nordriegel (nordrigel) wrote,
nordriegel
nordrigel

Category:

16-я моторизованная дивизия. Август 1942 (1)

1.8 противник снова ночью отступил. Михайловка была планомерно зачищена. Разведдозоры утром установили соединение с продвигавшейся левее 3-й танковой дивизией XXXX танкового корпуса и с 13-й танковой дивизией. Поскольку дивизия «Великая Германия» была выведена из состава корпуса, ее место заняла 13-я танковая дивизия. В течение дня она заняла Сальск и образовала плацдарм через Сандату у Николаева.

Преследуя противника, 165-й мотоциклетный батальон сначала продвигался за 60-м моторизованным полком через Привольное-Одинцовка, затем по маршруту 156-го полка через Дубовку, Степное (образцовый колхоз «Гигант» с огромным элеватором американского образца) на Проков. Этот марш характеризовали палящее солнце и ненормальная жара. В 17.00 был достигнут Сальск. Во время обходного маневра против отходящих групп противника, 156-му полку по дороге пришлось выдержать серьезный бой у «Гиганта». Силами 156-го полка 16-я моторизованная дивизия вечером заняла плацдарм у Рассыпного через речку Рассыпную (30 км юго-западнее Сальска).
В Сальске были найдены значительные запасы продовольствия (особенно сахара) и горючего для всей дивизии. При тяжелых условиях снабжения это была отличная находка.
2.8 на участке I-го батальона 156-го полка произошел прорыв сильного противника с севера на юг (танки, грузовики и повозки). Для поддержки туда был направлен 116-й танковый батальон, который разгромил основные силы противника. Только немногие смогли уйти. Было взято 850 пленных и многочисленные трофеи – 3 пушки 18,2-см, 12 пушек 12,5-см, 4 пушки 7,62-см, 10 пехотных орудий 7,62-см, 7 ПТО 4,7-см, 21 миномет, 19 пулеметов, 20 ПТР, 61 повозка, 12 грузовиков. Потерь при этом понесено не было.
В 14.30 продолжился марш 116-го танкового батальона, вслед за 165-м мотоциклетным батальоном, от Сальска через Николаев, Поливянское на Разливное.
Для этих боев характерны многочисленные взаимосвязанные удары групп преследования и отсутствие четкого руководства у отходящего на юг неприятеля. О событиях 1 и 2.8 остались записи лейтенанта Альперса из 3-й роты 156-го моторизованного полка:
«По дороге на Сальск была достигнута железная дорога у станции Гигант. Там танки и мотоциклисты взяли 1300 пленных и множество пушек.
3-й роте приданы: 1 тяжелый пулемет, 1 тяжелый миномет, полвзвода зениток 2-см, противотанковый взвод.
2.8 между 2 и 3 часами появились русские. Они проехали между 1-й и 2-й ротами, единой моторизованной колонной, стреляя вперед из «сталинских органов».
С ними 4 танка! Хорошо видно с фланга. Основной массе противника удается прорваться. 1-я и 2-я роты отходят. 16 убитых, 31 раненый, 3 пропавших. Наши танки и зенитки атакуют русских, захватывают повозки и пушки. В середине дня приходит приказ на преследование прорвавшегося противника. 3-я рота в авангарде. Передовой взвод сообщает, что в Сеятеле противник. Оттуда ведется огонь 7,62-см. 300 человек отступают. Рота въезжает в село, огня нет. Переправа очень плохая.
Переправа подожжена зажигательными танковыми снарядами. Южнее Бердицкого аръегард отступившего противника. По передовому взводу стреляют из ПТО и винтовок.
Рота продвигается под огнем из пулеметов и 7,-62-см пушек вдоль дороги от лесополосы до лесополосы. 2-я рота брошена для подкрепления направо. Перед нами два танка и 7,62-см пушки. Пехота слева отступает. Штурмовики хорошо помогают нам идти вперед. Захвачена одна батарея 7,62-см. Вечером в темноте врываемся в горящее Разливное.
Положение разъясняется при взгляде на одну найденную трофейную карту.
Ночь со 2 на 3.8 внезапно разрывает огонь орудий и пулеметов. Нас атакуют 8 русских танков, которые однако отбивает одна рота 156-го полка. 165-й мотоциклетный батальон позднее зачищает Привольное.
Взято в плен 2 офицера и 113 рядовых.»


3.8 165-й мотоциклетный батальон продолжает марш через Успенское, Марксштадт и Ново-Марьинский. В 17.20, после подхода 10-й и 12-й батарей 146-го артиллерийского полка, батальон разворачивается на восток против вражеских колонн, пытающихся уйти на юго-восток.
Далее записи из ЖБД 60-го и 156-го моторизованных полков:
«Безопасность будет обеспечена только если:
а) марш будет осуществляться двумя параллельными маршевыми группами;
b) 116-й танковый батальон с 14.30 начнет марш вслед за 156-м полком через Песчанокопскую, Разливное, Леницкое, Наволоконский, Марксштадт, Ново-Александровку, и около 17.00 по приказу дивизии развернется на Ладожскую, Балковскую против замеченного там противника;
c) 156-й моторизованный полк будет совершать марш: 1.8 – Одинцовка-Веригино-Дубровка-Гигант; 2.8 – Николаевка-Разливное-Щуковская до Леницкого; 3.8 – Успенская-Ново-Марьевка-Ново-Александровка-Карнауховка-Привольный, дополнительно Горькая Балка и Старо-Касябинская.
У Хлебороба около 16.00 3.8 156-й моторизованный полк натолкнулся на 500 русских с пушками, отбросил их назад и зачистил село.
В настоящее время продвижение идет по местности, где вокруг населенных пунктов нет никаких ручьев или рек, через которые надо наводить переправы и которые мешают движению танков.
При зачистке местности севернее Кубани 4.8 165-й мотоциклетный батальон рассеял две русские роты и, сломив слабое сопротивление, занял Сенгилеевскую. Против бегущего на запад противника были высланы сильные разведдозоры.
Противник потерял 80 человек убитыми и 94 пленными.
13-я танковая дивизия расширила плацдарм и построила 24-тонный мост у Прочно-Окопской через Кубань.»

После этого последовала маршевая пауза, особенно необходимая для танкового батальона. Его техника из-за непрерывных маршей преследования значительно износилась, а танкоремонтный взвод еще не прибыл. Кроме этого, существенный ущерб был нанесен одним штурмовым авианалетом в середине дня 4.8. Горючего оставалось так мало, что танки могли совершать только самые необходимые переходы. Доставка очередной партии топлива с мест выгрузок планировалась только в течение ближайших 4 дней. В связи с этим 2-я рота 165-го мотоциклетного батальона была направлена на сопровождение колонн топливозаправщиков в тыл, против многочисленных остаточных групп противника на северном берегу Кубани.
Именно таким образом 5.8 была застигнута врасплох возвращавшаяся в свой 146-й артиллерийский полк 2-я батарея, ранее приданная мотоциклистам. 3-й роте 165-го мотоциклетного батальону удалось под вражеским огнем вывести все пушки, кроме одной, у которой сгорел тягач. При этом было убито примерно 100 человек из советской 113-й стрелковой бригады.

5.8 у Хлебороба на трассе Ново-Александровка-мост через Кубань был размещен полевой госпиталь 16-й моторизованной дивизии (начальник – старший штаб-врач доктор медицины Мюлинг).
Местное население встречало немецкие войска любезно и дружелюбно, также, как это было везде на Украине. Но уже 7.8 настроения местного населения, столь хорошо заботившегося о лазарете, поразительно меняются. Украинский переводчик узнает в селе, а также самостоятельно получает сведения, что в окрестностях появились вражеские войска. Население в полном составе прячется. Положение ужасное. Полки дивизии ведут бои далеко впереди, у лазарета оставлено только слабое прикрытие. Однако это не мешает доктору Мюлингу принять решения, которые могут послужить примером для любых войск. Доктор Мюлинг не бросает ситуацию на самотек, он высылает разведку, которая после перестрелки берет трех пленных, в т.ч. двух азиатов.
Их допрос показывает, что больших вражеских частей поблизости нет, однако возле одного источника был расположен крупный штаб и возле этого места проводились какие-то «раскопки». Точного места пленные не знали. Только вечером один из азиатов решился наконец показать «ориентиры». Место было удалено от села на 6 км. Утром 8.8 доктор Мюлинг на легковом автомобиле в сопровождении отделения солдат поехал на поиски по ориентирам.
Поиски продолжаются несколько часов, однако таинственный источник так и не найден. Мероприятие откладывается. Во второй половине дня операция продолжается силами немецких солдат и русских крестьян на повозках. Один их этих крестьян, которые стали более доверчивыми, проводит этот «сводный отряд» через заросли и подсолнуховое поле в один колхоз с источником воды. Но взятые пленные не узнают это место.
Через несколько километров есть еще один источник. Результат опять отрицательный. С помощью жителей близлежащего села определяется еще третье место – источник в роще рядом с Ляпиным на Кубани, в 25 км от Хлебороба. Именно здесь пленные наконец-то опознают покинутый лагерь и показывают место, которое сразу же начинают копать. На полутора метрах глубины обнаруживаются ящики из листового металла и дерева с архивами и картами, которые в самой высшей степени соответствуют данной местности и положению.
Гаупт-фельдфебель Пуппе вспоминает: «Особенно отличились водитель полевого лазарета под руководством ремонтного мастера Эриха Ран».
Ускоренным маршем группа вернулась в госпиталь. Еще в ходе марша материал просматривается, а поздно вечером в дивизию уходит радиограмма.
Находка представляет собой огромную ценность как для дивизионного командования, так и для вышестоящих штабов. Она содержит:
1) Карты хорошего качества области Кавказа до Туапсе;
2) Тщательно проработанные и актуальные военные оценки области Кавказа между Майкопом и Туапсе с точки зрения обороны с обозначениями узлов сопротивления и предложениями о линиях обороны на важнейшем в настоящее время направлении. Отдел разведки дивизии во главе с подполковником доктором Холтерманном быстро дает оценку этим документам. Утром 12.8 с воздуха важные данные из этого материала сбрасываются с воздуха для обеих боевых групп дивизии – 60-го полка и Бреде, продолжающим вести наступление в направлении Майкопа.
Только благодаря исключительному упорству старшего штаб-врача доктора Мюлинга и его ремонтного мастера Рана, их пониманию исключительной важности таких материалов для командования, был осуществлен поиск и обнаружение этого трофея. Таким образом, был совершен поступок, который попал в историю нашей дивизии в этой войне.
В этом трофейном материале, переданном Верховному командованию, в ОКХ и ОКВ, также содержались сведения высочайшей важности – шпионский материал из Турции, а также соображения относительно возможного вооруженного конфликта между Россией и Турцией, планы и данные о готовности оборонительных работ на Кавказе против предполагаемого турецкого наступления.
Относительно возможности турецкого нападения на СССР мы можем только предполагать, какие перспективы для нашего собственного наступления это имело бы. Большинство из нас не имело ни малейшего представления о том, что руководство Советского Союза всерьез считалось с возможной подобной атакой на свою территорию.

Хотя сведения, приведенные ниже, не имеют никакого отношения к истории нашей дивизии, наверняка многим было бы интересно узнать что-то новое.
19.10.1939 Турция заключила пакт о ненападении с Англией и Францией. С Германией Турция 18.6.1941 заключила договор о дружбе сроком на 10 лет. 2.8.1944 Турция разорвала дипломатические отношения с Германией, а 23.2.1945 объявила себя в состоянии войны. Интересно то, что 22.8.1939 Гитлер на совещании со своими командующими сказал о Турции следующее: «С момента смерти Кемаля Турцией правят слабые духом и бессильные люди». С 1940 года Советский Союз имел на турецкой границе только 6 стрелковых и одну кавалерийскую дивизию (восточное оперативное направление 18-й немецкой армии). Но и германское командование также принимало в расчет турецкую угрозу – в директиве №20 от 13.12.1940 (операция «Марита» - захват побережья Эгейского моря и Салоник, наступление через Лариссу на Коринфский перешеек), очень ясно указывается на необходимость прикрытия против Турции силами болгарской армии районов сосредоточения немецких войск. Также и в рекомендациях фюрера от 20.1.1941 на заседании немецкого и итальянского генеральных штабов обращается внимание на то, что Турция является неопределенным фактором при планировании немецких операций. В соответствии с этими рекомендациями, была предпринята переброска немецких войск в Румынию, с целью прикрыть Болгарию со стороны Турции и России. В целом Гитлер верил, что Турция останется нейтральной, однако опасался ее сближения с Англией и предоставления турецких аэродромов для английской авиации. На совещании относительно Югославии 27.3.1941 Гитлер высказался за «неумолимую твердость» удара по Югославии, молниеносный военный разгром которой должен «в достаточной степени» напугать Турцию.
Из доклада начальника штаба Вермахта перед руководителями Рейха и подчиненных областей от 7.11.1943 («Стратегическое положение к началу 5-го года войны») мы видим следующее: «Турция до сих пор проводила четкую политику нейтралитета. Их идеалом является балансирование между Англией и Германией, при неизменном обеспечении безопасности против традиционного врага – России. Чем ближе советская мощь приближается к Балканам, и чем теснее английская политика для достижения победы идет в кильватере за большевиками, тем труднее становится положение Турции, поскольку она не сможет поддерживать нейтралитете одновременно под напором Советской России и Англии. Неожиданное вступление Турцию в войну против стран Оси не предвидится».
Когда в 1944 году обозначилось окончательное поражение Германии, Турция объявила ей войну. Воистину, непоследовательное поведение.
Каким образом поведение Турции оценивалось советским руководством, можно выяснить из очень важных отрывков из книги «Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945» (в переводе немецкого министерства национальной обороны 1958). В разделе «Сражение за Кавказ» полковники А.С.Замялов и Т.И. Калядин пишут:
«18.6.1941, за 4 дня до нападения фашистской Германии на Советский Союз Турция подписала с Германией пакт о дружбе и ненападении. Таким образом, она отказалась от обязательств перед СССР согласно договора о дружбе от 1925 года.
В ходе войны, лицемерно декларируя свой нейтралитет, Турция оказывала гитлеровской Германии любую посильную помощь и готовила свои войска к нападению на СССР.
Реакционные круги Турции планировала напасть на советскую территорию и уничтожить Советское государство. С циничной открытостью в августе 1942 турецкий премьер-министр Саракоглу поделился этими планами в беседе с немецким послом. Он сообщил, что «турки страстно желают уничтожения России… Русская проблема может быть решена Германией только тогда, когда будет убита как минимум половина проживающих в России русских.» (документы германского внешнеполитического ведомства, часть II, “Немецкая политика в Турции (1941-1943), стр.98 русского издания 1948 года). По его словам, Турция была в максимальной степени заинтересована в уничтожении «русского колосса», и никакая пропаганда или давление не сможет вынудить Турцию совершить какой-либо шаг, противоречащий немецким интересам.
Перед началом наступления на Кавказ, немецко-фашистское командование потребовала от Турции сконцентрировать свои войска на советской границе. Турецкое руководство через своего начальника генерального штаба согласилось на это. Поведение турецких правящих кругов и концентрация войск на советско-турецкой границе требовала от Советского Союза предпринимать соответствующие меры к обороне и держать значительные силы на турецкой границе. Все это ставило советские войска на Кавказе в осложненное положение».


Вот как это выглядело на одном практическом примере:
«Боевой отчет гауптманна Куэренгэссера за 2-4.8.1942
Задача: разведка и прикрытие левого дивизионного фланга до линии Сальск-Ивановка-Преградное-Новотроицкая-Каменнобродская.
Командир – гауптманн Куэренгэссер.
Войска: 3-я рота 165-го мотоциклетного батальона, 3-я рота 228-го противотанкового дивизиона (без одного взвода), взвод 1-й батареи 146-го артиллерийского полка, 2-й взвод 14-й (зенитной) роты 60-го моторизованного полка, взвод пехотных орудий мотоциклетного батальона, взвод легких танков 116-го танкового батальона (до 7.40 3.8.42), две радиостанции 165-го мотоциклетного батальона, две радиостанции 228-го противотанкового дивизиона, одна радиостанция батальона связи, два офицера и один врач 228-го противотанкового дивизиона, самолет-разведчик (периодически).
2.8.1942: В 12 часов усиленный двумя ПТО и одной радиостанцией 3-й взвод выступил из Сальска на разведку по маршруту через Николаевку-Красную Поляну на Медвежье. Когда взвод приблизился на 500 м к северной окраине Красной Поляны, по нему был открыт огонь из стрелкового оружия. При отходе на высоты 6 км севернее Красной Поляны, по взводу был открыт огонь из одной залповой установки и трех орудий 18-см.
Высланная из Сальска разведгруппа в 12.30 присоединилась к 3-му взводу на высотах 6 км севернее Красной Поляны. Артиллерия заняла позиции и открыла огонь по выявленным батареям противника. Противник нерегулярно подвергал обстрелу из пушек и залповых установок сами высоты и низину севернее.
Высланная к Красной Поляне силовая разведка наткнулась на сильный вражеский артиллерийский огонь, в результате которого два человека были легко ранены, и установила, что северная окраина поселка занята как минимум силами одной роты.
Из-а неудобной для наступления местности (плоская равнина в 5 км без каких-либо укрытий), было принято решение обойти Красную Поляну и продолжить разведку на Медвежий.
Несмотря на донесение самолета-наблюдателя, что Жуковский занят противником, высланная туда разведка в 19.00 установила, что село оставлено неприятелем. Также врага не было и в Ясной Поляне. Поскольку уже начались сумерки, командир разведгруппы принял решение продолжить продвижение к Медвежьему 3.8.
На ночь севернее Красной Поляны была занята круговая оборона, с главными силами на юге. Ночь прошла без боестолкновений.
Потери у противника – 2 пленных. Наши потери – 2 легкораненых.
3.8.1942: В 4.00 взвод легких танков, усиленный мотоциклетным взводом выступил на разведку Красной Поляны. В 5.00 было доложено, что противник оставил поселок, взорвав мост. Немедленно для разведку через Жуковское на Медвежье был выслан 3-й взвод. Через полчаса за ним последовала и остальная группа. В Жуковском в 7.40 был принят дивизионный приказ вернуть взвод легких танков обратно в танковый батальон.
Оборона у Красной Поляны была передана частям 60-го моторизованного полка.
В 8.15 разведвзвод на высотах в 15 км севернее Медвежьего наткнулся на отходящую на юг колонну численностью трех рот с тремя орудиями 18-см. Взвод немедленно вступил в бой и захватил одну 18-см пушки, при этом особенно отличились приданные противотанкисты. Противник (возможно тот, который утром ушел из Красной Поляны) развернулся фронтом на север и установил оставшиеся две пушки на огневые позиции.
Имея задачу – прикрывать фланг марширующих западнее на юг основных сил дивизии, командир группы принял решение не вступать в прямое боестолкновение, а обойти с запада через Красное Знамя (4 км юго-восточнее Привольного) на Ладовско-Балковскую. Мост точно севернее Красного Знамени был неповрежден, однако слишком слаб для тяжелой техники. После часа с четвертью работ по укреплению моста движение разведгруппы было продолжено. Тем временем, из дивизии пришел приказ – отбросить противника из Медвежьего на восток. Выслав один взвод на Ладовско-Балковскую для блокирования доложенных с воздуха отступающих из Медвежьего на юг колонн противника, остальная группа перешла в атаку на Медвежье. После силовой разведки, проведенной под командованием гауптманна Байхольда (командир 3-й роты 228-го противотанкового дивизиона), силами одного мотоциклетного и одного противотанкового взвода, в 18.00 было доложено, что враг оставил Медвежье.
После этого разведгруппа продолжила марш на Ладовско-Балковскую по прямой дороге от Медвежьего. В 20.00 была достигнута оконечность Ладовско-Балковской, где командир установил связь с уже находившимся там 116-м танковым батальоном. На север и северо-запад было выставлено слабое охранение. Ночь прошла без соприкосновения с противником.
4.8.1942: В 4.00 3-й взвод выступил на разведку в направлении Новотроицой и Каменнобродской. Через полчаса за ним последовала остальная разведгруппа. Точно южнее Раевской разведвзвод встретил 20 человек противника, на двух грузовиках ехавших на восток. Во взаимодействии с противотанкистами, один грузовик был захвачен в исправном состоянии.
Последовательным маршем, вплотную за разведвзводом, в 10.00 через Новотроицкую была достигнута Каменнобродская. При зачистке расположенных вдоль маршрута населенных пунктов было взято 33 пленных.
В 11.00 был принят дивизионный приказ, согласно которому разведгруппа расформировывалась.
Выводы:
Необходимо
1. Обеспечивать прикрытие вытянутых открытых флангов дивизии подвижными частями и разведгруппами.
2. Тщательно продумать состав и оснащение этих частей, которые должны иметь возможность вести самостоятельные боевые действия. Особенно обратить внимание:
а. на поддержание связи с самолетами-разведчиками;
b. применение опыта боев Первой Мировой войны в Юго-Западной Африке с «гереро». Усиление боевого духа!
3. Правильная организовывать разведку с целью получать результаты по возможности без боевых действий. В случае необходимости, осуществлять рейды разведгрупп или решать оборонительные задачи для перехвата небольших отрядов противника или захвата пленных для последующего допроса.
Потери у противника – 33 пленных и 1 грузовик. Наши потери – отсутствуют.
Общие потери у противника составляют – 35 пенных, 1 пушка 18-см уничтожена, 1 2-тонный грузовик захвачен в исправном состоянии.
Подписано: Куэренгэссер (Querengässer) (гауптманн, командир группы разведки)».


Продолжение преследования через Кубань и Лабу до предгорий Кавказа у Майкопа
После того как утром 5.8 был наведен мост для танков, 13-я танковая дивизия быстрым темпом продолжила наступление на пока еще занятый противником Армавир, и к вечеру продвинулась уже на 15 км на том берегу Кубани. 60-й моторизованный полк, преодолев Кубань по временному мосту, обходил Армавир с запада и юга, прикрывая при этом левый фланг.
Командир III-го батальона 60-го полк, майор (тогда) Фишер, вспоминает про наступление на Армавир:
«5 августа 1942 60-й моторизованный полк приблизился к Армавиру, довольно большому городу в предгорьях Кавказа, важному узлу железных и шоссейных дорог. Мост через реку Кубань 80-метровой ширины был построен 13-й танковой дивизией. Прикрываясь оставленной ею обороной на плацдарме, сразу же после переправы, I-й и II-й батальоны 60-го полка начали наступать в направлении Армавира. I-й батальон справа сначала по открытой местности хорошо продвигался вперед, однако потом был остановлен заградительным огнем с одного хорошо подготовленного противотанкового рва и высот за ним. Атака II-го батальона шла более сложно, через густые сады и фруктовые плантации, дошла до рощи по эту сторону от противотанкового рва и залегла под огнем хорошо замаскированных снайперов. Командир батальона, майор Линднер, со своим штабом и резервной ротой прибыл в передовые цепи. Гренадеры из изгородей и кустарников отчаянно пытались подавить противника в 40-70 м впереди и уменьшить свои потери. У штабе Линднера уже было 8-10 убитых, за оружие взялись все, до последнего связиста и посыльного. Здесь отважные солдаты II-го батальона вынуждены были вести тяжелый пехотный бой, не имея поддержки тяжелого вооружения. Рядом с майором Линднером уже громоздилась гора из гильз, но он продолжал стрелять, тогда как слезы бессилия катились по его запыленному лицу. Также сражались и все остальные его солдаты.
В этой ситуации, III-й батальон, который переправился через Кубань только в середине дня, получил приказ немедленно оказать помощь атаке II-го батальона. Из садов он перешел в атаку через 2-километровую брешь между I-м и II-м батальонами, надеясь только на то, что фланги противника здесь будут ослаблены и он не сможет быть сильным везде. В любом случае, это был большой риск, поскольку атака шла по ровной местности без укрытий в лоб на противотанковый ров, только ближе к II-му батальону кусок садов и небольшая плоская низина давали некоторое укрытие на первых сотнях метрах. При поддержке I-го дивизиона 146-го артиллерийского полка в 14.30 батальон начал атаку силами 9-й и 11-й рот с рассыпном строю против противотанкового рва, тогда как 10-я рота (обер-лейтенанта Маахса) в форме штурмовой группы прорвалась через сад и низину к рву и оттуда зачистила его. Пулеметная рота была придана по частям гренадерским ротам и изо всех стволов и минометов подавляла русскую оборону на рву. Это была коротка, однако жестокая схватка, здесь каждый знал, что оставаться лежать на открытой местности означает неминуемую смерть. 10-й роте удалось ворваться в противотанковый ров, после чего взрывами ручных гранат и постановкой дымов был дан знак на бросок 9-й и 11-й ротам. Русские сбежали в лежащее позади рисовое поле, либо же были уничтожены. Без какого-либо приказа или остановки, батальон продолжил наступать далее в направлении цепи высот левее дороги, за которой был сам город Армавир. Правее дороги взгляды приковали 8 огромных и уже частично горящих баков с нефтью. Прекрасно окопавшиеся и замаскированные русские позиции в рисовом поле были пройдены без единого выстрела, настолько плотно наступавшие роты преследовали бежавшего с противотанкового рва противника, высоты тянули как будто магнитом, и были захвачены в течение четверти часа. Артиллерийские наблюдатели (Кузенберг и его командир батареи) уселись в еще теплые русские наблюдательные пункты и принялись корректировать огонь по садам, предместьям и выездам из Армавира. Ожидавшийся нами заградительный огонь из города отсутствовал по всей полосе. Похоже, русские сосредоточили все свою оборону на противотанковом рве. Вот что значит наступать на пятки противнику, пока он еще тепленький. Батальон не стал продолжать дальнейшее наступление на город, поскольку на следующий день было запланировано наступление силами всей дивизии, совместно с подошедшей с северо-востока 97-й пехотной дивизией. Батальону оставалось только выслать вперед боевой разведдозор фельдфебеля Райнерта, чтобы тревожить неприятеля. С приданным наблюдателем из роты пехотных орудий, который должен был передавать точные данные всем остальным передовым артиллерийским наблюдателям, разведдозор пошел вперед. Из палисадников пришло последнее донесение по радио, затем полная тишина, ни одного выстрела.
Через два часа с городской окраины был принят условный световой сигнал. Батальон вскочил на уже готовые машины, и после некоторого ожидания, получив еще один световой сигнал, устремился на полном газу внутрь города. Так, не понеся никаких потерь, III-й батальон 60-го моторизованного полка захватил Армавир. Ночью и следующим ранним утром сюда подтянулась вся остальная дивизия, которая теперь могла продолжить марш на Лабинскую, в направлении Кавказских гор.»

Tags: 16 id(mot), август 1942
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments