперы:
Командир 23-го командования саперных частей назначается начальником корпусных саперов.
6) Коммуникации связи:
Начальник связи XI армейского корпуса обеспечивает связь с 24-й танковой, 16-й танковой и 60-й моторизованной дивизиями. Детали – согласно имеющимся возможностям.
7) В соответствии с замыслом армии, XI армейский корпус подчиняется группе Зейдлитца только в оперативном отношении. По вопросам личного состава и снабжения корпус напрямую подчиняется армии. Исключением являются представления к Рыцарским крестам Железного креста, которые должны проводиться через группу Зейдлитца.
8) Порядок подачи ежедневных сводок:
Оперативный отдел: в 5.00 – утренние, в 15.00 – промежуточные, в 19.00- итоговые дневные, а также боеготовые ПТО, штурмовые орудия, танки и потери.
Разведотдел – промежуточные в 14.30 и итоговые дневные в 21.00.

Приложение №1 к приказу LI армейского корпуса Ia №626/42
Состав 24-й танковой дивизии:
Управление танковой дивизии;
II-й батальон 21-го панцергренадерского полка (истощенный),
II-й батальон 26-го панцергренадерского полка (истощенный),
4-й мотоциклетный батальон (слабый),
24-й танковый полк (10-15 танков);
89-й танко-артиллерийский полк (три легких батареи – 11 орудий, одна батарея тяжелых гаубиц – 2 орудия и IV-й (зенитный дивизион) из одной сводной батареи);
40-й танко-саперный батальон,
40-й батальон связи;
Из 94-й пехотной дивизии передано:
274-й гренадерский полк (2 слабых батальона), 267-й гренадерский батальон (с подчиненным батальоном Мато) (3 слабых батальона), III-й батальон 276-го гренадерского полка (истощенный), штаб 194-го артиллерийского полка (с II-м артдивизионом – три батареи легких гаубиц и IV-м артдивизионом – одна легкая и одна тяжелая батареи), остатки 194-го саперного батальона и 194-го велосипедного эскадрона, 2 тяжелых ПТО из 194-го противотанкового дивизиона;
Из 79-й пехотной дивизии передано – 6 тяжелых ПТО;
Из 305-й пехотной дивизии передано – 1 тяжелое ПТО;
Подчиненные части усиления: штаб II-го дивизиона 2-го тяжелого минометного полка с 4-й батареей, III-й дивизион 51-го минометного полка с 8-й и 9-й батареями, 2-я батарея 616-го тяжелого артдивизиона (21-см мортиры).

Комментарии к отрывкам из книги «24-я танковая дивизия» доктора фон Зенгера-унд-Эттерлина, изд.1962 года:
Стр.136: «Дивизия была подчинена группе Пфайффера (командир 94-й пехотной дивизии) и приняла участок между Орловским ручьем и краем рощи 3 км восточнее Орловки. В этом месте противник предыдущим днем (24.11) произвел сильную атаку и 25.11 преодолел оборону размещенного там строительного батальона» - уже в ночь на 26.11 для блокирования вражеского вклинения прибыли части 26-го панцергренадерского полка полковника фон Шееле, которым удалось остановить первоначальный натиск противника. В ходе нового сильного вражеского наступления у Городища полковник фон Шееле был ранен и выбыл из строя.
Для ведения обороны напротив Спартаковки 24-й танковой дивизии был придан находившийся там 274-й гренадерский полк с подчиненными ему некоторыми другими частями 94-й пехотной дивизии (остатки III-го батальона 276-го полка, остатки 194-го саперного батальона, 194-й велосипедный эскадрон и одна строительная рота).
На Орловский ручей была ускоренно выдвинута только что созданная боевая группа полковника фон Белова из 24-й танковой дивизии, которая удерживала линию обороны, «в то время, как правее ее обороняла свои позиции боевая группа полковника Бренделя (командира 274-го гренадерского полка)».
В 12.00 26.11 оставшиеся в Сталинграде части 24-й танковой дивизии приняли свой новый участок обороны, после чего «в 13.00 была отражена сильная вражеская атака против группы Белова».
К 27.11.1942: «Для увязывания в одно целое обороны на ключевом участке волжского и северного фронта из оставшихся у Волги частей 389-й пехотной дивизии и 24-й танковой дивизии была создана «боевая группа Ленски». Ее подчинение группе Пфайффера было отменено. В полосе 24-й танковой дивизии участок справа занимала боевой группа Бренделя (усиленный 274-й гренадерский полк), а участок слева – боевая группа Белова (панцергренадерские части 24-й танковой дивизии).»
Утром 27.11 боевая группа Белова перешла в атаку с целью устранения вражеского вклинения. «Левый фланг боевой группы Бренделя, несмотря на свою слабость и далеко разбросанные силы, присоединился к этой атаке и смог здесь захватить удобные позиции по высотам».
28.11.1942: «Вклинение у соседа слева (94-я пехотная дивизия?) в направлении Орловки было…заблокировано. С большим темпом началось строительство укреплений.»
29.11.1942: «В результате расформирования 94-й пехотной дивизии, полоса обороны 24-й танковой дивизии была расширена на запад, присоединив к себе боевую группу Мюллера (267-й гренадерский полк без III-го батальона, батальон Люфтваффе Мато, а также части 194-го артиллерийского полка и III-й дивизион 51-го легкого минометного полка). Полоса была расширена дополнительно на 4,5 км. Артиллерийская поддержка была заново организована после переброски 389-го артиллерийского полка. Начальником артиллерии стал командир 194-го артиллерийского полка, подполковник Борнсдорф. Одновременно были отданы строгие приказы относительно экономии боеприпасов и дисциплины ведения огня, потому что доставка снарядов по воздуху была очень невелика».
2.12.1942: «В 8.00 группа Ленски была снова расформирована, так как командование над 24-й танковой дивизией и стоявшими дальше на запад дивизиями приняло только что прибывшее управление XI армейского корпуса.»
11.12.1942: 94-я пехотная дивизия была подчинена 24-й танковой дивизии по вопросам личного состава, а позднее – полностью включена в ее состав.
12.12.1942: «Потери в боях на участке фронта севернее Сталинграда в период 26.11-11.12.1942 составили: … в частях 24-й танковой дивизии – 13,8 % окопной численности офицеров и 23,8% унтер-офицеров и рядовых. Это означало потерю в течение 15 дней потери в среднем 20% окопной численности, которую нечем было заменить.
Нехватка боеприпасов, плохое питание и неудобные погодные условия были особенно тяжелым испытанием для слабых и ежедневно таящих сил пехоты. Это следует знать для ясного понимания обстановки.»
21.12.1942: «Продолжает расти интенсивность обстрелов по … участку боевой группы Бренделя. Пехота подвижна только на 20%. Артиллерия 94-й пехотной дивизии на конской тяге стала полностью неподвижной. Ежедневный падеж лошадей из-за отсутствия фуража. Их разделывают на мясо и уже целый месяц они являются единственным источником мяса для дивизии.»
22.12.1942: «Нормальные обстрелы, перед участком боевой группы Бренделя значительно более сильные. В случае отхода дивизии, боевой группе Бренделя будут переданы последние грузовики 94-й пехотной и 24-й танковой дивизий. При таком варианте, возможно, с многочисленной сторонней помощью получится забрать с собой всю артиллерию 194-го артиллерийского полка.»
24.12.1942: «Сегодня снова сильные обстрелы боевой группы Бренделя, кажется здесь в скором времени готовится атака. С товарищеской помощью… 94-й пехотной дивизии, сохранившей еще в внутри крепости некоторые запасы маркитантских товаров, дивизии удалось сделать для каждого солдата небольшое дополнение к пайку в виде хлеба, шоколада и сигарет… Исключая немногих счастливчиков, получивших почту по воздуху в начале декабря, основная масса получала последнюю весточку из дома только в середине ноября. Несмотря на ослабленное состояние и сверхистощенность войск на передовой, их уверенность в командовании и скорейшей деблокаде была неизменной. Немцы чувствовали, что в обороне на подготовленных позициях, они превосходят русских.»
Новый год (1942/43): «Окопная численность на 31.12.1942: боевая группа Бренделя (274-й гренадерский полк) – 604 человек, боевая группа Мюллера (267-й гренадерский полк и батальон Мато) – 654 человека.»
«Бои дивизии в январе 1943 были часть ужасного медленного кровопускания, которому подверглась 6-я армия. Никакими документами не описать те тяжелые недели.».
9.1.1943 русские на листовках сбросили текст ультиматума, который был отвергнут 6-й армией. 10.1 началось генеральное русское наступление с запада.Штаб дивизии размещался в одном высотном здании в Спартаковке на северной окраине Сталинграда. 26 или 27.1 котел был рассечен русскими на две части. Дивизионный штаб расположился в подвале на тракторном заводе (также там были остатки 389-й пехотной дивизии и штаб XI армейского корпуса генерала Штреккера, защитника северного котла). В 5.00 2.2.43 началась капитуляция передовых частей, примерно в 9.00 дивизионный штаб генерала фон Ленски сдался в плен русским с троекратным «Ура!» во славу Германии.

24-я танковая дивизия
Ia/Ib/IIa №435/42 Дивизионный КП 31.12.1942
Дивизионный приказ №8 на включение подчиненных частей 94-й пехотной дивизии в состав 24-й танковой дивизии
Часть 1
1. 94-я пехотная дивизия по приказу армии расформировывается.
Ее части немедленно входят в состав 24-й и 16-й танковых дивизий (кроме службы снабжения). Способ распределения – в приложении.
2. 94-я пехотная дивизия храбро сражалась и замечательно исполняла свой долг, однако общая ситуация требует такой меры. Дивизия не будет восстановлена, ее расформирование является окончательным. Главной причиной для этого было – таким способом увеличить боевую численность войск. Сознавая важность такой задачи, следует отбросить любые личные пристрастия.
3. 274-й гренадерский полк будет пополнен и продолжит свое существование.
Исключением при окончательном включении в состав 24-й танковой дивизии будет смешанный артиллерийский дивизион Борсдорфа, чьи орудия не приспособлены к моторизации. Сначала они все будут приданы 89-му танко-артиллерийскому полку. Будут предприняты меры, чтобы в будущем эти пушки заменить.
4. Полная моторизация всех принятых частей силами 24-й танковой дивизии в настоящее время невозможна. Имея концепцию обороны каждой позиции, для этого достаточно только поддерживать возможность переброски отдельных частей на небольшие расстояния. При этом должна обеспечиваться моторизация тяжелого вооружения, полевых кухонь, транспорта снабжения продовольствием. Топливом и боеприпасами.
5. 267-й гренадерский полк с отдельным стрелковым батальоном Люфтваффе специального назначения переходит в состав 16-й танковой дивизии. До того момента их тактическая подчиненность не изменяется. Подробности будут позже.
Снабжение этих частей в установленные сроки также будет принято 16-й танковой дивизией.
6. Относительно частей 194-го батальона связи выйдет отдельный приказ.
7. Полковник Матцке исполняет обязанности командира 94-й пехотной дивизии до ее окончательного расформирования и после этого вступает в командование 89-м танко-артиллерийским полком (подробности ниже).
8. Необходимо минимизировать бумажный документооборот. Все текущие вопросы должны урегулироваться личными или телефонным переговорами.
9. Необходимо как можно быстрее повысить боевую численность, проведя расформирование вспомогательных подразделений и включив их личный состав в боевые части до 4-8.1.43, и обеспечив до этого срока их боевую подготовку, в т.ч. при боевых группах. Передача этого личного состава на подготовку должна произойти группами и как можно быстрее.


Список офицерского состава прежней 94-й пехотной дивизии, находящегося в 24-й танковой дивизии по состоянию на 23.1.1943
(составлен обозными частями до данным радиопереговоров и словам вылетевших из котла)

89-й танко-артиллерийский полк: командир полка – полковник Матцке (вступил в должность 8.1.1943, до этого – командир 194-го артиллерийского полка).
IV-й дивизион 194-го артиллерийского полка – в виде смешанного дивизиона Борсдорфа включен в состав 89-го полка, командир – подполковник Борсдорф. Некоторые офицеры дивизиона – гауптманн Михаэлис, обер-лейтенант доктор Франке, лейтенант Груше.
Командир II-го дивизиона 194-го артиллерийского полка, обер-лейтенант доктор Гробер 30.12.1942 совершил самоубийство.
40-й противотанковый дивизион – адъютант дивизиона, лейтенант Мартин (прежде – ордонанс-офицер 194-го противотанкового дивизиона).
40-й танко-саперный батальон – 2-я рота составлена из остатков 194-го саперного батальона; командир роты – обер-лейтенант Фотш (с 4.1.43 переведен в батальон, до этого – командир штабной роты 276-го гренадерского полка); командир взвода – лейтенант Бедер (прежде командир взвода в 194-м саперном батальоне). Раньше в батальоне находились – из прежнего 194-го саперного батальона майор Гериш (до последнего времени начальник дивизионных саперов и руководитель строительства укреплений в полосе дивизии, 23 или 24.1.43 убит, по информации Крелля), обер-лейтенант Боде и лейтенант Шонитц (прежний командир 194-й легкой саперной колонны, до последнего времени – командир одного строительного подразделения).
К 24-й танковой дивизии относятся 267-й и 274-й гренадерские полки.
267-й гренадерский полк: командир – подполковник Мюллер, адъютант – обер-лейтенант Крелль, ордонанс-офицер – обер-лейтенант Рихтер, командир штабной роты – лейтенант Риссе. Также есть офицеры гауптманн Браун и лейтенант Холль (оба с 1.1.43 награждены Рыцарскими крестами). Другие офицеры неизвестны. В составе полка находится прежний батальон Люфтваффе специального назначения, командир – гауптманн Мато, комендант – обер-лейтенант Келлерманн (из прежнего 194-го артиллерийского полка).
274-й гренадерский полк: командир – подполковник Брендель, адъютант – обер-лейтенант Шроршварц, ордонанс-офицер – обер-музикмейстер Хейер. Также есть офицеры: майор Зор (командир II-го батальона, 1-2 дня как убит), обер-лейтенант Каннегиссер, обер-лейтенант Аккерманн, лейтенант Гемайнхардт, обер-лейтенант Хюттнер, обер-лейтенант Фрауэнштайн, обер-лейтенант Калуше (из прежнего 194-го артиллерийского полка), обер-лейтенант Шотте, обер-лейтенант Хоффманн (прежний ордонанс-офицер 276-го полка), лейтенант Фогт (прежний начальник связи 276-го полка), лейтенант Шюлер (убит 30.12.1942), лейтенант *манн, гауптманн Берндорфф, обер-лейтенант Тильманн, цальмейстер Репке.
Также при 24-й танковой дивизии находятся: майор фон Нордхайм (прежний командир 194-го противотанкового дивизиона), гауптманн Харфенштайн (прежний командир 1-й роты противотанкового дивизиона), лейтенанты Греве и Урбан (из 194-го батальона связи, сейчас – командиры гренадерских взводов).

Выдержки из книги «Сталинград – по последнего патрона» Хайнца Шрётера:
Стр.92: «Начиная с 22.11.42 LI армейский корпус должен был уничтожить все излишки имущества, громоздкое и нетранспортабельное оборудование. Генерал подал своим людям личный пример, бросив в огонь все свои личные вещи, кроме той формы, которая была на него надета. От штанов до второй шинели.
Дух разрушения пронесся над LI армейским корпусом, но не только над ним. Дивизии оставили свою подготовленные позиции и бункеры и отступили на северную окраину Сталинграда. Им пришлось бросить свои уютные квартиры, сменив их на ямы в снегу в степях или обледенелые овраги.
Ничего нельзя было исправить. Крупные русские силы преследовали отходящие дивизии. Для 94-й пехотной дивизии отступление стоило жизни. То, что осталось от ее полков, было распределено между 16-й и 24-й танковыми дивизиями.»
Стр.131: «Между Кривомузгинской на западном фронте и Воропоново в дни ноября и декабря работала железная дорога. Захваченная в летние дни наступления, она сыграла неоценимую роль при перевалке грузов и отправке отпускников. Однако станции на ней между Калачом и Сталинградом не использовались.
Майор Мут из 94-й пехотной дивизии счел честью для себя со своими немногочисленными людьми отремонтировать и ввести в строй на ней несколько локомотивов. В дни Рождества они проделали по ней последние километры, после чего уголь закончился.»
Середина января 1943. Стр.171: «… замерзшие люди бросали в костры письма, фотокарточки и остатки личных вещей, пытаясь согреться… от писем на белом снегу оставались черные пятна листков, на которых серым и белым выделялись линии строчек, словно написанных неуклюжей рукой. Полевой пастор 94-й пехотной дивизии, Франц Дюкер, сказал: «Вот ушли души сожженных писем.»

Выдержки из книги «Паулюс-Сталинград» В. Гёрлица:
Стр.203: «Вечером 23.11.42, генерал артиллерии фон Зейдлитц-Курцбах, командир LI армейского корпуса, который больше всех среди командиров корпусов 6-й армии ратовал за прорыв, даже вопреки всем приказам группы армий и ставки фюрера, решил судьбу расположенных на северном фронте котла у Ерзовки частей своего корпуса, отдав приказ им отступить на 8-10 км в тыл, снявшись с подготовленных позиций, не получив на это согласия армейского руководство, что сопровождалось драматическими картинами сжигаемых излишков имущества.
После этого отходящая 94-я пехотная дивизия была настигнута преследующим противником и полностью разгромлена.
На следующий день он сообщил начальнику штаба армии, что таким способом он пытался облегчить командующему принятие решение на прорыв.»
Стр.204: «В 9 вечера 24.11.42 через ОКХ был принят новый приказ Гитлера, вступивший в полное противоречие с самостоятельными, опрометчивыми, однако смелыми действиями генерала фон Зейдлитц-Курбаха в предыдущие дни. Командиру LI армейского корпуса были оперативно подчинены восточный и северный фронты котла (т.е. те места, которые должны были быть отданы противнику при проведении перегруппировки войск для прорыва!) с примечанием, что командир корпуса теперь несет персональную ответственность за оборону этих фронтов перед фюрером, однако, при этом, не снимая ответственность за них и у армейского командования.»
«23.11 мне пришлось, в целях высвобождения сил для юго-западного фронта формируемого котла произвести сокращение фронта в районе севернее Сталинграда. Я провел этот своим решением, вопреки … соответствующему приказу Гитлера. 25.11 в 6-ю армия поступила радиограмма, в которой ОКХ грозило самым строгим наказанием за такое мероприятие.»
К этому абзацу примечание Гёрлитца:
«Фон Зейдлитц самостоятельно провел отвод фронта в районе Ерзовки вечером 23.11, с опозданием оповестив об этом армейское руководство. Фельдмаршал никак не отреагировал на такое поведение Зейдлитца. Вместе с этим возросла нагрузка на солдат, а также ответственность армейского командования. О каких-либо мерах воздействия, принятых против Зейдлитца, особенно в отношении его ложной подачи информации, ничего не известно.»

«Документальное разъяснение» полковника Борисса
Я, Борисс, тогда подполковник генерального штаба и начальник оперативного отдела 94-й1 пехотной дивизии,24.11.1942 пережил следующие события: генерал-полковник Паулюс внезапно нагрянул на КП 94-й пехотной дивизии к ее командиру, генерал-майору Пфайфферу. Командующий находился в состоянии большого возбуждения (я понял это из его стиля речи и дрожащих рук), он предъявил нам одну радиограмму, сопроводив ее словами: «получено от Гитлера», в которой в самой строгой форме требовалось сообщить, кто разрешил отход 94-й пехотной дивизии. Тогда же Паулюс показал нам самостоятельный приказ командира корпуса генерала фон Зейдлитца, «о котором он не знал» и от тогда еще не совсем ясных последствий которого пришел в такое нервное состояние. Я слышал, как он сказал моему дивизионному командиру: «Что я должен теперь доложить фюреру?»


Дивизионный офицер по автотехнике в штабе 94-й пехотной дивизии (2.4.1941-12.10.1942)
2.4.1941 я был назначен офицером по автотехнике при штабе 94-й пехотной дивизии, заняв обер-лейтенантскую должность, после того, как с 24.6.40 по 1.4.41занимал должность адъютанта при начальнике 194-го дивизионного снабжения.Хотя по своей гражданской специальности, прусского лесничего мастера, я по подходил для такой чисто технической должности, мой путь по офицерской службе, сначала в резерве танковых войск, а затем предыдущая должность, привели меня на это место. Это было время переформирования дивизии. Штаб дивизии размещался в Понт-а-Мюссон, затем был переведен в Нанси.

Здесь нам сверху пришел новый штат обеспечения чисто пехотной дивизии новыми автомашинами. По большей части это была бывшая в употреблении техника французского производства - грузовики и легковые машины фирм «Рено» и «Пежо», внедорожные тягачи для ПТО «Лаффли-Гочкисс». Также было небольшое количество немецкой техники, в т.ч. один «БМВ» для штаба. Все автомашины имели нормальную летнюю техническую подготовки и ни в коем виде не были приспособлены для бездорожья. Для доставки всех этих машин были приложены очень большие усилия с помощью советника военной администрации Парижа Клееманна. Вот с этими поношенными машинами и выступила дивизия в новый поход по бездорожью русской империи.
Мой рабочий штаб состоял из одного писаря (он же водитель легковой машины) и одного очень грамотного технического инспектора. Я в основном решал организационные вопросы, переложив технические на своего великолепного помощника. Большую помощь мне оказывала наша замечательная ремонтная рота. После распределения техники по все подразделениям, все моторизованные части были мною и моей командой проинспектированы и проверены. Результаты были очень удовлетворительными. Полностью моторизованы были противотанковый дивизион, полевой лазарет, топливозаправочная колонна, батальон связи и три автоколонны дивизионного снабжения. Обозы пехотных полков и артиллерия, кроме нескольких грузовиков, по-прежнему оставались на гужевой тяге.
Вскоре после начала Русской кампании мы были по железной дороге переброшены из района Нанси в Перемышль. Оттуда начались пешие марши, которые приносили огромные страдания нашим пехотинцам, вынужденным пешком маршировать на авангардами моторизованных частей. Первое время эксплуатация наших машин была нормальной, почти как в мирное время. Я оставался при дивизионном штабе. Незабываемыми были радостные встречи нас украинским населением в деревнях. Наш дивизионный пастор даже крестил детей, так как тогда у них не было такой возможности. После переправы через Днепр начались осенние дожди, которое сразу же создали для нас первую большую проблему (русская поговорка – «Осенью одна чашка воды – это ведро грязи»). Не вняв моему предупреждению, начальник тыла дивизии, гауптманнБюльманн, не знавший границ эксплуатации наших изношенных машин, свел их все вместе для доставки снабжения, в результате, как только начались дожди, они сразу же застряли на размытых дорогах. Только после того как ударили моторы (это случилось через 4 недели), наши машины снова смогли ехать. В этот промежуток времени снабжение дивизии осуществлялось только гужевыми повозками и немногими внедорожными машинами, например артиллерийскими тягачами. Тогдашний начальник дивизионного снабжения, барон фон Роткирх, прибегал к различным импровизациям, например, запрягал фургоны лошадьми, если состояние дорог это позволяло.
В Артемовске, культурной столице Донецкого края, на наших зимних квартирах, мною было установлено, что большая часть наших автомашин непригодна к эксплуатации. Проблему с запчастями я решил, вопреки строгому приказу фюрера, самостоятельно воспользовавшись личными связями. Советник Парижской военной администрации Клееманн нашел все необходимое для нашей французской техники. Также нам помогли администрации Варшавы и Днепропетровска. Таким образом, нам в один день в Артемовск пришло два вагона с запчастями из Франции. Теперь ремонтная рота смогла приступить к ремонту и обслуживанию техники. На машины были установлены сконструированные из консервных банок и бинтов воздушные фильтры, которые надежно проявили себя во время маршей в степях. В начале мая я уже смог доложить в корпус о полной готовности всех автомашин к совершению марша на дистанцию 3000 км. К счастью, корпус не задал вопроса, каким образом это было достигнуто.
Начальник дивизионного снабжения выделил одну мастерскую для ремонта и установки новых фургонов на гужевой тяге (Panjewagen). Помощь ей оказывали местные ремесленники, которые своими топорами обрабатывали кривые стволы акаций. Наши умельцы могли такого эффекта добиться только с помощью пилы.
Зима 1941-42 была очень суровой, мороз доходил до 40 градусов, были высокие снежные заносы. Соответственно, в это же время осложнилось и положение со снабжением. У нас не было ни зимнего обмундирования, ни необходимых средств жизнеобеспечения. Примером может служить праздничный рождественский ужин в штабе дивизии: жаркое из конины с кусками хлеба. Наши скромные запасы, привезенные из Франции, подошли к концу. Страдания солдат в достаточной мере описаны в других местах. После Нового года ситуация со снабжением стала немного лучше.
Начавшийся марш в направлении Сталинграда сопровождался проблемами в обеспечении войск из-за больших расстояний до главных баз снабжения. Воздействие пыли, поднимаемой в калмыцких степях проезжающими машинами приводило к большому износу материальной части. Главной проблемой лично для меня было обеспечение нашей техники горючим. По вечерам и ночам я передавал по телефону из штаба дивизии в квартирмейстерский отдел армии заявки на будущий день. Доставка горючего производилась толь ко тогда, когда запас топлива становился ниже так называемой нормы заправки, т.е. 100 км пробега на одну машину. Эта норма была очень мала, поскольку почти все наши машины были задействованы в снабжении, в отличие, например, от моторизованных дивизий, где дефицит топлива для снабжения мог покрываться за счет боевых машин. Был слабый инструмент перевода нормы заправки по пробегу в дневную норму расхода, так шло обеспечение в танковых дивизиях, но нам все равно этого не хватало, даже трехкратная норма заправки все равно парализовала нас из-за длинных расстояний. Если бы в дивизии не было такого блестящего и надежного командира топливозаправочной колонны, как обер-лейтенант Бендорф, который постоянно где-то выискивал достаточные объемы горючего, то с последней частью марша к Сталинграду наше снабжение бы не справилось.
Снабжение продовольствием было также плохим – никакого хлеба, никакого мяса, протухшие консервы. Дополнительные проблемы создавал перепад температур от 40 градусов жары днем до ночных заморозков.
В ходе нашего марша через калмыцкие степи, начальник тыла дивизии, гауптманнБюльманн, был сменен гауптманном (тогда еще) генерального штаба Топке, который быстро и внимательно вник в сложные проблемы снабжения. Когда штаб дивизии (вместе с отделом Ib) организовал свой командный пункт на краю степи перед Сталинградом, подразделения снабжения еще оставались на правом берегу Дона, у Чира. Из-за этого эти части потом не попали в котел, а были включены в «группу Пфайффера снаружи кольца окружения. При новом формировании дивизии в Бретани я встретил нескольких старых товарищей из снабжения, в том числе из моей старой автоколонны.
10.10.42 я был откомандирован начальником тыла дивизии в Чир (у берега Дона), чтобы сделать отчет о ситуации в снабжении. Я тогда доложил, что ежедневно туда прибывает один состав снабжения (по немецкой колее). Для меня это звучало успокаивающе, однако я тогда не знал общего положения, угрожавшего окружением (в отличие от начальника тыла, Топке). По дороге я посетил роту связи майора доктора Мута, который посвятил меня в свои планы по строительству бункеров.
12.10 я был ранен на нашем дивизионном КП. Один русский снаряд, выпущенный в направлении аэродрома Питомник, не долетел до цели примерно 6 км. Я своевременно успел залечь, однако получил легкое ранение в руку, тогда как два ординарца, стоявшие рядом, были убиты наповал. В то время легкое ранение еще было билетом домой. Я попрощался с дивизией, своим маленьким штабом (оба моих подчиненных потом попали в плен) и напоследок услышал напутственные слова Топке, тогда показавшиеся неразумными: «Не возвращайтесь больше сюда».
Tags: 94 id, декабрь 1942, ноябрь 1942, январь 1943
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments