nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

94-я пехотная дивизия. Август-сентябрь 1942

Наступление на Сталинград
a) Прорыв юго-западного оборонительного обвода

Сосед слева, 4-я румынская дивизия, установила соединение с нами и также должна была принять участие в запланированном на 17.8.42 наступлении на северо-восток. Из-за этого продолжавшееся фланговое прикрытие 276-го пехотного полка с направления отметки «Br.» восточнее Тебектенерово было отменено.
29-я моторизованная дивизия собиралась своими танками захватить госхоз Юркина. Наша дивизия должна была оказывать этому наступлению огневую поддержку, а при его дальнейшем развитии – установить соединение у станции Абганерово и госхоза Юркина с подходящей с востока дивизией и зачистить западную часть поселка. Вечером этого дня II-й батальон 274-го пехотного полка прорвался к госхозу Юркина, вклинился в его юго-западную часть и установил там соединение с 29-й моторизованной дивизией. Таким образом, противник у станции Абганерово и южнее попал в окружение. Части 371-й пехотной дивизии, которые также принимали участие в нашем ударе на станцию Абганерово, утром следующего дня ворвались на станцию Абганерово и разрезали один большой котел на два меленьких. Окончательная зачистка местности продолжалась 18 и 19.8. Русские, особенно в южной части котла, сопротивлялись до последнего. В этих тяжелых боях особенно отличились наши саперы. Русские потеряли здесь сотни человек убитыми. Было взято 700 пленных. Командир русской боевой группы, собранной из трех полков, также попал в руки немцев. 20.8 наступление было продолжено. Целью были высоты у Блинникова. В этот день дивизия севернее госхоза Юркина смогла продвинуться вперед совсем немного. Русские бросили в бой свои лучшие войска, перебросив сюда свои элитные сибирские дивизии. Наше наступление остановилось. Однако сосед справа, 371-я дивизия, успешно продвигалась вперед вдоль железной дороги к разъезду 74 км, поэтому 94-я пехотная дивизия, переместив свой главный удар на правый удар, во второй половине дня тоже рассчитывала добиться успеха. Однако пришлось перейти к обороне. Наступательный порыв нашей пехоты иссяк. Большие потери, особенно среди унтер-офицерского состава, нанесли по нему сокрушительный удар. Стрелковые роты в последние дни сократились до размеров взводов и даже отделений. Пехотный батальон представлял собой фактически усиленную стрелковую роту. Командир дивизии в письменном виде доложил об этом в группу фон Шведлера, сопроводив комментарием, что дивизия больше не в состоянии решать наступательные задачи. Дивизия оставалась на своих позициях до 23.8. На востоке был принят один участок, принадлежавший прежде 371-й пехотной дивизии, а на западе – был передан один батальонный участок румынскому корпусу. После этого поступил новый приказ: оставив слабое прикрытие на всей полосе, дивизии отойти с фронта в резерв армии в район ферма №3-госхоз №8 к вечеру 24.8. Один батальон 267-го полка и усиленный тяжелым вооружением (противотанкового дивизиона и артиллерии) 194-й саперный батальон были сведены в группу Гериша и оставлены для прикрытия прежней полосы. Основная масса дивизия выступила маршем к назначенной цели.

b) Морозов
В следующие дни дивизия в виде армейского резерва поочередно продвигалась в северном направлении. В районе Морозова части XXXXVIII танкового корпуса были остановлены сильным неприятелем. С присущей подвижным войскам скоростью и маневренностью, корпус должен был с этого участка переместиться на юг, чтобы там перегруппироваться и попытаться нанести новый удар, через Тебектенерово на север. Там предполагалось слабое место противника. Для этого нужно было заменить войска у Морозова. Задача на это была передана в дивизию 25.8.42. 27.8.42 участок был принят. В передовой линии были все три полка: справа – 267-й, в центре – 274-й, слева – 276-й. Восточный фланг прикрывался 635-м моторизованным саперным батальоном, подчиненным для этой цели дивизии. В резерве у Морозова оставались главные силы 194-го саперного батальона, часть которого поддерживала прямую связь с соседом справа. Уже 27.8.42 русские танки и пехота попытались прорвать наш северный фронт. Особенно тяжелая атака пришлась на III-й батальон 267-го пехотного полка (командир – гауптманн фон Хуго). Только использовав последние резервы, полку удалось предотвратить прорыв. Русские самолеты-разведчики заметили уход танковых частей и восприняли это как отступление. Для подтверждения этого предположения и была предпринята атака. 28.8.42 русские «сталинские органы» накрыли огнем тополиную аллею у Морозова, в которой располагался дивизионный штаб. После того, как обстрел с востока повторился в первой половине дня 29.8 и принес несколько прямых попаданий, штаб дивизии был вынужден сменить свое расположение в балку Каменную. Оборонительные бои в те дни дались войскам очень тяжело. После того, как 30.8.42 русские убедились в том, что их натиск напрасен и прорыв не получится, их наступательная активность упала. Солдаты смогли немного вздохнуть свободнее. Они сутками напролет не вылезали из своих ячеек.
Сложности возникли у II-го батальона 274-го пехотного полка у Сарепты: ночь он провел в одном заросшем лесом овраге, а утром вышел на край этого оврага, примерно в 2 км от Сарепты. Уже во второй половине дня одному взводу, в котором был и батальонный врач, проникнуть в первые дома поселка. В течение двух дней и ночей взвод находился в окружении, под сильным огнем противника. Русские простреливали дома насквозь, поверх голов. Потом взвод отступил.
Была заметна сильная нехватка воды. Несмотря на то, что войскам на передовой доставлялось 5000 литров воды ежедневно, для помывки и бритья ее не хватало. У всех были грязные и бородатые лица!
Удар танков через Тебектенерово был удачен. Быстро продвигаясь вперед, ни достигли высот у Блинникова и переправились на северную сторону ручья Червленая. Наш сосед слева, 371-я пехотная дивизия, поддерживала танковый прорыв, наступая из района Тингута. Дивизии оставалось только прикрывать северо-восточный фланг наступающих войск. Поступила задача – ударом частей 274-го и 276-го пехотных полков прорваться к Хараусуну. Вражеская оборона, особенно в направлении Тундутово, была очень сильной.
Еще в ходе этих боев дивизия получила приказ – также как и под Абганерово, оставить один отряд в охранении на старых позициях и выйти в резерв группы фон Шведлера в район Кошары. В непроглядную ночь с 30 на 31.8 дивизия была снята с прежних позиций и направлена маршем в новый район. Маршруты движения в некоторых местах разминировались 194-м саперным батальоном. Усиленный 267-й пехотный полк остался в охранении на старых позициях и принял участки других полков.
На восточном фронте был размещен 635-й моторизованный саперный батальон, а за ним, в направлении на юго-восток в направлении на Дубовый овраг – новосформированная боевая группа Шютце.
Потери дивизии за период 17.8-1.9.42: ранено 10 офицеров, убито 5, ранено 29 и пропал 1 унтер-офицера, убито 30, ранено 170 и пропало 7 рядовых.


c) Прорыв в укрепленное предполье Елхи
Войска, наступавшие севернее Червленой, тем временем, отклоняясь к западу, прорывались на север в направлении Сталинграда. Группа фон Шведлера должна была и дальше прикрывать их восточный и северо-восточный фланги. Для этого нужно было захватить район Ягодный-Елхи. Наша дивизия должна была вести наступление. Уже 2.9 276-й пехотный полк перешел через Червленую, сменил части 29-й моторизованной дивизии севернее Варваровки и перешел 3.9 в качестве ударного полка в атаку в северо-восточном направлении. После преодоления передовых вражеских позиций, вечером полк был остановлен перед очень укрепленной русской линией обороны, которая шла от Елхов на юг. Предположение группы, что это были остатки отходящих русских войск, было ошибкой. Дивизия, проведя еще в этот же день разведку боем, установила, что она натолкнулась по последний юго-западный оборонительный обвод Сталинграда. 4.9 атака была возобновлена, вместе с подтянувшимся 274-м полком справа и 276-м полком слева. Это было необычайно жестокое сражение. В сильно сократившихся стрелковых ротах (средней численностью 1 офицер, 4 унтер-офицера и 35 рядовых) все зависело от порыва их командиров. В 5.30 Елхи были захвачены. В 6.00 также и 274-й пехотный полк вклинился в линию вражеских бункеров.В группу фон Шведлера было доложено о 29 бетонных бункерах, укрепленных арматурой и стальными куполами. В тот день русские потеряли 120 человек пленными и бесчисленное множество убитыми. Этот успех был отражен в отчете Вермахта за 5.9.42:
«В боях на оборонительном обводе Сталинграда одна подошедшая с запада боевая группа захватила один подготовленный к круговой обороне опорный пункт в населенном пункте, перешла через противотанковый ров и штурмом проникла в лежащую за ним бункерную позицию. Здесь были захвачены 29 больших бункеров, частично оснащенных стальными куполами.».
Не только храбрость войск, но также и железная воля командования сделала такое возможным. Все попытки русских устранить участки вклинения, были неудачными. Один 52-тонный танк был подбит. Среди поля с вражескими бункерами дивизия перешла к обороне. Дальнейший прорыв к Волге должен был быть предпринят в ближайшие дни после подтягивания новых сил и артиллерии. Была проведена разведка, определен состав штурмовых групп и направления ударов. Однако опять все случилось по-другому: атака была отменена. Дивизия должна была отдать свою полосу 297-й пехотной дивизии. Затем она сосредоточилась в районе севернее Елхи в распоряжении XXXXVIII танкового корпуса, которому на тот момент была подчинена. Все сожалели об отрыве от группы фон Шведлера. Дивизия подчинялась ей с момента начала Восточного похода и в дни побед и тяжелых зимних боев заслужила хорошее прозвище «Шведлерская домашняя дивизия».
И вот пришло время для 94-й пехотной дивизии без оглядки назад отделиться от своего корпуса и надеяться, что с другим начальством сложится такое же хорошее взаимодействие, как с группой фон Шведлера.
В первой половине дня 10.9.42 дивизия прибыла в назначенный район северо-западнее Елхов. В свой 267-й пехотный полк обратно вернулся его командир, подполковник Райманн, после выздоровления на родине. Исполнявший его обязанности полковник Деттбарн был переведен в Германию.
Полковник Кнопфф, который был ранен 2.8.42, за свою храбрость у Ворошиловграда был удостоен Немецкого креста в золоте.
Майор генерального штаба Бюльманн, прежний начальник тыла дивизии, был переведен начальником отдела Idв штаб 6-й армии. Его преемником стал гауптманн Топке.
Частям 29-й моторизованной дивизии удалось выйти к Волге в южной части города. Сильные русские контратаки, однако, вынудили отвести фронт снова немного на запад. 94-я пехотная дивизия должна была сменить северную часть 24-й танковой дивизии и подготовиться к наступлению на город вдоль трассы Песчанка-Сталинград. 276-й пехотный полк совместно с 14-й танковой дивизией должен был атаковать так называемую «Почечную рощу» (Nierenwaldchen) в 4 км восток-юго-восточнее Песчанки и занять ее. Это удалось полку 11.9.42. с тяжелым боем роща была пройдена и зачищена. Было взято 188 пленных, несколько пушек, тяжелый миномет и много пулеметов – хороший результат боевого дня. К этому дню дивизия с боями преодолела 900 км от своих зимних позиций.
Потери дивизии за период 2.9-11.9.42: убито 5 и ранено 16 офицеров, убито 17 и ранено 32 унтер-офицера, убито 85, ранено 451 и пропало 25 рядовых.




Сталинград. Сталинград-Юг.
Вечером 11.9.42 подготовка дивизии к наступлению завершилась. С 267-м полком справа и 274-м – слева, нужно было атаковать пригороды Ельшанка и Минина. В 5.00 12.9.42 полки перешли в наступление. Штурм Сталинграда начался.

В 5.50 дивизии танкового корпуса смогли вклиниться в западные окраины обоих пригородов. Этот удар был неожиданным и быстрым.Однако русские быстро смогли понять направления ударов. Их сопротивление усиливалось все больше и больше. Шаг за шагом с боями дивизия пробивалась внутрь города в последующие дни. Каждый дом был укреплен и его приходилось брать с тяжелым боем. Русские сопротивлялись до последнего. Для дивизии, которая первой вступила в уличные бои в южной части Сталинграда, такие задачи были новыми и специфическими. Сильные контратаки русских при поддержке танков и собственные высокие потери часто, казалось, ставили успех под угрозу. Личный состав запасного батальона, который еще не закончил подготовку, пришлось распределить по полкам. Немногие офицеры и унтер-офицеры отдавали последние силы, чтобы поддерживать наступательный порыв своих подразделений. 13.9.42 был взят блок высотных домов. 14.9.42 храбрые пехотинцы обоих полков пробились до центров обоих пригородов, а 15.9.42 им удалось прорваться к железной дороге, шедшей с севера на юг. 276-й пехотный полк 10.9.42 был подчинен 29-й моторизованной дивизии, вместе с ней захватил господствующий фабричный район и был направлен в атаку на Купоросное. 14.9.42 он был возвращен в свою дивизию и, наступая с юга вдоль железной дороги, участвовал в ее наступлении.
13.9 командир велосипедного взвода 276-го полка, лейтенант Куанц, со своим водителем поехал на разведку дорог для смены одного подразделения на юго-западной окраине Сталинграда. На обратном пути машина внезапно сломалась. Оставив водителя с машиной возле одного командного пункта с четко понятным ориентиром, лейтенант ночью 4-5 часов по полевому компасу шел через поля в полк. 14.9.42 полковой командир со штабной ротой прибыл на юго-западную окраину Сталинграда. 16.9.42 велосипедный взвод был введен в бой на юго-западе Сталинграда. Не было никакой возможности продвинуться вперед. Из одной бункерной позиции велся пулеметный и винтовочный огонь. Двое товарищей было потеряно, после этого лейтенант Куанц решил затребовать противотанковое орудие. Пушка была установлена в одной низинке и приготовилась открыть огонь в склон вражеской позиции. После двух снарядов прилетел ответ: танковым снарядом был разбит щиток орудия, а первый номер расчета тяжело ранен. Только после того, как с помощью огнемета удалось выкурить врага из его укрытия, взвод смог немного продвинуться вперед. На следующий день он был возвращен к полковому КП и осуществлял прикрытие в направлении элеватора.
20.9.42 велосипедный взвод снова участвовал в бою. Этот взвод и еще примерно 40 товарищей должны были провести контрудар в северной части элеватора, при этом им удалось пробиться до Волги. Один обер-лейтенант из полка, возможно из батальона связи, который добровольно вызвался участвовать в атаке, погиб, еще несколько товарищей были ранены. Элеватор пока еще оставался в руках русских.
Русские продолжали упорно оборонять каждый дом. По словам пленных, был приказ Сталина – удерживать каждую пядь земли до последнего вздоха, который они упрямо исполняли. Снова и снова через Волгу на оборону города перебрасывались части разбитых дивизий и подразделения, собранные из обозов. Всего в Сталинграде дивизия вела бои с десятью русскими соединениями: 35-й гвардейской стрелковой дивизией, 10-й и 92-й стрелковыми бригадами, 10-й дивизией НКВД, 131-й, 138-й и 244-й стрелковыми дивизиями, а также с 416-м, 457-м и 1183-м артиллерийскими полками.
Целью наступления была река Царица, которой дивизия должна была достигнуть, наступая вдоль железной дороги в северном направлении. Сосед справа, 29-я моторизованная дивизия, с такой же целью продвигалась по 800-метровому береговому откосу Волги. Слева сражалась 24-я танковая дивизия, зачищая кварталы пригородов северо-западнее южного железнодорожного вокзала. Ее танки прорвались до северного железнодорожного моста через Царицу. Атака 16.9 продвигалась сначала хорошими темпами. 274-й пехотный полк сначала пересек глубокий овраг юго-западнее южного вокзала, затем пробился на юго-восток до Волги и разгромил фронт противника перед 29-й моторизованной дивизией на северном краю оврага. 267-й пехотный полк в середине дня вел тяжелый бой в центре квартала с южным железнодорожным вокзалом. Его II-й батальон был остановлен перед сильно укрепленным и забаррикадированным элеватором. Это высотное бетонное здание длиной 90 метров, шириной 50 метров и высотой 35 метров господствовало над всем прилегающим городским районом и было занято русскими пулеметчиками, минометчиками и снайперами. Обойдя эту крепость, полку удалось до вечера зачистить и захватить район вокзала, а также одну группу домов севернее.
В тот же день XXXXVIIIтанковый корпус перешел в подчинение 6-й армии.
Утром 17.9.42 после 3,5-часового уличного боя удалось достичь реки Царица и, соответственно, цели наступления. Правее 29-я моторизованная дивизия была остановлена точно севернее большого оврага сильным вражеским сопротивлением. Русские там особенно сильно укрепили одну фабрику возле одной волжской пристани. В ней они спокойно чувствовали себя в 4-километровой полосе наступления 29-й моторизованной дивизии и угрожали юго-восточному флангу нашей дивизии.
Командир 94-й пехотной дивизии принял решение изменить направление наступления с юго-востока, развернуться для прорыва к Волге и дополнительно осуществить атаку на юго-запад для помощи 29-й моторизованной дивизии. Перегруппировка сил была проведена еще в тот же день. 267-й пехотный полк имел цель развернуться на юго-восток, выйти на следующий день северо-западнее Театральной площади, откуда прорваться к Волге. 276-й пехотный полк должен был с той же целью прорываться через Театральную площадь, сосредоточившись для этого в северо-восточном углу квартала с вокзалом. Здесь погиб штаб-врач 276-го полка, доктор Линке. 274-й пехотный полк принял охранение у элеватора и позже должен был частью сил правее 276-го полка атаковать в сторону волжской пристани.
В тяжелых боях возле элеватора был убит испытанный командир I-го батальона 274-го пехотного полка, майор Нэгеле, прямо возле своего командного пункта. «Отец» батальона с Канева, временно исполнявший обязанности командира полка, был убит в сердце снайперской пулей, выпущенной с элеватора. Это было огромной потерей для всего полка, а также новой причиной наконец-то сокрушить эту твердыню. Четыре раза штурмовые группы 274-го полка откатывались от нее с большими потерями. Многократные обстрелы из тяжелого вооружения (21-см мортиры, 8,8-см зенитки и бомбы «штук» тяжелых и сверхтяжелых калибров) не могли подавить гарнизон элеватора. Соавтор этой книги, тогдашний адъютант 274-го полка, находясь на южном вокзале, смотря на элеватор, не мог забыть отчаянный крик в телефонной трубке адъютанта I-го батальона, обер-лейтенанта Лоренца, «большого юноши» с серьезными глазами: «Манитц, майор убит!»
Несмотря на то, что было принято правильное решение – обойти элеватор и сначала соединиться с 29-й моторизованной дивизией и сбросить противника в Волгу, каждый день вражеские снайпера находили себе новых жертв. Генерал танковых войск Паулюс и генерал Кемпф в тот день посетили дивизионный КП у Песчанки, где начальник оперативного отдела доложил им обстановку. Потом они поехали на передовой командный пункт, где пообщались с командиром дивизии. Неожиданно для русских на следующий день удалось прорваться к Волге.
Однако противник все еще продолжал удерживать клин между 29-й моторизованной и 94-й пехотной дивизиями, обороняясь из хорошо укрепленных полевых позиций. С восточного берега ему поступали подкрепления и он пытался своими контратаками остановить продвижение дивизии. Его натиск был особенно силен из района устья Царицы против восточного фронта дивизии. Там, где выбывали все офицеры и унтер-офицеры, солдаты из только что прибывшего пополнения не могли удержать своих позиций. Русским удалось совершить несколько местных вклинений. Для контрударов были направлены батальонные штабы и последние резервные группы. Таким образом удалось во всех случаях удержать прежнюю линию фронта.
На самом деле, это экстраординарно тяжелое сражение в домах и среди железнодорожных путей легла чудовищно тяжелым грузом на плечи коротко обученных солдат, только что прибывших из 94-го запасного батальона, когда среди них не осталось офицеров и унтер-офицеров. Однако они быстро набирались нужного опыта.
635-й моторизованный саперный батальон был подчинен дивизии и размещен на северном фланге 267-го пехотного полка. Таким образом удалось уплотнить боевые порядки полка в других местах. Квартал за кварталом отбирался у русских с тяжелыми ближними боями. Но и наши потери были очень высоки. Средняя численность стрелковой роты сократилась до 1 офицера, 2 унтер-офицеров и 18 рядовых. Немногие оставшиеся в живых сражались теперь за всех остальных. Сильные ночные налеты русской авиации не давали никому покоя по ночам.
Критическим днем дивизии было 21.9.42. Каждому было понятно, что в случае провала запланированной атаки, у дивизии больше не хватит сил, чтобы удерживать сильный русский натиск. Еще раз были собраны все оставшиеся боеспособные войска и подготовлены к атаке. Люфтваффе и артиллерия готовились оказывать планомерную огневую поддержку. В 5.30 ударный 274-й пехотный полк перешел в наступление на железнодорожную ветку и пристань. Тяжелые авиабомбы и огонь артиллерии ослабили силу сопротивления неприятеля. Неожиданный удар полка удался. В 8.00 на железнодорожной ветке было установлено соединение с 29-й моторизованной дивизией. Артиллерийские наблюдатели докладывали, что русские выходят навстречу штурмующей пехоте с поднятыми руками и белыми полотнищами. В 12.00 после уничтожения последнего очага сопротивления во взаимодействии с 29-й моторизованной дивизией, пристань была захвачена.
Элеватор был окружен. Его уничтожение было запланировано на следующий день.
Не имея информации от штаба дивизии и соседей, адъютант 274-го полка с остатками велосипедного взвода готовился к проведению штурмовой операции против гигантского бетонного здания после наступления темноты. Из опыта предыдущих неудачных вылазок было известно, что 35-метровый элеватор был со всех сторон окружен бетонированной траншеей глубиной 2-3 метра и шириной примерно 2 метра, которую нужно было преодолеть под прицельным огнем противника, чтобы попасть во внутреннюю часть элеватора. Выдвинувшись от полкового КП, располагавшегося в разрушенном здании южного железнодорожного вокзала, в восточном и юго-восточном направлении, удалось отвлечь внимание русского гарнизона одной ложной атакой и, одновременно, несколькими людьми проникнуть через северо-западную сторону вглубь элеватора. Пока обер-ефрейтор Шнайдер карабкался наверх, таща немецкое знамя, оставшиеся в элеваторе русские солдаты были побеждены. Своих мертвых они сбросили в бункера зернохранилища, переполненные зерном, предназначенным для нужд населения, а оставшиеся в живых, в довольно большом количестве прорвались к Волге на участке 276-го полка, где было много неопытных солдат из запасного батальона. Некоторые из этих солдат, оказавшись прижатыми к западному берегу, даже бросились в воду, однако получили от гауптманна Риттнера (командира II-го батальона 276-го полка) первое очень серьезное предупреждение.
В 22.30 начальник оперативного отдела дивизии позвонил на КП 274-го полка и с упреком сказал, что соседняя 29-я моторизованная дивизия ночью собирается захватить элеватор, если 94-я пехотная не может это сделать. Без гордыни и невозмутимо доложил полковой адъютант: «Господин подполковник, в этом нет нужды. Уже 5 минут как наше знамя развевается над элеватором.» Радость и облегчение были огромными. При этом решение – в первую очередь окружить элеватор, – следует признать верным.
После этого уже было понятно, что сражение за южную часть Сталинграда вскоре закончится. Дивизия полностью выполнила свои задачи и была горда тем, что была задействована в самых решающих местах. Обер-фельдфедель Штраусс (командир роты из III-го батальона 267-го полка) и гауптманн Риттнер (командир III-го батальона 276-го полка) были представлены к награждению Рыцарскими крестами, что произошло 25.10.42.
Дивизионный командир выразил своим солдатам благодарность в следующем дневном приказе:
«Снова позади нас остался важный период этой войны. После того, как мы в течение нескольких недель с боями вгрызались во внешний и внутренний оборонительные обводы Сталинграда, нам пришлось также штурмом занять южную часть города и выйти к Волге. Над высочайшей точкой города, Сталинградским элеватором, реет знамя Великогерманского Рейха. Битва была тяжела и принесла нам большие потери. Мы отдаем дань благодарности тем товарищам, которые отдали на полях сражений свои жизни и здоровье. Я говорю спасибо всей дивизии за то, что вы в последние месяцы смогли вынести тяготы и лишения, сохранив неизменную храбрость на поле боя. Как и прежде, вы несете славу храброй пехоты. Ваши успехи не были бы возможными без превосходной поддержки артиллерии, образцовой помощи саперов и успешной работы противотанкистов, которые в ходе сражения вывели из строя 21 вражеский танк. Батальон связи службы снабжения своими действиями обеспечивали общий большой успех. Мы приносим благодарность зенитной артиллерии и Люфтваффе, которые своим образцовым взаимодействием оказывали самую эффективную поддержку дивизии. Пока еще не время войскам уходить на полный покой. Сталинград, ставший символом для противника, продолжает быть ключевой точкой сражения. Я совершенно уверен, что, как и прежде, каждый солдат дивизии в это судьбоносное время отдаст все свои силы фюреру и рейху.»
Общие потери дивизии за период 1.1.42-27.9.42 составили 6 789 человек, из них: убито 38, ранено 183 и пропал 1 офицеров, убито 162, ранено 765 и пропало 6 унтер-офицеров, убито 1027, ранено 4506 и пропало 101 рядовых.



194-й батальон связи и новое железнодорожное хозяйство
Тем временем батальон связи майора доктора Мута (Muth) занимался восстановлением железнодорожных коммуникаций.
В отчете от 13.8.42 194-й батальон связи докладывает, что за период с 5 по 13.8.42 участок железной дороги Краснодар-Сталинград длиной 98 км, который был поврежден и местами разрушен, с помощью нескольких офицеров, рядовых, а также 200 пленных и 150 железнодорожных рабочих был отремонтирован. За этот период времени по нему было пропущено 11 составов с войсками, 2 составов со снабжением и 4 состава с 4120 раненых и 1000 пленных. Потом этот участок был передан железнодорожной эксплуатационной роте. После этого команда принялась за другие участки и в результате к 21.8.42 было отремонтировано уже 150 км, а к 13.9.42 – 184 км железной дороги в направлении Сталинграда. За период с 5.8 по 12.9.42 по ней было пропущено 123 полноразмерных состава. Были введены в строй 18 станций, 57 подъездных путей, одна водонапорная станция и одна насосная станция. С 28.8.42 ежедневно для нужд армии по ней доставлялось по 60 000 литров питьевой воды. С гордостью воспринимали солдаты 194-го батальона связи шутливое прозвище «NaPI`s»!
Потом работы по восстановлению железной дороги были продолжены (как следует их схем Петера Пайфера и отчета от 28.9.42) и 31.10.42 батальон смог доложить о 323 км отремонтированных и полностью готовых к эксплуатации километров железной дороги.
Так что нет ничего удивительного в том, что 25.10.42 начальник штаба 6-й армии назначил майора доктора Мута «полномочным представителем армии по доставке снабжения в прифронтовую область» и подчинил его себе напрямую. Задача – осуществлять надзор за населенными пунктами и местами выгрузки у станции Чир и порядком движения колонн снабжения, с правом отдавать прямые приказы рабочим или транспортным службам и подразделениям по соответствующим вопросам.
1.12.1942 майор доктор Мут был награжден Немецким крестом в серебре.


Несмотря на изматывающие и чудовищные нагрузки, некоторые военнослужащие дивизии иногда обращали немного внимания на повседневный быт населения Сталинграда. Небольшую картину того, как когда-то жили люди в новых домах в южной части Сталинграда, рисует Георг-Отто Бернхард, командир 13-й роты 267-го полка:
«В ходе боев в Сталинграде-Юг, я как-то в поисках места для своего наблюдательного пункта, зашел в одно высотное здание на большой площади. Примерно пять этажей. С него были хорошие возможности для наблюдения и управления нашими пехотными орудиями. В этом доме, на каждом этаже, слева и справа от большого коридора в центре было по одной квартире. В каждой квартире было по пять комнат и одна угловая, исполнявшая роль кухни. Кухня была размером 1,5х2 метра, с выложенной кирпичом плитой. Огромная раковина у стены с краном, из которого не лилось ни капли воды, потому что он был просто вкручен в стену. В конце того же коридора была предусмотрена душевая комната, в которой были установлены ванна, раковина и туалет с унитазом с водяным спуском. Воды здесь также не было, не было, ни единой водопроводной трубы. Однако во дворе между четырьмя или пятью подобными домами располагались три колонки, из которых жители добывали воду для питья, мытья и смыва, которую вынуждены были затаскивать на 5-й этаж. Вот что я видел в Сталинграде в 1942 году. Эта пятикомнатная квартира с общей кухней и душевой была предназначена на две или три семьи.»

Tags: 94 id, август 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments