nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я моторизованная дивизия. Сентябрь 1942 (2)

Первый опыт дивизии в степях. Перегруппировка сил и развитие обстановки до середины ноября 1942
Первоначальное распределение сил дивизии в калмыцких степях не могло предугадать, насколько силен и подвижен будет здесь неприятель. Нужно было держать очень широкую полосу фронта («сражаясь из глубины»), имея при этом необходимую свободу перемещений на север, до румынских соединений, и на восток – до Астрахани. Первоначальный план – создать два или три передовых опорных пункта и от них вести интенсивную разведку, был отброшен, поскольку было понятно, что для южного района (до восточного берега Маныча) угрозы нет. В Дивное прибыла одна охранная дивизия, южнее восточного Маныча был выдвинут «пустынный корпус Фелмы (Felmy)», специальное, хорошо оснащенное соединение.

Сначала было достаточно «полкового лагеря» в Халхуте – для обороны, наблюдения и ведения разведки, а также «патрулирования» против появлявшихся в степи групп неприятеля.
С самого начала было понятно, что главной предпосылкой для выполнения столь лапидарного приказа группы армий «Б» будет ведение непрерывной разведки – ведь в 150 к северу и в 250 к югу не было ни единого немецкого солдата!
Теперь появились новые проблемы:
Проблема №1 – каким образом можно и нужно организовать разведку для прикрытия столь огромной территории?
Проблема №2 – как решить транспортную проблему при большом расходе горючего и длинных коммуникациях снабжения и операций?
Проблема №3 – как решить вопрос снабжения питьевой водой?
Проблема №4 – применение трофейного вооружения для усиления собственной огневой мощи;
Проблема №5 – особенности применения артиллерии.

По проблеме №1 (разведка):
Первоначальные опасения, что войска, далеко продвинувшиеся в бесконечную степь, лишенные локтевой связи и имеющие разрывы в сотни километров на флангах, могут оказаться под угрозой обхода сильным противником и нарушения коммуникаций снабжения в тылу, вскоре были признаны безосновательными. Напротив, благодаря плотному ведению разведки, усиленной дополнительными разведывательными средствами, вскоре каждая «мышь в степи» оказывалась своевременно обнаруженной.
Только один раз - в ночь с 17 на 18.9 – хорошо подготовленному и решительному советскому отряду удалось совершить организованный ночной налет на опорный пункт 2-й роты 60-го полка в селе Омн-Керульчи на дороге севернее Чилгира. Как потом было выяснено, успех и неожиданность были обеспечены тем, что в авангарде у русских ехали захваченные немецкие грузовики с солдатами, переодетыми в немецкую форму. Это неточно, но вполне вероятно, учитывая опыт охоты за разведгруппой 14.9. Как следовало из захваченного приказа, это было училище младших командиров из Астрахани, которое подготовило и провело операцию тщательно и мастерски, как будто по учебнику тактики Кохенхаузена.
Утром 18.9 60-й моторизованный полк доложил, что его 2-я рота разбита, и нахождение ее остатков неизвестно.
Хотя налет был произведен 17.9, штабу 60-го полка в Элисте об этом сообщил посыльный только утром 18.9. 2-я рота была полностью разгромлена. Только по оставшимся на позициях пулеметам и тяжелым орудиям было понятно, что был яростный бой.
Чтобы перехватить противника на обратном пути к Астрахани, 18.9 были организованы клещи:
a) от Утты был направлен 165-й мотоциклетный батальон с 3-й батареей 146-го артиллерийского полка, чтобы атаковать замеченного в госхозе Сарпа отходящего на восток противника с северо-запада (маршрут через мечеть-ферма №3, начало марша в 10.30);
b) от Чилгира на Омн-Керульчи и оттуда в восточном направлении на госхоз Сарпа наступает II-й батальон 156-го полка.
10.50. 165-й мотоциклетный батальон сообщает по радио в дивизию (из какой информации?), что противник из Омн-Керульчи отходит на восток к Сарпе;
15.55. 165-й мотоциклетный батальон достигает перекрестка северо-западнее Сарпы и в 163.0 докладывает: «Сложная местность для атаки. Госхоз Сарпа на господствующей возвышенности. Атакуем утром». В Сарпе активные вражеские перемещения.
17.55. Радиограмма из дивизии – «Опасайтесь отхода противника на север», и информация для 165-го мотоциклетного батальона: «II-й батальон 156-го полка в Омн-Керульчи. Продолжает марш на госхоз Сарпа». Еще одно указание: «Не дать противнику уйти».
II-й батальон 156-го полка устанавливает прямую радиосвязь с 165-м мотоциклетным батальоном –«Нахожусь в 10 км восточнее Омн-Керульчи. Продолжение мара утром. Затем – атака!».
Однако еще ночью было установлено, что противник незаметно отошел из Сарпы на север и северо-запад. Госхоз был занят, как об этом приказала дивизия в 15.00.
Круговая разведка ничего не дала – ночная подготовка у русских была лучше.
У усиленного II-го батальона 156-го полка дела были получше – при поддержке одной танковой роты он пробился до Хасык (Chasyk), наткнулся там на противника и отбросил его. Было захвачено 4 грузовика (из них 2 – 60-го полка) и 4 ПТО, одна пушка уничтожена. Самолет-разведчик «Фокке-Вульф», доложивший об основных силах противника за озерами, забрал раненых. Приказ дивизии пробиваться на Тутунск был отменен (основания?) и батальон через Хасык был возвращен в Элисту. Однако уже в Улан-Эрге усиленный батальон был остановлен и в 17.00 в качестве дивизионного резерва направлен через Яшкуль на Утту, куда после долгого марша сквозь пыль и песок прибыл в середине ночи. Основанием для этого, как позднее было написано, была сильная русская атака на укрепленный лагерь Халхута в ночь с 19 на 20.9.
Постоянное ведение разведки обеспечивалось следующими способами:
a) бронеавтомобильными разведдозорами 165-го мотоциклетного батальона;
b) самолетами-разведчиками эскадрильи ближнего наблюдения 5.(Н.)/12, которая была придана для взаимодействия 16- моторизованной дивизии группой армий и прикрывалась звеном из 4 истребителей;
c) калмыцкими всадниками и милицией в поселениях;
d) прекрасной сетью связи, установленной дивизионным батальоном связи.

a) Бронеавтомобильные разведдозоры
Пожалуй нигде, кроме Африки, танковая разведка не нашла себе такого самостоятельного и решительного применения на огромной территории, как в калмыцких степях. Решение отдельных разведывательных задач, как правило, занимало несколько дней. В соответствии с этим были предусмотрены оснащение и состав разведдозоров: несколько бронеавтомобилей с боковым охранением из мотоциклов с колясками, 2-см зенитки, ПТО, саперы со взрывчаткой, часто одна санитарная машина, грузовик с горчим и водой и т.п. О действиях наших разведдозоров мы потом еще дадим слово их опытным командирам – фельдфебелям, лейтенантам и обер-лейтенантам. В качестве их выдающихся успехов можно назвать: важные донесения о рекогносцировке и разведке местности, географии и противнике; подрывы важных для поставок нефти с Кавказских месторождений Грозного и Баку новых железнодорожных путей на западном берегу Каспийского моря и западнее Волги (в одном случае даже уничтожение состава с цистернами); захват одного русского начальника строительства с противотанкового рва перед Астраханью; захват колонны из 6 грузовиков с одним редким и ценным трофеем – а именно с советским полевым кинопроектором.
Только один раз операция разведдозора потерпела неудачу. Причина поучительна. Как-то раз вместо танкового разведдозора проводилась разведка силами моторизованной пехоты. Неопытная пехота заблудилась и лишком рано вступила в бой с первым попавшимся противником. Потери и их эвакуация принудили к долговременному ведению боя. В результате все это оказалось напрасным, необходимые сведения из тыла противника добыть не удалось. Наши отлично подготовленные и опытные танковые разведдозоры не могли быть заменены пехотой!

b) Воздушная разведка
Самолеты-разведчики эскадрильи 5.(H)/12 оказывали неоценимую помощь на такой обширной местности. Их полевой аэродром находился у Яшкуля. С ними было налажено образцовое взаимодействие. Некоторыми примерами их действий являются: установление мест строительства вражеских укреплений и противотанковых рвов перед Астраханью; точное нахождение линии железной дороги с Кавказа на Астрахань; обнаружение подхода танков противника; наблюдение за составами с нефтью и одним бронепоездом, а также за крупными скоплениями противника в долине восточнее Маныча (потом они были уничтожены «пустынным корпусом Фелмы»); обнаружение подхода небольших советских команд на высоты 20-40 км южнее Халхуты, откуда их потом выбили.
Также они докладывали и об антилопах с большими рогами – тоже самое говорили и танковые разведдозоры. Потом один калмык сообщил, что это «сайгаки», которых Советы поместили под охрану как редкий природный вид. Их потом рассмотрели, когда стали подстреливать.
Для противодействия частым авианалетам на передовой «полковой лагерь» у Халхуты было выделено звено из 4 истребителей, которые стали базироваться на высохший солончак вблизи дивизионного КП у Утты. Эти истребители занимались патрулированием, авиаразведкой и совершали налеты на поезда с нефтью. Об очень необычном и хорошо налаженном сотрудничестве Люфтваффе с войсками смотрите отчет офицера по связи с Люфтваффе (Flivo), приданного дивизии – обер-лейтенанта Дамма.
Особенно быстрое обнаружение в степи вдалеке от дивизионной полосы «передовых команд» русских пехотных бригад и их своевременное уничтожение доказывают ценность воздушной разведки и их необходимость для прикрытия обширной местности.
Относительно вражеского авианалета на аэродром Яшкуль 13 ноября смотрите отчет обер-лейтенанта Дамма.

c) Калмыцкие всадники и милиция
Очень важным было в этом обширном степном районе сохранять хорошие отношения с местными жителями, калмыками, чтобы не иметь здесь проблему с партизанами. Усилия по укреплению доверия облегчались тем, что калмыки, прирожденные скотоводы, были возмущены тем, что при нашем приближении русские стали угонять скот. Они искали у нас защиты от этих «похитителей скота». Также эти номады сразу же отказались от любой земледельческой деятельности, к которой их принуждали в колхозах. Много сил пришлось потратить на то, чтобы довести до войск запрет на любые самостоятельные «реквизиции». Из-за любых угроз своему скоту, который был им жизненно необходим, калмыки могли быть напуганы и настроиться против нас. Не всегда, однако, войска в полной мере показывали необходимое понимание этой ситуации.
С благодарностью старшее поколение калмыков приняло от нас переданные из местного музея предметы древнего буддийского культа. Так у них формировалось доверительное отношение к нашему руководству и войскам, что в итоге привело к активной службе разведчиков и посыльных калмыцкой милиции между разбросанными поселениями и отдельными юртами, а также к созданию формирований калмыцкой конницы. Нужно было только иметь ввиду, что когда они говорили, что если в каком-то месте нет врага – это правда, а если враг был – то цифры были просто невероятные. Также они стремились оттягивать для своего охранения максимальные немецкие силы. Однако, в целом, местные всадники и милиция в качестве густой сети степной связи приносили значительную пользу и служили дополнением к другим средствам разведки. Боевой ценности против русских подразделений калмыцкая кавалерия не имела, однако хорошо себя показала против небольших русских разведгрупп.
Как-то раз калмыцкий эскадрон был направлен в разведку к Каспийскому морю и совершил марш туда и обратно на расстояние свыше 400 км в течение 2 дней. Они, как буквально сказали, «плюнули в Каспийское море». Результаты разведки в целом были умеренными.
Показателем растущего доверия был следующий результат: когда два тяжелораненых калмыка поле боя с русской разведгруппой появились с верблюжьим седлом перед захваченным грузовиком на дивизионном КП, и командир дивизии поблагодарил их за службу, самый старший ответил через переводчика: «Скажите немецкому генералу, что мы постараемся быстро выздороветь, чтобы снова продолжать сражаться».

d) Сеть связи
Наш 228-й батальон связи нашел на главных направлениях хорошо устроенные и малоповрежденные участки линий связи. Только используя их, батальон смог в такие невероятно короткие сроки установить бесконечные проводные коммуникации. Учитывая, что в дальнейшем прибыла помощь со стороны одного армейского подразделения связи, у батальона была возможность не только организовать эту сеть связи, но и поддерживать ее в пригодном к эксплуатации состоянии. Удивительным было отсутствие актов саботажа на таких протяженных коммуникациях. Также можно вспомнить про два опорных пункта связи, вынесенных в перед на свыше 100 км, которые использовались при ведении разведки.
Один такой опорный пункт был на севере. Его командир, унтер-офицер, отличавшийся благоразумностью, тактичностью и обаятельностью, вскоре завоевал у румын полное доверие. Его четкие и достоверные донесения об обстановке, дипломатичные и краткие оценки румынских точек зрения, были просто бесценны для дивизионного командования.
Второй опорный пункт связи был на юге, соединяя Яшкуль с удаленным примерно на 100 км Адыком, который являлся точкой сбора информации от калмыков (которая имела значительную ценность при ведении разведки). Этот пост располагался довольно опасно – далеко в глубине ничейной территории!
В отношении радиосвязи батальону связи (командир – гауптманн Херцер) совершенно неожиданно была поставлена почти невероятная задача. Нужно было на имеющемся оборудовании держать связь с оставшимся в Курске пунктом снабжения, шедшим пешим порядком запасным батальоном, а также поддерживать радиосвязь в радиусе 900 км от Элисты.

По проблеме №2 (транспортная проблема, большой расход горючего и растянутость коммуникаций снабжения):
О важности снабжения горючим для своей новой задачи первое впечатление дивизия уже получила при марше из района Ворошиловск-Буденновск через Петровское-Дивное на Элисту, в ходе которого решение тактических задач напрямую зависело от доставки бензина. Какие запасы горючего и какие размеры транспортных колонн нужны для поддержания снабжения, стало понятным позднее. Из-за своего прямого подчинения, дивизия получила право использовать для нормального снабжения не только свои, но и армейские транспортные колонны. Основное внимание уделялось плечам: Дивное-Элиста (примерно 70 км), Элиста-Улан-Эрге (примерно 50 км), Улан-Эрге- Яшкуль (примерно 50 км), Яшкуль-Халхута (примерно 50 км).
Важную для снабжения дивизии железнодорожную ветку Ворошиловск-Дивное надо было сначала отремонтировать. Ее поворот на север только случайным образом был спасен дивизией от демонтажа железнодорожными частями группы армий «А», которым она была не нужна. Дивизионные саперы немедленно принялись за восстановление взорванных мостов и разминирование под прикрытием казачьего полка фон Юнгшульца. Первое время работа этой ветки обеспечивалась собственными, довольно примитивными, однако эффективными средствами, пока ее эксплуатацию не приняли на себя специализированные железнодорожные службы.
Все предложения дивизии в группу армий «А» - из-за больших расстояний обеспечивать дивизию повышенными поставками топлива, оставались безрезультатными, пока не сделали «ход конем». Был подан эскиз карты с положением на фронте с Элистой в виде центрального пункта и карта того же масштаба с Берлином в центре, которые проецировались друг на друга и имели заголовок – «Если бы Элиста была Берлином».
Это наконец-то пробило! Для регулярных доставок горючего на длинные дистанции была выделена одна армейская автоколонна, также началось накопление запасов, необходимых для действий дивизии. Исходя из накопленного опыта в этой местности, дивизия проводила крупные операции только в том случае, если в запасе имелось достаточное количество топлива для марша, боевых действий и отхода, либо же был накоплен первый уровень дивизионных запасов. Командование также руководствовалось этим принципом и при достижении локальных тактических успехов. Так, руководствуясь трезвым расчетом, начальники оперативного отдела (подполковник Риттер унд Эдлер фон Кленле), и тыла (майор Рееринг) постоянно заботились о том, чтобы запасы горючего дивизии гарантированно обеспечивали ей свободу передвижений в области между Элистой и Астраханью. Насколько это было необходимо – показали события ноября 1942 во время генерального русского наступления. Было нелегко отстаивать этот принцип в группе армий «А», которая сама сталкивалась с большими проблемами с доставкой горючего на фронт на Кавказе.
В таких условиях иногда требовалась активная помощь полевой жандармерии, чтобы убедить войска заранее планировать и объединять все свои перемещения, отказать от отдельных поездок и порожних пробегов.
Из-за повышенной нагрузки и интенсивности перемещений полевые дороги в полосе дивизии приходили в негодность, нуждались ремонте и обновлении, для чего не хватало рабочих рук. Позднее дивизии для этих целей дивизии был придан один дорожностроительный батальон, который также обеспечил очень нужную охрану маршрутов. Также эффективную охрану и патрулирование дорог обеспечивала фельджандармерия, усиленная постами местных жителей. Несмотря на это, все равно приятной неожиданностью было то, что на столь протяженных маршрутах ни разу не были потеряны автоколонны, или отдельные транспортные средства и мотоциклы.

По проблеме №3 (снабжение питьевой водой):
Еще в ходе первоначальных боев за колодцы при прорыве в калмыцкие степи стала понятна важность снабжения питьевой водой в этой лишенной растительности и воды местности. В первое время вода в бочках доставлялась на грузовиках, но потом была организована регулярная служба на колодцах, которая обеспечивала каждое подразделение определенным объемом питьевой воды сверх нужд полевых кухонь.
Попытка дивизии, с помощью семи высланных групп разведки найти новые источники воды, не удалась. Не удалось обнаружить никаких ручьев, а также обозначенных на картах южнее и юго-западнее Астрахани артезианских источников.
Группа армий оказала помощь в этом опросе, передав одну роту с буровым оборудованием, со специалистами по геологоразведке, которые смогли пробурить новые скважины и расширить прежние. Их предложения по организации службы выдачи воды на колодцах оказались очень эффективными. Усиленная непрерывная эксплуатация (без «отдыхов») одной скважины приводила к ее достаточно быстрому пересыханию, созданию «пробок» для находящихся поблизости малых подземных потоков. Поэтому бурильная рота в Яшкуле, Утте и Халхуте заложила по африканскому образцу «баки для сбора воды». Это были многочисленные, укрытые от солнца, большие контейнера на 1000 литров, которые были установлены над землей на уровне, чтобы воде из них было удобно сливаться в бочки в кузовах грузовиков. Эти контейнера имели достаточный запас воды, чтобы обеспечить потребности для крупного наступления. Независимо от текущей потребностей, закачка воды в них проводилось насосами по установленному планомерному графику, который позволял поддерживать скважины в сбалансированном состоянии.
Из-за нехватки воды, в числе прочего, не были реализованы планы группы армий осуществить замену одной-двумя румынскими кавалерийскими дивизиями 16-й моторизованной дивизии, которую можно использовать для действий в районе Сталинграда.

По проблеме №4 (трофейное оружие):
Для усиления огневой мощи дивизии проводились планомерные работы по сбору, ремонту и применению трофейного вооружения. Наш начальник дивизионной службы вооружения, обер-лейтенант Бур (Buhr), и взвод ремонта оружия специализировались на установке немецких прицелов на тяжелое русское вооружение и поиске необходимых к нему боеприпасов, если собственных трофеев было недостаточно. Трофейным оружием были оснащены: одна батарея (4 орудия) советских тяжелых полевых гаубиц 12-см, одна батарея (4 орудия) советских 7,62-см пушек, один взвод (4-6 единиц) советских минометов 12-см, один взвод (4 единицы) советских ПТО 4,5-см.

По проблеме №5 (применение артиллерии):
Особенностью применения артиллерии было то, что местность была совершенно просматриваемой, плоской, с перепадами высот от 3,2-4,3 метра выше и 1,5 метра ниже уровня моря, с отсутствием естественных укрытий, из-за чего в случае марша на Астрахань артиллерии пришлось бы вести огонь с открытых позиций. В укрепленном лагере Халхута высокие дюны создавали хорошие возможности для ведения наблюдения, однако были ограниченно пригодны для устройства позиций. Они тянулись в сторону противника, в основном с запада на восток. Это было следствием господствующих здесь ветров. Поэтому огневые позиции от вражеского наблюдения приходилось маскировать плетеными сетями. Необычным требованием к артиллерийскому командованию в лагере Халхута была необходимость круговой обороны. Требовалось, что артиллерия могла быстро менять направление огня.
Бесконечный обзор плоской степи теоретически делал легко возможным корректируемый огонь на максимальную дальность стрельбы. Однако на практике то выглядело иначе. На больших дистанциях не хватало четких ориентиров (тоже самое было и на картах). Ситуация осложнялась также тем, что воздух дрожал из-за жаркого солнечного света. Из-за этого часто невозможно было определить точное расстояние до ясно видимого противника. При попытках стрельбы туда часто оказывалось, что дальности орудий просто не хватает.
Иногда удавалось эффективно подавлять вражеские батареи, используя корректировку с воздуха.


Продолжаем изучать развитие обстановки.
Еще в процессе ранее приказанной перегруппировки сил 156-го моторизованного полка, лагерь Халхута в ночь с 19 на 20.9 был атакован крупными силами с нескольких сторон. Очевидно, что противник недооценил силы немецких войск. Несмотря на то, что ему удалось в некоторых местах вклинить в кольцо обороны, он был отброшен решительными местными контрударами, особенно эффективными при поддержке размещенной в лагере 2-й танковой роты.
2-я танковая рота (5 Pz.III и 1 Pz.IV) была поднята по тревоге в 2.30.

В 2.50 поступила задача – отбить высоту в 3,3 км южнее Халхуты.
В 3.00 началась атака широким клином в полной темноте.
В 3.15 рота натолкнулась на плотный огонь ПТР. Был открыт огонь из пулеметов. Противник не отступал, его пришлось расстреливать в упор и давить. Вражеская пехота на аэродроме была расстреляна артиллерийскими шрапнелями и осколочными снарядами – уничтожен примерно 1 батальон.
Еще вечером 19.9 по лагерю Халхута был произведен сильный огневой налет, который дал понять о возможной атаке противника. Из-за этого танковый батальон в Яшкуле был приведен в состояние повышенной боевой готовности. Утром 20.9 он выступил в направлении Халхуты. Также бросилось в глаза, что в первые в ночь с 19 на 20.9 был разорван полевой телефонный кабель между Уттой и Халхутой.
Тем временем в 8.00 20.9 2-я танковая рота в Халхуте получила новую задачу – обходным маневром с севера атаковать и уничтожить вражеские танки и артиллерию, оказав тем самым помощь полку. В 6 км северо-восточнее Халхуты она наткнулась на 6 вражеских танков и 1 батарею в круговой обороне. После короткой перестрелки, пришлось отвернуть еще севернее , чтобы попытаться оттуда обойти эту батарею, однако этот маневр был сорван появлением новых вражеских танков. Из-за израсходования горючего пришлось выйти из боя.
В 14.00 сосредоточенный перед Халхутой танковый батальон еще раз перешел в атаку севернее Халхуты – с целью уничтожить противника, находящегося перед 2-й танковой ротой. Севернее Халхуты по батальону был открыт огонь с подготовленных вражеских позиций, однако сам противник отступил. С наступлением темноты батальон вернулся в свой выжидательный район.
Во второй половине дня из Утты для усиления «боевой группы Халхута» была отправлена 3-я рота 165-го мотоциклетного батальона, после чего весь оставшийся мотоциклетный батальон по приказу дивизии, ожидавший продолжения боя, был приведен в состояние маршевой готовности.
По показаниям перебежчикам и некоторым другим признакам, в ночь с 20 на 21.9 можно было ожидать новой вражеской атаки. Из-за этого в 17.00 20.9 была сформирована «боевая группа Фиала» (командира 60-го моторизованного полка в Элисте), состоящая из:
a) частей и подразделений III-го батальона 60-го полка, которые оставались с предыдущих боев у Утты и Халхуты, а также 116-го танкового батальона в Халхуте; 165-го мотоциклетного батальона с 2-й (самоходной) ротой 228-го противотанкового дивизиона (к нему же присоединилась ранее переброшенная к Халхуте 3-я мотоциклетная рота); II-го батальона 156-го моторизованного полка, принимавшего уастие в операции у Омн-Керульчи и Сарпы, 3-й и 9-й батарей 146-го артиллерийского полка;
b) из частей дивизии, расположенных в Элисте (точных данных нет, какие-то части и отдельные роты 60-го моторизованного полка, артиллерии, противотанкистов и зенитчиков).
Tags: 16 id(mot), сентябрь 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments