nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я моторизованная дивизия. До "Урана" (2)

Воздушная поддержка 16-й моторизованной дивизии в калмыцких степях
15.7.1942 я, вместе со своей группой связи (фельдфебель Твиссельманн), доложил о своем прибытии в качестве FLIVO в Кантемировке генерал-лейтенанту Хенрици. Вот так для меня и моей группы началось самое интересное время, в котором сложились теплые и дружеские отношения, которые длятся и по сей день.

Мы начали действовать. Начальник оперативного отдела, подполковник фон Кленле, сразу же поставил нам задачи. Горючего было мало, а дивизия, в составе XXXXVIII танкового корпуса должна была наступать к Дону, преследуя противника.
Вместе с передовым отрядом мы нашли возле Большинки одно подходящее место для посадки транспортных самолетов (Ю-52), на которых нам доставлялось снабжение по воздуху. Поскольку VIII авиакорпус привез нам горючее только 19.7, да и то только в половине нужного объема, дальнейший марш был затруднен. Конечно, это была не самая убедительная поддержка. Так что пока наша польза для штаба дивизии ограничивалась только ежедневной передачей донесений об обстановке на земле и в воздухе на всем Восточном фронте. Моя группа каждую ночь прослушивала всю радиосеть Люфтваффе, тогда как дивизия сама могла обмениваться информацией с только соседними соединениями.
26.7, когда дивизия приступила к форсированию Маныча у плотины, ее воздушную поддержку принял IV авиакорпус. Уже было понятно, что поддержка наземных войск с воздуха должна быть более эффективной. Мы нашли у Верхне-Соленого полевой аэродром, на котором потом базировалось несколько Ме-110 и Ме-109, постоянно принимавших участие в наземных боях. Этот успех был оценен по достоинству и послужил толчком к тому, чтобы дивизия в дальнейшем могла напрямую взаимодействовать с воздушными силами.
При наступлении на Сальск 31.7 дивизия натолкнулось на упорное сопротивление у Раздольного. 1.8 здесь был произведен прорыв, которому значительно способствовала поддержка истребителей-бомбардировщиков (Ме-110), которые успешно подавляли позиции вражеской артиллерии и пехоты.
Дивизия переправилась через Кубань и наступала в направлении Майкопа. После того, как штаб дивизии временно был отрезан у Кухорской, 12.8 от Майкопа на Хадыженскую была направлена одна боевая группа. Сопротивление противника было очень сильным, по узким, горным, извилистым тропам не получилось значительно продвинуться на юг. Наши самолеты летали над нашими авангардами, которые обозначали себя с помощью полотнищ, дымов и сигнальных ракет. Выстрелы из бортового вооружения ложились точно впереди наших передовых цепей, однако были не особенно эффективны в столько плотно заросшей местности. Из-за понесенных потерь, в т.ч. и в составе группы FLIVO, эта задача была отменена.
С 10.8 снова был продолжен марш на восток, с 26.8 штаб дивизии разместился в Элисте. Задачей стало ведение разведки в калмыцких степях до Волги и Каспийского моря.
Наша ударная авиация продолжала уничтожать узлы сопротивления и прорвавшиеся группы вражеских танков. Передовым группам войск неоднократно сбрасывались воздушные донесения, содержащие ценные и своевременные сведения. Поддержка с воздуха стала играть большую роль. В опасных ситуациях раненые эвакуировались на санитарных самолетах (Ю-52), после того, как из них выгружали привезенные грузы снабжения. Значительно увеличившиеся расстояния и мертвые зоны приема и передачи значительно ограничивали обмен важной информацией, хотя дивизионный батальон связи всегда был готов оказать нам помощь при возникновении сложностей. Все более наглядной становилась необходимость повышать уровень самостоятельного планирования и боевого управления.
Наши разведдозоры и боевые группы продвинулись далеко на восток, заняв назначенные рубежи, где вынуждены были отбивать неожиданные вражеские контратаки на опорные пункты Халхута, Омн-Керульчт и Яшкуль, а также противодействовать попыткам обхода.
С 1.9 воздушную поддержку дивизии снова обеспечивал VIII авиакорпус. Из-за неустойчивой ситуации, непосредственная связь также продолжала поддерживаться с IV авиакорпусом и напрямую с 4-м воздушным флотом. В полосе дивизии была размещена метеорологическая группа 6-й роты 4-го полка связи Люфтваффе, позже к ней присоединился локационный взвод обер-лейтенанта Бергманна из 7-й роты 38-го полка связи Люфтваффе. Вражеская авиация была весьма активной. Эскадрильи Ил-2 осуществляли 45-минутные штурмовки и наносили большие потери в личном составе и имуществе. Совместно с дивизионным батальоном связи были разработаны мероприятия по объявлению воздушной тревоги.
С 2.9 дивизии по ротации постоянно были приданы две тревожных пары Ме-109 (из-за условий технического обслуживания) из 3-й истребительной эскадры. Они сначала базировались на Элисту, а с 25.9 – на одно высохшее озеро соли у Утты. Истребители, помимо воздушных боев, принимали участие в непосредственной поддержке на поле боя, сопровождали разведгруппы, уничтожали локомотивы на железнодорожной ветке Баку-Астрахань у Каспийского моря и бомбили нефтехранилища у Астрахани (правда, без видимого успеха). Согласно их наблюдениям, все повреждения на железной дороге быстро устранялись. Для их ремонта использовались немецкие военнопленные, рельсы просто восстанавливались, без всяких дополнительных сооружений.
При возвращении после налета на противника между Астраханью и Халхутой был сбит лейтенант Вальтер. Его напарник сообщил, что лейтенант не спрыгнул, машина в огне упала на землю. Несмотря на то, что все его документы остались у меня на руках, через некоторое время нам были сброшены листовки с неясным изображением лейтенанта Вальтера и текстом, в котором он обращался к нам по именам и просил передать привет своим родителям в Бадене. Он радовался, что снова встретил своего старого товарища графа Айнзиделя (Национальный комитет «Свободная Германия»). Потом он писал, что видел большие силы противника и нам очень не поздоровиться. С последним нельзя не согласиться.
С помощью истребителей было достигнуто то, что небо над дивизией с 21.9 в целом было относительно свободным от неприятеля. Только один П-2 с высоты 7000 метров неприцельно сбросил бомбы на Утту. С 23 по 26.9 каждый вечер на Элисту сбрасывали бомбы три бомбардировщика, правда, без особого ущерба.
В конце сентября для поддержки дивизии на аэродроме в Яшкуле находились: 1 Ме-110, 4 Ме-109 и эскадрилья ближнего наблюдения 5.(H)/12 с двухфюзеляжными ФВ-189. На аэродром в Утте из Элисты доставлялось снабжение в виде горючего, боеприпасов и продовольствия эскадрильей 1./DFS.4 и одной грузовой эскадрильей из DFS.230 на Хеншель-126. Теперь Люфтваффе, также включая метеорологическую группу, локационный взвод и мою группу управления, составляли значительную силу при 16-й моторизованной дивизии, я, можно сказать, стал небольшим «воздушным начальником калмыцких степей».
Тем временем, противник продолжал подтягивать подкрепления. С помощью воздушной разведки, в которой я лично принимал участие по просьбе командира дивизии, вражеские планы были в основном своевременно выявлены и сорваны широкими обходными маневрами.
Самолеты ФВ-189 были маневренными, однако не могли своим слабым вооружением противостоять русским истребителям. В степи уже на ранних стадиях было очень удобно распознавать скопления моторизованным частей противника на новых местах.
В октябре на нас были сброшены бомбы с 31 самолета. Обычно это были группы 3-4 морских летающих лодок МБР-2, совершавших сбросы с высоты 1000 метров. Локационные группы перехватили почти каждую машину. Один истребитель (которые постоянно патрулировали воздух), сбил 1 «Дуглас Бостон» и 1 Лагг-3.
8.10 я попытался из своего радийного танка навести истребитель на один умело маневрирующий Ил-2. Истребитель (позывной – «Велосипедист» Radfahrer), так не смог выбрать нормальное положение для решительной атаки, а потом сообщил, что вынужден выйти из боя из-за расхода горючего. После этого наушники затрещали и русский пилот (явно очень вредная личность) закричал: «Ох, радфарер нехороший, радфарер нехороший, радфарер шайзе!» (Ah, Radfahrer nix karosch, Radfahrer nix karosch, Radfahrer Scheiße!)
На рассвете 27.10 мы вместе с усиленным II-м батальоном 60-го гренадерского полка майора Линднера поехали в животноводческий колхоз «Коминтерна», чтобы атаковать замеченного там противника. Нас сопровождали 1 самолет-разведчик и 2 истребителя. Позиции противника заранее были изучены по сброшенному с воздуха донесению и радиообмену и описаны настолько точно, что майор Линднер легко смог выбрать нужное направление атаки. Колхоз был взят, истребители при этом совершали штурмовку противника.
29.10 мы повторили такую же акцию вместе с усиленным II-м батальоном 156-го гренадерского полка гауптманна Бёме (Böhme) против животноводческих колхозов «Калинина», «Ленина» и «Хитща» (Hitscha). Из своего БТР я постоянно держал связь с дивизионным штабом через локационную группу и мог направлять удары истребителей в течение нескольких минут. Противник бежал в песчаные дюны на востоке, которые пока еще не были в наших руках.
В 4.00 30.10 снова с II-м батальоном 60-го полка мы направились против животноводческого колхоза «Буденного», где истребители 29.10 установили скопления неприятеля, которому только что были доставлены подкрепления на грузовиках. После жестокого боя в бесконечной степи осталось много трупов. Спасающиеся бегством грузовики становились пылающими жертвами охотившихся за ними истребителей. 13.11 мы еще раз с этим батальоном поехали в колхоз «Коминтерна», в котором снова попытался укрепиться противник.
Этими внезапными ударами во взаимодействии с самолетами-разведчиками, истребителями и боевыми группами, вероятно, были сорваны планы одной новой русской бригады продвинуться южнее наших опорных пунктов в направлении Элисты, и атаковать наши позиции с юга по отдельности.
В ноябре враг продолжал усиливаться. 28-я русская армия наступала с фронта и обходя с флангов. Дивизии пришлось отойти на подготовленные позиции у Яшкуля. Отсюда снова были реализованы внезапные и успешные операции против превосходящего противника.
Воздушная разведка и действия авиации периодически очень затруднялись плохой погодой. Воздушный флот направил в дивизию еще один взвод легких зениток из 99-го зенитного полка.
Когда в начале ноября русские неожиданно прорвались к Яшкулю с севера, ситуация для эскадрильи 5.(H)/12 стала опасной и ей пришлось немедленно перебазироваться. К сожалению, к этому моменту две машину были технически не готовы к старту, и их экипажам пришлось их взорвать. Я в это время находился в Улан-Эрге. В любом случае, среди дислоцированных и действующих в районе Яшкуля частей дивизии возникло беспокойство, усиленное скрытым убеждением, что авиация всегда лучше знает, что происходит. Порядок был восстановлен, а вклинение заблокировано. Сначала козлом отпущения для всех стал конечно же FLIVO. Мне пришлось выслушать массу нелестных замечаний, включая обвинение в «предательстве дивизии». Это заблуждение потом развеялось, хотя для этого нам пришлось приложить немало усилий.
В течение месяца в полосе дивизии пролетел 161 русский самолет. Особенно мощными были штурмовые авианалеты Ил-2 со сбросом бомб и обстрелами из бортового вооружения по Утте и Халхуте. Истребители тогда продолжали стартовать из Яшкуля. Из четырех машин в боеготовом состоянии была только одна. 1 Ме-109 был уничтожен прямым попаданием артиллерийского снаряда, еще 2 – повреждены зенитным огнем. В эскадрилье ближней авиаразведке тоже были проблемы, исправны были 1 или 2 машины. Тем не менее, истребители (теперь из эскадры «Удет») сбили 4 Миг-3, 1 Лагг-3 и 2 Ил-2. 1 Ил-2 был сбит войсковой ПВО. 1 У-2, который на высоте 20-30 метров совершал разведку, был принужден к посадке на площадку у Утты. Местная группа локации взяла его пилотов в плен.
В конце месяца воздушное прикрытие дивизии снова принял IV авиакорпус.
Про кризис и период первых отступлений я помню, как был слушателем одного разговора между командиром дивизии и командующим 4-й танковой армии генерал-полковником Готом. Первые транспортные колонны уже готовы были вслепую ехать вперед, чтобы вывезти сменяемые части. Генерал-полковник Гот не хотел отводить войска и предлагал дождаться приказа фюрера, указывая на возможные последствия такого самовольного отвода фронта. Генерал граф фон Шверин некоторое время молчал, а потом ответил, скрывая возбуждение: «Господин генерал-полковник, сначала я обеспечу безопасность своих солдат. Война рассудит нас потом!» Я сохранил эти слова в памяти. Я их не забыл в ходе войны и много раз цитировал их в первые послевоенные годы, если кто-то легковесно утверждал, что немецкие офицеры были слишком послушны и не имели «гражданского мужества». Уж наш дивизионный командир точно не испытывал в нем нехватки!»

Список позывных для радиообмена в полосе 16-й моторизованной дивизии от 13.11.42:
Вышестоящие штабы:
1-я танковая армия (Moltke), 4-я танковая армия (Daniel), XXXXVIII танковый корпус (Planetarium), IV армейский корпус (Wildgans – Дикий гусь), VIII авиакорпус (Odysseus), VI румынский корпус (Grenzzaun), 16-я моторизованная дивизия(Windhund – Борзая), 8-я румынская кавдивизия (Balljunge), 4-я румынская дивизия (Heuernte).
Дивизионные и приданные части:
146-й мотоартиллерийский полк (Normaluhr), I-й артдивизион (Doppelgänger), II-й артдивизион (Beerenwein), III-й артдивизион (Schlafwagen), IV-й артдивизион (Vegetarier);
60-й моторизованный полк (Ungeheuer), I-й батальон (Zauberspruch), II-й батальон (Festredner), III-й батальон (Apfelbaum);
156-й моторизованный полк (Titelbild), I-й батальон (Immergrün), II-й батальон (Gartenzwerg), III-й батальон (Kindergarten);
116-й танковый батальон (Treibhaus), 165-й мотоциклетный батальон (Rutschbahn), 228-й противотанковый дивизион (Pfefferkuchen), танковый разведдозор 165-го мотоциклетного батальона (Ameise);
228-й батальон связи (Student), 1-я рота связи (Biber), 2-я рота связи (Funkzentrale) (Eiszapfen);
675-й мотосаперный батальон (Rosenstock), 1-я саперная рота (Rasiermesser), 2-я саперная рота (Leitartikel), 3-я саперная рота (Eisbär);
66-я дивизионная служба снабжения (Atlas), санитарная рота 2/66 (полевой лазарет) (Reißzeug), колонна связи Люфтваффе (Laturnus), узел связи Утта (Zwangsjacke), узел связи Дивное (Glöckner), штабная рота гауптманна Ухтманна (Pilgerchor);
782-й туркестанский батальон (Iltis), 450-й туркестанский батальон (Brummfliage), 811-й туркестанский батальон (Haudegen).


16-я моторизованная дивизия
Отдел тыла (Ib) №911/42 1 октября 1942
Указания относительно мероприятий снабжения и приспособления к погодным условиям

1. Общая ситуация со снабжением
Дивизия располагает 1,2 нормы боекомплекта, 3 нормами заправки горючим, 2 дневными нормами продовольственного снабжения.
Отдел обер-квартирмейстера группы армий «А» обещает в течение трех дней доставить 450 тонн грузов снабжения по отремонтированной железной дороге на Дивное.
В запрошенном и обещанном объеме грузов будут находиться: 150-200 тн боеприпасов, 150-200 тн горючего, 50 тн продовольствия, 50 тн зимнего обмундирования, палаток и т.п.
Этого объема с учетом ежедневного расхода в течение 10-14 дней хватит на создание запасов: 2 нормы боекомплекта, 6 заправок горючего и 5 норм продовольствия.
Дальнейшее пополнение запасов в Элисте для операции «Цапля» из-за большой загруженности транспортных колонн дивизии (ежедневный пробег колонн по 400 км, общий пробег на этом участке фронта – 7000 км) не представляется возможным.
2. Снабжение водой
a) Участки фронта Халхута, Утта, Яшкуль и Улан-Эрге:
Снабжение дивизии водой с имеющихся и вновь открытых источников недостаточно. Ежедневно для одного человека нужно 4 литра. Проводится разведка новых источников воды.
После прибытия средств инженерного управления группы армий «А», будет сразу же предпринято обустройство источников воды для зимнего периода.
b) Элиста:
Водонапорная станция ежедневной производительностью 300-400 куб.м. Этого объема хватит для обеспечения водой второй дивизии, которая возможно будет размещена восточнее Элисты.
c) Дивное:
Добыча воды в Дивном силами имеющихся там подразделений снабжения и местного населения недостаточна. Необходимые объемы воды будут транспортироваться по железной дороге из Петровского.
d) В общем:
В настоящее время дивизия располагает 4000 канистр для воды. Еще 4000 канистр будет передано из группы армий «А».
Также дивизия имеет 18 больших емкостей по 1000 литров и 21 большую емкость по 1250 литров.
Большие емкости должны быть установлены для хранения воды на пунктах выдачи, чтобы уменьшить нагрузку на источники.
Бурение глубоких колодцев в полосе дивизии из геологических соображений невозможно, поскольку по информации русских геологов (приданных 4-й танковой армии), вода находится на глубине минимум 300 метров и может быть сильно засолена.
Все водные ресурсы в полосе дивизии засолены глауберовой солью и могут привести к существенным желудочным заболеваниям.
3. Снабжение древесиной:
Запасы древесины в дивизионной полосе уже исчерпаны. Ежедневные потребности полевых кухонь, хлебопекарен, мясобоен, дезинсекции, а также строительства укреплений удовлетворяются за счет доставки древесины из района 50-100 км южнее Ворошиловска. К настоящему моменту уже на Дивное и Элисту доставлено примерно 1000 тонн дерева. Его запасов хватит на обеспечение потребностей ближайших 10 дней.
Обработка древесины для строительства укреплений и колодцев производится на лесопилке в Элисте. Лесопилка в Дивном пока еще находится в стадии ремонта (не хватает ремней привода и полотнищ пилы).
Дивизия в настоящее время пока еще в состоянии самостоятельно обеспечивать потребности своих полевых кухонь, хлебопекарен, мясобоен, дезинсекции и строительства укреплений.
Из-за растянутости коммуникаций и сильной загруженности транспорта, дивизия не может доставлять дрова для печек в укрытиях и окопах.
5. Снабжение нефтепродуктами:
Работа электростанции, водонапорной станции и мельницы в Элисте, а также мельницы в Дивном ежедневно требует 1,5 куб.м нефти и 80 литров моторного масла.
Запасы нефти в Элисте – 30 куб.м.
Запасы русского масла, периодически доставляемого из Сталино, - 3 куб.м.
В распоряжение дивизии поступило 170 куб.м нефти в Армавире, которые пока нельзя вывести из-за отсутствия порожних емкостей и автотранспорта.
6. Заготовка на местности:
Заготовка продовольствия на местности в дивизионной полосе невозможна. В достаточных количествах имеется только зерно и скот.
Запасы зерна и скота:
a) в районе Элисты – продовольственное зерно – 750 тонн, овес – 60 тонн, просо – 200 тонн (годовая потребность гражданского населения – 1200 тонн продовольственного зерна и 300 тонн проса), 150000 голов овец;
b) в районе Дивное – крупного рогатого скота – 5000 голов, продовольственное зерно – 150000 тонн (годовая потребность населения – 4500 тонн), овцы – 120000 голов, свиньи – 2000 голов, масла – 200 кг в день, творог – 200 кг в день.
По словам местных жителей, климат позволяет перезимовывать крупным стадам скота в районах южнее Яшкуля и юго-восточнее Утты и Халхуты.
Мельницы:
a) в Элисте – 2 ветряных мельницы (для местного населения), 1 ветряная мельница (для местного населения), 1 моторная мельница (для 16-й моторизованной дивизии, производительность 8 тн в день);
b) в Приютном – 1 моторная мельница, производительностью 20 тн в день;
c) в Вознесенском (юго-восточнее Дивного) – 1 моторная мельница, производительностью 25 тн в день;
d) в Дербетовке - 1 моторная мельница, производительностью 25 тн в день.
Моторные мельницы работают на нефте-масляной смеси (4:1). Дивизия для своих нужд использует мельницы в Элисте, Вознесенском и Дербетовке.
7) Работа автомобилей:
Из-за мощных песчаных бурь в калмыцких степях имеют место большие нагрузки на автотранспорт. Расход масла крайне вырос из-за увеличившегося износа двигателей. Из-за песка в воздухе ремонт машин не проводится в области восточнее Элисты. Для необходимого ремонта техники в зоне боевых действий каждому батальону нужно дать возможность провести минимум один цикл технического обслуживания.
В предназначенном для технического обслуживания районе в Элисте находятся две ремонтные роты и два танко-ремонтных взвода дивизии, а также одна рота технического обслуживания 4-й танковой армии.
8) Строительство укрытий и укреплений:
В Элисте есть хорошие возможности для размещения войск – каменные дома на примерно 5000 человек, при плотном размещении – 10000 человек.
В Улан-Эрге есть возможность размещения примерно1 батальона в маленьких глиняных хижинах.
Я Яшкуле – возможность размещения 1 усиленного полка в глиняных хижинах. Восточнее Яшкуля, в Утте и Халхуте возможностей для расквартирования войск нет, поскольку эти поселения имеют по 8-10 полуразрушенных глиняных построек.
В настоящее время дивизия проводит строительство укреплений в направлении Утты и Халхуты. Возведенные там сооружения после проведения операции «Цапля» могут использоваться в качестве остановочных пунктов и пунктов питания для проходящих транспортных колонн.
В целях улучшения позиций и укрытий, а также экономии древесины, необходимо запустить кирпичный завод в Элисте. На нем можно будет термообработать только 400000 имеющихся кирпичей. Из-за погодных условий дальнейшее использование этого завода в этом году не представляется возможным.
Дополнительно, для размещения войск в степи и пустыни, требуется доставка палаток и печек.
9) Погодные условия в дивизионной полосе:
Опросом местных жителей (в том числе, бургомистра Элисты и начальника метеорологической станции) сделаны следующие выводы –
1. Период дождей – начало примерно 15.10, окончание примерно 10.11. Дожди могут сопровождаться легкими заморозками.
2. Период мороза – начало примерно 10.11 (выпадение снега), окончание примерно март. Внутри этого промежутка могут быть оттепели.
Температура – в среднем от -10 до -15 градусов. Самая низкая температура зимой 41/42 в Элисте была -28 (самые старые жители в этом районе не помнят более низких температур).
Температура восточнее Яшкуля в направлении Астрахани смягчается.
3. Снежный покров – составляет в среднем 10-15 см, в низинах до 1 метра. Снег с высот сдувается ветром. Ледяная корка образуется очень редко. Снегопады в Яшкуле происходят только в очень редких случаях.
4. Ветер – в декабре порывы ветра достигают 30 метров в секунду.
5) Туманы – в районе Элиста-Яшкуль с конца октября до марта часто бывают очень густые туманы. Восточнее Яшкуля обычно бывают только утренние слабые туманы.
6) Дорожные условия –
a) при дождях – трасса Дивное-Элиста остается проезжей (замощена камнями). Плохой подъезд к станции Дивное содержится в порядке силами дивизии;
Трасса Элиста-Астрахань на участке от Астрахани и до 20 км восточнее Элисты проходима при любой погоде (дождь, снег) (песчаная основа); участок от Элисты и до 20 км восточнее при дождях становится непроходимым (глина), раньше во время дождей движение по нему останавливалось;
Для улучшения этого участка нужно замостить его камнями. Необходмый материал имеется в карьере в 20 км западнее Элисты. Укладка камней возможна только до начала периода дождей, поэтому для этой цели нужно как можно скорее перебросить дорожностроительный батальон на участок дороги от Элисты до 20 км восточнее.
b) при снеге – большие снежные заносы могут быть на холмистой местности в 18 км юго-западнее Элисты. Для их расчистки будут использованы местные жители под руководством бургомистра Элисты. На трассе Элиста-Астрахань слабые снежные заносы.
7) Метеостанция. Дивизия использует в своих целях метеостанцию в Элисте с одним русским метеорологом. Имеются в наличии и изучаются документы о климатических наблюдениях за последние 14 лет.
Tags: 16 id(mot), ноябрь 1942, октябрь 1942, сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments