nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я моторизованная дивизия. "Уран" (4)

Русские были мастерами во многих вещах. То, как они освоили мастерски освоили ремесло «рекламы», показывают две следующие листовки, попавшие на наши передовые линии в артиллерийских агитснарядах

«Прочитай и сохрани!
Солдаты и офицеры 16-й моторизованной дивизии!
Ваше командование скрывает от вас разгром немецких и итальянских войск в Африке и тяжелые потери на Восточном фронте!
Читай правду о положении на фронтах!
На Египетском фронте союзники разбили армию генерала Роммеля. 6 итальянских дивизий были окружены и взяты в плен в полном составе. Только в результате первых боев было захвачено свыше 500 танков, 1000 орудий и много другого военного имущества. По предварительным подсчетам немцы и итальянцы до 10 ноября потеряли 59000 офицеров и солдат убитыми, ранеными и пленными. Из них 34000 немцев и 25000 итальянцев.
Остатки армии Роммеля были добиты в ходе панического отступления. Войска 8-й английской армии взяли Бардию, Тобрук и Эль-Газайя и быстро продвигаются к границе Туниса.
Мощные американские вооруженные силы высадились в Северной Африке, захватили Алжир и Тунис и движутся на восток, чтобы соединиться с английскими войсками.
На Восточном фронте погибли десятки тысяч ваших товарищей. Только за последнее время в Сталинграде бесславно сгинуло свыше 150 000 ваших солдат и офицеров.
Военная инициатива перешла в руки крупнейших мировых держав: Советской России, Англии и США. Безумная авантюра грабителя приближается к своему роковому концу. Немецкая армия находится на грани полного разгрома и уничтожения.
Вы также приговорены к тяжким мучениям и бесславному концу в безводных песчаных калмыцких степях.
Кровавый империалист Гитлер загнал вас в завоевательную войну против русского народа. Палач Гитлер и его банда осквернили честное немецкое имя и обрекли вас на верную смерть.»


«Прочти и передай товарищу
Солдаты и офицеры 16-й немецкой моторизованной дивизии!
Уже три месяца вы страдаете в безводных песчаных степях Калмыкии. В ходе боев в районе Халхуты 156-й и 60-й моторизованные полки понесли огромные потери убитыми и пленными. Та же участь вскоре постигнет и остальные войска дивизии. Русская холодная зима с ее снежными бурями. Наступает пора снегопадов и жестоких морозов. Ваше командование к зиме не подготовилось. У вас плохая одежда и плохая обувь. Вас ждет смерть от холода или от красноармейской пули. Вас обманывают, когда обещают сменить на период зимы. Резервы Гитлера иссякли. Никто вас больше не сменит. Кровожадный Гитлер безжалостно обрек вас на неизбежную смерть. Не будьте слепым орудием гитлеровской клики палачей и убийц. Не подвергайте свою жизнь опасности. Вы нужны своим семьям и свободной Германии.
Пошлите Гитлера и его подручных к черту! Сдавайтесь в плен!
Сдаться в плен к русским – это не позор, а протест против грабительской войны, которую Гитлер развязал против рабочих и крестьян Советского Союза. Народный комиссар обороны Советского Союза, Сталин, гарантирует жизнь и хорошее отношение ко всем солдатам и офицерам, которые сдадутся в плен.
Эта листовка служит пропуском для неограниченного количества солдат и офицеров при переходе в плен к Красной Армии. Вы также можете сдаться без пропуска, для этого нужно поднять руки вверх и крикнуть: «Я сдаюсь!» (Ja sdaiüs!)


Полковник Александер Фиал, командир 60-го гренадерского полка, за выдающиеся достижения своего полка и личные заслуги был награжден Рыцарским крестом. Прилагаем к этому статью из одной вестфальской газеты:
«Рыцарский крест Железного креста фюрер вручил, как ранее сообщалось, уроженцу Арнсберга полковнику Александеру Фиалу, командиру моторизованного полка.
Во главе своего полка полковник Фиал занимал опорный пункт далеко в глубине калмыцких степей, когда противник (как говорится в отчете ОКХ за 22.11.1942) крупными силами перешел в наступление. В тяжелых ночных схватках большевикам удалось совершить несколько местных вклинений. Положение становилось тяжелым. Однако полковник Фиал с невозмутимым спокойствием начал предпринимать контрмеры, быстро собранными небольшими ударными группами отбросил вклинившегося противника, личным примером придавая тяжело сражающимся гренадерам стойкости и уверенности.
После упорного боя в первой половине дня все позиции снова были в руках полка. Тем временем неприятель окружил опорный пункт со всех сторон. В соответствии с полученным приказом, полковник Фиал доложил что будет удерживать свои позиции. Высшее командование, однако, приняло решение оставить этот передовой опорный пункт, чтобы избежать жертв, которые будут напрасны с точки зрения общего положения. Когда новый приказ пришел к полковнику Фиалу, он понял, что перед ним стоит сложная задача прорвать кольцо окружения изнутри, тогда как снаружи ему на помощь будет нанесен деблокирующий удар. Снова с образцовой тщательностью он подготовил нужные указания, провел разведку вражеских позиций и определил самый удобный пункт для прорыва.
Смелая операция удалась!
Со всеми, машинами, забрав всех раненых, а также еще 700 пленных, гарнизон опорного пункта пошел на прорыв в найденную брешь в кольце окружения, успех которого зависел теперь от каждого бойца. В первую очередь это стало возможным из-за решительного и благоразумного командования, а также храброго личного примера полкового командира!
О том, насколько после этого тяжелого сражения в его полку были высоки уверенность в своих силах и чувство превосходства над противником, лучше всего говорит тот факт, что уже через несколько дней он со своими гренадерами предпринял смелую вылазку в тыл противника, в ходе которой был уничтожен большевистский батальон и значительно нарушено снабжение противника.»


Генерал-майор граф фон Шверин отметил заслуги 60-го моторизованного полка и его командира в дивизионном приказе от 21.12.1942:
«16-я моторизованная дивизия
Дивизионный КП 21.12.1942
Дивизионный приказ
Фюрер наградил полковника Александера Фиала, командира 60-го моторизованного креста, Рыцарским крестом Железного креста.
Полковник Фиал 20.11 командовал обороной позиций у Халхуты, а 21.11 осуществил прорыв с этих позиций через вражеское окружение. Только с помощью храброго, невозмутимого, спокойного и предусмотрительного командования со стороны полковника Фиала был преодолен тяжелейший кризис во время ночного вклинения русских, возвращены утраченные позиции, которые продолжали удерживаться против новых сильных вражеских атак со всех сторон. Смело и искусно запланированный и проведенный прорыв Халхутинского гарнизона – тоже его работа.
Даже в самые тяжелые часы боев полковник Фиал никогда не утрачивал мужества. Он проводил свой полк сквозь опасные положения и сложные ситуации и неизменной уверенностью, всегда добиваясь успеха.
Вся дивизия рада за храбрый 60-й гренадерский полк и высокую награду его командира. 16-я моторизованная дивизия желает смелому и рыцарственному командиру счастья от всего сердца, победы, здоровья и возвращения домой!
Подписано: граф фон Шверин»



Отступление из калмыцкий степей (ноябрь-декабрь 1942)
60-й моторизованный полк маршировал через Утту на Яшкуль. Там на некоторое время все его солдаты отдохнули после тяжелых часов.
Марш прикрывался 165-м мотоциклетным батальоном и 156-м гренадерским полком и без особых боестолкновений достиг Утты. Русские пока притормозили. Немедленных атак не было. Это действительно было большой удачей. Мы даже представить себе не могли, сколько много удачи выпадет на нашу сторону.

22.11.1942 156-й гренадерский полк также был переброшен к Яшкулю. За ним во второй половине дня последовал 165-й мотоциклетный батальон.
Отход сопровождался несколькими не очень приятными налетами вражеской авиации.
Могли ли мы без дела оставаться на подготовленных и хорошо развитых позициях? Уже 24.11 I-й и III-й батальоны 156-го полка предприняли вылазку «за горизонт». Специализацией нашего графа была маневренная оборона. Батальоны были усилены частями 146-го артиллерийского полка, 165-го мотоциклетного батальона и 116-го танкового батальона. Мы выступили на рассвете, немного южнее параллельно «Роммелевой дороге» (Rommelweg) на восток, в первой половине дня ударили к Роммелевой дороге (на север) и разгромили русскую маршевую колонну. Несколько часов там царил настоящий хаос, Советы явно чувствовали себя не в своей тарелке. В отчете Вермахта (точная дата неизвестна) про это написано: «В калмыцких степях немецкие моторизованные части предприняли быстрый маневр широкого охвата, перерезали тыловые коммуникации Советов и уничтожили несколько колонн», а также: «В ходе боев в калмыцких степях также был рассеян вражеский пехотный батальон, уничтожено 8 танков и множество транспортных средств, перерезана важная трасса снабжения противника.»

Гренадерские полки тем временем были усилены двумя туркестанскими батальонами. Интересное «смешение народов»! Добровольцы из 16 народностей. Гауптманн Фогельзанг так пишет про них в своем дневнике:
«Украинцы, татары, черкесы, адыги, осетины, дагестанцы, азербайджанцы, армяне, туркмены – христиане, мусульмане, буддисты. Батальонное командование – немцы, остальное – «смешение народностей». Трое священников основных религий осуществляли религиозные службы. Постоянно отмечались какие-то бесчисленные праздники. Боевая подготовка сначала была далеко позади, особенно в Яшкуле. Потом они были подготовлены к бою и направлены на северный фланг у Дел-Хулсун-болотного озера. В один прекрасный день был самостоятельно раскрыт заговор врача с русскими офицерами в одном из батальонов. Врач установил связь с русскими и выдал часть наших позиций. Он был арестован и расстрелян. После этого других жалоб на эти батальоны не было.
Плохо у них было с продовольствием. Нашим немецким продовольствием они не снабжались. Хорошим был день, когда удавалось раздобыть барана и с хлебом разделить его на несколько человек. Но где было найти такие стада!
В бою они издавали адский шум. Все хлопало, трещало, взрывалось, как будто целые полки идут друг на друга. Каждый кричит, постоянный гам на разных языках и тональностях. Расход боеприпасов чудовищный. Однако, при всем этом, они пригодны к бою и надежны. Несколько атак, даже с танками, были отражены. После окончания они с ревом лезут на поле боя, чтобы собрать трофеи. Мы к такому наверно никогда не привыкнем.»


25.11.1942. О положении дивизии:
С 19.00 25.11 началась массированная вражеская атака силами 34-й гвардейской дивизии при поддержке 6-й гвардейской танковой бригады с северо-востока на Олинг, в ходе которой противнику удалось захватить Олинг и, продолжив свою очень сильную атаку, в т.ч. с участием кавалерии, достичь зимних конюшен в 5 км северо-западнее Яшкуля. Размещенный там II-й батальон 60-го полка под ударом как минимум двух вражеских полков был вынужден отойти на юго-восток. Одновременно противник продолжал атаки в течение всей ночи между Олингом и отметкой 3,2, где достиг нескольких местных прорывов, которые потом были устранены контратаками. Также была отражена мощная моторизованная вылазка против центрального участка 782-го туркестанского батальона. Насколько в это наступление была вовлечена 152-я стрелковая бригада, с необходимой степенью точности установить не удалось. Возможно, она обеспечивала прикрытие по флангам, а может быть стояла восточнее в тылу ударной группы в выжидательном районе. 52-я стрелковая бригада находилась на главной трассе Утта-Яшкуль и частью своих сил поддерживала продвижение с северо-востока к Яшкулю 248-й стрелковой дивизии, которая своим 899-м стрелковым полком атаковала на участке между главной трассой и отметкой 3,2.
С 4.30 наша дивизия перешла в запланированную контратаку. !65-й мотоциклетный батальон усилил позиции 782-го туркестанского батальона северо-западнее Олинга и атакой на северном фланге прикрыл наступавший на Олинг с запада III-й батальон 156-го полка. Одновременно начали наступление из района Шарадрыка на восток к Олингу II-й батальон 60-го полка и I-й батальон 156-го полка с 116-м танковым батальоном. Южный батальонный участок 156-го полка был полностью оголен, находившийся здесь I-й батальон был задействован к контратаке. 450-й туркестанский батальон перебрасывался к Яшкулю.

У Олинга и зимних конюшен 60-й и 156-й гренадерские полки снова подтвердили свое боевое братство. В этом мы убеждаемся, читая следующий боевой отчет за 26, 26 и 27.11.1942:
«I-й батальон 156-го моторизованного гренадерского полка
5 декабря 1942
Боевой отчет о 25, 26 и 27 ноября 1942
25 ноября 1942. В 20.25 батальон в своем расположении в Яшкуль-Юг был поднят по боевой тревоге и подчинен 60-му гренадерскому полку. Тревожный приказ был передан в подразделения в 20.30. командир и адъютант немедленно выдвинулись на КП Фиала и там получили сведения по обстановке.
Положение на 20.55. В 17.00 крупные силы пехоты и танков противника атаковали батальон Торлея на левом фланге у Олинга и захватили Олинг. В контратаку на Олинг был направлен батальон Линднера, однако не смог выйти к поселку и был перенаправлен к зимним конюшням. Батальон Вольффа получил задачу – направить одну усиленную роту в зимние конюшни к батальону Линднера и заблокировать продолжавшего наступать от Олинга противника.
К тому моменту роты уже вышли к Яшкуль-Север. В 21.30 3-я рота получила приказ – совершить марш к зимним конюшням под началом одного офицера из 60-го полка, знавшего дорогу и там присоединиться к батальону Линднера. Наперекор приказу идти параллельным маршрутом, рота пошла по «озерной дороге» (Seeweg), по ней вышла к левому флангу батальону Линднера, где была замечена и обстреляна русскими. В возникшем беспорядке одна часть роты стремительным броском под прикрытием огня прорвалась к батальону Линднера, тогда как ее основная масса вынуждена была возвратиться обратно в Яшкуль, там перегруппироваться и после получения новых указаний направиться маршем к зимним конюшням по параллельному маршруту. Батальон (без усиленной 3-й роты) пока оставался в резерве 60-го гренадерского полка в Яшкуль-Север.
В 23.00 Линднер сообщил, что зимние конюшни атакованы, он не сможет их удерживать и отступает к Яшкулю.
Приказ батальону Вольффа – двумя ротами оборонять Яшкуль с севера и северо-запада. 1-я рота была размещена справа фронтом на север и северо-восток, 2-я рота слева, фронтом на северо-запад. Батальону были приданы и размещены в обороне – одна зенитная боевая группа, одна рота 228-го противотанкового дивизиона с 2 самоходными орудиями и 1 танком Pz.III, три танка 116-го танкового батальона и один зенитный полувзвод 14-й роты 60-го полка. Батальонный командный полк расположился на кладбище северо-западнее Яшкуля. Связь через Яшкуль-Север.
23.15 Батальон занял назначенный район обороны и начинает окапываться.
23.30 По параллельной дороге от зимних конюшен к Яшкулю подходит батальон Линднера.
Отступившие части артиллерии были собраны гауптманном Фогельзангом и приданы батальону для совместной работы.
3-я рота, отошедшая вместе с батальоном Линднера, была собрана в Яшкуле-Север, снова перегруппирована и оставлена в батальонном резерве. Выдвинутое на 3 км на север и северо-восток охранение в течение ночи не имело никакого соприкосновения с противником. В 1.30 батальон по телефону получил приказ на наступление – на рассвете провести атаку на зимние конюшни.
26 ноября 1942. Батальону для назначенной контратаки была подчинена одна рота 228-го противотанкового дивизиона с 2 самоходными орудиями. Для совместной работы приданы 116-й танковый батальон и артиллерийская группа Фогельзанга (одна легкая и одна тяжелая батареи).
Замысел атаки: батальон наступает через зимние конюшни на Олинг, достигает и занимает прежнюю линию обороны, после чего артиллерия и танки уходят на север к КП батальона Торлея, чтобы оттуда атаковать в юго-западном направлении тылы и фланг противника. Батальон Линднера будет посажен на танки 116-го батальона и будет использован для развития успеха. Приказ на атаку был передан в батальон в 4.00, главная задача до этого момента – оборонять Яшкуль против вражеских вылазок.
4.55 Батальон в пешем порядке совместно с приданными и подчиненными частями переходит в атаку. Справа впереди – 1-я рота, слева – 2-я рота, граница между ними – «параллельная дорога»; 3-я рота слева позади 2-й роты, тяжелые и легкие пехотные орудия, зенитный полувзвод и артиллерия – по «параллельной дороге». После начала наступления батальона зенитная боевая группа возвращается в 60-й гренадерский полк. Командир батальона едет на танке Pz.I в центре боевого порядка, поддерживая связь с 116-м танковым батальоном. Батальонный командный пункт следует сразу за ним.
В 5.15 преодолено уже 3 км, без соприкосновения с противником, после чего правофланговая рота в 1,5 км юго-восточнее зимних конюшен наталкивается на ожесточенное сопротивление врага, который в очень сжатые сроки подготовил оборону и противотанковые укрытия в непросматриваемых дюнах. 1-я рота после прояснения обстановки была немедленно развернута на восток. Противник удерживал одну господствующую гряду, протянувшуюся на запад, из-за чего фланговые маневры батальона были невозможны. Атака 1-й роты против этого неприятеля застопорилась. Чтобы обеспечить успех, 1-я рота получила новый строгий приказ занять эту гряду.
Атака на гряду была удачной. Фланг батальона высвободился. 2-я и 3-я рота были направлены во фланговую атаку на зимние конюшни. После захвата гряды, было выяснено, что в этой местности находятся минимум два вражеских батальона. На звонок в полк Фиала с просьбой направить сюда батальон Линднера, было дано согласие. Батальон Линднера, который находился на востоке перед песчаными дюнами, перешел в атаку, которая, однако остановилась уже через несколько метров.
Тем временем, к 1-й роте с северо-востока прорвался танковый батальон. 1-я рота получила приказ – вместе с танками атаковать мешок, в котором оказались русские. Атака имела успех, в плен было взято 200-300 русских. Для зачистки этой местности по согласованию с командиром 116-го танкового батальона у первой роты было оставлено несколько танков, тогда как его основная масса продолжила поддерживать наступление батальона. Вскоре после этого командир танкового батальона был ранен, потом и его заместитель через несколько минут. Новый исполняющий обязанности командира офицер 116-го танкового батальона ничего не знал о согласовании и отвел весь батальон на северо-запад в направлении зимних конюшен.
После ухода танков противник перегруппировался и перешел в контратаку на 1-ю роту. В результате сложилась новая обстановка, которая не исключала серьезной опасности тылам батальона, что потребовало бы перебросить 1-ю роту для прикрытия тыловых коммуникаций батальона. Только при личном вмешательстве командира батальона, которому удалось вернуть назад три танка, противника перед 1-й ротой удалось остановить.
1-я рота понесла тяжелые потери. Гауптманн Изенбург был ранен, обер-лейтенант Мильбрадт убит. Рота осталась без офицеров. Командование над ней принял обер-лейтенант Рёхер, который с частями своей роты сражался на участке 1-й роты и смог отбить все вражеские контратаки, местами в ближнем бою.
Пока здесь шел решительный бой, основная масса батальона вышла к зимним конюшням, где 3-я рота сразу же перешла в атаку северо-западнее зимних конюшен. В 7.25 удалось ворваться в зимние конюшни. Русские еще оставались в бункерах. Дом за домом был захвачен в ближнем бою.
9.50 После быстрого развертывания батальон переходит в атаку на Олинг. Ближайшие цели атаки – отметки 1,0 и 1,2. У отметки 1,0 находились две брошенные ранее тяжелые гаубицы. Здесь русские оборонялись отчаянно. После захвата этой огневой позиции, 2-я рота продолжила наступать на запад на фланге 3-й роты. 3-я рота заняла оборону и сбросила неприятеля в прибрежные заросли на озере. Оставив один взвод в боковом охранении, рота была собрана у отм.1,0. На достигнутой линии началась подготовка к атаке на Олинг. Танковый батальон ,наступавший ранее на правом фланге, был переброшен. В ответ на приказ командира батальона о перегруппировке и атаке, танкисты ответили, что у них осталось по 10-12 снарядов в танках, а грузовик с боеприпасами был сожжен русскими в тылу. Было проведено согласование с артиллерией. По сигналам зеленой ракетой по Олингу должен был быть начат и завершен артиллерийский налет.
В 10.45 в зимние конюшни прибывает полковник Фиал, которому докладывается обстановка. Вместе с ним командир артиллерийского полка. Все имеющиеся артиллерийские батареи буду работать по Олингу.
Поскольку время шло, а у танкистов так и не появилось необходимого желания наступать, стало нужно, чтобы командир батальона буквально взял их в свои руки и привел на свой участок.
Атака была назначена на 11.30.к этому моменту артиллерия должна была подготовиться к открытию огня. В 11.15 батальонный КП был перемещен в порядки 3-й роты. В 11.25 танки прибыли в назначенный район. Ровно в 11.30 батальонный командир подал условный сигнал к атаке. Непрерывно артиллерия и тяжелое пехотное вооружение стали вести огонь по Олингу. Внезапное появление наших танков на левом фланге застало противника в полный расплох, поскольку его собственные танки уехали з Олинга на север. Танковый батальон наступал до могильного кургана и поддержал оттуда фланговым огнем атаку батальона. В хорошем темпе батальон вышел на 200 метров до окраины деревни. Здесь был произведен последний артиллерийский налет, после чего батальон, во главе со своим командиром в 12.15 ворвался в Олинг. Огонь артиллерии преследовал бегущего на север неприятеля. Олинг был зачищен. В нескольких местах здесь были ближние бои. После короткой перегруппировки войск, атака была продолжена к прежней линии обороны, которая находилась в 400-800 метрах севернее Олинга. Выйти из деревни не получилось. Противник с дистанции 3000-4000 метров непрерывно вел обстрел Олинга.
Приказ для батальона гласил: примыкая слева к мотоциклистам, а справа к I-му батальону 60-го полка занять прежнюю линию обороны. Линии разграничения по флангам определены не были. Как потом было установлено в результате разведки, район обороны батальона должен был занимать ширину 6-8 км. Это было невозможно, главный пункт обороны находился севернее Олинга, поэтому командир батальона решил левый фланг установить по могильному кургану, а правый – правее на 1,5 км, занять этот участок и оборонять его. Продвижение к линии бункеров было возможным только после наступления темноты.
Тяжелый боевой день батальона подошел к концу. Солдаты были совершенно измотаны. Линия бункеров состояла из открытых и незамаскированных укреплений. Окопов и огневых позиций было мало, если они вообще там были. В случае новой вражеской атаки батальону там угрожала бы серьезная опасность. Одновременно в заходом на линию бункеров пришло первое донесение: нас снова атакуют пехота и танки. Поскольку это донесение пришло с левого фланга, было ясно, что линию бункеров удержать не получится. Роты отошли обратно. Русские сильно нажимали и вслед за ротами вышли к деревне Олинг. Противнику удалось вклиниться в северную часть поселка и оттуда продвинуться южнее. Следует отметить, что танковый батальон после наступления темноты по приказу дивизии был отведен в Яшкуль. Олинг, кроме одного дома, в котором размещался батальонный КП, оказался в руках неприятеля. Перед батальонным КП был взвод пехотных орудий, который стрелял с короткой дистанции в наступавших русских. Успех всего дня батальона оказался на кромке лезвия ножа. После доклада обстановки в полк Фиала, командир батальона собрал рассеянные остатки своих рот и повел их в контратаку. Первым рыком удалось отрезать русских в нескольких домах. Под руководством оставшихся офицеров были сформированы боевые группы. Они получили приказы продвигаться дальше вдоль линий домов. Этот план удался почти на 2/3. Тут возникла новая угроза. Русские прорвались на юг между могильным курганом и Олингом. Возникла опасность охвата. Все боеготовое вооружение было направлено против этого неприятеля. Особенного результата это не принесло, поскольку русских в высокой траве видно не было, и оружие снова было направлено на север в направлении Олинга.
Кроме того, стал ощущаться сильный дефицит боеприпасов. Атака а последнюю треть села не могла начаться, пока боеприпасы были на подходе. Пока шло это время, была проведена охота за танками, которые русские с востока перебросили в Олинг. Два танка были подбиты. Это придало солдатам новых сил. Световыми сигналами были обозначены новые обнаруженные танки у домов, частично на удалении 100 метров. Один из них также был подбит. Подбитые танки повергли противника в шоковое состояние. Он стал вести себя спокойно, не пытаясь наступать.
В 23.45 прибыла 1-я рота 675-го саперного батальона, направленная на блокирование фланга.
27 ноября 1942.
В 0.30 штурмовые группы закончили зачистку оставшейся части села. Из села на север ушло 7 танков, один из них подбитый, а также минимум два батальона вражеской пехоты.
В 2.45 было передано донесение в полк: Олинг прочно в наших руках. Батальон принял решение – из-за больших понесенных потерь не идти дальше к линии бункеров, а занять оборону в самом селе Олинг.
В 5.00 противник силами танков с посаженной на них пехотой снова попытался атаковать Олинг с севера, однако был отражен сосредоточенным огнем взвода пехотных орудий, самоходок и зенитного полувзвода. На могильном кургане в окружении еще оставалось одно отделение с командиром взвода унтер-офицером Кёлером из 3-йроты.
Часы сражения дались тяжело. Противник для достижения успеха ввел в бой здесь свои лучшие дивизии. Через уничтожение и разгром этих дивизий была устранена серьезная угроза для всей позиции.
Потери были велики, но и успех батальона был огромен.
В 7.30 на батальонный КП прибыл гауптманн Томас, командир II-го батальона 156-го полка со своими командирами рот. Состоялось обсуждение смены войск и возможности наступления его батальона до линии бункеров. I-й батальон передал II-му батальону оставшееся тяжелое вооружение и в 12.10 отбыл маршем в Яшкуль. Командир батальона походу движения в 12.30 получил приказ – еще в тот же день сменить полбатальона Фишера на позициях «сигнальной горы» (Signalberg).
В ходе этих боев было уничтожено и захвачено: 4 орудия калибра 7,62-см, 4 сверхтяжелых миномета, 19 тяжелых минометов, 6 легких минометов, 19 тяжелых пулеметов, 24 легких пулемета, 23 ПТР, 40 автоматов, 420 винтовок. Подбито 2 Т-34 и 2 Т-60, 3 танка тяжело повреждено (эвакуированы русскими), уничтожено 3 бронеавтомобиля. Взято 415 пленных и насчитано свыше 600 убитых. Захвачено или уничтожено 80-100 лошадей, 50-60 повозок. Отбито обратно 2 и 2 легкие тяжелые гаубицы.
Собственные потери: 25 убитых, 92 раненых, 1 пропавший.
Офицеры: 1 убит, 1 ранен.
Подписано: Меммингер, лейтенант и батальонный адъютант»





В следующей части: не самый удачный вечер гауптманна Фогельзанга
Tags: 16 id(mot), ноябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments