nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я танковая дивизия. Октябрь-ноябрь 1942 г.

Попытка высадки в Латашанке

В ночь на 31 октября русские предприняли новую попытку высадиться в Латашанке. Уже вечером 30-го бойцы группы Штрельке (Strehlke) обратили пристальное внимание на шум и движение на противоположном берегу Волги. В середине ночи приблизились канонерская лодка и буксир. Танковый взвод Герке (Gerke) открыл огонь по пристани. Три лодки с 50 русскими были потоплены, остальные были повреждены и отошли. Три лодки все же смогли пристать на северо-восточной и южной окраине Латашанки. Несмотря на огонь пулеметов и зениток, десант высадился на берег и перешел в атаку. Лейтенант Випперманн (Wippermann) (Pz/Flak.16) и его расчет смогли отбить нападавших и нанести им потери. 60 русских атаковали на юг в направлении Рынка. Огнем 2-й роты саперов (2/Pi.16) они были почти все уничтожены. Там погиб командир, возглавлявший операцию.
Северная группа противника смогла пробиться до командного пункта 3-й саперной роты (3/Pi.16). Однако обер-лейтенант Кнэрцер (Knoerzer) с солдатами управления роты удержался. Во время сильной перестрелки дивизия приготовилась перейти в контратаку для уничтожения высадившегося неприятеля. Русские поддерживали свой десант с противоположного берега изо всех стволов. Однако это не помогло. Командный пункт роты взял 56 пленных, до 13.00 сдалось еще 36 человек.
Между тем, русские высадили на севере новые силы, с тяжелым вооружением. С криками «Ура!» они наступали на юг, однако в течение дня с дополнительной помощью танков, были отброшены на северную окраину Латашанки.
На следующий день остатки десанта были уничтожены или взяты в плен, а встречная атака из Рынка отбита. В ночь на 2-е и 3-е ноября были сорваны новые попытки высадиться с нескольких больших судов. Местность была зачищена от последних гнезд сопротивления. Храбрая боевая группа под умелым командованием майора Штрельке донесла о разгроме 400 человек из 1049-го стрелкового полка 300-й русской дивизии из Башкирии. Лейтенант Герке получил за эти боевые действия Рыцарский крест.
Один пленный советский старший лейтенант сообщил, что русское командование готовит одно большое дело. Его слова выглядели загадкой. Что за большое дело? Вопрос без ответа.
После успеха последних дней на фронте воцарилось спокойствие. Почти три месяца без перерыва дивизия находилась в гуще сражения. 23-го августа она перешла Дон, совершила 60-километровый прорыв и первой вышла к великой реке. Три месяца прошли в бесконечных боях: в обороне на северном заслоне, в отражении десантов на востоке и попыток прорыва на юге, в ожидании медленного подхода армии Гота (Hoth).
Дивизия сыграла решающую роль во взятии сильных русских укрепленных районов Орловки и Спартаковки. Бойцы всегда были рады выполнять важные боевые задачи, сражаться и получать благодарности за выполненные приказы. Для них не было ничего невозможного. Только роты были обескровлены, выжившие обессилены и истощены, оружие и амуниция требовали ремонта. Все ждали с часу на час приказ на передышку в тылу. В долине Дона у Потемкинской были подготовлены зимние квартиры, запасы продовольствия, материалов и уютные блиндажи. Однако ситуация пока не менялась. Сражение за Сталинград еще не победоносно завершилось.
Вечером 9-го ноября солдаты слушали по динамикам и радио речь Гитлера. Что он сказал про Сталинград? «Я хотел выйти к Волге, в определенном месте и в определенном городе. Так получилось, что он носит имя Сталина. Я хотел его взять, и, если мы чего-то решили, мы это берем! Осталась только пара маленьких участков. Вот спрашивают: почему нельзя сражаться быстрее? Потому что нам не нужен второй Верден, мы действуем небольшими ударными группами. Время не играет большой роли».
В город постоянно втягивались новые части. Пять саперных батальонов, с помощью огнеметных танков и взрывных зарядов, пытались уничтожать очаги сопротивления. Сталинград представлял собой груду развалин; клубы дыма от пожаров стелились над лабиринтом скелетов зданий, труб и треснувшего железобетона. Русские продолжали держаться. Немецкие части несли такие ужасные потери, что оставшихся сил не хватало, чтобы ликвидировать последние гнезда сопротивления.
Гитлер сам сомневался, соответствовали ли понесенные жертвы возможным результатам. Однако в своей речи он об этом умолчал.
На Кавказе не получилось занять горные перевалы; фронт остановился в предгорьях, главные нефтяные поля не были достигнуты. 3-го ноября 8-я английская армия совершила прорыв у Эль-Аламейна, а 8-го ноября англичане и американцы высадились в Марокко и Алжире. Грандиозный план Гитлера наступления в немецкой армии в Персию стал невыполнимым.
Русские мастерски воспользовались трудным положением немцев. Подошла зима. Термометр опустился до -15 градусов. В прозрачном холодном воздухе наблюдатели на северном заслоне в свои бинокли видели русские колонны, марширующие с востока на запад. Разведчики подсчитывали вражеские подразделения, танки, пушки и грузовики. Донесения шли в дивизию, из дивизии в корпус, а из армии в группу армий.
С начала ноября немецкое командование знало о русских намерениях и догадывалось о масштабах подготовки. Однако не никаких мер не предпринималось. Главнокомандующий сухопутных сил, Гитлер, считал русские приготовления блефом.
Было известно о слабых сторонах фронта группы армий «Юг»: калмыцких степях и 300-километровом донском участке к северу от Сталинграда. Хотя немецкие резервы были размещены в тылу, они были слишком слабы, расчленены по частям и не могли составить оперативного резерва. Слабые фланги с обеих сторон от Сталинграда искушали русских окружить 6-ю армию по немецкому образцу.


Атака на Рынок

Солдаты в окопах знали об общем положении мало или совсем ничего. Они надеялись на отдых. На линию фронта прибыло передовое командование 94-й I.D. для подготовки замены. Штабы и обозы начали отводиться в тыл, на запад. В это время пришел еще один приказ на наступление. Стоящие на северном заслоне части должны были быть сменены 94-й I.D. и сосредоточены для концентрического удара на Рынок, последнего опорного пункта противника на берегу волги к северу от города.
Многие офицеры и солдаты, принимая во внимание русские марши на запад и состояние подразделений, не видели смысл в этом предприятии, однако спокойно направили свое оружие на Рынок со всех сторон.
17-ноября в 4.00 утра началась атака. Шел снег. 25 с трудом отремонтированных танков под командованием графа Донна (Graf Donna), совместно с мотоциклетным батальоном К.16 и I-м батальоном 79-го полка, вошли в Рынок с севера. Этот маленький пригород представлял собой огнедышащую крепость, лабиринт траншей, насыщенный закопанными танками, минными полями и противотанковыми ружьями. Ударные группы саперов сопровождали путь танков. Они подрывали установленные на дороге заграждения и уничтожали огневые точки в подвалах домов. Батальон II/79 обеспечивал западный фланг. Бронетранспортерный батальон Мюса (Mues) наступал к югу от Рынка на восток, преодолел вражеские позиции у кладбища и в 9.30 вышел к Волге. В южной части поселка Мюс должен был соединиться с шедшими с севера мотоциклистами.
Однако как ураган обрушился шквал русского огня. Рота 8/64 обер-лейтенанта Фрезе (Frese) залегла, в дыму была потеряна связь с ротой 6/64 обер-лейтенанта Ригера (Rieger). Ротные командиры и их заместители погибли. В 11.00 Мюс предпринял попытку развить свой успех. Он лично находился в передовых порядках. Его достал русский снайпер: попадание в голову. Командир II-го танкового батальона (II/Pz.Rgt.2) гауптманн фон Крамон (v.Cramon) получил тяжелое ранение, через несколько дней он скончался. Слух о судьбе этих двух прежде ни разу не раненных смельчаков быстро разнесся и оказал тяжелое влияние на бойцов. Обер-лейтенант Холланд (Holland) и обер-фельдфебель Бауэр (Вauer) взяли на себя командование остатками этих батальонов, однако уже вскоре и они были ранены. На юге не было никакого продвижения вперед.
Северный клин с танками пробился до середины поселка; мины и противотанковые ежи, пушки и коктейли Молотова принудили бронемашины к отходу. Русские получали подкрепления с восточного берега через частично замерзшую Волгу.
На юге батальон II/64 занял еще одну небольшую группу домов на юго-западной окраине Рынка, где и остановился. Начало темнеть. Был получен приказ взять развалины южнее. Связи с тылом не было, русские снайпера простреливали дорогу. Дым и снег. Свет разрывов на мгновение освещал ночь. Шум моторов раздавался со стороны реки: русские переправляли танки в поселок.
19-го ноября русские отбросили батальон с занятых позиций, однако бойцы вернули их обратно. Собственная артиллерия и пехота открыли огонь по расположению II/64. потери были велики. Хотя немногие выжившие были смертельно усталы и вымотаны, боевая группа получила новый приказ: удерживать занятые позиции изо всех сил. Вскоре пришли первые известия о событиях в тылу 6-й армии, и батальон II/64 был отведен назад. Наперегонки со смертью остатки батальон достигли исходных позиций.
Операция дивизии против Рынка провалилась. Понесенные большие потери сильно ослабили ее боевую мощь. Почти 4000 храбрых бойцов остались лежать на дивизионном кладбище у железной дороги Фролово-Сталинград. Широкое поле крестов стояло в заснеженной степи. Битва за Сталинград вступила в новую фазу.
Tags: 16 pz.d, ноябрь 1942, октябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments