nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я моторизованная дивизия. Август 1942 (3)

VIII. Разворот через Армавир и Ворошиловск в восточном направлении на Грозный (15.8-24.8.1942)
Поскольку пехотные корпуса 17-й армии приближались с запада, III танковый корпус (13-я танковая и 16-я моторизованная дивизии) был направлен маршем на новый участок фронта через Лабинскую, Армавир, Ворошиловск на нефтяные поля у Грозного.
116-й танковый батальон по пока еще свободным трассам уже 14.8 начал ускоренный марш через Ярославскую на Мостовье, а с 17.8 следовал непосредственно за 13-й танковой дивизией. Главные силы дивизии начали марш 16.8 по тому же маршруту, 165-й мотоциклетный батальон впереди. Один привал в Армавире, затем 200-км марш 18.8 через Ворошиловск на Сергиевское. Было много пыли.

В Ворошиловске внимательный наблюдатель, смотря на одежду, поведение и типы людей на улицах, мог понять, что этот город – прежний Ставрополь – в революционное время был местом сбора представителей семей «старой», царской России.
Городской пейзаж с лавками, одинокой церковью и каменными мостовыми. Даже красивые и привлекательные женщины и девушки – все необычно! «А теперь прямая противоположность… Сразу за Ворошиловском как будто африканский ландшафт, засохшие степи, вершины гор и плато на горизонте. Машины должны снова ехать к горам. Везде отсутствие воды, деревни без садов. Только отдельные акации дают тень» - пишет в своем дневнике офицер 156-го моторизованного полка.
Вскоре начали проявляться последствия растянутых линий снабжения. Хотя на восточной окраине Ворошиловска снова удалось «заправиться» из одной русской пивоварни, однако горючего для техники (хотя при марше преследования еще было захвачено его некоторое количество) осталось столь мало, что 16-я моторизованная дивизия с 18.8 по 23/25.8.42 по приказу корпуса оставалась на месте между Ворошиловском и Буденновском (Старомарьевка (танковый батальон)-Сергиевская (мотоциклисты)-Бешпагер (156-й полк) и была полностью отдать свое топливо для двух других дивизий корпуса. Только для совсем небольшого количества транспорта снабжения и штабных машин оставались еще какие-то крохи. Вынужденная пауза была в полной мере использована для ремонта и обслуживания техники во всех частях. Технические службы еще в ходе маршей 1941 года и зимней кампании делали невозможное возможным. Прежде всего они научились обходиться без «правильных» запчастей и инструментов, используя примитивные средства и трофеи. Тем не менее, у них получалось отличная немецкая работа.
Насколько техника была изношена, свидетельствует соответствующий отчет о количестве боеготовых танков 116-го танкового батальона (от 12.8.42):
На 28.6.1942 (первый день наступления): 1 командирский танк, 10 танков Pz.II, 35 Pz.III, 8 Pz.IV;
На 10.8.1942: 1 командирский танк, 9 танков Pz.II, 12 Pz.III, 2 Pz.IV.
Наконец-то 15.8 с родины прибыл танкоремонтный взвод для танкового батальона. Основная масса поврежденных танков была перевезена в 545-й танко-ремонтный батальон в Ворошиловск.
Генерал-танкист фон Макензен выпускает следующий «прощальный» приказ:
«Командир III танкового корпуса
Корпусной КП 24.8.1942
Для 16-й моторизованной дивизии
26.7 я получил в свое подчинение вашу проведенную дивизию и теперь, к великому сожалению, снова отпускаю ее из своего командования.
Форсирование Маныча при тяжелейших обстоятельствах, сражение на Кубанских переправах, переправа через Лабу и, наконец, тяжелые бои на лесистых склонах Кавказа, стали страницами боевой славы как самой 16-й моторизованной дивизии, так и всего III танкового корпуса.
Я говорю отпускаемой дивизии самые теплые слова благодарности и выражаю высочайшую признательность за ее выдающиеся достижения, которые в боях и маршах достигались при всегда целеустремленном, уверенном и надежном руководстве со стороны испытанного командира дивизии. Мои наилучшие пожелания будут сопровождать дивизию в ее новых задачах.
Пусть солдатское счастье остается верным ей и ее командиру.
Подписано: генерал Кавалерии фон Макензен.

Дивизионный КП 16-й моторизованной дивизии. 25.8.1942
Принято.
Подписано: Хенрици»


Дополнительные материалы к сражению за Кавказ
8.8.1942 штаб дивизии разослал по подразделениям документ, разработанный нашим начальником разведки, подполковником Холтерманном. В нем было дано описание района Кавказа и сделаны рекомендации относительно поведения солдат с местным населением.
Этот материал имел для нас большое значение, мы мало чего знали про местные народности.
«16-я моторизованная дивизия, Ic (отдел разведки)
8 августа 1942
Настоящим во все подразделения по списку «С» (до роты) для ознакомления рассылается описание района Кавказа.
Специфические особенности проживающих на Кавказе народов вынуждают меня сообщить, что никакие преступления против коренных народов Кавказа не являются допустимыми и будут влечь за собой самые серьезные наказания. Население Кавказа по большей части настроено враждебно к большевикам и стремится освободиться от коммунистического насилия. Оно видит в немецких солдатах своих естественных союзников и, соответственно, преступлением против немецкого народа будет настроить враждебно из-за необдуманных поступков и пренебрежения их достоинством. Несмотря на все прежде отданные приказы, к сожалению, все еще поступают сведения, что военнослужащие врываются в дома и грабят чужое имущество. В этих акциях бывает принимают участие офицеры или унтер-офицеры, которые, как кажется, забыли свои командирские обязанности. Один из наших ротных командиров, не выполнявший своих обязанностей по контролю за подчиненными, был мною предан военному суду. Я буду продолжать проверять сведения о подобных нарушениях с помощью военно-судебных органов и позабочусь о том, чтобы виновные в подрыве политики нашего фюрера понесли заслуженное наказание!
Если войска нуждаются в продовольствии об этом должно быть доложено командиром подразделения по положенным инстанциям наверх. Недостойно для немецкого солдата забирать то последнее у населения, что ему необходимо для выживания.
Привлечение местного населения на Кавказе к вспомогательным работам также не должно иметь насильственную формую.
Подписано: Хенрици

Описание района Кавказа:
1. Отдельные области
Район Кавказских гор (Кавказ) расположен между Черным и Каспийским морями. Он имеет три главных части: Северный Кавказ, Кавказский хребет и Закавказье. Северный Кавказ включает в себя также на востоке Калмыцкую АССР, а на западе – Ростов.
2. Формы рельефа
В низине Северного Кавказа, перед степями между Волгой и Доном (Калмыцкой степью) господствуют равнины, прибрежные низменности и речные долины.
Холмы, обрывы и террасные подъемы на Северной Кавказе начинаются с плато у Ворошиловска. Это засушливая область с равнинами, часто изрезанными обрывистыми степными долинами.
Самыми высокими горами Кавказского хребта являются Эльбрус (более 5600 м) и Казбек (более 5000 м). Средняя высота гор – 3000 м.
3. Климат
Количество выпадающих осадков на Кавказе резко уменьшается от Черного к Каспийскому морю. В северной части Кавказа часто бывают резкие ливни, грозы и туманы. На побережье Каспийского моря, особенно возле устья Волги случаются большие пылевые бури.
Кавказский климат жители Центральной Европы в целом могут переносить без особого труда. Летняя жара в Закавказской низменности не сильнее, чем в Южной Европе. В болотистой и дождливой Западно-Грузинской низменности из-за повышенной влажности существует опасность малярии. Климат на востоке, особенно в горах, для европейца вполне здоровый.
Климат Донской области (степи по обоим берегам среднего и нижнего Дона) – большая засушливость, чем на Украине и на севере, осадки нормально выпадают только в районе устья у Ростова. Сухой восточный ветер бывает силен и опасен. Большие колебания температуры.
4. Почвенный покров
Кавказ по большей части представляет собой степь, в т.ч. низины и плато. В наибольшей степени это справедливо для части Северного Кавказа севернее отрогов гор.
В Донской области степь становится более скудной, меняется от свежих лугов к сухому травянистому покрову, пока, наконец, в калмыцких степях не принимает пустынный характер. Только в укрытых долинах и оврагах еще можно встретить рощи.
5. Дороги
В Кавказских горах проходят две основные трассы – Осетинская и Военно-Грузинская дороги. Осетинская дорога связывает Кутаиси в Западной Грузии с Алагиром в Северной Осетии, она в основном проходима только для повозок, а также для специальных транспортных средств горных войск. Перевал на высоте 2892 м освобождается от снега с конца июня по конец сентября.
Военно-Грузинская дорога имеет длину в 217 км и связывает Владикавказ (Орджоникидзе) с Тифлисом. По ней движение техники может производиться к течение всего года. Главный перевал – «Крестовый» находится на высоте 2437 м.
Остальная транспортная система плохо развита, узлы дорог находятся далеко друг от друга, дороги часто имеют разрывы и переменную степень проходимости. На западе дорожная сеть развита лучше, чем в слабозаселенном засушливом районе на востоке (исключая нефтеносные районы Баку). На Северном Кавказе, включая Калмыцкую АССР и район Ростова, нет никаких крупных трасс. Главные дороги с твердым покрытием в основном имеют крепкое основание и различную ширину, при этом они подвержены погодным условиям (дождевые размывы, сходы лавин, затопления или камнепады). Требуется их постоянное исследование и улучшение.
В степны районах преобладают «природные дороги», т.е. степные широкие наезженные пути без какого-либо обустройства. Во время дождей такие дороги становятся непроезжими, а летом – сильно запыленными. Нет никакого щебня или камня для их обустройства.
6. Железные дороги
Для русских условий плохо развитая железнодорожная сеть. В Калмыкии вообще нет железных дорог.
a) Северо-Кавказская железная дорога от Батума на Ростов имеет две колеи, примыкание к ней на Армавир – одну колею;
b) Прибрежная железная дорога вдоль Черного моря до Адлера, а оттуда к Батуму для присоединения к Закавказской железной дороге, пока находится в стадии строительства, хотя, возможно, уже и завершена;
c) Заказвказская железная дорога от Баку через Тифлис на Батум поочередно имеет одну и две колеи. Одноколейная ветка идет от Баку на юг на Джульфу (иранская граница), еще одна – от Тифлиса на Ленинакан (турецкая граница).
7. Вода
В западной части Кавказа много полноводных рек, в восточной части Кавказа – мало. Там в Каспийское море впадают только крупные реки Терек, Сулак, Самур и Кура. Полноводные реки Западного Кавказа, особенно Рион и Кубань, пригодны для судоходства.
8. Национальности и языки
a) Примерно 15,5-миллионное население Кавказа состоит из почти 40 отдельных народов и языковых групп, численность некоторых из которых относительно невелика. Их языки часто отличаются настолько, что часто даже между небольшими подгруппами нет взаимопонимания. Большинство из этих народов испытывает ненависть к большевизму. Часть из этих народов, такие как осетины, азербайджанцы, черкесы и абхазы, могут принять активное участие в борьбе против смертельного врага немецкой нации. Поэтому следует обратить особенное внимание на особенности данных этносов, которые выделяются гостеприимством и свободолюбием, однако у которых сохранились обычаи, которые полностью отсутствуют у русских (кровная месть!). Любые попытки грабежей или самоуправства со стороны наших войск должны пресекаться в зародыше.
b) Коренное население можно разделить на следующие основные группы:
1) Кавказские народы – 4 млн. человек – грузины, абхазы, черкесы, чеченцы и дагестанцы. Грузины населяют климатически удобную западную часть Центрального Кавказа. Они состоят из большого количества отдельных родов, и в целом представляют собой симпатичный народ открытого чувственного типа, хорошо образованный и умственно развитый, благородный и храбрый. Абхазы и черкесы населяют север пограничной области Грузии и являются великолепными народами горцев. Их народный костюм заимствован кавказскими казаками. К этому же племени также можно отнести и кабардинцев. Чеченцы и дагестанцы обитают на северо-восточных склонах Центрального Кавказа. Это довольно рослые народы, часто светловолосые и голубоглазые, с особой любовью к свободе. Дагестанцы распадаются на множество отдельных племен, языки которых столь различаются, что их взаимное понимание часто натыкается на сложности.
2) Тюркские народы заселяют в основном южную часть Кавказа и состоят из 2,25 млн. татар и многочисленных мелких племен, самым большим из которых являются азербайджанцы. Их основной язык – татарский.
3) К индогерманским народам относятся армяне, осетины, а также малые группы татов, талышей и курдов. Они проживают в области южнее Грузии, которая называется по имена армян. Осетины часто выглядят как представители чисто германской расы. Они особенно враждебны большевизму и до последнего устраивали частые восстания, чтобы избавиться от этого ига.
4) Монголы – калмыки, область проживания которых, известная как Калмыцкая степь, является Калмыцкой АССР с центром в Элисте. Всего 220 000 человек (данные 1939).
5) Новые переселенцы – русские и украинцы. Они составляют половину населения Кавказа, заселят равнины Северного Кавказа, составляют крупный процент в городском населении в Закавказье, являются чиновниками, военнослужащими Красной Армии, инженерами, техниками, врачами, а также обслуживающим персоналом нефтяной области Баку.
6) По всей этой территории также разбросаны немецкие колонисты. Встречаются многочисленные села крестьян швабского происхождения или потомков нижненемецких меноннитов. Их общее количество на конец Первой Мировой войны оценивалось в 60 000 человек, однако из-за голода, коллективизации и связанных с этим страданий на Северном Кавказе, это количество следует считать меньшим. В основном немецкие поселения расположены в области Кубани, на плато у Ворошиловска и в речных долинах Терека и Сулака. В Донской области также есть немецкие села.
9. Экономика
a) Сельское хозяйство. Пшеница на Кубани (экспорт через черноморский порт Новороссийск) и в восточном Закавказье. Кукуруза является главной культурой в Западной Грузии и в верховьях Терека на Северном Кавказе. Подсолнечник играет главную роль в Кубанской области. Рис – в низовьях Кубани. Хлопок – в низинах на Азовском море, в среднем и нижнем течении Терека и Кумы. Субтропические фрукты – мандарины и гранаты, цитрусы, чай в области Батума. Табак на Западном Кавказе. Вино массово производится в восточно-грузинской провинции Кахетия в долине реки Алазань, на черноморском побережье и на склонах «малого Кавказа». Это делает Закавказье важнейшим винодельческим регионом, который составляет субтропики СССР. «Шелкопряд» разводится на равнинах на востоке южных склонов Кавказа и восточных склонах Карабаха.
b) Природные ископаемые. Нефть добывается у Баку на северо-кавказских месторождениях (Грозный, Кубанский и Черноморский районы, Майкоп, Киевское, а также грузинские месторождения восточнее Тифлиса. Из нефти Грозного и Майкопа получается хорошее авиатопливо.
Марганец добывается в Чиатури (район Кутаиси) в Грузии. Медь добывают и перерабатывают в шахтах и плавильнях Аллаверды (100 км южнее Тифлиса). Каменный уголь в Грузии. Магнезиты в Дашкесан юго-восточнее Тифлиса. Месторождения свинца и цинка у Орджоникидзе. Кроме того, есть залежи алюминиевого сырья, молибдена, ванадия, кобальта, хрома и ртути.
c) Промышленность. Машиностроение и металлобработка – Ростов-на-Дону. Там же большой завод по производству сельскохозяйственной техники (Россельмаш, 23 000 человек работающих). Химическая промышленность Кавказа в основном базируется в нефтедобывающих районах Баку, Грозного и Майкопа. Текстильная промышленность и обработка хлопка – на Куре и в некоторых местах Северного Кавказа. Оборонная промышленность – Ростов, Тифлис и Баку. В Баку также строятся небольшие военные суда для Каспийской флотилии. В Тифлисе, Новороссийске, Баку и Ростове также производятся некоторые запчасти для бронемашин и танков. Предприятия авиастроения есть в Ростове, Таганроге и Новороссийске. Химические заводы Грозного и Баку могут производить боевые отравляющие вещества. Кроме того, есть некоторое количество предприятий по производству боеприпасов.
10. Общая оценка
Реки Северного Кавказа, за исключением полноводной Кубани, не являются серьезным препятствием, так как бывает пересыхают на несколько месяцев. В Закавказье проблемой являются болотистые низменности нижней Куры и Риона.
Дорожная сеть широко разбросана и слабо развита. На многочисленных стекающих с гор рек нет устойчивых к наводнению мостов. Имеющиеся мосты построены из дерева и имеют ограниченную грузоподъемность. Грунт можно добывать вдоль степных дорог. В Армянском нагорье можно добывать блоки вулканических пород. Две трети территории, особенно на востоке страдают от нехватки воды. Эти местности также слабо заселены, характеризуются небольшим количеством городов и плохими средствами перемещения. Местное население имеет индивидуалистический характер, стремится к независимости своих племен и, как правило, настроено против Советского режима.
Условия проживания очень скудные, в низменностях есть угроза малярии.»


О том, как Советы расценивали военную обстановку на Кавказе, можно почитать в книге Гречко «Битва за Кавказ», изданной военным издательством ГДР в 1972 году.

Лейтенант Меммингер (тогда командир малой автотранспортной колонны 4/66) вспоминает о гостеприимстве и кровной мести в Армавире:
«…В Армавире автоколонна 4/66 была до краев загружена боеприпасами. Наши «Опели-Блиц» стонали и кряхтели под нагрузкой. Мы уже давно не соблюдали предписанные нормы грузоподъемности. Речь шла о необходимом снабжении наших войск боеприпасами. В такое время патроны для солдата значат больше, чем «еда и напитки». Мы как собаки устали от жары и теперь искали где остановиться. Вскоре мы увидели дорогу, которая вроде бы, казалось, могла привести нас к этой цели. Однако, при ближайшем рассмотрении, частично разбитые дома были заняты чужими подразделениями. Но не переполнены. Какое-то одно подразделение или штаб из другой дивизии заселился на широкую ногу. Что я мог сделать, чтобы разместить своих измученных людей?
Я «встал на уши», чтобы найти чужого командира. Это было сложно. Я встречал только каких-то надменных солдат и никак не мог понять, что с ними не так. Наконец-то я нашел дом, с вывешенным флажком подразделения. Я зашел туда и наткнулся на довольно пожилого подполковника. Он курил сигару, дым которой был восхитителен. «Дорогой товарищ! Могу ли чем-то тебе помочь?» Черт возьми, подумал я, здесь похоже до сих пор господствуют феодальные отношения. Сначала мне дали из большой коробки хорошую сигару. Затем меня пригласили присесть. Я не мог быть грубым. Однако мне надо было решить кучу проблем. У меня просто огонь горел под задницей. Что еще хуже, подполковник прямо у меня перед носом выставил бутылку с красным вином. Я должен был выпить с ним. Кавказское красное вино! Поэма! Вскоре мы с подполковником пришли к соглашению. Он оставлял для нас 10 домов на другой стороне улицы. Моя колонна могла там разместиться. Густые сады за домами манили нас предаться благоговейному сну. Мои солдаты молниеносно заняли квартиры. И… всем нам пришлось напрямую столкнуться со знаменитым гостеприимством своих хозяев. Мы много съели и выпили. Однако никто из наших не злоупотребил высокоградусными напитками. Это было главным.
Было уже около 20 часов. Я чувствовал себя очень уставшим. Однако внезапно мою расслабившуюся колонну пришлось срочно вернуть в боевое состояние. Прибыли фургоны для боеприпасов наших боевых частей. Они забрали часть моего груза. Я был настолько перегружен, что после этого даже не пришлось возвращаться в дивизионный пункт выдачи боеприпасов, это было очень хорошо. Ночные поездки были не очень приятны. Я прошелся по всем домам и убедился, что все в порядке. Времени от времени я останавливался, чтобы перекурить сигаретку со старыми товарищами.
В 4.00 ночь закончилась. Передо мной стоял мой друг, подполковник! Он позвал меня с собой. Он привел меня в один из садов на противоположной стороне. Там под кустами весь в крови лежал немецкий солдат. В спине нож. Чертово дерьмо, напавшее на девушку – сказал подполковник и еще прорычал: Кровная месть, дорогой товарищ! Солдаты его подразделения отрыли могилу. Положили туда солдата. Мертвая тишина. Кто-то произнес молитву. Потом закидали могилу землей. Я ждал, что будет возмездие – но ничего не произошло. Он сам виноват – сказал подполковник. Тем не менее, я видел, что он страдает. Не произнеся прощальной речи, он ушел. Я тоже постарался как можно быстрее вернуться к своим. Ни с кем не говорил об этом. Только на утренней поверке еще раз проинструктировал солдат относительно кровной мести. Дай Бог, просто подумал я, чтобы этого не случилось с моей колонной.
Гостеприимство и кровная месть – так близко друг от друга!»


Вот что рассказывает Константин Камбек, в рядах пехоты переживший бросок на Майкоп:
«Мы стояли в резерве. Потом нам на грузовиках нужно было проехать через мощный артиллерийский обстрел. Как сельди в бочки лежали мы в наших машинах. Друг на друге и поперек. Все прошло нормально. Потом в одной низине мы спешились. За нами несколько домишек. На высоте впереди идет тяжелый бой. Справа на склоне русские бросили один грузовик американского производства. Правее нас стояла брошенная русская передвижная ремонтная мастерская для танков. Несколько часов мы провели в низине. Потом пошли вперед. На высоте у русских было несколько легких ПТО. Справа от обрыва были сотни ящиков с коктейлями Молотова. Ниже в долине среди домов и деревьев на восток мчалась какая-то колонна. Было непонятно, наша она или русская.
Мы вышли к Майкопу. Помню до сих пор разбитую ухабистую дорогу. Ужасно. Нужно было держаться друг за друга, чтобы не вылететь за борт. Над ремонтом дороги работала служба R.A.D. Велосипеды и карабины на обочинах. Бедные ребята. Над концом колонны внезапно появилась «швейная машинка». С нее с любопытством нас разглядывали две головы. Биплан пролетел до начала колонны, потом развернулся и еще раз низко прошел над нами. У обоих «мотоциклистов» (так они выглядели) можно было ясно рассмотреть лица. Пока в нашей машине еще шла дискуссия, нужно ли стрелять, экипажи с других грузовиков открыли огонь. Мы сидели на ящиках с продовольствием, до треноги не так просто было добраться. Время шло. Или-или! Один мой товарищ положил пулемет мне на плечо и начал стрелять. Я ослеп и оглох. Мотор самолета закашлял. От чьего огня – было непонятно. Но в этом и не было необходимости. Главное, что в биплан попали! Секрет успеха был в общим действиях. Машина была подбита, но полетела дальше. Очередь за очередью преследовали его. Вдруг машина замерла, сделала еще один кругу и приземлилась прямо в пшеничное поле. На полном газу «свиным галопом» мы мчимся на место посадки. Нам открывается мирный вид. Машина на обеих шасси стоит на поле. Мотор вывалился влево, там наверно что-то сместилось. От обоих товарищей «другой полевой почты» ни следа. Мы обыскали самолет, под самолетом, справа и слева – ничего не видно и не слышно. Оба друга укрылись в высоких колосьях.
Потом мы поехали дальше, через какой-то ручей, потом еще раз развернулись и снова через ручей. Так мы достигли одной деревни и безукоризненно проложенного перевала. Несколькими петлями он шел наверх. На верху мы еще раз развернулись, поехали вниз и достигли еще одной деревни. Может мы заблудились? Или это такой маневр, чтобы запутать русских?
В деревне сделали привал. Мы спешились и разместились. Играла капелла нашей полковой артиллерии. Здесь мы провели целый день.
Во время разведывательных вылазок на склоне перед нами мы обнаружили пасеку с пчелами. В качестве вооружения у нас были котелки. Из-за жары мы сняли кители и рубахи. Ульи стояли аккуратными рядами, как на казарменном плацу. Мы переворачивали соту за сотой, но меда все не было. Потом один товарищ показал, как можно оттуда достать мед. Начали все заново. Вокруг нас начали роиться пчелу, рой за роем с гулом собирались они и наконец напали объединенными силами. Мы взяли ноги в руки – и бегом. У меня было такое чувство, будто кто-то из них пробрался ко мне в штаны. И точно! Пчелу оттуда еле выгонишь. Она ужалила меня в ширинку – приятного было мало.
Так бывает в жизни – если сейчас все хорошо, то надо быть готовым к плохому. В центре села стояла высокая гипсовая фигура. Ленин или Сталин – не знаю. Молодые крестьянки накинули этому великому человеку веревку на шею, и его голова покатилась в песок. Девчонкам было весело от этой игры. Они танцевали, пели и прыгали.
На окраине деревни мы наткнулись на стрелковые ячейки. Ни одного русского нигде не было видно. Однако устройство ячеек нас заинтересовало. Мы никогда не укладываем выкопанную землю. Уникально! Русские намного превосходят нас в маскировке. Не только в устройстве окопов, но также и в маскировке своих моторизованных и обычных войск. Нам нужно у них учиться.
Потом мы снова отправились в путь. Со своим минометом мы заняли позицию в поле подсолнечника. В нескольких метрах перед нами – дом. За ним речушка. Противоположный берег минимум 5 метров высоты. Сверху по нам стреляют из пехотного вооружения. Ничего хорошего. Правее нас уже идет переправа на надувных лодках. Огнем своего миномета мы прикрываем эту переправу. Внезапно получаем приказ на отход. К речушке. На надувную лодку. Саперы гребут. Мы пытаемся сжаться и стать незаметными, чтобы русские в нас не попали. На том берегу готовится атака. Вражеский огонь слабеет. Наш удар приходится в пустоту. По речному обрыву мы наталкиваемся на брошенные позиции. Нигде нет никаких русских. Нас окружает жуткая тишина. В любой момент может разверзнуться преисподняя. Но ничего не случилось.
Русские аръегарды сражались отчаянно. Это надо признать. Примерно, как Карл Май писал про своих индейцев. У меня в памяти остался такой еще слух – как будто при приближении одной из наших рот сам русский маршал Тимошенко срочно взлетел на самолете с подсолнухового поля. Реальность или выдумка? На войне это тяжело отделить.»

Tags: 16 id(mot), август 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments